β
μ


5 октября 2016, 10:14

фото: minkultrb.ru

Театральный критик Анна Банасюкевич: «Бурятский театр еще раз заявил о своих амбициях на то, чтобы быть центром Азии»

Арт-директор фестиваля молодой драматургии «Любимовка», специалист в театральной критике, поделилась своими впечатлениями от фестиваля театров «Алтан Сэргэ» в Бурятии на страницах Петербургского театрального журнала.

Третий Международный фестиваль национальных театров «Алтан Сэргэ», что в переводе на русский означает «Золотая коновязь», прошел в Улан-Удэ в сентябре и был приурочен к 350-летию столицы Бурятии.

Фестиваль, инициированный еще в 2011 году Театром драмы имени Хоца Намсараева, собрал семь спектаклей из Бурятии, Монголии, Башкирии, Хакассии, КНР (Внутренней Монголии) и Эстонии (театр R.A.A.M. приехал на правах гостя), провел два круглых стола, посвященных проблемам национальных театров в российском контексте (ведущие — театральные критики Татьяна Тихоновец и Нияз Игламов), а также показы режиссерских эскизов в рамках лаборатории Олега Лоевского.

Фестиваль, на целую неделю пригласивший театры в Улан-Удэ, позволил создать общее дискуссионное поле, задуматься об общности культурного пространства, продиктованной историческими, языковыми нюансами. Всю неделю говорили о том, что такое национальный театр, существуют ли национальные школы, о синтетической природе сегодняшней сцены, о мировом контексте и опасностях глобализации. Спектакли, показанные театрами-участниками, тоже каждый по-своему отвечали на эти вопросы. Обращаясь к мировой и национальной классике, подверстывая европейские тексты под собственный менталитет, выводя на сцену новую пьесу (острая нехватка современной национальной драматургии — одна из самых насущных проблем), театры так или иначе намечали возможные перспективы.

Афиша фестиваля обозначила и незапланированную интригу: своеобразную дуэль Бурятской драмы и Монгольской с разными версиями «Ромео и Джульетты». Впрочем, у этих спектаклей мало общего: монгольский спектакль удивил своей неистовой страстностью, не ограниченной какими-либо представлениями о современном театральном контексте, а спектакль молодой Сойжин Жамбаловой рассказал какую-то очень личную и свежую историю о том, как деятельные старики заедают век молодым.

В этом спектакле, изящно смешавшем эпическую неспешность и масштабность с простотой лирической интонации и незатейливостью бытовой комедии, узнаются цитаты из спектаклей Някрошюса (прощание Ромео и Джульетты похоже на знаменитый смертельный танец Отелло и Дездемоны) и Бутусова (отчаявшийся Бенволио судорожно по очереди поднимает окаменевших своих ровесников — Ромео, Меркуцио, Тибальта, Париса, — а они валятся и валятся на скамью). Но это красивое кружево сложносочиненных мизансцен — совсем не главное достоинство спектакля. По-настоящему трогает молодость героев: Джульетта — совсем подросток, нежная и резкая одновременно, гибкая и колкая, настороженная как зверек, откровенная в своем бесхитростном гневе, когда в ритмах неумелого рэпа бросает в раскачивающийся микрофон свои обвинения старшим. Ромео — неотесанный паренек, городской хулиган, хмурый крепыш, которого любовь меняет даже физически. Когда Джульетта останется со своими родными, с наступающим Парисом один на один, Ромео безмолвной тенью будет обнимать ее сзади, поддерживать за плечи, помогать ее рукам экспрессивно взмывать вверх, будет плавным, сильным, красивым, взрослым.
Здесь как-то по-особому молоды кормилица и священник: первая любит свою воспитанницу как дочь — беззаветно, подробно, обоснованно, в этом спектакле особенно веско звучат ее слова о своей, умершей в младенчестве, дочке. В той решимости, с которой она советует Джульетте выходить за Париса, чувствуется уверенность вещуньи, горькое материнское предчувствие. Суетливый и экспрессивный брат Лоренцо здесь — настоящий ценитель жизни, сибарит и эстет, чуть жеманно просит он музыканта, расположившегося в правом углу сцены, сыграть Шопена.

