1 декабря 2004, 15:29

Интервью Андрея Кулакова «Центральной газете»

За несколько минут до начала «прямой линии» в помещении, где располагается редакция «Центральной газеты», погас свет». Поэтому генеральный директор АО «Бурятэнерго» Андрей Кулаков, войдя к нам, пошутил по поводу того, что это – «явная провокация». Тем не менее, именно таким был первый вопрос, заданный «генералу» энергетики Бурятии по телефону «прямой линии» (видимо, свет отключили еще в каком-то здании):


- Андрей Валентинович, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, чем объясняются внезапные отключения света посреди рабочего дня?


– Преимущественно изношенностью электрических сетей. Хотя в каждом конкретном случае причины бывают разные. Это может быть и неквалифицированная работа определенной ремонтной бригады. По республике изношенность сетей достигает 70 процентов, а в Улан-Удэ ситуация еще хуже. На восстановление сетей нужно порядка 4,5 миллиарда рублей. А мы тратим на эти цели всего 150 миллионов в год. Точнее стараемся, тратить, но реально не тратим, потому что фактически все, что закладывается в амортизацию – уворовывается.


У меня есть задумка создать специальную карту, наглядно характеризующую степень износа электрических сетей... Это я хочу сделать совместно с ВСГГУ и Энергонадзором РБ. Она будет называться «Картой энергетической безопасности». На ней различным цветом будут отмечены места в сетевом хозяйстве, где при существующем финансировании ремонтных и восстановительных работ может закончиться централизованное электроснабжение – в первую очередь, через 5 лет, через 10 лет... Вызнаете, в Бурятии давно не было сильного ветра, такого, как нынешним летом в Иркутске, который «положил» у наших соседей 500-киловольтные опоры. Случись такой ветер в Улан-Удэ – наши сети бы сдуло, и в Бурятии до сих пор не было бы электричества...


– Здравствуйте, Андрей Валентинович! У меня неприятный для вас вопрос, но все-таки я его задам. Все говорят, что новая команда менеджеров, приехавшая спасать АО «Бурятэнерго», решает вопросы неплатежей «рубильником». Не платишь за свет – выключат. Если вы сможете опровергнуть этот тезис, то, в таком случае, скажите, почему электрики приходят и отрезают кусачками провода партизанским способом? В дверь «обесточенного» хозяина квартиры втыкают бумажку, объясняющую, почему отрубили свет, и когда на нас, «преступников таких-этаких» подадут в суд. Потом приходится бегать по вашим инстанциям и платить за подключение дополнительную сумму. Разве это цивилизованный метод решения неплатежей населения? А если в квартире лежит беспомощный человек, например, с электрогрелкой. Или – грудные дети, которым нужно постоянно греть молоко...


– Вопрос ваш понятен. Есть такое, и еженедельно таким вот «партизанским способом» отключается по республике 150-200 потребителей. Подобный способ решения проблем неплатежей действительно нецивилизованный. Такие инциденты – результат непрофессионализма и некомпетентности. Я могу вас заверить, что лично я и моя команда не дают подобных распоряжений по такому «партизанскому» отключению света. Мы будем изживать такие методы – я вам обещаю...


– Здравствуйте. Это прямая линия?


– Да. Здравствуйте.


– Меня зовут Андрей Пляскин, я живу на Машзаводе, и у меня такой вопрос. Ваш предшественник, Сергей Лысцев, несмотря на сложную финансовую ситуацию в «Бурятэнерго», занимался благотворительностью – помогал детским коллективам, пенсионерам. Вы собираетесь делать какие-то шаги в этом направлении?


– Мы постоянно этим занимаемся. Помогаем дацанам, православным церквям, воинским частям, школам, коллективам художественной самодеятельности. Тем, кто к нам обращается за поддержкой, помогаем, чем можем. Может быть, все это незаметно, потому что мы не делаем это публично. Но я могу вас заверить: ни от одной просьбы мы не отмахиваемся.


– Значит ли это, что в «Бурятэнерго» дела идут достаточно хорошо, если оно может позволить себе заниматься благотворительностью?


