19 декабря 2020, 22:09

Мнение: «Там, где есть несвобода и, тем более, манипуляция общественным мнением – это прямо антихристианство, и это мне не очень нравится в нынешней ситуации»

Иерей, клирик Свято-Одигитриевского собора Улан-Удэ, председатель отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Улан-Удэнской и Бурятской епархии Алексей Шевцов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует назначение митрополитом Улан-Удэнским и Бурятским владыки Иосифа, полученное Улан-Удэнской епархией разрешение на духовное попечение в больницах, название Симбирской епархии, находящейся в Ульяновской области, переезд управления Улан-Удэнской и Бурятской епархии из Свято-Одигитриевского культурно-просветительского центра на территорию Свято-Троицкого храма, и другие темы.

О назначении митрополитом Улан-Удэнским и Бурятским владыки Иосифа

– Мы должны понимать, что церковь устроена таким образом, что главное, чтоб владыка был – чтобы был архиерей во главе поместной церкви, какой является сейчас Улан-Удэнская и Бурятская епархия и Бурятская митрополия. Конечно, разные персоналии могут приносить разные акценты работы, разное видение ситуации и того, как надо работать со священниками. Но, ещё раз повторю – главное, чтобы владыка был. У нас было время, когда архиерей воспринимался, как что-то очень далёкое и абстрактное, и его приезд сюда был сродни приезду ревизора со всеми комическими и трагическими вытекающими последствиями, когда у нас не было своей епархии. И в общем-то, это счастье, что у нас есть теперь самостоятельная епархия и есть архиерей. Архиереев всегда готовят фактически с младенчества – с детства, с позднего отрочества – понятно, что это люди, наделённые опытом и умением руководить поместной церковью. Этот кадровый резерв – так его назовём – он не очень большой в церкви, и далеко не все люди предрасположены к этому. Это обязательно монахи, и мы должны понимать, что архиерей у нас есть, и это хорошо.

О полученном Улан-Удэнской епархией разрешении на духовное попечение в больницах

– На моей памяти всегда существовала та или иная договорённость между министерством здравоохранения и церковью – к человеку в тяжёлой ситуации священник должен быть допущен, если человек этого просит. При этом всё упиралось всегда, как ни странно, не договорённости на верхних этажах власти, а в добрую волю конкретного исполнителя – допустим зав. отделением. Потому что, если человек лежит на аппарате в реанимации и говорит – я завтра умру, и просит родственников организовать батюшку, а тебя просто туда не пускают – это, к сожалению, было всегда и не только с коронавирусом связано. Равно, как и наоборот – были совершенно другие ситуации, когда ты приходишь в отделение, с тобой разговаривают и говорят – вы нам помогаете. Такой разговор у меня был в детской реанимации, в роддоме – хотя явно зав. отделением была буддистка, она говорит – ну, нельзя не видеть корреляции между вмешательством священника в судьбы детей и их выздоровлением. Но, какие бы договорённости ни существовали, всегда найдутся крючки, чтобы не пустить священника. Естественно, в ситуации коронавирусной пандемии этих крючков стало гораздо больше – меня, например, не пускали в ДРКБ (Детская республиканская клиническая больница – ред.), пока я не сдам анализ на ковид, родственники вынуждены меня были возить на анализ, а потом с этим анализом я мог ходить к тем людям, которым это было нужно. Коронавирусная инфекция, естественно, сделала проблемным доступ к больным коронавирусом, хотя такие просьбы сейчас нечасты – у меня сильное ощущение, что человек настолько сильно болеет, что у него в реанимации есть более важные дела, чем общение со священником.

– Недавно у меня было такое отрадное наблюдение – я людям говорю: «Вы меня не бойтесь, я переболел месяц назад», а они мне: «Поздравляем!». Я осёкся, говорю: «Спасибо!», а потом не удержался и говорю: «И вам того же!», а они говорят: «Мы тоже переболели!». Когда эта ситуация уже начинает восприниматься с юмором, то есть ощущение, что преодолеем без особых потерь для психического здоровья, по крайней мере.

