β
μ


Новое

2 мая 2017, 12:04

Здесь власти думают о туристах – это очень большая редкость для России (28.04.2017)

Podcast Hosting - Audio Hosting -

28 апреля 2017 года

Политический журналист и автор путеводителей Lonely Planet Леонид Рагозин обсуждает с ведущим программы "Большой повод" Игорем Озеровым историю создания путеводителя Lonely Planet, путешествие по Восточной Сибири, впечатления от Улан-Удэ и Республики Бурятия, наиболее обратившиеся на себя внимание достопримечательности, перспективы развития туризма в Бурятии, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Большой повод», в студии Игорь Озеров, и я рад представить нового гостя нашей программы - это Леонид Рагозин, журналист, автор путеводителей Lonely Planet. Лёня, добрый день!

Л. Рагозин

- Добрый день, Игорь!

И. Озеров

- Расскажи о своей работе, почему ты здесь, и что такое путеводитель Lonely Planet?

Л. Рагозин

- Lonely Planet - это серия путеводителей, ориентированная на тех путешественников, которые ездят самостоятельно, не используя туристические компании. Lonely Planet делает путеводители абсолютно по всем странам, в независимости от того, ездят туда туристы или нет. В путеводителях можно найти информацию, посвящённую Сомали и Северной Корее. Lonely Planet – достаточно культовое явление - если вспомнить книгу Алекса Гарланда «Пляж», по которой был снят фильм с Леонардо ДиКаприо, то она начинается с того, что главный герой ищет пляж, который не был описан Lonely Planet, а книга была написана в конце 70-х – начале 80-х годов. На Lonely Planet были воспитаны поколения, люди, которые путешествовали тогда с рюкзаками, уже выросли и успели состариться с тех пор как вышел первый Lonely Planet в начале 70-х годов.

И. Озеров

- Где родилась эта идея и кто был её автором?

Л. Рагозин

- Это была британская супружеская пара, они путешествовали по тому, что называется Hippie Trail (тропа хиппи – англ.). Это был наземный путь, который люди преодолевали общественным транспортом или на машинах из Лондона через Южную Азию до Гонконга, либо до Сингапура. В те годы это было более возможно, чем сейчас - тогда не было таких жёстких политических режимов и не было войн в Иране и Афганистане – обе эти страны довольно радостно принимали европейцев, и Иран с Афганистаном были главными местами на этой тропе. Это был период хиппи, когда у молодёжи был культ свободной жизни и путешествий, и очень-очень многие через это прошли. Будущие создатели путеводителя взяли собственную машину и проехали из Лондона до Индии, а потом морем добрались до Гонконга. В Гонконге им пришла идея описать это своё путешествие, так чтобы это было руководство к действию для всех остальных. Они cоздали формат и придумали, как это должно выглядеть, а потом, приехав в Австралию, где они в итоге и поселились, на ротапринте отпечатали несколько десятков копий. Их они продали за пару долларов за штуку, и их расхватали буквально сразу. Они стали делать новые тиражи, которые только росли, и в итоге была создана небольшая издательская империя. Путеводители распространились на весь мир, появилось очень много авторов и редакторов. Под конец, когда Тони и Морин Виллер достигли пенсионного возраста, они продали это всё «Би-Би-Си», а «Би-Би-Си» потом продал путеводитель новому владельцу, который владеет им сейчас.



Л. Рагозин: Lonely Planet - это серия путеводителей, ориентированная на тех путешественников, которые ездят самостоятельно, не используя туристические компании. Lonely Planet делает путеводители абсолютно по всем странам, в независимости от того, ездят туда туристы или нет. В путеводителях можно найти информацию, посвящённую Сомали и Северной Корее



И. Озеров

- Как выглядят эти книжки сейчас?

Л. Рагозин

- Это книжки с обложкой в синих тонах с большой фотографией, которая характеризует описываемую страну. Внутри они достаточно чётко структурированы - если книжки посвящены одной стране, а не нескольким, то это книжки, которые разделены на регионы, а в регионах появляются главки, посвящённые городам или местам, куда ездят люди. Внутри главок есть короткое вдохновляющее описание этого места, есть разделы «Достопримечательности», «Гостиницы», места, где есть, места, где выпивать, что важно, и достаточно серьёзный транспортный раздел, где расписывается, куда, за сколько и по какому расписанию можно доехать. Алгоритм путеводителя скроен под нужды самостоятельных путешественников.