– Да нет, конечно, не так уж и хорошо. 2004 год мы начинали с 400-миллионным убытком, и не думаю, что к новому году нам удастся даже выйти «по нулям». Акционеры нам запрещают заниматься благотворительностью в том виде, который вы имеете в виду. Пока компания не является по факту прибыльной, никаких целевых гуманитарных программ мы не принимаем и средства на их реализацию не выделяем. Только, как говорится, по мелочи скидываемся...


– Алло! Здравствуйте! Это Андрей Кулаков?


– Да, это я и есть. Я вас слушаю.


– У меня к вам сразу несколько вопросов. Можно?


– Пожалуйста. 


– Вы знаете, у многих дорога не лежит в те пункты, где принимают оплату за электроэнергию, или мимо Сбербанка. А если лежит, то в Сбербанке всегда огромная очередь. Нельзя ли сделать так, как сделали с оплатой за мобильники, например, карты экспресс-оплаты «Бурятэнерго». Покупаем карточку в табачном киоске – они на каждом шагу у нас – а потом приходит человек, который сейчас разносит нам квитанции за долги – иногда, кстати, напрасно – и проверяет, карточку какого наминала я купила – 100, 500 или 1000 рублей. Тогда и оплата за ваши услуги веселее пойдет. Или еще лучше: стираешь на карточке код, звонишь по какому-то определенному вашему номеру, и тебе на счет зачисляют твой долг по электроэнергии...


– Вы правильно говорите, что один из элементов увеличения сборов за электроэнергию и тепло с населения – это удобство оплаты. Мы такую работу как раз и начали сейчас, когда стало понятно, что в городском хозяйстве требуется наводить порядок, и мы в этом просто обязаны участвовать. Такой сбор платежей называется биллинговой системой. Мы сейчас готовим специальное задание для внедрения подобной системы в Улан-Удэ и в следующем году начнем реализовывать этот проект, видимо, совместно с городской администрацией. Но должен сказать, что это очень затратная штука. Это только внешне кажется, что простая карточка продается. На самом деле – это целая компьютерная технология, каналы связи, программное обеспечение, обученные люди, технический центр. По моим предварительным расчетам карточная система оплаты будет стоить где-то 2 -2,5 миллиона долларов. И тем не менее решение принято.


– Да, это было бы очень удобно, потому что многие «копят» долги именно потому, что им некогда!


-Спасибо за вопрос и за неравнодушие!


-Андрей Валентинович! Ваш самый основной шеф Чубайс говорит о реструктуризации отрасли, что неплохо ее начать или даже уже закончить побыстрее. А у нас в подъезде, как в годы страшной разрухи. Открываешь щиток, а там – боже мой! Полусгоревшие автоматы, у некоторых их вообще нет, просто подсоединено напрямую, никаких тумблеров. Вызываешь электрика, он диву дается, хотя лазит туда чуть ли не через день по заявке жильцов. Нельзя ли было бы начать реформу именно с жилых домов?


– Правильно говорите! Но Чубайс все-таки занимается реформой большой энергетики, а то, что в домах – это прерогатива и святая обязанность предприятий ЖКХ. Правительство России так распорядилось, что начнется реформа энергетики, а параллельно ей будут обсуждаться принципы реформирования ЖКХ. Сейчас реформа в коммунальной отрасли только начинается... И как раз с того, о чем вы говорите – с управления жилым фондом. Мне кажется, что это будет очень сложный и долговременный процесс – пятилетка, может даже две пятилетки, пока у нас в этой сфере не наведется порядок. Я считаю, что за подъездами и всем, что находится в домах, должны следить и сами жильцы. Единственная рекомендация – быстрее объединяться в товарищества собственников жилья, нанимать специального человека, скидываться и наводить в своем подъезде порядок.


– Андрей Валентинович, добрый день!


- Здравствуйте!


– Вы уж меня извините за вопрос... Вы к нам надолго... или так?


– Здесь дело обстоит таким образом. Я не местный, процесс реорганизации «Бурятэнерго» идет, когда-то он закончится. Скорее всего в августе следующего года. Передо мной встанет выбор, что я буду делать дальше – останусь здесь руководить одной из компаний, которая образуется в результате разделения «Бурятэнерго», или руководство РАО «ЕЭС России» попросит меня поехать в другое место. Я человек системы и буду выполнять тот приказ, который даст мне наш главный начальник.


