24 декабря 2020, 21:44

Мнение: «В конце концов Цыденов согласился и сказал: «Ну, хорошо, вы не хотите служить – тогда вы должны вступить в моё государство»

Историк, краевед, автор нескольких научных статей, посвящённых событиям революции и Гражданской войны (1917-1922) на территории современной Бурятии Павел Кургузов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы»комментирует историю создания Кодунского (балагатского) теократического государства, существовавшего на территории Кижингинского района Бурятии в 1919 году, события, предшествовавшие его созданию, отношение к новому государственному образованию белых, красных и властей Дальневосточной Республики, лидеров Кодунского государства, его падение, и другие темы.

О событиях, предшествовавших созданию Кодунского (балагатского) теократического государства

– Обращение к этой теме обусловлено тем, что других таких примеров в России среди наших буддийских народов я не знаю – это, наверное, первый и последний пример того, как местные жители попытались создать конституционную теократию с демократическими принципами, которые были основаны в странах западной представительной демократии – всеобщее равное избирательное право, и так далее.

– Это движение возникло в контексте общего национально-государственного строительства бурятского населения в Иркутской губернии и в Восточном и Западном Забайкалье. После революционных событий 1905-1906 годов началась работа национальной интеллигенции по поиску путей устройства своей автономии. Она началась с таких факторов, как отмена родовых управ в Бурятии и по всей России в конце XIX – начале XX веков – это были своего рода земства, но организованные не по территориальному, а по родовому принципу. Второй фактор – это колонизационная переселенческая политика, когда царское правительство осуществляло переселение крестьян из западных областей России в связи с обезземеливанием в Сибирь и на Дальний Восток. Переселенческие волны создавали чересполосицу в местах компактного проживания, как тогда называли, инородцев, и, конечно, всё это вызвало определённые протесты.

– В этой борьбе было три наиболее важных структурных элемента – степные думы, как органы управления, буддизм, объединявший родовые общины бурят, и возникшая на рубеже 1900-х годов плеяда талантливых, блестящих бурятских интеллигентов – в первую очередь это Михаил Богданов, Элбэк-Доржи Ринчино, Цыден Жамсарано. Но бурятская элита, которая двигалась по пути борьбы за автономию, состояла из нескольких течений, и борьба этих течений и вызвала потом создание теократической республики. Элбэк-Доржи Ринчино и Цыден Жамсарано – это, с моей точки зрения, национал-демократы они представляли прогрессивный левый спектр, и сюда ещё надо отнести Гомбожаба Цыбикова. У них были стычки на теоретическом уровне, когда тот же Богданов ожесточённо спорил с Жамсарано в 1905-1906 годах, но когда в 1917 году начались первые съезды и в апреле возник первый орган – Бурнацком – Бурятский Национальный объединённый комитет, они решили объединиться и подали друг другу ради этнической солидарности и общности. А противостоял им консервативный правый фланг, но в советской историографии и те, и другие были плохие. Консерваторов называли стародумцами, они были, как правило, преклонного возраста – это бывшие руководители степных дум, тайши – кстати, возглавлял их яркий лидер Эрдэни Вамбацыренов – бывший тайша Хоринской степной думы. Они тоже по-своему горячо болели за свой народ – за язык, за письменность, за образование, но в рамках возвращения родовых органов управления. А Ринчино и другие им говорили – уважаемые, время уже другое немножко, давайте будем делать по-другому. Но, на самом деле, все они требовали одного – автономии.

– Сильным поводом для недовольства был призыв в цагду – «цагда» – это «всадники». Сначала, когда пришли красные, это была «Улан цагда», когда пришли белые – «Цаган сагда». Тогда говорили: «Красные придут – грабят, белые придут – грабят». Сначала, при красной власти, [как и до этого при царе] буряты отстояли своё право не посылать мужчин в армию, согласившись только на участие в подобии вооружённой милиции на своей территории. Никто не хотел своих парней отправлять воевать в армию, тем более, в братоубийственной войне. Все понимали, что ввязываться в конфликт между русскими-белые и русскими-красными [не стоило], тем более, что буддизм – это миролюбивая религия. Всё это было одной из внешних причин появления теократической государственности в Бурятии.

