4 апреля 2017, 12:29

«Прямая линия» - это сеанс психотерапии, а если у вас кровоточащая рана в виде коррупции, то для психотерапии довольно поздновато (03.04.2017)

Listen Music Files - Audio Hosting -

3 апреля 2017 года

Писатель Цокто Жигмытов обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым антикоррупционные митинги, прошедшие в России 26-го марта, итоги опроса "Левада-Центра", согласно которому россиян, которые готовы предъявить требования государству, стал больше, чем тех, кто готов ему помогать, причину переноса "Прямой линии" президента России с апреля на более позднее время, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я рад приветствовать писателя Цокто Жигмытова. Цокто, добрый день!

Ц. Жигмытов

- Добрый день!

И. Озеров

- Начнём с возмущённой реплики одного из читателей нашего сайта Baikal-media.ru, который оставил под интервью с Алдаром Эрдынеевым следующие замечания: «Почему вы здесь, в Улан-Удэ, не обсуждаете избиение полицией митингующих 26-го марта, ведь большинство людей ничего не знает, а зомбоящики молчат намеренно. А почему вы боитесь бить по репутации Путина, почему Навальный выступает у вас как враг народа, никто из ваших приспешников не сказал о нём доброе слово, почему не обсуждаете провальную политическую проблему Путина, когда на днях США объявили о новых санкциях против восьми крупных российских предприятий?». Я просто сразу о тебе вспомнил, о том, что в прошлый раз ты меня как раз в обратном упрекал - я тут против правительства в основном топлю, а читатели теперь пишут, что я, наоборот, такой пропутинец. Как это объяснить?

Ц. Жигмытов

- Я тут обдумывал свои собственные слова, когда я тебе высказал эти обвинения. Я понял, что у людей сейчас наблюдается то, что один из философов называет катастрофофилией. Она была наиболее заметна в истории перед Первой мировой войной. Гигантским переменам, подобным Первой мировой войне, предшествует период относительной стабильности. И ещё есть такой момент, связанный с нашей биологии - когда мы долго не испытываем одно из пяти чувств, куда входит и ненависть, у нас снижается порог этого чувства, допустим, ненависти. То есть, в итоге мы можем ненавидеть за какие-то совершенные пустяки. Реально, если кто-нибудь в интернете напишет «ложить», то у человека с филологическим образованием может быть реальный приступ ненависти – химически проверяемый приступ. И у нас в народе получается такая заряженность на конфликт, это обозначается поговоркой «Горя в жизни мало». Сейчас у людей много бытовых неурядиц, которые, в принципе, решаемые, но горя такого давно не испытывали.

И. Озеров

- То есть, Сталина на вас нету, другими словами?

Ц. Жигмытов

- Не знаю, Сталина или не Сталина. Судя по отзывам моих родственников, там была война, послевоенное восстановление со всеми издержками – там люди понимали, что есть важное, а есть неважное. Соответственно, задержание каких-то школьников в Москве – это, конечно, заметное событие, но, по сравнению с общими гигантскими трендами - с деградацией экономики, которую мы уже заметили на своей шкуре, с коррупцией (это не так важно). Коррупция используется и в фильме Навального, так скажем.



Ц. Жигмытов: У людей сейчас наблюдается то, что один из философов называет катастрофофилией. Она была наиболее заметна в истории перед Первой мировой войной. Гигантским переменам, подобным Первой мировой войне, предшествует период относительной стабильности



И. Озеров

- Она есть на самом деле, фильм Навального тебя убедил как-то или нет?

Ц. Жигмытов

- Нет. Я сам занимаюсь рекламой, я составляю тексты, которые будут убеждать – за определённые деньги можно собрать команду, которая будет писать такой продукт. Причём, и сам Навальный - более или менее талантливый копирайтер, именно как писатель электронных текстов. В фильме про Медведева всё сделано неплохо - можно и лучше, но неплохо. Меня больше в этой кампании больше поразил масштаб и ориентация посева - есть такой термин в управлении социальными медиа. Люди постоянно хотят какого-то конфликта, и это происходит в первую очередь из-за экономической ситуации - всё по Марксу. У нас ожидания значительно превосходят наши возможности, и отсюда имеет место быть фрустрация. А поскольку у нас порог ненависти занижен в силу условно сытых нулевых, то у нас в любое действие вызывает ненависть и желание соорганизоваться, а то и какие-нибудь увечья нанести, хотя бы словесные. И это меня, конечно, печалит.

И. Озеров

- Я понял, что фильм Навального для тебя - это не более, чем грамотно составленный рекламный текст, то есть, фактаж тебя совершенно не убедил?

