$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


6 апреля 2006, 15:17

Собиратель земель иркутских. Владимир Путин объединил область с округом до референдума

Президент России Владимир Путин заручился искренним согласием руководства Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского АО на объединение двух субъектов федерации в один. Осталось заручиться согласием субъектов, населяющих эти территории.

Вчера президент России Владимир Путин встретился с руководством Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и на глазах у изумленной публики в лице специального корреспондента  АНДРЕЯ КОЛЕСНИКОВА применил высший административный ресурс для объединения этих двух субъектов федерации.

Во встрече с президентом в Кремле приняли участие замглавы президентской администрации Владислав Сурков, полпред президента РФ в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин, губернатор Иркутской области Александр Тишанин, председатель законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов, глава администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Валерий Малеев и председатель думы округа Ирина Морохоева. То есть в рабочем кабинете Кремля оказались все, кто в случае чего будет отвечать за срыв этого проекта и не сможет сказать, что он чего-то не слышал или недопонял. В качестве свидетелей в Кремль были вызваны журналисты.

Впрочем, судя по тому, какие механизмы приведены в действие, опасаться провала референдума не следует. Вчера господин Путин поставил на карту, по сути, свою политическую репутацию (я не говорю, политическое будущее). Он с такой уверенностью говорил о том, что объединение Иркутской области произойдет, что оно теперь просто не может не произойти. Более того, он говорил об этом объединении в таких выражениях, словно это вопрос решенный, голосование уже состоялось и глава государства вынужден, хочет он этого или нет, считаться с мнением народа.

– Сегодня,– заявил господин Путин,– я подпишу указ о дополнительных мерах поддержки вновь создающегося субъекта федерации.

То есть у него нет никаких сомнений в том, что этот субъект уже создается. А помощь государства может только поддержать этот созидательный процесс.

Впрочем, встречу господин Путин начал не так жизнеутверждающе.

– Начать мне придется совсем с другого,– вздохнул он, тяжело оглядев собравшихся.– Я посмотрел на социальную ситуацию в области и округе. Она была и остается неблагополучной.

По виду господина Путина легко можно было понять, что он выбрал самое невинное слово для обозначения ситуации, сложившейся в области и округе. Президент разъяснил, что он имеет в виду:

– Продолжительность жизни у нас в стране и так небольшая, а у вас в регионе она еще ниже – на пять лет... Прожиточный минимум – ниже среднего... Уровень преступности и заболеваемости – выше среднего...

Чем дальше президент говорил, тем больше, казалось, он распалял сам себя.

– Да и внешний вид городов – и города Иркутска, и поселка Усть-Ордынское – оставляет желать лучшего! – раздраженно произнес он.

Первый раз за все время, что работает президентом, Владимир Путин так высказался про вверенные ему народами его страны территории. До сих пор он, посетив десятки, если не сотни городов Российской Федерации, предпочитал говорить о них в ритуально лестных выражениях – помня, очевидно, о том, что на этих территориях проживают простые люди с ранимой психикой. При этом было очевидно, что Иркутск внешне (да и внутренне) мало чем на самом деле отличается, например, от Кудымкара.

– Правда,– добавил он,– за последнее время сократилась задолженность по заработной плате. Но и здесь ситуация не самая лучшая. Все равно задолженность больше, чем в среднем по стране.

Главы субъектов федерации сидели, низко склонив головы перед главой государства. Даже если им и было что возразить на его слова, они не собирались этого делать. Нет, только не это.

У меня все-таки был вопрос, зачем же господин Путин начал с таких обидных замечаний. С таких замечаний можно было бы начать встречу с половиной российских губернаторов. Но этого ведь не происходит. И вскоре выяснилось зачем. Оказалось, что если объединить усилия руководства двух субъектов для улучшения жизни людей в области и округе, то все еще может получиться. Нет ничего невозможного. А если люди поверят в то, что в результате объединения усилий в их жизни что-то изменится, то будет достигнут самый главный эффект.

– Только так вы можете увеличить явку населения на референдум,– произнес господин Путин.

Руководители субъектов принимали слова президента максимально близко к сердцу. Им теперь предстояло в кратчайшие сроки (фактически за десять дней, оставшихся до референдума) совместными усилиями радикально улучшить жизнь людей как в Иркутской области, так и Усть-Ордынском автономном округе. Только в этом случае явка будет, как теперь всем понятно, безукоризненной.

Впрочем, глава государства готов облегчить региональным руководителям эту задачу.

– Я знаю, вы хотите, чтобы некоторые объекты федеральной собственности были переданы во вновь образующийся субъект федерации. В частности, два гидролизных завода,– сказал господин Путин.– Возражений нет?

Откуда бы они взялись?

– Сделаем,– твердо пообещал Владимир Путин.

Кроме того, он сам рассказал им про то, что надо достроить мост через Ангару и объездную дорогу вокруг Иркутска. Было очень похоже на то, что на это смогут рассчитывать только жители воссоздающегося субъекта федерации.

– Я очень рассчитываю,– закончил господин Путин,– что те планы, которые вы сейчас сформируете, приведут к реальному улучшению жизни людей (а значит, и к требуемой, на уровне 70-80%, явке избирателей, которая с гарантией позволит одобрить идею объединения пятидесяти плюс одному проценту граждан, имеющих право голоса.– А. К.).

Первым по просьбе президента среагировал на его выступление губернатор Иркутской области господин Тишанин.

– Мы должны показать действенность власти,– сказал он,– прежде всего в части создания условий для бизнеса, чтобы он вошел в наши регионы.