– Спасибо вам! Всего доброго!


– Вам спасибо!


– Алло! Добрый день. Это «Центральная газета»? «Прямая линия»?


– Да, вас слушает генеральный директор «Бурятэнерго»!


– Ответьте мне на простой вопрос: почему у нас такие высокие тарифы, а у иркутян – такие низкие?


– Разница в тарифах между нами и Иркутском, если говорить про население, примерно в 4 раза. Если говорить формально, то мой ответ на ваш вопрос прозвучит следующим образом: существуют правила оптового рынка электроэнергии, которые утверждены постановлением Правительства России. И, подчиняясь этим правилам, «Бурятэнерго» подругой цене энергию покупать не может. Неформальный ответ – почему в Иркутске дешевле? Потому что в Иркутске, Красноярске, Хакассии есть крупные производственные предприятия алюминиевой промышленности, которые потребляют огромное количество еще более дешевой электроэнергии. Если говорить про Бурятию, промышленные предприятия на среднем напряжении платят порядка 1,5 рублей, а население платит чуть больше рубля. В перечисленных регионах алюминиевая промышленность платит копейки. Если говорить экономическим языком, происходит простое субсидирование.


– Меня как-то мало волнуют цены на электричество на предприятиях. Главное, что народ от тарифов страдает, почему мы опять крайние? Я этого понять не могу...


– Не только население Бурятии является «крайним», в этом смысле целый ряд субъектов федерации в Сибири страдают, потому что в этих регионах нет алюминиевых заводов. В Чите, Кузбассе, Туве люди платят также дорого.


– Еще раз не понял... У нас кто вырабатывает электричество: алюминиевые заводы или электростанции?


– Алюминиевые заводы потребляют огромное количество энергии. – Но у нас РАО «ЕЭС» единое, почему нет единого тарифа на всю Россию, у вас ведь один начальник. – РАО «ЕЭС» – отдельная компания. Алюминиевые заводы – отдельные. А правительство РФ устанавливает правила игры между ними. Правила игры пока таковы, каковы они есть. Увы…


– Андрей Валентинович? Меня зовут Вика Мичурина, я на улице Солнечной живу. Вопрос такой: я исправно плачу за электроэнергию, мои родственники тоже не имеют долгов. Все, кого я знаю, своевременно вносят средства за электричество. А мэрия все время в СМИ отчитывается, что чуть ли не нулевой баланс у них там, никто ничего не платит. Куда в таком случае деваются деньги, вы вообще, этим вопросом интересовались у мэрии, почему такие большие долги-то перед вами?


– Надо разделять две вещи – долги по электроэнергии и долги по теплу и горячей воде. Причины разные – если говорить про электроэнергию, здесь все достаточно просто. Перепродавец – муниципальное предприятие – просто бессовестным образом нам не платило. С 1 октября, когда сотрудник «Бурятэнерго» возглавил эту компанию, ситуация начала понемножку выправляться. Если говорить про тепло и горячую воду, то ситуация гораздо сложнее. Потому что в коммунальных платежах тепло занимает порядка 70 процентов. Те деньги, которые вы платите за квартиру, идут в основном за тепло и горячую воду. Мы разобрались и поняли, что был нарушен целый ряд нормативных документов, которые описывают, как надо планировать потребление и оплату тепла в городе Улан-Удэ. И эти нарушения привели к тому, что «Улан-Уданекая энергетическая компания» планово не получила 600 миллионов рублей по году на расчеты с поставщиками тепла – с «Бурятэнерго», городскими и ведомственными котельными. Мы в этом разобрались, документы, протоколы – все отдано в правительство, Президенту Бурятии. И на следующий год запланирован целый ряд мероприятий, чтобы в будущем такого не повторилось. Должен сказать, что нами был выявлен еще целый ряд ошибок в планировании хозяйственной деятельности.


– А вы их будете исправлять?