Ц. Жигмытов

- С фактажом пусть разбираются. Я думаю, что если он действительно кого-то убедил, то напишите – разберитесь, пожалуйста, и вам ответят.

И. Озеров

- Власть занимается отговорками – что взять с судимого человека, который преступник и осуждён.



Ц. Жигмытов: В фильме про Медведева всё сделано неплохо - можно и лучше, но неплохо. Меня больше в этой кампании больше поразил масштаб и ориентация посева - есть такой термин в управлении социальными медиа. Люди постоянно хотят какого-то конфликта, и это происходит в первую очередь из-за экономической ситуации - всё по Марксу



Ц. Жигмытов

- Вот если мы сторонники Навального – чего он от нас хочет? Я пишу – «Я, Цокто Жигмытов, требую от Следственного комитета…». Мне отправить это письмо будет в пределах ста рублей. Отправь в местный Следственный комитет, они дальше отправят, отправь в прокуратуру. Где эти письма?

И. Озеров

- Я не знаю, надо проверить, возможно, и есть. (Навальный указывает, что в дальнейшем по эпизодам расследования будут поданы заявления в правоохранительные органы. «Да, мы понимаем, что сейчас власть сделает всё, чтобы предотвратить любые шаги, которые обязаны предпринять правоохранительные органы. То есть повторится то, что было с Чайкой. Но, как говорится, в России надо жить долго. Рано или поздно мы своего добьёмся», — говорит он znak.com – ред.)

Ц. Жигмытов

- Ты сторонник Навального, ты этим даже не озадачился, у тебя задача другая – ты говоришь об этом в эфире, хотя обвиняют, что не говоришь (смеются).

И. Озеров

- Я потерялся, чем мне здесь заниматься.

Ц. Жигмытов

- Где письма?

И. Озеров

- Ты занимаешь в чём-то выгодную позицию стороннего наблюдателя. Представь – тебя что-то в стране глубоко возмущает, возможно, та же коррупция. Ты поддался на призыв какого-нибудь Навального, пошёл на митинг, а тебя в ответ обзывают катастрофофилом, говорят, что ты просто поддаёшься на рекламные тексты, и так далее.

Ц. Жигмытов

- Но почему сразу митинг?

И. Озеров

- На Западе это распространённое поведение.

Ц. Жигмытов

- Самая распространённая на Западе – жалоба.

И. Озеров

- Но митингов и демонстраций у них тоже изрядное количество – посмотри, каждый день что-то происходит. Учителя бастуют против понижения заработной платы, фермеры бастуют – не в Росси, а на Западе это рядовое явление. Они и референдумы по любому поводу проводят.

Ц. Жигмытов

- Я в основном слышу про какие-то теракты.

И. Озеров

- В западных демократиях проходит очень много народных изъявлений. А у нас как-то один митинг, и он стал таким большим событием.

Ц. Жигмытов

- У нашего гражданина отношения с государством во многих смыслах интимные. Зачем шум – возьми, напиши письмо, подожди положенный срок, потом отправь в прокуратуру. Государственная машина очень тормозная, но если провернётся, то она заработает, чем-то всё равно это закончится. Я несколько таких писем написал, т моя первая эпическая победа была по поводу незакрытого люка в Энергетике.

И. Озеров

- Ты, наверное, самый счастливый россиянин – тебя всё устраивает.

Ц. Жигмытов

- Мне кажется, грамотно составленное заявление, желательно, напечатанное на принтере, оно работает. Куда им деваться, оно же пришло!

И. Озеров

- И там всякие чудеса бывают.

Ц. Жигмытов

- Когда ты просто пишешь, рано или поздно это всё равно аукнется. Настоящие сторонники Навального должны писать заявы, я так считаю – «прошу проверить факты, изложенные в фильме «Он вам не Димон». Через месяц тебе ответят, ты этот ответ отсканируй, свой адрес вычеркни, вывеси (в соцсетях) - ещё одна волна пойдёт. Потом пускай пресс-служба Следственного комитета отбрехивается – пусть работают!

И. Озеров

- Вот власть тебе сейчас скажет – запускаешь здесь пресловутые сетевые технологии! Ещё, возможно, агентом Госдепа тебя назовут!

Ц. Жигмытов

- А пришёл сторонник Навального на митинг – и что? Где последствия?