И. Озеров

- Формат книг какой?

Л. Рагозин

- Сейчас очень много разных форматов, в том числе, есть и карманные книжки, но основная книжка стандартная. Я сам пришёл на работу в Lonely Planet через использование этого путеводителя – это была работа мечты, потому что в 90-е годы и начале 2000-х очень много путешествовал по миру.

И. Озеров

- А что заставляет в одну книжку вставлять несколько стран?

Л. Рагозин

- Это скорее маркетинговая стратегия. Есть очень большой слой людей (в основном это американцы и австралийцы), которые приезжают в Европу и путешествуют по очень многим странам. Они приезжают на три месяца и хотят посмотреть все страны Европы. Покупать книжки на каждую страну дорого и тяжело в транспортировке. Поэтому делаются книги по Западной Европе, Восточной Европе, по Средиземноморью. Я, например, делал книги по балтийским странам - три страны - одна книжка.

И. Озеров

- Сокращённые версии.

Л. Рагозин

- Да. И самый первый гид, который они сделали - это был гид по Юго-Восточной Азии. Большинство людей, которые едут туда на месяц или несколько месяцев, они едут не только в Таиланд, они едут и во Вьетнам, и в Лаос, и в Бирму, стараясь захватить все четыре стороны, каждая из которых по-своему интересна.

И. Озеров

- Как долго ты работаешь на Lonely Hlanet и сколько стран, как автор этого гида посетил?

Л. Рагозин

- Lonely Planet не является моей основной работой, авторы Lonely Planet не являются его сотрудниками, они все вольнонаёмные. Есть довольно много авторов, которые только этим и живут – пишут для Lonely Planet и, что не возбраняется, для его конкурентов. У меня другая личная история – я политический журналист, я 12 лет работал на «Би-Би-Си», потом в русском «Newsweek», потом снова на «Би-Би-Си», а в промежутках между всеми этими работами я делал путеводители. Специализировался, в первую очередь, на двух странах бывшего Советского Союза – России, где я делал разные регионы, и, в том числе, отдельную книжку по Москве, и Украине – стране, которую я делал два раза. Потом два года назад я сделал книжку про Балтийские страны, а в ближайшее время буду делать Грецию.

И. Озеров

- Если одна только книжка посвящена Москве, то книжку по России, наверное, сделать невозможно.

Л. Рагозин

- Почему, есть увесистая книга по России, но в ней представлены далеко не все регионы. Россия – это не передовая туристическая держава, прямо скажем, туристов в Россию приезжает мало. Если в пересчёте на душу населения сравнивать Россию и Украину до того, как там началась война, то думаю, что в Украине было бы больше туристов на тот момент, главным образом потому, что в Украину уже давно можно было приезжать без визы. А у России плохая репутация – и политическая, и имиджевая…

И. Озеров

- Это тоже влияет?

Л. Рагозин

- Да, конечно. Есть некоторый страх перед Россией, но главные причины – это визы, которые не очень просто получить, и совершенно средневековая система регистрации на месте, которая очень усложняет (жизнь туристов) и портит впечатление от путешествия. В России нужно думать про какие-то бюрократические вещи, которых нет нигде в мире, кроме Китая и очень-очень авторитарных стран, которые не являются важными туристическими направлениями.

И. Озеров

- Нынешняя твоя поездка с какими регионами связана?

Л. Рагозин

- В этом году я делаю Восточную Сибирь и Москву - книжки обновляются раз в три года Восточная Сибирь – новый для меня регион, до этого я дела Волгу и Урал, делал «Золотое кольцо», а Сибирь – это что-то новое, и, я бы сказал, самое лучшее, из того, что я делал в России.



Л. Рагозин: Есть некоторый страх перед Россией, но главные причины – это визы, которые не очень просто получить, и совершенно средневековая система регистрации на месте, которая очень усложняет (жизнь туристов) и портит впечатление от путешествия



И. Озеров

- Когда авторы Lonely Planet впервые попали в Россию?

Л. Рагозин

- Когда Советский Союз открылся в годы перестройки, Lonely Planet смог послать сюда корреспондентов, но тогда путешествовать было очень-очень трудно, и они пару лет готовили выпуск по СССР. Иностранцев тогда принимали хорошо, но была ужасная инфраструктура, было тяжело передвигаться, отсутствовали нормальные гостиницы. Они выпустили книжку «Lonely Planet по Советскому Союзу» только в январе 1992 года!