– Необходимо менять нормативные документы, это входит в прерогативу городского совета, Народного Хурала и правительства Бурятии. Я в этом смысле хозяйствующий субъект, а не законодательный орган.


– Но вы как-то постарайтесь повлиять на них?


– Мы уже стараемся и, конечно, что можем, то делаем.


– Спасибо. До свидания!


– Здравствуйте, это «прямая линия»?


– Точно так...


– Меня зовут Кузнецова Ольга Викторовна. Я хотела бы задать вопрос такой: постоянно растут тарифы на тепло, электроэнергию – когда это кончится?


– Хороший вопрос. Мы посмотрели за 5 лет, как росли тарифы на электроэнергию и тепло АО «Бурятэнерго». Электроэнергия за 5 лет выросла в цене в три раза. Тепло – в 2 раза. За это время средняя зарплата по Бурятии выросла в 3,5 раза. По квартплате же (то бишь коммунальным услугам) ситуация достаточно интересная. Мы взяли среднюю квартиру – 45 квадратных метров – и платежи по ней. Платеж по «коммуналке» за пятилетку вырос в 7 раз – с 270 рублей до 2050-2100 рублей. Мы разложили платеж на составляющие. Самый большой рост за пятилетку составила канализация – она выросла за 5 лет в 25 раз! Вода холодная – где-то в 15 раз. Та же горячая вода и тепло в квартирах – в 10 раз. Посмотрите на диспропорцию: тепло, которое я продаю перепродавцам, выросло за пятилетку в 2 раза, а у вас в квартирах – в 10 раз! Это говорит о том, что муниципальные предприятия, которые эксплуатируют тепловые сети и внутридомовые тепловые сети, – просто обнаглели и задирали тарифы из года в год, что привело к такому перекосу. Поэтому, когда вы спрашиваете, когда кончится рост тарифов, нужно разделять: тариф устанавливается Региональной энергокомиссией, например, для «Бурятэнерго» – на тепло и электроэнергию. А платеж, который складывается в квартирах, и который люди несут в сберкассу – совершенно другое, и состоит из других затрат.


– То есть, получается, от вас ничего не зависит?


– Мое тепло и электроэнергия подорожали гораздо меньше, чем увеличилась средняя зарплата по Бурятии. А тарифы коммунальных служб на транспортировку тепла, на распределение тепла по домам, на канализацию, на воду – они поднялись несоизмеримо с ростом средней заработной платы.


– Здравствуйте, это Андрей Кулаков? Извините, не знаю вашего отчества...


– Андрей Валентинович.


– Андрей Валентинович, вас беспокоят жители 110-го микрорайона. Такой вопрос – у нас постоянно мигает свет, постоянно идут сбои в подаче электричества, и у людей горит техника. Как нам можно решить этот вопрос? В течение 2-х месяцев (с сентября) существует эта проблема. Это реально, чтобы электричество «шло» в средних величинах и без перепадов?


– Формально за это отвечает муниципальное предприятие «Городские электрические сети». С точки зрения технического состояния городские сети сейчас представляют жалкое зрелище. У АО «Бурятэнерго» износ электрических сетей составляет порядка 70 процентов, в городе еще хуже состояние. Этим и обусловлено большинство аварий, которые происходят в Улан-Удэ. Если говорить про 110-й квартал конкретно, то я понял ваш вопрос и разберусь с директором МУП «ГЭС» господином Гавриловым – это бывший сотрудник «Бурятэнерго» – и постараюсь вам помочь.


– Спасибо.


– Здравствуйте, это «прямая линия»? У меня такой вопрос – меня не устраивают наши тарифы на электроэнергию, мне кажется, что они несколько завышены. В Иркутске они намного ниже и возможно ли их снижение – неоднократно об этом говорилось, что разработаны схемы – об этом и Правительство, и вы говорили, а воз и ныне там. Будут ли снижены тарифы?


