β
μ


19 февраля, 20:14

Мнение: «По онкологии республика занимает одно из первых мест, но, видимо, всем плевать на это. Мы говорим о святом, что вообще трогать нельзя!»

Член общественного совета при министерстве здравоохранения Бурятии Антон Котенко и член комиссии по противодействию коррупции при главе Бурятии Игорь Трофимов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы»комментируют нарушения при закупке медицинского оборудования для оснащения нового корпуса онкологического диспансера, возбуждение уголовного дела по этому поводу, объяснения представителей Управления капитального строительства по поводу предоплаты оборудования, которое ещё не поступило в Бурятию, и другие темы.

Игорь Трофимов рассказал, как он попал в антикоррупционную комиссию: «Около двух лет назад мне позвонили и предложили войти в комиссии по противодействию коррупции при главе Бурятии - предложение было принято, и я стал членом этой комиссии. Сейчас я пенсионер, около десяти лет работал в милиции, а потом занялся бизнесом – у меня небольшая транспортная компания».

По словам Антона Котенко, раньше он никакого отношения ни к здравоохранению, ни к политике не имел – «я просто занимался своими делами – работал, а потом стал предпринимателем. Но случилось так, что моей семьи коснулась разруха нашей системы здравоохранения, и всё это сказалось на моём ребёнке. Захар поступил с бронхитом в городскую больницу на Модогоева, и ничего не предвещало беды. Казалось бы, врачи должны абсолютно спокойно справляться с такими заболеваниями - всё-таки XXI век. Но в процессе лечения ребёнок впал в кому, и полгода мы боролись за правду и за жизнь своего ребёнка. В процессе этой борьбы история Захара стала известна – её озвучивали и наши местные СМИ, и федеральные каналы. В общем, всё, что связано со здравоохранением, я теперь воспринимаю лично - мой ребёнок погиб, став жертвой человеческого равнодушия, которое сейчас царит в этой системе, и разрухи системы медицинской помощи».

Игорь Трофимов рассказал, каким образом к нему попали документы по онкологическому оборудованию: «Как таковая, комиссия по противодействию коррупции, здесь не причём – просто на меня вышли люди, которых я бы не хотел озвучивать. Их возмутил данный факт – такого никогда не было – с такой наглостью и напористостью проводить это всё. Когда я получил информацию, через социальные сети мы познакомились с Антоном – я объяснил ему ситуацию, и уже вдвоём мы начали действовать в плане раскрытия этого «бизнеса». А структура комиссии такова, что там всего два общественника - остальные все чиновники, а чиновник в некотором роде не свободен, у есть какие-то ограничения. Мне было проще, я никому не подчиняюсь, мне никто не скажет – ты туда не лезь, сюда не лезь – я свободен в своих действиях».

Антон Котенко считает, что люди у нас чрезвычайно запуганы: «Многие думают, что в высоких кабинетах нет людей, которые что-то хотели бы поменять - это неправда. Все при личном общении потихонечку признают проблемы, но при этом практически никто ничего не делает, а тем более, открыто. Когда Игорь Владимирович показал мне документы, было достаточно первоначального взгляда, чтобы понять, что всё проведено нечисто, и есть все признаки экономического преступления. Я считаю, что ущерб государству уже нанесён, это длящееся преступление, и мы, как и любые другие граждане, являемся пострадавшими от этого произвола – здесь налицо коррупция. Есть контракт, есть система госзакупок, которая чётко прописана в федеральном законе – вся эта процедура должна быть абсолютно прозрачной. Все эти контракты выкладываются в открытый доступ, и публикуются через специализированную систему – всё это было сделано, однако, контракт исполнен не был в срок, и за этим не последовало никаких санкций. Фирма, которая выиграла контракт, не закупила оборудование, не привезла и не передала его. Фирма подписала некие документы, и через эти документы ещё и получила деньги».

Игорь Трофимов ответил на один из контраргументов по этому делу: «Представители управления капитального строительства утверждают, что если бы они не освоили эти деньги, то потом бы их потеряли. Насколько я знаю, это неправда, потому что это были целевые деньги, которые предназначались именно для онкодиспансера. Второе – они ведь отлично знали, что помещения нет, здания нет – о чём они думали раньше, когда в декабре подписывали контракт? Они, что, не знали, что сдача объекта будет только через год – зачем куда-то торопиться? Кроме того, они наделали очень много всяких ляпов – договор на хранение этого оборудования, который вообще не предусмотрен ни ФЗ-44, ни контрактом. Но у них всё бы пролезло, если бы мы не вклинились в эту историю. Я думаю, что оборудование в любом случае поступит, здесь нет прямого воровства – другое дело, когда оно поступит? Но, то оборудование, которое поставят, оно не соответствует техническому заданию, которое обозначило само управление капитального строительства, как заказчик. И сейчас везде, где только можно, мы настаиваем, чтобы была создана комиссия по приёмке этого оборудования. Тогда мы увидим, что оборудование не то, и возникнет вопрос – как его принимать? Фирма «Промедис», которая должна поставить оборудование, зарегистрирована на квартире у её директора – у неё нет ни офиса, ни бухгалтеров, ни менеджеров. И этот директор, по нашей информации, оформлен водителем в другой фирме, которая занимается тем же самым. Я не хочу называть фамилии - они все известны, в том числе, всем представителям правоохранительных органов, которые сейчас проводят проверку».

Антон Котенко сделал пояснение, чтобы было понятно, в чём, по его мнению, состоит преступление: «Простой пример – допустим, я выигрываю контракт на поставку машин BMW – хотя марка автомобиля и не указывается, но именно они подходят под техзадание. К примеру, машина BMW стоит у поставщика полтора миллиона рублей, но в ходе торгов я говорю, что привезу машины за 1 450 000 рублей. Я выигрываю контракт, и что делаю дальше? Допустим, по контракту я был обязан до 23-го числа привезти вам эти 15 машин BMW. Я прихожу к представителю государства 24-го числа и говорю: «Слушай, ты не получишь свои машины». В ответ – возмущение, обещание включить фирму в «чёрные списки», заблокировать её, и так далее. Но я говорю: «Будет по-другому. Вот тебе бумажка, подпиши её – я тебе привезу не 15 BMW, а 15 «Жигулей», но они с улучшенными характеристиками, а цена на них ниже. И теперь понятно, откуда я зарабатываю. А государство руками неблагонадёжных представителей подписывает эти документы. Вы представляете этот уровень наглости! И мы говорим не про машины, мы говорим про медоборудование и про онкодиспансер. По онкологии республика занимает одно из первых мест, но, видимо, всем плевать на это. Мы говорим о святом, что вообще трогать нельзя! Мы все знаем, что коррупция процветает, но это уже переходит все рамки».


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2020 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^