И. Озеров

- То есть, уже после Советского Союза.

Л. Рагозин

- Через три года появились книжки, объединяющие бывшие республики СССР, потом это всё сократилось до России и Белоруссии в одной книжке, и в конечном счёте Белоруссия тоже отделилась. Вообще в России и Украине в течение трёх лет обновляется 70 процентов парка ресторанов и 20-30 процентов списка гостиниц. Все страны бывшего Советского Союза довольно быстро модернизируются, появляются новые вещи и происходит радикальное обновление. Например, Бурятию или Иркутскую область можно сравнить с каким-нибудь регионом средиземноморской страны – с островом в Греции, но там или в какой-нибудь итальянской провинции изменения будут, наверное, не такими стремительными. Там не происходит цивилизационных изменений, там нет перехода от советской культуры к современной культуре. А здесь есть города, в которых ещё 8-10 лет назад доминирующим типом гостиниц являлся «советский динозавр» с ужасными запахами из канализации, с паркетными полами и с плохо пахнущей мебелью. Сейчас этого практически уже нет, почти все гостиницы в России и Украине были переделаны, возникло огромное количество новых форматов. Формат гостевого дома, который в России был немыслим 15 лет назад, в Восточной Сибири за пределами больших городов стал доминирующим. Возник малый бизнес, появились хозяева, которые переделывают свои дома либо квартиры под гостиницы и зарабатывают на этом какие-то деньги.

И. Озеров

- В Бурятии тема туризма в последние годы стала актуальной. С учётом нашего местоположения, климата и красот как, ты считаешь – возможно ли здесь развивать туризм?

Л. Рагозин

- Восточная Сибирь в плане самостоятельного туризма – абсолютно передовой регион России, несравнимый в принципе ни с каким другим регионом. Если посмотреть на количество хостелов, которая специализируются на иностранных туристах в Иркутске, то, возможно, их столько же, сколько во всей остальной России вместе взятых. Стесняться и прибедняться вам абсолютно нечего - байкальский регион очень мощный для российского туризма. Он хорош тем, что в туризм очень хорошо вовлечён малый бизнес, очень много независимых от государства и больших корпораций частных предпринимателей, и это всё на очень хорошем уровне. Хорошо, что пока здесь всё не идёт по сочинскому или крымскому пути, кроме Листвянки. Крымский путь, особенно в украинский период Крыма, - это путь очень хаотичного развития бизнеса без понимания мэриями, как должны выглядеть города. Они не понимают, что если поставить тысячи киосков и лотков с шаурмой, то контингент приезжающих будет очень некачественным, будет мало денег, и они мало чего добьются. Крым в каком-то смысле был убит очень дешёвым массовым туризмом и неорганизованным туристическим бизнесом. Есть пример Сочи – очень коррумпированный и советский путь развития, когда что-то спланировано сверху, но не соответствует реалиям туристического рынка и ожиданиям покупателей – в итоге это дорого, некрасиво и глупо.

И. Озеров

- Давай обратимся к Бурятии – где ты побывал здесь, и как республика выглядит для тебя?

Л. Рагозин

- Бурятия очень красивая, я читал о ней и видел на картинках, но до конца не понимал, насколько это степной регион насколько он является ландшафтным продолжением Монголии, что он более экзотичен, чем Иркутская область, и насколько здесь развита инфраструктура. В Бурятии есть Байкал, Баргузинская долина и Святой нос, где, как я понимаю, самый красивый Байкал. Нужно понимать, что человек, который приезжает в Бурятию, выберет на Байкале только одно место, и я бы, наверное, рекомендовал в качестве таких мест Горячинск – Гремячинск – Усть-Баргузин, а также какой-то активный отдых, связанный с походами по Большой Байкальской тропе. Ещё меня абсолютно поразила Тункинская долина, а я много чего видел в мире. Это очень фотогенично и просится в глянцевые журналы, особенно после Иркутской области с её российским раздраем, бульдозерами и не самым привлекательным населением. Чистая трава, аккуратные деревни, кони, коровы – ты доезжаешь до Аршана и у тебя всё время отваливается челюсть от просмотра всего этого. Аршан – очень хороший пример в плане развития инфраструктуры, здесь большое количество гостевых домов, которые не адски выбиваются архитектурно, и они не портят ландшафт. А что касается Байкала, то здесь абсолютно недооценён зимний сезон, который возможно лучше, чем летний.