– Это палка о двух концах, потому и два ответа. Первое: чтобы получить более низкие тарифы, нужно изменить правила покупки электроэнергии на оптовом рынке, которые утверждены постановлением правительства РФ. Но есть оборотная сторона медали – в нашей отрасли существует понятие так называемого перекрестного субсидирования, когда население платит 1,08 рублей, а промышленные предприятия, например, тонкосуконная мануфактура, платит за электричество 1,56. Вы потребляете электроэнергию 220 вольт, а руководитель тонкосуконной мануфактуры – на уровне напряжения 35 квт. По идее, как оптовый покупатель, она должна тратить меньше, то есть для нее киловатт должен стоить порядка 60-70 копеек. Но если все станет на свои места, население Бурятии должно будет платить порядка 2 рублей за киловатт в час. Правительство утвердило такие правила на региональном розничном рынке электроэнергии. И это тоже несправедливо, потому что тонкосуконная фабрика из-за больших затрат на электроэнергию проигрывает в конкуренции китайцам, туркам и т. д., сокращает производство, увольняет людей.


Потому на ключевой вопрос – получение дешевой иркутской электроэнергии – ответ должно дать правительство Российской Федерации. Я надеюсь, что в 2005 году уже будут изменены эти правила, и будет реальная возможность получать для Бурятии дешевую электроэнергию. Я считаю, что она должна пойти в первую очередь на промышленные производства, иначе здесь с экономикой совсем будет плохо...


– И еще вопрос. У меня такое ощущение складывается, что этими тарифами высокими пытаются закрыть какие-то проблемы. То есть, у «Бурятэнерго» есть проблемы, которые за счет нас, простых потребителей, пытаются закрыть. Или это не так?


– Конечно, нет. У «Бурятэнерго» есть свои затраты. Оно эксплуатирует 22 тысячи километров проводов, в «Бурятэнерго» работает 4 тысячи человек, люди должны получать зарплату, электроэнергия должна бежать по проводам, опоры должны стоять, провода – натягиваться, трансформаторы – работать. Все это не может работать без денег. Поэтому государство в лице Региональной энергетической комиссии, которая является частью правительства республики – не само «Бурятэнерго» – установило нам тариф. По закону этот тариф должен оплачиваться потребителями, физическими и юридическими лицами.


– Ну, что ж, спасибо большое. Все же будем надеяться, что тарифы у нас будут пониже...


-До свидания! Будем надеяться вместе!


– Здравствуйте, вам звонит одна из жительниц города. Скажите, пожалуйста, вы собираетесь брать на себя ЖКХ? То есть, оно будет включено в ваше ведомство? Сколько можно им кивать на то, что «они – отдельно», «вы – отдельно»?!


– По теплу идет процесс создания межрегиональной компании, которая объединит ТЭЦы читинской и бурятской систем, и эта компания полностью будет заниматься теплом. Если говорить про электросети, то «Бурятэнерго» вместе с городской администрацией, с правительством занимается проблемой ЖКХ. Сотрудник «Бурятэнерго» возглавил сейчас муниципальное предприятие «Городские электрические сети», там проводится анализ ситуации – экономической, финансовой, технологической. Мы надеемся продолжить эту работу.


– Ясно, спасибо.


– Здравствуйте! Это Андрей Валентинович?


– Да.


– Беспокоят вас со Столбовой, 54. Я инвалидка 2 группы. Как быть с неплательщиками? Я слышала, что мы платим за неплательщиков.


– Это страшное зло. В год у «Бурятэнерго» уворовывается порядка 300 миллионов рублей. Из них половину – 150 миллионов – региональная энергетическая комиссия закладывает в тариф. Это и значит, что вы платите за тех, кто эту электроэнергию своровал.


– Я так и думала, что нам за них приходится платить.


– Да. А те 150 миллионов рублей, который нам в тарифы не заложили, их никто не компенсирует – это и есть прямой убыток «Бурятэнерго». И выражается он в том, что мы меньше строим, меньше ремонтируем, а в результате наш потребитель получает перебои в электроэнергии. Поэтому мы специально боремся с неплательщиками. К сожалению, законы РФ по наказанию воровства электроэнергии настолько щадящие, а штрафы настолько маленькие, что пока ничего не получается сделать всерьез. Очень трудно привлечь человека к ответственности, требуется очень большое количество бумаг. Человека поймают за руку, он заплатит штраф 200 рублей, а реально своровал на 5 тысяч и пошел дальше воровать. Это несовершенство закона.


