7 июня, 16:40

"Сближение снижением: шесть парадоксов российских регионов"

В отличие от многих стран, России удалось снизить неравенство доходов между регионами во время пандемии – но это произошло за счет того, что более благополучные регионы обеднели сильнее, чем самые бедные, обнаружили экономисты МВФ.

Пандемия усилила экономическое отставание более слабых регионов от более развитых во многих странах мира, однако Россия выглядит исключением: межрегиональное неравенство не усилилось, а сократилось. Но произошло это за счет того, что кризис сильнее ударил по наиболее благополучным. Москва, Петербург, нефтедобывающие регионы испытали двойной шок – от пандемии и от снижения цен на нефть, это и привело к сближению богатых регионов с бедными, пишут в исследовании о региональных дисбалансах и фискальном федерализме в России постоянный представитель МВФ в России Аннет Киобе и экономисты МВФ Оксана Дынникова и Слави Славов.

Доходы бюджетов более богатых российских регионов в среднем снизились в 2020 г. на 24% в годовом выражении, в то время как доходы бюджетов более бедных регионов сократились на 18%. Эту динамику повторили и доходы населения – реальные доходы первого квинтиля в доходном распределении (20% домохозяйств с наименьшим располагаемым доходом) снизились меньше, чем реальные доходы пятого (20% самых богатых домохозяйств), отмечают исследователи, объясняя это тем, что более бедные домохозяйства получили от государства больший объем поддержки.

Межрегиональное неравенство в России снизилось и по итогам последних почти двух десятилетий в целом, с 2003 г., подсчитали авторы: так, соотношение реального ВВП на душу населения между регионами в 90-м процентиле доходного распределения (то есть теми, кто богаче, чем 90% других регионов) и регионами в 10-м процентиле (то есть теми, кто беднее, чем 90% остальных регионов) сократилось с порядка 1,6 до чуть более 1,4. Это также произошло не за счет того, что бедные догоняли богатых, а наоборот: предыдущие рецессии – глобальный финансовый кризис 2008–2009 гг. и введение двусторонних санкций Россией и западными странами в 2014–2015 гг. – точно так же сопровождались падением цен на нефть, став двойным шоком, несоразмерно сильнее затронувшим наиболее благополучные регионы.

Несмотря на сближение уровня доходов, межрегиональное неравенство в России остается выше, чем в развитых странах и в подавляющем большинстве развивающихся экономик: так, в России разница между реальным ВРП на душу населения в самых богатых и самых бедных регионах втрое выше, чем в Португалии или Финляндии, и в полтора раза выше, чем в Турции или ЮАР. Уровень межрегионального неравенства в России выше и в сравнении со странами бывшего соцлагеря – например, Венгрией и Польшей, где региональные различия (западные регионы обеих стран интегрированы в производственные цепочки Германии) отмечались как угроза социальной сплоченности, и в сравнении с крупными развивающимися экономиками с высоким уровнем межрегионального неравенства – Индией, Китаем, Мексикой, Бразилией.

Нестандартный эффект кризиса в регионах Российской Федерации, а также целый ряд других парадоксов экономики российских субъектов, обнаруженных в ходе исследования, авторы объясняют структурными особенностями российской экономики и спецификой российского бюджетного федерализма. Исследователи выявили несколько таких особенностей.

Четыре типа регионов

В своем исследовании авторы поделили все российские регионы на 4 группы: с низким уровнем доходов (ВРП на душу населения) и медленными темпами роста экономики, низким уровнем доходов и высокими темпами роста, высоким уровнем доходов и низкими темпами роста и, наконец, с высоким уровнем доходов и высокими темпами роста. Высоким они сочли показатель, который выше медианного; низким – соответственно, ниже медианы. Эти группы регионов существенно отличаются друг от друга по множеству параметров, от демографической структуры до инвестиционного климата.

Доминирующий фактор неравенства доходов домохозяйств в России – неравенство внутри регионов, а не между ними. Вклад межрегионального неравенства в общее неравенство доходов населения в России составляет лишь 10%, посчитали авторы (для сравнения: в Австрии менее 1%, в Италии – 15%). Причем внутрирегиональное неравенство доходов населения максимально в наиболее благополучных регионах.

