15 июля 2005, 19:36

Виталий Малкин оставит Бурятии предмет для гордости. Пресс-конференция сенатора для республиканских СМИ

- Валентина Матвиенко в Калининграде на заседании Госсовета выступила с инициативой вернуть старый принцип формирования Совета Федерации – из числа губернаторов и спикеров местных парламентов. Как вы к этому относитесь и знаете ли вы на этот счет мнение президента Бурятии?

- Нет, мнения я не знаю, никогда с ним этого не обсуждал. Что касается самой идеи, то это все идет в контексте, насколько я понимаю, судьбы губернаторов. Идея откуда родилась – назначают губернаторов, а куда старых девать? Их надо, наверное, отправлять в Совет Федерации как опытных руководителей, которые знают регионы. Но как я знаю, идея не получила никакого продолжения на высшем уровне, я не знаю никакого мнения по этому поводу ни президента РФ Владимира Путина, ни администрации президента. Мне кажется, что это спекулятивный вопрос, и мнения никакого я не знаю хотя бы потому, что его просто нет. Никто еще этого не обдумывал, я не знаю ничего о грядущей реформе существующего порядка. За исключением того, что руководство СФ пытается перетянуть на себя больше полномочий по поводу членов Совета Федерации, которые в перспективе будут избираться на местах, а вот отозвать его будет намного тяжелее, зато очень легко он может быть лишен своего поста руководством СФ. Плохо работает, не нравится, не угоден политической власти и так далее. Вот это зреет. В рамках всеобщего усиления и централизации в стране. Это уже заметно, например, начали активно регистрировать, кто ходит на заседания, а кто нет, направляют губернаторам письма, что ваш представитель не ходит на заседания, чего раньше никогда не делали. Раньше считалось, что этого нельзя делать, сенатор самостоятельное лицо, он сам должен решать. Вот все что я по этому вопросу знаю.

- То есть возвращение к прежней системе избрания сенаторов – плохая идея?

- Не знаю. Может Матвиенко под себя хотела, были слухи, что ее с мэров уберут.

- А ваше личное мнение – какая система лучше?

- Я бы по-другому на это посмотрел. Не та не годилась, ни эта не идеальна. При Борисе Ельцине, когда сенаторами были главы субъектов, конечно, это был более весомый орган, шла борьба, голосование, его было более видно. С другой стороны, не было постоянного штата работающих на федеральном уровне, что тоже плохо. Сейчас статус понизился, но больше стали заниматься законотворческой работой. Хотя бы треть членов Совета Федерации. А по идее, это вопрос взаимоотношений ветвей власти. Сейчас у нас исполнительная власть сильнее законодательной. Это тяжелый политический вопрос, однозначно сказать нельзя. Мы живем в другом формате, эта система соответствует формату нынешней власти.

- Вы были в мэрии, какие вопросы там обсуждались?

- Мы немного поговорили о текущей ситуации в стране и республике. Обсуждался вопрос о строительстве спортивного комплекса, который я хочу построить на собственные деньги и сделать из него… Я немного обратно подойду – я считаю, что каждому региону необходимо чем гордиться. Бурятия достаточно далекий регион, средний регион, и по жизненному уровню даже чуть ниже среднего в стране. Нет большой промышленности. И нужны какие то знаковые объекты, которыми можно гордиться. Вот у нас есть хороший Оперный театр, надо привести его в порядок. У нас есть неплохой стадион, ну ничего. Но спортом заниматься негде, нет ни одного современного здания во всем Улан-Удэ, нет ни одного, по моему, нормального ресторана, сделанного по европейскому ремонту, нет ни одного нормального ночного клуба, к примеру. С моей точки зрения. Чем гордиться? Так устроена вообще, если вы обратили внимание, психология человека, что если в каком-то маленьком захолустном городке есть выдающаяся церковь или здание, то все говорят, вот видите, где я живу, вся страна знает. Поэтому с моей точки зрения очень важно, чтобы мы имели здесь такие знаковые объекты. Поэтому у меня была идея построить такой комплекс, в котором был бы и ночной клуб, ресторан, бассейн, хорошие спортивные сооружения. Потому что в городе вообще их нет, нет ни одного тренажерного зала вообще просто, эти старые запыленные гири, я не знаю, как можно этим всем заниматься. Ни одной нормальной сауны нет в городе, уж не говоря там о всем остальном. И была такая идея, сначала построить спортивный комплекс, потом она расширилась, я подумал, что надо сделать там же и ресторан, боулинг и так далее. Чтобы город, если я отдам ему такой спортивный центр, то город будет его сдавать, и деньги со сдачи этих объектов позволят покрыть все коммунальные платежи по спортивному центру, и, соответственно, для населения это будет почти бесплатно туда ходить. Потому что в Москве абонементы в спортивный клуб очень дорогие, и мало кто их может себе позволить. Надо платить полторы тысячи долларов в год за посещение коммерческого спортивного центра. А здесь мы должны сделать это очень дешево.

