β
μ


11 февраля, 15:58

Коммерсантъ: "Жулье вместо жилья"

С 1 января 2019 года вступил в силу новый закон о дополнительных мерах по обеспечению детей-сирот жильем. Как выяснила недавно Счетная палата, у нас 83 процента сирот, которые имеют право на квартиры от государства, бездомные. И это при том, что государство обязано предоставлять жилье сиротам сразу после их выпуска из детдома — в 18 лет. Как чиновники паразитируют на обездоленных и изменится ли что-нибудь с введением новых правил, в материале на сайте "Коммерсантъ".

Сиротский недострой

Оксана Дагданова из Бурятии попала в интернат в 10 лет, когда умерла ее мама. После выпуска из детдома девушка не обнаружила себя в очереди на жилье. Добиться ответа от соцзащиты, почему ее не внесли в списки, не удалось. 12 лет Оксана снимала, по ее словам, «полублагоустроенную комнату»: без ванны, но с холодильником. В суд она обратилась только в 29 лет. Подсказали правозащитники. Первые два суда Оксана проиграла — слишком поздно обратилась за жильем. Только при помощи уполномоченного по правам детей Бурятии она смогла выиграть суд и попасть в очередь. И — о, чудо — через полтора года после суда, в конце 2015 года, она и еще 250 сирот получили ключи от квартир в только что построенных одноэтажных домах новообразованного микрорайона поселка Сотниково Иволгинского района. С социальным республиканским центром «Семья» Оксана подписала договор о получении квартиры. Перед подписанием договора квартиру Оксане показать отказались. Но о чем волноваться, когда дома принимала комиссия Минстроя.

Поселок для сирот в Сотниково — это ряды аккуратненьких белых домов на фоне огромной трубы, из которой идет черный дым. Квартиры от 23 до 27 квадратных метров. Жилье крохотное, но свое. Оксана въехала в дом вместе с мужем и маленькой дочкой, которой было всего несколько месяцев. «Первое, что мы почувствовали, когда вошли в поселок,— это ужасающий запах. Он чувствовался даже в квартире»,— рассказывает Оксана. Раньше на месте поселка была птицефабрика. Земля значилась как промышленная, но была переведена в жилищный фонд. А вот вокруг осталась промзона — хладокомбинат, рыбзавод, мусорный полигон и авторазборные цеха. Дома начали разваливаться практически сразу.

«Сначала у нас лопнула крыша, шифер треснул, пол стал неровным,— говорит Оксана.— Во время первого сильного дождя по стенам лилась вода. В доме появилась плесень. Зимой очень холодно. Промерзают углы, дверь покрывается льдом. Дочка из-за всего этого постоянно болеет. На наши бурятские зимы эти дома не рассчитаны. Между окнами и стеной нет никакого утеплителя, просто дыры. Полы быстро стали влажными. Мы меняли полы и обнаружили, что внизу нет никаких балок. То есть пол мог в любой момент провалиться. У соседей в стенах домов начали появляться трещины. Вентиляция не работает. Канализация сделана без соблюдения всяких норм — выше уровня дома. Она регулярно переполняется, и соседей заливает отходами. Мы откачиваем каждую неделю...». Руины птицефабрики прямо под домами. В огороде жители постоянно натыкаются на бетонные плиты и полуразложившиеся тушки птицы. Собак держать невозможно: они сразу умирают. Оксана и ее муж несколько раз делали ремонт за свой счет. В поселке много матерей-одиночек и инвалидов, которые ремонт себе позволить не могут. Об этом жители писали в прокуратуру, соцзащиту, следственный комитет, администрацию района, уполномоченной по правам ребенка Анне Кузнецовой… Делали за свой счет экспертизу, которая подтвердила, что дома аварийные и жить в них невозможно. «У меня сложилось такое впечатление, что все, кому мы писали, были на стороне застройщика,— рассказывает Оксана,— во всем обвиняли нас. Мол, мы неправильно эксплуатируем. Говорили: ну вы много готовите еду в домах. Вот у вас стены и влажные. А где мы должны готовить?»