Л. Рагозин: Восточная Сибирь в плане самостоятельного туризма – абсолютно передовой регион России, несравнимый в принципе ни с каким другим регионом



И. Озеров

- Многие именно так и считают.

Л. Рагозин

- Летом сильно отпугивает ситуация с насекомыми, клещами, никто не хочет заболеть энцефалитом – это очень тяжело продать массовому туристу. А зима, концепция русской зимы – это товар, это то, что продаётся, на мой взгляд. Можно объяснить туристам, что холод не страшен, что в марте, когда по льду ещё можно ездить на машине, это вообще не холод, и при этом очень красиво. Мне кажется даже до российских туристов ещё не достаточно донесена идея, что если хорошо подумать, на Байкал лучше приезжать зимой, чем летом.

И. Озеров

- Твои впечатления от Улан-Удэ, как города для туристов.

Л. Рагозин

- Из года в год Улан-Удэ в путеводителе описывается, как один из наиболее приятных сибирских городов. Он очень привлекателен своей компактностью – если от площади Советов спуститься к Одигитриевскому храму, то ты по пути увидишь большую часть из того, что заносится в путеводители в качестве достопримечательностей. Город, безусловно, советский со всеми визуально-эстетическими проблемами, связанными с отсутствием вкуса у советской власти. Нет, вкус был, но только в связи с массивными дворцовыми строениями в центре города. Улан-Удэ производит очень хорошее экзотическое впечатление по сравнению с русскими городами – из-за населения и из-за бурятской и монгольской еды, которая здесь доминирует. Хорошо, что есть пешеходная зона Арбата – туристическая ось с информацией, стендами и названиями улиц. Здесь власти думают о туристах – это очень большая редкость для России. Есть большой потенциал у обеих рек Улан-Удэ, если сделать набережные.

И. Озеров

- В Улан-Удэ ты обратил внимание на памятник жертвам политических репрессий.

Л. Рагозин

- Это произведение искусства, это очень качественный памятник – естественно, не советский, но и не постсоветский – сейчас очень много безвкусных памятников, которые устанавливаются по всей России, и, в том числе, в Москве. Это большая редкость, потому что памятники жертвам политических репрессий в России появляются с большим трудом. Есть проект Сергея Пархоменко «Последний адрес», можно по пальцам пересчитать музеи, посвящённые репрессиям. Самый известный музей «Пермь-36» фактически был закрыт - он был передан тем людям, которые представляют организацию, которая и осуществляла эти репрессии – это такое издевательство над жертвами. Есть томский музей…

И. Озеров

- Очень хороший, я был там совсем недавно.



Л. Рагозин: Можно объяснить туристам, что холод не страшен, что в марте, когда по льду ещё можно ездить на машине, это вообще не холод, и при этом очень красиво. Мне кажется даже до российских туристов ещё не достаточно донесена идея, что если хорошо подумать, на Байкал лучше приезжать зимой, чем летом



Л. Рагозин

- Есть новый московский музей ГУЛАГа.

И. Озеров

- Местное общество памяти жертв политических репрессий продвигает идею создания музея как раз недалеко от мемориала – может быть, получится. Леонид, на какого туриста нам стоит опираться?

Л. Рагозин

- Очевидно, что рядом огромный Китай, и это основной рынок. Есть российский турист – подавляющее большинство россиян из европейской части никогда не было ни на Байкале, ни в Сибири - Байкал просто не продан российскому туристу. Что касается европейского и американского туриста, он никогда не будет здесь массовым, но это показатель качества. Байкал – это магнит, культовый статус есть и у Транссиба. Если у иностранного туриста попросить назвать 20 путешествий, который бы они хотели осуществить за жизнь, люди скорее всего назовут Транссиб. Проехать по Транссибу – это не совсем рациональный культ, это бренд, сравнимый с Петербургом и Москвой. Если иностранные туристы будут приезжать сюда, значит здесь есть конкурентноспособный туризм, а если приезжают только россияне и китайцы – это ещё не показатель большой развитости.

И. Озеров

- В программе «Большой повод» принимал участие Леонид Разгозин, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

Л. Рагозин

- Спасибо большое, до свиданья!


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2020 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^