Мы договорились с мэром, что может быть начнем оборудовать по временному варианту начиная с сентября, возьмем 300-400 метров, а я предложил для базового варианта использовать эту гостиницу «Байкал», в центре это было бы красиво. Но в этом есть и свои минусы, потому что современное здание будет в контрасте с остальными зданиями. Но мэр правильно меня поправил и сказал, что может быть для такого проекта нужна своя территория. На этом мы и остановились, будем стараться этот проект развивать. По срокам надо полгода на проект и начинать строить. Но мы договорились, что по временному варианту мы начнем этим заниматься быстрее. За 2-3 месяца можно вполне оборудовать 300-400 метров какой-нибудь хороший спортивный центр, куда не стыдно будет пойти, где будут стоять нормальные тренажеры.

- Сколько вы планируете вложить в создание этого комплекса, и есть ли у вас другие коммерческие интересы в Бурятии?

- Это не коммерческий, а благотворительный. Я не буду заниматься эксплуатацией, это дар городу. Город сам будет сдавать эти площади, чтобы спортивный центр был доступен для людей с небольшим доходом. Это предварительная идея, может она неправильная, как я это вижу. Что касается стоимости, то показалось, я не знаю местных цен, но если делать нормальный комплекс, это миллионов 400-500. Этого вполне хватит. Коммерческих интересов в Бурятии у меня нет.

- Как обстоит дело с финансированием реставрации Оперного театра?


- Мы выбили пока 50 миллионов, но я понимаю, что театру нужно гораздо больше. Программа вполне реализуема, я надеюсь на большую кооперацию с правительством Бурятии, потому что все как-то немного медленно идет. Инициативы должно быть больше с места проявлено. Обращения, решения Народного Хурала, какие-то публичные акции.

- В какой стадии находится проект создания на Байкале Центра олимпийской подготовки?

- В нулевой стадии. Не принято политическое решение. Позиция руководства министерства спорта, что он там никому не нужен. У меня позиция другая. Это безумно важно для страны и ее национальной гордости. Администрации Путина очень важно оставить после себя какой-то след. И мы прекрасно понимаем, что это очень большие вложения – 500 миллионов долларов как минимум. Нужно сделать туда хайвэй, шоссе, хорошая трехполосная дорога стоит миллион долларов за километр, улучшить аэропорт Улан-Удэ, сделать там местный маленький аэропорт для частных самолетов и так далее. Одни проблемы, требующие больших вложений. Но это очень важно. Байкал красив, интересен, он, безусловно, является чудом света. И если туда люди будут приезжать, этот объект можно сделать национальной гордостью России. А где еще? Центральная часть России совершенно плоская, смотреть там нечего на мой взгляд. Все говорят, русская природа, а какая там природа? Два холмика и Волга, в которой купаться уже нельзя. А здесь совершенно другое, лучшее место во всей Сибири. Нужно политическое решение. У меня такая идея пришла, что в мире подавляющее число престижных проектов, которые составляют национальную гордость, не имеют никакого отношения к экономике. Принимаются волюнтаристические решения, строятся башни в Малайзии, какие-то безумные спортивные сооружения в других странах, пирамиды в Лувре… Это все экономически никак не оправдывается. Но это дает стране гордость, а тем людям, при чьем руководстве это было построено, вечную память потомков. Вот с этой точки зрения я смотрю на Олимпийский центр подготовки. И если высшее руководство поймет, а я считаю, что мы обязаны помочь понять, что это очень важно для национальной гордости России, то центр будет построен.

Даже не важно, что мы там построим. Хоть Дисней-Лэнд. Это все равно не имеет экономического характера. Главное построить, сделать хорошую дорогу, природоохранные мероприятия, чтобы люди этим любовались, гордились этим Байкалом.