Борьба сирот с Минстроем и застройщиком длилась три года. На прошлой неделе суд признал 29 домов аварийными (именно столько человек подали иски) и обязал соцзащиту и Минстрой предоставить сиротам новое жилье. Застройщик Сергей Домшоев и заместитель министра строительства и модернизации жилищно-коммунального комплекса республики Сергей Рыбальченко арестованы перед Новым годом. Они останутся под стражей до начала мая. Замминистра вменяется превышение полномочий, он находится в СИЗО и от должности до сих пор не отстранен. А вот в хищении 195 млн, выделенных из бюджета на строительство домов для сирот, пока подозревают только Домшоева. Хотя цены, по которым Минстрой закупил эти квартиры, сильно завышены. За эти деньги можно было купить хорошее жилье в Улан-Удэ. Экспертиза при приемке домов проведена не была, проектная документация отсутствует. Сам Домшоев пока находится в гораздо лучших условиях, чем сироты, для которых он построил дома,— под домашним арестом. «Сестра застройщика является помощником прокурора Бурятии»,— прямо зафиксировано в протоколе судебного заседания.

Республиканский Минстрой решение суда не признает и будет подавать апелляцию. Более того, стоимость экспертизы состояния жилья, которая проводилось по решению суда, они компенсируют за счет бюджетных средств. Анна Шаракшанэ, консультант отдела государственной службы правового обеспечения Министерства строительства и модернизации ЖКХ Бурятии, не мигая, смотрит на журналистов и произносит: «Судебная экспертиза установила, что жилье непригодно для жизни в настоящее время. В текущем, в данном состоянии. О том, что при приобретении этих жилых помещений Минстроем республики были допущены какие-либо нарушения, о том, что эти помещения были непригодны для жизни изначально, к такому решению экспертиза не пришла. Министерство намерено обжаловать решение суда».

Сейчас следствие ведется только по поселку Сотниково. Но меценат и благодетель сирот (как его именовала республиканская пресса после сдачи поселка) Сергей Домшоев был особо любим бурятским Минстроем. В 2014 году он получил в собственность землю в селе Поселье и в рекордные сроки построил там дома для сирот на 66 квартир. И эти квартиры еще хуже, чем в Сотниково: плесень, влажность, отваливающиеся обои, щели в крыше, фундаменте и стенах. Только вот сироты из Поселья оказались не такими активными, как в Сотниково, и в борьбу за жилье еще не вступили.

Выгодный бизнес

Ситуация в Бурятии характерна для всей страны. «Отдельная проблема — низкое качество предоставляемого сиротам жилья, а также его приобретение по завышенным ценам»,— говорится в отчете Счетной палаты.

Иногда сирот отправляют в разваливающиеся дома просто потому, что их куда-то нужно поселить и отчитаться об этом перед федеральным начальством, а денег на это у региона действительно нет.

В 2018 году федеральный бюджет выделил 7,1 млрд рублей на жилье сиротам — это 20 процентов от необходимой суммы. Все остальное тащат на себе регионы.
Понятно, что не все находят средства. Например, в Магаданской области при потребности в 240 млн рублей на строительство жилья для сирот выделено только 6,3 млн рублей. Сейчас у нас более половины построенного и приобретенного жилья для выпускников детских домов приходится только на 16 регионов.

«Факты предоставления сиротам аварийного жилья являются прямым нарушением действующего законодательства и, как правило, итогом злоупотреблений со стороны представителей власти»,— прямо признает Ольга Баталина, депутат ГД, член комитета по труду и социальной политике. Она же — один из авторов принятого закона о дополнительных мерах по обеспечению сирот жильем. По словам законодателя, к ней поступает большое количество жалоб от сирот: что в квартирах, которые они получили, холодно, повсюду грибок, использованы некачественные отделочные материалы, где-то протекает крыша. Причина этого также в том, что регионы заинтересованы покупать квартиры как можно меньшей площади, не увеличивая таким образом регионального софинансирования. Застройщики, зная, что все жилье пойдет на социальные нужды, нередко сдают дома низкого качества.

Полный текст по ссылке


© 2004-2019 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info@baikal-media.ru

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^