Губернатор словно не слышал того, что до сих пор говорил президент, и произносил на удивление здравые в этой ситуации слова. Это были слова человека, который, кажется, и в самом деле думает о том, чтобы сделать для людей, живущих в его области, еще что-то кроме того, чтобы объединить их с жителями Усть-Ордынского автономного округа.

Впрочем, вскоре губернатор, по-моему, спохватился и дальше говорил о том, чего от него ждали: что в работу по объединению включаются такие многозначительные организации, как "Единая Россия" и КПРФ, и что успех не за горами.

– Как бы всех этих людей занять в приведении города в порядок? – неожиданно спросил президент.

Судя по всему, внешний вид Иркутска по какой-то причине и в самом деле произвел на него неизгладимое впечатление.

– Иркутск почистите, помойте, улицы приведите в порядок! Отремонтируйте фасады! – с досадой добавил он.– Это же несложно сделать!

Иркутск ждет теперь, если ничего не произойдет, лавина субботников, как коммунистических, так и антикоммунистических.

Губернатор не очень уверенно пробормотал что-то насчет вокзалов, за которые, можно считать, город уже взялся. Потом он спрогнозировал явку на референдуме. Он в своих гражданах, как стало понятно, не сомневается, так как они "в основном информированы и доверяют и верят власти". (Кстати, губернатор Иркутской области не одинок в уверенности в своих гражданах. В то время, когда шла эта встреча, стало известно, что с инициативой объединения Читинской области и Агинского Бурятского АО, опираясь на мнение трудящихся, выступили руководители двух этих субъектов).

Пришла очередь выступать главе Усть-Ордынского АО господину Малееву. Он уверен, что явка его избирателей будет на уровне 100%.

– Население надеется, что объединение состоится,– заявил он.

Кажется, это тот случай, когда выступать от имени всех 100% населения все же немного рискованно.

Господин Путин поинтересовался, как настроен депутатский корпус.

– Полностью поддерживает! – буквально не дала договорить ему глава законодательного собрания Усть-Ордынского АО Ирина Морохоева.– 77 сельских поселений безболезненно войдут в новый субъект!

Господин Путин удовлетворенно кивнул и спросил, что глава законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов думает про финансовую сторону грядущего объединения:

– Пути-то вам понятны?

Господин Круглов столько времени думал, прежде чем ответить, что я полностью уверился было в том, что совершенно непонятны. Но оказалось, все не так просто. Он рассказал, что еще в декабре прошлого года Иркутская область подписала договор о разграничении полномочий с Усть-Ордынским АО. По этому договору область передала округу 24 полномочия и финансирует их отправление. То есть на самом деле до сих пор все делалось для того, чтобы не объединить, а разъединить область и округ.

Очевидно, господин Круглов столько времени молчал именно потому, что размышлял, стоит или не стоит говорить президенту об уже проделанной работе. И вот не удержался.

Впрочем, Владимиру Путину рассказ господина Круглова, судя по всему, понравился. Он, наверное, понял, что и в округе, и в области есть люди, которые умеют с толком делать порученное им дело.

– А вообще, главное богатство нашей области – люди и природные ресурсы,– признался Виктор Круглов.

Он напомнил, что именно здесь находится Ковыктинское газовое месторождение, и выразил надежду, что после поездки Владимира Путина в Китай "продвинется работа по освоению Ковыктинского газоконденсатного месторождения".

Эта история не имела, кажется, прямого отношения к теме беседы. Но господин Круглов хотел на что-то тут намекнуть. Возможно, на то, что приостановилась эта работа после того, как, с одной стороны, "Газпром" начал настаивать на том, что роль этого месторождения в перспективах развития газовой отрасли и Иркутской области сильно преувеличена, а с другой – возникла вероятность, что в руки "Газпрома" перейдет большой пакет акций Ковыктинского месторождения, принадлежащий сейчас ТНК-BP. Именно перед поездкой Владимира Путина в Китай появилась информация, что ТНК-BP, понимая, очевидно, что "Газпром", если захочет, все равно свое возьмет, сама сделала ему предложение по приобретению пакета акций, от которого "Газпром" смог отказаться, сочтя цену слишком высокой.

И вот теперь Виктор Круглов неожиданно поднял эту тему. Увидев, что президент смотрит на него с большим удивлением, господин Круглов спохватился:

– Главная проблема – нехватка для нас углеводородного сырья.

– Но нехватка ведь не для нас, а для Китая? – многозначительно произнес Владимир Путин.

– Да-да, у нас проблема с освоением,– поспешно проговорил глава ЗаКСа.

Он явно уже не жаждал продолжения этого разговора.

– Ну вот об этом мы сейчас и поговорим,– сказал ему господин Путин перед тем, как журналисты покинули помещение.

Впрочем, после этих слов разговор в кабинете Владимира Путина продолжался недолго. Все его участники с полным основанием могли считать свою миссию выполненной.

Если после такого разговора объединение двух субъектов не состоится, то я уж не знаю, после чего оно состоится.

Андрей Колесников, «Коммерсант»

Комментарии (3)

  • 6 апреля 2006, 16:17

    ваще   Ответить

     

    в мре нет ничего невозможного

  • 6 апреля 2006, 16:24

    наблюдатель   Ответить

     

    Я все понял! Труба и объединение это два разных проекта чтобы оттянуть народные силы на два фронта, а там их будет легче дезориентировать.

    Ъ Молодец!

  • 7 апреля 2006, 13:58

     

    Короче, мы подумали, а Вовчик решил.
    Наблюдателю респект.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^