О создании Кодунского (балагатского) теократического государства, существовавшего на территории Кижингинского района Бурятии в 1919 году

– В январе 1919 года по бурятским селениям пошёл слух о том, что, появился человек, который призвал не идти ни в какую армию, не подчиняться мобилизационным требованиям Бурнацкома и отказаться от любого сотрудничества с этими властями. Лубсан Сандан Цыденов, которому в том момент было под семьдесят лет, был реформатором буддийской церкви, и его реформаторство заключалось в том, что он уделял огромное внимание медитационным практикам, и считал, что не надо находиться в тиши монастырей, призывая уходить в лес – он был очень волевым, амбициозным, умным человеком, проведя 23 года в медитационном затворничестве. В 1919 году к нему обратились через прошение, поднесли мандалу, попросили взойти на престол и обеспечить местным бурятам-буддистам защиту от военного призыва и вообще от политики Бурнацкома, который назывался «бандитским гнездом». В конце концов Цыденов согласился и сказал: «Ну, хорошо, вы не хотите служить – тогда вы должны вступить в моё государство». Он даёт поручение инициативной группе написать Конституцию, называя себя при этом «царь-деспот». В комиссию вошли 22 человека – в основном это были высокопоставленные ламы Кудунского дацана и чиновники из местных органов власти. Конституция состояла из 36-ти пунктов – в них оговаривалась структура светских административных органов, и официально государство получило название Эрхэтэ Балгасан Улус, что можно было перевести как «суверенное государство балагатов». Административно-территориальными единицами становились балагаты и тосхоны, балагат – это бывший хошун, а тосхон – это бывший сомон, а аймаков у них не было – далее государство упиралось в царя. Согласно основному закону, это государство находилось под верховным управлением Йогочара Номун-Хана Цоктугульдура Дхармараджи – звали его Лубсан Сандан Цыденов.

– В новом государстве был президент, вице-президент и восемь министров. Были выбраны 102 депутата из расчёта один депутат от ста жителей. Кстати, на излёте государства балагатов в 1921-1922 год там было зарегистрировано 30 населённых пунктов общим числом избирателей 16 тысяч человек. В апреле 1919 года состоялось первое заседание Великого Суглана, и потом его члены в полном составе направились в местность Халцагай Толгой для вручения Лубсану Сандану Цыденову мандалы с просьбой о вступлении на трон. И, казалось бы, жить этому государству и развиваться, но тут произошло столкновение с реальностью. Власти, естественно, узнали про это дело и попытались образумить Цыденова, присылая эмиссаров, но эти увещевания ни к чему не привели, и 1-2 мая пришли два отряда – один из Читы под командованием бурятского казачьего офицера Рабданова, а второй возглавил начальник уезда полковник Корвин-Пиотровский. Царь воспринял это дело буднично – приехали – я знал, что они приедут. Есть даже совместная фотография – министры теократического государства стоят на первом плане, а казаки Рабданова – за ними. Цыденова и его соратников арестовывают и везут в Верхнеудинск, а 19-го июня он был отпущен «как ненормальный». Всего Цыденова арестовывали три раза, и это только добавляло ему популярности – в новое государство вступали целыми хошунами и сомонами. После очередного ареста население встречало его в ажиотаже – действительно, какой наш вождь непобедимый! Затем, сидя в тюрьме уже в Дальневосточной республике, Лубсан Сандан Цыденов дал согласие на преемничество своего поста восьмилетним Бидиёй Дандароном, которого признали перерожденцем настоятеля тибетского монастыря. А когда Лубсан Сандана посадили в четвёртый раз, он уже не вернулся – умер в 1922 году в Новосибирске от плеврита. После его ухода неоднократно возникали волнения, и однажды балагаты решили отступить от своего правила – вооружились японскими винтовками «Арисака», наганами и создали отряд в 150 человек, но всех руководителей теократического государства в итоге арестовали и выслали за пределы Бурятии. Известно, что последние остатки движения балагатов были ликвидированы в феврале 1927 года – тогда одного расстреляли, а пятерых посадили на длительные сроки.


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2021 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^