30 октября, 15:27

LENTA.RU: "Поток пациентов и очереди в больницах: что российские врачи говорят о второй волне коронавируса"

С начала пандемии в мире коронавирусом заразились уже почти 45 миллионов человек, что сопоставимо с населением целой страны, такой как Испания. Больше всего случаев — в США, Индии и Бразилии. В России 29 октября были зарегистрированы суточные рекорды по заболеваемости и смертности от COVID-19. То, что ситуация становится более напряженной, чем весной, видно как по официальной статистике заражений, так и по проблемам, которые не могут решить местные власти без реакции федерального центра. Так, омские врачи привезли пациентов, которых некуда было класть, прямо к зданию регионального Минздрава, и оказалось, что исправить ситуацию было можно: места в больницах нашли, а чиновников отстранили. В Ростове-на-Дону разбираются в ситуации, когда у пациентов на ИВЛ закончился кислород. Там тоже начались перестановки в медицинском блоке. Вице-премьер Татьяна Голикова в среду, 28 октября, доложила о проблемах президенту Владимиру Путину, после чего в Курган отправились военные медики, а в другие регионы — комиссии, которые должны выяснить причины жалоб медработников. Что еще нужно знать чиновникам о том, что происходит в их регионах, и что делать россиянам, чтобы помочь справиться со второй волной, «Лента.ру» узнала у самих врачей.

«Боюсь второй раз заболеть, но что делать?»
Алексей, фельдшер, Нижегородская область:

У нас обстановка такая же, как и во всех городах. Вызовов очень много, нагрузка большая, из машины почти не вылезаем. Да еще и больные свои права качают, недовольны, что долго едем, что некуда везти больных, так как все больницы переполнены. Фельдшера на грани, многие увольняются, так как сдают нервы. Мало того, что работаем безвылазно, да еще и больные нервы треплют. Платят тоже не так, как должны.

Стало намного тяжелее, чем весной. Больных с ковидом очень много, средств защиты в принципе хватает, но приходится сталкиваться с тем, что очень долго ищем больницы, где есть места. Да, отсеиваем. Если весной мы каждого ковидного больного возили в больницу, то сейчас — только самых тяжелых. На скорой врачей мало на такой поток.

Поддерживаю своих омских коллег, которые к Минздраву приехали на скорой. У больных очень большое поражение легких, они в тяжелом состоянии, их нигде не берут — решить этот вопрос может только министерство. Почему они не решили? Вот они катались с ними с утра по всем больницам, сколько они затратили времени на один вызов? Целый день! Если бы министерство решило этот вопрос, сколько эти бригады могли бы обслужить еще вызовов, скольким больным помочь! А потом удивляются, что вызовы висят по пять часов. А с этими больными еще и родные были. Вы только представьте, что они увидели в медицине... А нам, фельдшерам и врачам, как в глаза им смотреть, если такое творится?

Это не жесткие методы врачей скорой, их реально загнали и довели. Они не должны решать вопросы министерства. У нас тоже было такое — когда брали пациента после звонка в министерство. Привезли больную с ковидом в больницу. Наш диспетчер сказал, что там есть место, но по прибытии доктора говорят, что не возьмут, пока нет согласования главного врача этой больницы. Я им говорю: «Мне сказали везти к вам — я привез». Они — в отказ. Я звоню своему старшему врачу, говорю, так и так — не берут. Врач звонит главному врачу больницы, говорит, что там больную привезла наша скорая. А врач говорит: «Почему не согласовали со мной заранее?». А нам дают сводку больниц, где есть свободные места. Вопрос: зачем согласовывать, тратить время на это, если ваша больница дала добро на свободные места? В общем, около часа решали этот вопрос, и только после звонка из Минздрава этому врачу больную взяли.

Я сам по весне переболел ковидом. Двухсторонняя пневмония с 15-процентным поражением легких. Это считается легкой формой, но я лежал в ковид-госпитале две недели, потом дома две недели. И прекрасно понимаю всех больных. Им приходится ждать не только скорую помощь, но и пока их примут в больнице. Это очень тяжело.

Те, кто в легкой форме, сами просят их оставить дома. Очень редко кто хочет ехать в больницу. У меня коллег много переболело. Боюсь второй раз заболеть, но что делать — людей спасать надо. Сейчас задействуют всех врачей. Их переучили, как лечить ковид. Поэтому лечат все: и хирурги, и гинекологи, и реаниматологи — все узкие специалисты.

«Размещают в коридорах, используют все свободное пространство»
Сергей, фельдшер, Иркутская область:

Ситуация напряженная, число заболевших растет, инфекционный госпиталь переполнен. Несмотря на это пациенты поступают постоянно, их размещают в коридорах, используют все свободное пространство. Поликлиника просто захлебывается от роста заболеваний, причем не только ковидных, хронических пациентов не меньше.

Вторая волна намного тяжелее, чем первая, — полный коллапс. Средства индивидуальной защиты у нас есть, всего хватает, а хватает ли врачей — вы сами как думаете? Конечно же, нет. На одну бригаду приходится до 30 вызовов, нагрузка бешеная, новогодние праздники отдыхают по сравнению со второй волной.