О названии Симбирской епархии, находящейся в Ульяновской области

– Я, честно говоря, не знаю, кто выбирает названия для вновь образованных епархий, но совершенно очевидно, что именем человека, который лил кровь священства, называть епархию, наверное, как-то будет слишком двусмысленно. У нас на Красной площади до сих пор стоит мавзолей, и, видимо, нужно какое-то время, чтобы прийти к общей точке зрения. Я считаю, что во всех смыслах надо перевернуть эту страницу истории – без экзальтации и призывов к всеобщему покаянию – но, пока мавзолей стоит на главной площади страны, наверное, эту страницу перевернуть невозможно.

О прихожанах Русской православной церкви

– Всегда есть сезонное колебание количества прихожан в храмах. У нас есть такая поговорка – к началу дачного сезона капуста побеждает бога – в наших краях даже не капуста, а картошка, скорее всего. В те воскресенья, когда её садят и собирают, храмы вообще пустеют, к сожалению, потому что всё-таки нарушение заповеди об одном дне, отданном богу, очевидно. Но, тем не менее, мы понимаем, что так неизбежно.

– Иной раз священника люди приглашают домой, и я хожу и смотрю на людей, которые реально месяцами сидят дома, и единственный источник информации для них – это телевизор с федеральными каналами. Эти люди находятся не в адекватности – они настолько напуганы и заправлены пропагандой, в том числе, что вопрос от них: «А что, церкви работают?», он прямо для меня дикий, а для них мой ответ о работающей церкви дикий, потому что надо сидеть дома, бояться и по-страусиному закопать голову в песок. Слышать об этом от священника не должно быть удивительно, потому что христианство всё про свободу – вот, прямо всё! Вы в свободе рождены, в ней и стойте, братья! А там, где есть несвобода и, тем более, манипуляция общественным мнением – это прямо антихристианство, и это мне не очень нравится в нынешней ситуации.

О Свято-Троицкой кладбищенской церкви в Улан-Удэ

– Свято-Троицкая церковь была именно кладбищенской, потому что, как бы там ни было, понятно, что до революции человека на кладбище без священника всё равно не сопровождали – это было немыслимо. В советские годы произошёл какой-то изощрённый, в духе красных дьяволят, выверт – поставить «чёртово колесо» на кладбище, устроить эту дискотеку знаменитую «Огород», и прочие «радости жизни», которые, наверное, и радостями особыми не были. Я в своё время написал статью, де делился воспоминаниями – у меня дед одноклассника был ветераном НКВД, и он рассказывал, что силами молодого комсомольского актива тогда это делали. Как он рассказывает, в первый день срыли надгробия и уложили их в дорожки, а на второй день, уже разорив церковь, к алтарной части пристроили агитплощадку и устроили пляски и концерт. Кроме как шабашом на кладбище, это по-другому не назовёшь, и для меня очевидно, что мы до сих пор там ходим по могильным плитам разорённого кладбища.

О переезде управления Улан-Удэнской и Бурятской епархии из Свято-Одигитриевского культурно-просветительского центра на территорию Свято-Троицкого храма

– Переезд – это просто техническая целесообразность, которую новое священноначалие епархии увидело. У Троицкого храма более удобное здание, в котором сейчас все епархиальные службы очень хорошо и комфортно разместились, и тут не надо искать никаких других смыслов, кроме целесообразности.

О приближении Рождества и Нового года

– Я хочу пожелать вам всем беречь себя, своих близких, встретить Новый год, но, как священник, я не могу не напомнить, что это 2021 год от Рождества Христова – не забывать, в какой эре мы живём.


В связи с ужесточением требований к сбору и хранению персональных данных мы были вынуждены отключить возможность оставлять комментарии к материалам на сайте. Обсудить новости можно в наших соцсетях:
https://www.instagram.com/baikalmedia/
https://www.facebook.com/baikal.bmk
https://vk.com/bmk.news

© 2004-2021 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info@baikal-media.ru

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^