И. Озеров

- Сейчас о последствиях и поговорим. «Левада-Центр» провёл опрос – россиян, которые готовы предъявить требования к государству, стало больше, чем тех, кто готов ему помогать. Как выяснилось, причиной недовольства граждан стало общее ухудшение социально-экономической ситуации в стране. Социологи говорят, что так называемый «Крымский консенсус» себя исчерпал и не компенсирует обществу обостряющихся проблем.

Ц. Жигмытов

- Крымский консенсус – это придумка политтехнологически ориентированных социологов.

И. Озеров

- То есть, ты считаешь, что россияне не сплотились вокруг Крыма?

Ц. Жигмытов

- Они сплотились, но по разным причинам. В возвращении Крыма большинство видит начало каких-то действий. Вернули – и что дальше? Сказали «Крым» - говорите дальше!

И. Озеров

- То есть, какую-то другую географическую…

Ц. Жигмытов

- Необязательно – какой-то качественный рост. Можем же, как большие, давайте дальше действовать, как большие! Это был кредит доверия - Крым можем, давайте ещё что-нибудь. И вот мы ждём два года.

И. Озеров

- Последовало что-то или нет – Донбасс ты продолжением не считаешь?

Ц. Жигмытов

- В Донбассе, как говорят официальные лица, Россия стороной конфликта не является. Ну как не явяляется – культурно и информационно мы один фиг являемся стороной конфликта.

И. Озеров

- Я думаю, что не только – танкисты из Бурятии давали интервью, вернее, родом из Аги.

Ц. Жигмытов

- А куда деваться – всё равно это под боком у нас горит. Но нужны качественные рывки – смогли сделать Олимпиаду, в том же году Крым, в том же году пошли посадки губернаторов. Ожидания резко возросли после Крыма, а кредит доверия был выдан примерно на три года - обещанного три года ждут! И сейчас как раз три года и кончились. За три года принципиальных прорывов, равных крымскому, не было, но, подвижки есть, особенно в системе государственного управления. Электронные госуслуги, электронное правительство - там уже меньше надо бегать, меньше в очередях стоять.

И. Озеров

- Ты думаешь, это эмоционально сравнимые вещи - что-то Крыма нового давно не было, но хоть справочки легче подавать?

Ц. Жигмытов

- Эмоционально они, может быть, несравнимы, а по масштабам и качеству принятых решений, я думаю, что сравнимы. Правда, ещё впереди есть более масштабные задачи типа дорог и коррупции, повышения производительности труда, о которой Владимир Владимирович постоянно говорит. Я просто не представляю, как в нашем обществе повышать производительность труда в условиях санкций и разорванных технологических цепочек. Они у нас дважды разорваны – со времён СССР и сейчас, под санкциями, причём ещё в условиях разваливаемых образования и науки. Это реальные задачи ценой в десяток Крымов минимум.

И. Озеров

- Ты сказал о коррупции, но Дмитрию Анатольевичу в коррупции отказываешь.



Ц. Жигмытов: Я просто не представляю, как в нашем обществе повышать производительность труда в условиях санкций и разорванных технологических цепочек. Они у нас дважды разорваны – со времён СССР и сейчас, под санкциями, причём ещё в условиях разваливаемых образования и науки. Это реальные задачи ценой в десяток Крымов минимум



Ц. Жигмытов

- Признать человека виновным может только суд.

И. Озеров

- Его же никто не обвиняет, просто показывают какие-то связи – давайте проверим.

Ц. Жигмытов

- Обвиняйте и проверяйте.

И. Озеров

- Проверили – полетали геликоптерами, нашли кроссовки, нашли рубашки, установили связи.

Ц. Жигмытов

- Пишите заявления. Не пишите с праведным гневом в соцсетях - проклятая страна, валить отсюда надо - напишите заявление перед тем, как валить из этой проклятой страны – может, она успеет стать лучше, прежде чем вы уедете!

И. Озеров

- Ну, всё, Дмитрий Анатольевич попал! (смеётся). Мне кажется, прямое следствие (антикоррупционных митингов) в том, что Владимир Путин перенёс свою традиционную апрельскую «прямую линию» на июнь. Есть взаимосвязь, на твой взгляд?

Ц. Жигмытов

- Связи может и не быть, но корреляция есть – почему нет? Похвастаться-то, действительно, нечем, по ощущениям коррупция есть и деньги куда-то деваются, постоянно вывозятся, постоянно открываются какие-то дела, зарплаты не выплачиваются. А «прямая линия» - это сеанс психотерапии, а если у вас кровоточащая рана в виде коррупции, то для психотерапии довольно поздновато.

И. Озеров

- В программе «Особое мнение» принимал участие Цокто Жигмытов, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

Ц. Жигмытов

- До свиданья!
 

Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2020 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^