Насчет пациентов — конечно, если есть возможность лечиться дома, нет угрозы жизни, мы оставляем дома, даем подробные рекомендации, и убедительно просим соблюдать самоизоляцию, но, увы, наш народ непобедим. Некоторые просят их госпитализировать. Мы в подробной форме объясняем возможные последствия такого путешествия. Необязательно же у всех подряд ковид, иные возбудители тоже не дремлют. А кому хочется собирать заразу? Адекватные люди относятся с пониманием, ну, а к другим гражданам необходим индивидуальный подход, все зависит от ситуации. Где слово доброе, где сарказм.

Народ очень напуган пришествием инфекции, мы стараемся успокоить пациентов в легкой форме. Поддержка и понимание — это очень важно в данном случае. Мы — люди.

Что касается наших коллег из Омска — возможно, я поступил бы так же. Ну, а куда я должен везти человека с дыхательной недостаточностью, если его никто не принимает? Это и называется коллапс системы! В 60-х годах в Москве за две недели была остановлена черная оспа — страшная болезнь из прошлого, а мы уже шесть месяцев боремся с проклятым вирусом.

Бог с ними, с вакцинами, с лекарствами. Мы упустили момент и время, мы должны были действовать жестко в самом начале. Тогда и проблем не знали бы. Ну, а сейчас вирус пришел и ведет себя как хозяин, и неизвестно, как он проявит себя в будущем. Никто не воспринял угрозу серьезно. Даже мы, помню, в марте смеялись над коронавирусом, но что-то сейчас нам не смешно.

С апреля по сентябрь я постоянно работал в контакте с коронавирусной инфекцией и получал доплаты к основной зарплате 37 500+3500+7000, сейчас ждем деньги за октябрь. С ноября оплата будет почасовая. Ребята, кто не контактировал с коронавирусной инфекцией, получали по 25 000 плюс основная зарплата. Это «губернаторские» — Кобзев хороший мужик, дай бог ему поправиться быстрее.

Отпуск вроде как обычно, кто успел — тот ушел и отдыхает, справляемся и без них. Хоть нас 56 фельдшеров, 5 в отпуске и 25 заболевших. У нас ребята, проверенные временем, слабаков не держим, никто не отступил. Да, планка вызовов бешеная, мы практически живем на работе, и я скучаю по семье. Да, у нас куча проблем, но мы не собираемся отступать.

«Что освобождается с утра — к обеду уже занято»
Анна Слотвицкая, фельдшер, Калининград:

Ситуация намного хуже, чем была весной. Тогда рост заболеваемости сдерживался карантинными мероприятиями, и худо-бедно, но с ростом ковида справлялись. Теперь все увеличивается в геометрических прогрессиях. Стационары переполнены пневмониями, мест катастрофически не хватает. То, что освобождается с утра, к обеду уже занято.

Руководство скорой пытается выкрутиться и закупить СИЗ, но самостоятельных ресурсов не хватает, и мы балансируем на грани: сегодня — хватит, завтра — не хватит. Мы считаем, что министерство должно заниматься напрямую вопросом об обеспечении СИЗ стационаров, поликлиник и скорой помощи. Респираторы у нас только инфекционные спецбригады получают, и то слава богу. Остальные работают в обычных масках, как и поликлиническое звено, при этом обслуживая и контактных, и группы риска. В связи с этим растет число заболевших сотрудников.

Стационары, куда отвозят пневмонии, работают как в военных условиях — поток беспрерывный. Тех, кто средней тяжести, лечат дома. Кроме всего, ощущается нехватка лекарств в аптеках — участковые терапевты назначают терапию больным с легкой формой вируса, а лечиться возможности нет, так как лекарства купить практически невозможно. Участковых терапевтов не хватает, их ждут по несколько дней. Сама с этим столкнулась напрямую, так как на больничном сейчас с коронавирусом.

Я лечусь дома. Все лекарства — за свой счет. Да и участковый до меня еще не дошел. Моя коллега участкового дождалась на восьмой день, поэтому лечимся по тем схемам, которые знакомые доктора подсказали. Надеемся, хоть страховые получим, не обманут нас, как с выплатами по постановлениям 415 и 484.

Медики тоже заболевают, но какой смысл изолировать всю бригаду? Мы все контактные так или иначе... Если сейчас изолировать всех, кто работал со мной в смене, — работать будет некому. И так уже скорую ждут по полтора-два часа.

У нас раз в неделю берут мазок обязательно. Если плохо чувствуешь себя, можно хоть каждый день сдавать мазок. Как только будет высев — сразу на больничный, или если хоть какие-то признаки ОРВИ.

С силами уже сложно. Мы и так в основном работали на 1,75 — 2 ставки. Приходится перекрывать отсутствующих коллег. Работать очень тяжело. Инфекционную бригаду люди по восемь часов ждут только на подтвержденный ковид, а вся остальная нагрузка — на обычные линейные бригады. У нас из скорой не слышала, чтобы кто-то уволился из-за этого. Ушли несколько человек, но по другим причинам: по семейным обстоятельствам, например.