– Добрый день. Я говорю с господином Кулаковым?


– Я слушаю ваш вопрос.


– Вам звонит Александр Верхотуров, служащий. Вот вы до определенного времени часто давали свои интервью в средствах массовой информации, и, в частности, в «АиФ». Мне показалось, что все ваши ответы в интервью несколько обидны для жителей Бурятии. Такое впечатление, что вы приехали на землю Санникова и что здесь вообще ничего не делалось до вас...


– Первое: у меня есть возможность сравнивать бурятскую энергосистему с другими подобными. Я 6 лет отработал в центральном аппарате РАО «ЕЭС», последние полтора года – в Красноярске директором «Сибирь-энерго», ездил почти по всем сибирским энергосистемам. И я ответственно заявляю: по многим вопросам в бурятской энергосистеме ситуация такая, какая была во многих энергосистемах 5 лет назад. На самом деле это так.


Уверяю вас, у вас не должно быть на меня никаких обид! Тем более, что я никогда не критиковал предыдущее руководство «Бурятэнерго». Не критиковал, потому что понимаю: оно и так делало все, что могло в условиях, которые имеются сегодня. Условия эти таковы: есть правительство, администрация города, разный политический расклад, есть выборы и так далее. Поэтому я критикой не занимался с самого первого дня. А по факту нужно сказать: бурятская энергосистема по итогам 2003 года упала в глубокую финансовую яму. Итоги года – 400 миллионов рублей чистых убытков. Именно поэтому и произошла смена руководства. Система в убытках, дивиденды акционерам не платят, технологии устаревают, и с этим надо что-то делать!


– Скажите, вы сейчас находитесь в конфронтации с руководством республики? Это читается в некоторых ваших интервью между строк...


– Ни в коем случае! Президент Бурятии Леонид Васильевич Потапов практически во всех начинаниях поддерживает мои инициативы. Однако, есть некий разрыв в скорости движения – в ведении делового, хозяйственного оборота в Бурятии... Они медленнее, чем я себе представлял.


– Но предыдущие предложения «по соглашению» теперь оказываются ненужными в связи с читинскими планами?


– Никакая работа во вред не идет, все, что делается – все к лучшему. В любом случае мы разобрались, в чем есть реальные проблемы в части электро- и теплоснабжения в коммунальном хозяйстве города... А проблемы разные, потому и причины этих проблем разные. И так как проблемы разные, соответственно и разные лекарства должны быть для их лечения. Создается большая генерирующая компания, которая объединит и читинскую, и бурятскую генерацию, все свои знания мы передадим им, и вся эта работа (уже сейчас можно сказать) не прошла бесследно – она поможет в более короткие сроки новому руководству объединенной генерирующей компании разобраться и спланировать работу в городе Улан-Удэ так, чтобы не работать себе в убыток.


– Здравствуйте, меня зовут Алла Владимировна.


– Здравствуйте.


– Объясните мне такую странность. Когда на улице жара, батареи греют так, что приходится открывать форточки. А когда стужа и мороз, батареи едва живые. Например, сегодня в моей квартире было страшно холодно. Я потрогала батареи – они теплые.


– Ответ на этот вопрос – в компетенции Улан-Удэнской энергетической компании. Проблема же в том, что тепловые сети, обслуживающие дома, совершенно разрегулированы. Точно знаю, что филиал «Генерация» «Бурятэнерго» подает воду, нагретую до 100 градусов, какой она должна поступать в квартиры – компетенция У-УЭК. Причем, два раза в сутки теплосети устанавливают нам температурный график, в зависимости от температуры наружного воздуха. Так что, вся проблема – в состоянии самих сетей и их правильной эксплуатации.


– Ваши прогнозы – мы потеряем или приобретем, отдав теплоэнергетику в Читу?


– Мы, безусловно, приобретем, потому что создается более мощная генерирующая компания.


– Благодарю вас. До свидания.


«Прямую линию» вели С. Белобородов и С. Фроленко, «Центральная газета»

Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2021 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^