Более высокая доля государства в экономике региона связана с более высокой устойчивостью доходов его бюджета в кризис. Возможная причина этого – более стабильная занятость и, как следствие, доходная база: 85% всех поступлений от налога на доходы физических лиц получают бюджеты регионов, остальное – местные бюджеты городских поселений и муниципальных районов (введенный в 2020 г. НДФЛ на процентный доход с депозитов и рублевых облигаций российских компаний, а также часть поступлений от повышенного подоходного налога для доходов свыше 5 млн руб. в год будет направляться в федеральный бюджет). Доля госсектора в ВРП бедных регионов в 1,5–1,7 раза больше, чем в экономике регионов с высокими доходами. Это стало одной из причин региональной конвергенции, то есть более сильного падения доходов в кризис в наиболее обеспеченных регионах.

Парадоксальным образом в России меньше всего от коронакризиса пострадали бюджеты регионов, в которых больше всего пострадавших от локдауна предприятий. Если в большинстве стран мира кризис сильнее всего сказался на бюджетах регионов с более высокой долей бизнеса, который вынужден был приостановить работу во время локдаунов, – предприятий транспорта, торговли, гостиниц и общественного питания, сфер недвижимости, развлечений, персональных услуг, – то в российских регионах все оказалось иначе: там, где таких бизнесов больше, доходы бюджетов сократились меньше. В удивившую экономистов МВФ группу малоуязвимых вошли Брянская, Воронежская, Курская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Ростовская и Пензенская области, а также Алтайский край, Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Крым и Севастополь, которые исследователи относят к регионам с низкими доходами и быстрым ростом экономики.

Причиной такого парадокса не может служить высокая доля госсектора: в другой группе регионов – с низкими доходами и низкими темпами роста экономик – она относительно выше. Причиной не может быть и разная политика властей в отношении локдауна: в стране с конца марта 2020 г. действовал 6-недельный национальный карантин, под который попали все субъекты Российской Федерации, в то время как прокси для расчета потерь региональных бюджетов служили именно данные о снижении фискальных доходов за апрель – май 2020 г., когда действовал локдаун. Разгадка может заключаться в разнице в условиях ведения бизнеса, предполагают авторы: в группе регионов, чьи доходы во время кризиса упали меньше всего, уровень экономических и криминальных рисков – самый низкий в стране, обнаружили исследователи, сопоставив данные Росстата о динамике ВРП с данными рейтингового агентства RAEX, ежегодно составляющего рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России.

Региональные доходы зависимы от поступлений прямых налогов – на доходы физлиц и на прибыль организаций, – а они процикличны. Бюджеты российских субнациональных правительств получают 92% от всех сборов подоходного налога и налога на прибыль, подсчитали исследователи. Среди девяти стран, придерживающихся бюджетного федерализма, с которыми МВФ сравнивает Россию (Австралия, Австрия, Бельгия, Бразилия, Германия, Канада, ОАЭ, США и Швейцария), медианный уровень этого показателя – 29%. Больший, чем в России, объем таких налогов остается только в региональных бюджетах в Объединенных Арабских Эмиратах.

Зависимость российских регионов от прямых налогов – на них в среднем пришлось 58% всех доходов региональных бюджетов в 2015–2019 гг. – имеет целый ряд негативных эффектов, предупреждают исследователи. Во-первых, поступления прямых налогов процикличны. Так, при росте реального ВРП на душу населения на 1% налог на прибыль, собираемый в регионе, в пересчете на душу населения в среднем увеличивается на 3%, подсчитал МВФ. Но при рецессии поступления прямых налогов снижаются – это стало еще одним фактором в сокращении межрегионального неравенства «за счет обеднения богатых» в коронакризис, поскольку больше всего поступлений недополучили наиболее благополучные Москва, Петербург и нефтедобывающие регионы. Во-вторых, несмотря на кризисную конвергенцию, большая доля прямых налогов в доходах бюджетов в действительности усиливает неравенство: наиболее богатые регионы аккумулируют при помощи таких сборов в 2–3 раза больший объем средств, чем остальные.

Трансферты регионам из федерального бюджета тоже процикличны, как и поступления от прямых налогов: оба ключевых источника региональных доходов сокращаются в кризис. Трансферты российским регионам из федерального бюджета (дотации, субсидии, субвенции и другие формы поддержки, например финансирование отдельных инфраструктурных проектов) во многом сглаживают межрегиональные диспропорции, отмечают авторы исследования. Доля трансфертов в бюджетах российских регионов весьма ощутима и для некоторых субъектов составляет до 70%. Сам объем трансфертов также существенен: например, в 2019 г. их общий объем составил 4,1% ВВП, что эквивалентно 55% всех нефтегазовых доходов страны. Однако когда экономика России входит в рецессию, региональные бюджеты постигает двойной удар: снижаются не только их собственные доходы, но и федеральные трансферты.

Продолжение материала по ссылке на источник - портал "Эконс".


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2021 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^