Вот если бы ввели режим ЧС — тогда другое дело. Во-первых, зарплата при режиме ЧС и оплата дежурства идет в двойном размере. Во-вторых, при режиме ЧС мы должны находиться на работе постоянно, скорая по крайней мере. То есть жить на работе. А нагрузка прибавится в любом случае, только в одном — за адекватную зарплату, а в другом — бесплатно.

То, что произошло в Омской области, — это показатель именно того, что система не справилась. Ребята борются за жизнь пациентов и пытаются, как могут, переломить ситуацию. Все правильно сделали! Надо будет — и мы привезем в мэрию пациентов. Только так можно раскачать эту чиновничью колымагу.

«Стыдно смотреть людям в глаза»
Челябинская область (собеседница попросила не называть ее имени)

Если говорить о моих претензиях к начальству, то, например, сейчас гололед, а у наших машин резина не просто летняя, а еще и лысая. Кому не нравится — увольняйтесь.

Как только стали доплачивать за ковид, основная зарплата почему-то снизилась.

Работаем сутки через двое, потому что одну бригаду отправляют в Челябинск на сутки, хотя в Челябинске скорая отпуска гуляла, а у нас люди без отпусков. В Челябинске бригада может полдня возить одного больного по различным инстанциям. Мест в стационарах нет вообще, все завалено больными с КТ 3-4, то есть у них поражение более 50 процентов. Часто больных отправляют домой, потому что просто нет мест, и нам стыдно смотреть людям в глаза. Мечемся как бешеные по городу, в основном ездим по ковидным. То есть речь идет о больных с пневмонией, потому что ковидными они считаются с того момента, когда пришел положительный анализ, но часто эти анализы просто не берут или берут только после недели-двух лечения — конечно, потом приходят отрицательные результаты. Вот такая у нас статистика получается.

Костюмы у нас не одноразовые. Мы их обрабатываем под ультрафиолетовой лампой, а потом снова надеваем. На сутки дают один респиратор и пять масок. Но больше всего меня беспокоит отсутствие мест. У нас на базе больницы есть двухэтажное здание бывшей терапии, его можно было подготовить за лето, но наш мэр и главврач решили, что 35 мест хватит на наш город и соседние города, из которых к нам больных возят. Сейчас там лежат 50 человек на две медсестры. Очень хотелось бы, чтобы приехала комиссия и наказала и мэра, и главврача.

Я сама давно предлагаю наших больных к мэру отвезти. Мэрия же кричит, что места есть, — вот пусть найдет! Мы как буфер между людьми и системой: и помочь хотим, и не можем. А кого госпитализировать, кого нет, — зависит от человека. При мне положили адвоката с 38-процентным поражением легких, а сразу после него я привезла мужчину с 46 процентами — его домой отправили. Так вот положить должны были и того, и другого. Но место занял тот, кто успел, как говорится...

А что о врачах говорить? У нас есть и те, кто по второму кругу болеет. И как им помогать? Ну, бьются наши за страховку, но, как говорится...

По советским стандартам на 10 тысяч населения должна быть одна бригада скорой, а у нас три, и добавилась маршрутизация — то есть междугородние перевозки. Бывает, в городе нет ни одной бригады. Сейчас у нас даже заведующая работает ежедневно на выезде.

У нас график — сутки через двое. Так что дома мы бываем, но нагрузка очень большая. Тем более в «сизах» (средствах индивидуальной защиты) куртку не надеть, а на улице холодно. Коллектив морально и физически измотан, все злые, в отпуск всем пора давно, но не отпускают.

Кстати, еще не хватает кислорода. А ковид-больные все зависимы от кислорода. Говорят, работать некому, а сами ежедневно отправляют бригаду на помощь Челябинску. Но по местам, я считаю, ситуация как раз критическая. Люди тяжелые пытаются лечиться дома, но им нужен кислород, уколы, капельницы, постоянное наблюдение. Я думаю, у нас можно создать дополнительные койко-места путем переноса ковидария в другой корпус — например, в детское отделение. Он трехэтажный, там много палат, можно привлечь медиков из медпунктов и санаториев на помощь.

В поликлинике толпа народу стоит, для всех общий вход. Врачей не хватает, заведующая в отпуске, хотя могла бы вести прием. Больные передвигаются по городу, по магазинам, маршруткам — разносят заразу. За отсутствие масок никто не штрафует, потому что некому, ментов же тоже посокращали.

В Челябинске скорую ждут по неделе! И это не преувеличение. При этом бывает, что наши приезжают, а их уже никто не ждет, но вызов не отменен. Потому что вызова принимает 112, и, видимо, не записывают контактный номер, по которому можно позвонить и узнать, скорая все еще нужна или нет. Вот и получается, что бригады ездят вхолостую, а на вызова ехать некому. Неорганизованно все.

Тем временем одни задыхаются дома, потому что мест не хватает, другие — в отделении, потому что не хватает кислорода. Страшно и то, и другое.

Источник: Lenta.ru, Ольга Галковская.


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2020 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^