В спектакле нет надрыва: сцены детской торопливой любви сыграны радостно и иронично — Ромео и Джульетта, сидя на деревянном круге, подвешенном к потолку (так обозначена юрта), тянутся друг к другу, отталкивают благоразумных взрослых, стремящихся не допустить греха до свадьбы. Собственно, и шекспировский текст в бурятском переводе они произносят, ничуть не любуясь его красотами, не жеманясь и не литературничая, — он звучит здесь как естественное свойство молодости и простодушия.

Спектакль начинается с Париса, с нависшей угрозы нежеланного брака — старшие выдают дочку за «своего». Этот Парис ничем не плох, в финале спектакля его жалко почти так же, как главных героев, он тоже стал разменной монетой в родовых играх. Те силы, которые обозначены в спектакле безымянными тенями, вихрями кружащимися по сцене, сужают круг, и в финале, у могилы Джульетты — спокойные, тихие и примиренные молодые, и растерянные, уставшие от самих себя, но продолжающие жить взрослые.

Спектакль Монгольского театра драмы им. Д. Нацагдоржа, в отличие от бурятской версии, сделан с живописным размахом и голливудской фантазией: ажурный балкон Джульетты выезжает из-под земли, на заднике светится луна, сама Джульетта одета в белое платье в пол, обильно расшитое блестками, мужчины — в дорогих камзолах с нашивками, в которых — смесь этники с костюмным кино. В бурятском спектакле нет дуэлей и постановочных драк, а смерть — следствие мрачного сговора. Здесь же — дерутся с размахом, неистовостью, с пронзительным звоном шпаг, невероятной энергией и изяществом поз. Когда смотришь, вспоминаешь фильм Лурмана с его красочным тинейджерством. Впрочем, здесь фантазия режиссера особенно неуемна: Ромео в изгнании тоскует о возлюбленной, и в его снах Джульетта с приделанными к платью ангельскими белоснежными крыльями кружит по сцене на тросах под какой-то сладкий попсовый хит; аптекарь, снабдивший Ромео ядом, оборачивается дьяволом и силой взгляда воспламеняет распятье, зажатое в пальцах испуганного гонца. Спектакль все время сбивает с толку: выбранная стилистика, отсылающая то ли к второразрядной мелодраме, то ли к пародии на индийское кино, каким-то неведомым образом сочетается с невероятной мощью и честностью актерской игры. Вопреки любому логическому объяснению, втягиваешься и нервно следишь за ходом дуэли — ловкий удар Тибальта заставляет вздрогнуть так, будто смерть Меркуцио и правда неожиданность. И сам Меркуцио (получивший на «Алтан Сэргэ» приз за лучшую мужскую роль второго плана) — невероятно пластичный, нервный, трагический. Спектакль невиданно бережен к тексту Шекспира — четырехчасовое действо не пожертвовало почти ни одним персонажем, ни одной сценой.

Третий «Алтан Сэргэ» завершился показами лаборатории: Геннадий Тростянецкий сделал с актерами Бурятской драмы Мольера. Одноактная пьеса «Сганарель, или Мнимый рогоносец» была разыграна как фарс, со свойственной ему стремительностью, заостренностью масочного существования, с долей импровизации (играли на русском, а импровизировали на бурятском). Дмитрий Егоров показал версию пьесы «Прекрасное далеко»: усадив зрителей на поворотный круг, обнажил пространство сцены и закулисья — «рай» с грустными ангелами получился пустынным, неуютным и непригодным для житья.

Фестиваль в Улан-Удэ не просто показал спектакли, позвав в гости соседей: Бурятский театр еще раз, и вполне обоснованно, заявил о своих амбициях на то, чтобы быть центром Азии, не только в географическом, но и в культурном отношении, быть площадкой для диалога и обмена идеями.

Полный текст: "Петербургский театральный журнал"

Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2019 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info@baikal-media.ru

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^