Лично я хочу сделать себе резиденцию на Байкале. У меня такой образ жизни, что даже дома у меня всегда полно людей. Моя задача была построить резиденцию на Байкале настоящую, хотя бы первую, и туда приглашать членов правительства. Что Байкал настолько красивый, а я думаю, что практически никто из них там не был. И очень тяжело лоббировать вопросы Байкала, когда люди не понимают, что это такое. А кто побывал, совершенно по-другому начинает относится. Сейчас на Байкале жить невозможно, а люди наверху, чиновники высшего ранга уже избалованные, и когда вы приезжаете и просто полный развал, то тяжело. Хотелось бы хоть что-то, хоть маленький кусочек обустроить. Сделать такой представительский офис там.

- В этом году Бурятия с 76 места по уровню социально-экономического развития опустилась на 83 место. Что кроме развития туризма может способствовать подъему экономики Бурятии?

- Трансферт, как я объяснял уже раньше, увеличить невозможно – он рассчитывается по определенной методике, по которой Бурятия сегодня получает максимум возможного. Единственное, что реально можно сделать, сейчас мы этим активно занимаемся, вы знаете, мы провели презентацию в Минэкономразвития, ни один регион этого еще не делал. Нам важно двигаться по пути целевых программ. Их много, в очень многих мы участвовали, но я считаю, что доля Бурятии в них была недостаточной. Мы везде присутствуем, но по чуть-чуть. Долю Бурятии необходимо увеличивать.

- В связи с чем Бурятия неактивно участвовала в федеральных программах?

- Вы когда-нибудь чиновников видели? В основном, не то, чтобы всем по барабану. Вот человек сидит, пришла бумажка, ее никто не толкает, все идет самотеком. Нельзя себе представить руководство страны как сплошных энтузиастов, которые бегают, чего-то желают, хотят изменить. Они приходят с девяти до шести, думают о своих детях и в принципе все. Есть некоторые возбужденные люди, но их единицы. А колоссальный чиновничий аппарат спокойно, равнодушно, бессердечно выполняет свою работу. Это во всем мире так. И потихонечку что-то двигается. А потом возникает какое-то волевое решение в обществе, давайте это сделаем, и идет прорыв. Вот как это сделать?

С моей точки зрения, что является перспективным. Сейчас это труба, если она пойдет, сразу даст огромный всплеск. Центр олимпийской подготовки если мы сумеем сделать, а я в это верю. Мы сейчас решили финансировать фильм о Байкале настоящий. Сначала проанализировали, какие фильмы делаются в других странах. Вы обратили внимание, смотрите западные фильмы, например, BBC, про животных. Просто глаз оторвать невозможно. Они умеют из ничего сделать много. Они показывают нам эти Гранд-каньоны около Лас-Вегаса, я там кстати летал. Ну каньон как каньон. А их так показали, такими камерами сняли, что вы думаете, что это центр вселенной. А материалы о Байкале, особенно фильмы, вообще никакие. Я собрал все альбомы, посмотрел, ну что там, печать плохая, нет ощущения великого озера, ну камни какие-то, вода, что-то поймали немножко. Вот я хочу профинансировать такой фильм, но чтобы его сделали по существующим западным стандартам, и тогда можно будет рассылать его по всем туристическим агентствам мира и надеяться на больший интерес.

- Какое ваше мнение по поводу укрупнения регионов, в частности, Бурятии?

- Я думаю, это было бы неплохо, особенно с Иркутском. Там дешевая энергия, значительно больший экономический потенциал, культурный центр. С другой стороны, я понимаю, что это поднимет национальный вопрос, вопрос традиций. Это сложная проблема. С экономической точки зрения укрупнение явно хорошо. С политическо-нравственно-этнической – не знаю. У меня нет однозначной позиции.

- Много говорят о размере вашего состояния. Какое оно на самом деле?

- Это деньги не на счету, акции, все остальное. Так вам сразу все и скажи. Если все продать, то получится примерно 80% от того, что написано в «Форбсе».

- Вы координируете свои усилия с депутатом Госдумы Василием Кузнецовым и сенатором Иннокентием Егоровым?

- К сожалению, на данном этапе нет. Пока такой формат не сложился. Хотя это было бы очень полезно, надеюсь, что это произойдет.

ИА «Байкал Медиа Консалтинг»
В связи с ужесточением требований к сбору и хранению персональных данных мы были вынуждены отключить возможность оставлять комментарии к материалам на сайте. Обсудить новости можно в наших соцсетях:
https://www.instagram.com/baikalmedia/
https://www.facebook.com/baikal.bmk
https://vk.com/bmk.news

© 2004-2021 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^