20 октября 2016, 10:17

К 2017 году было обещано, что Бурятия выйдет на бездотационный бюджет. А что мы видим в реальности? (19.10.2016)

Download Music - Audio Hosting -

19 октября 2016 года

Политолог, доктор социологических наук, профессор БГУ Эрдэм Дагбаев обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым  заявлениев Генпрокуратуру Вячеслава Мархаева о «противоправных действиях» Вячеслава Наговицына и Петра Носкова, сравнение "Стратегии-2030" с "троечной курсовой", предстоящие праймериз партии "Единая Россия" на пост главы Бурятии, возможный претендентов на пост руководителя Бурятии,  и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и напротив меня - доктор социологических наук, профессор Эрдэм Дагбаев. Эрдэм Данзанович, добрый день!

Э. Дагбаев

- Добрый день!

И. Озеров

- Вячеслав Мархаев, сенатор от Бурятии, лидер наших коммунистов, написал в генпрокуратуру заявление о «противоправных действиях» Вячеслава Наговицына и Петра Носкова. До этого, как мы помним, было обращение к президенту России. Речь идёт о том, что Александра Сучкова осудили неправомерно в связи с так называемым «домиком Наговицына», а виноваты другие должностные лица. На что это больше похоже – на подготовку к выборам главы или это реальная забота сенатора от Иркутской области, попытка разобраться в какой-то противоправной ситуации?

Э. Дагбаев

- Я думаю, скорее, это подготовка к выборам, хотя, конечно, в этом случае, есть и элемент заботы, потому что, так не бывает, чтобы в чистом виде действовал только один мотив. Это у всех на устах, эту ситуацию уже обсуждают, по-моему, год или два. В данном случае, мне кажется, что возобновление этой ситуации связано с тем, что фактически стартовала избирательная кампания по выборам главы региона. Сейчас у нас впереди что ни год, то выборы – в 2017 году выборы главы, в 2018 году - выборы депутатов Народного Хурала плюс президента России, а в 2019 году, возможно, выборы мэра. А наша история связана с тем, что был построен гостевой домик за 60 миллионов рублей, но, проживает в нём глава республики. Сейчас Мархаев атакует Наговицына, и это уже борьба репутаций, борьба имиджей.

И. Озеров

- Каких-то сенсаций, пересмотров дел и возбуждения новых вы от этого не ждёте?

Э. Дагбаев

- Я не думаю, что ситуация изменится, потому что и правоохранительные органы, и Народный Хурал, и общественность, в принципе, свою позицию обозначили.



 Э. Дагбаев: Сейчас у нас впереди что ни год, то выборы – в 2017 году выборы главы, в 2018 году - выборы депутатов Народного Хурала плюс президента России, а в 2019 году, возможно, выборы мэра



И. Озеров

- 10-го октября была обнародована «Стратегия-2030», у нас, по-моему, ещё есть «Стратегия-2025». Бывший министр экономики Бурятии Татьяна Думнова сравнила «Стратегию-2030» с «троечной курсовой», и нашла в ней ряд противоречий, другие эксперты высказывают схожие мнения, говорят о том, что она сырая и недоработанная. Что вы думаете по поводу этой конкретной стратегии, и, вообще, по поводу смысла написания таких стратегий? Насколько я помню, они принимаются, обсуждаются, а итогов никаких не подводится.

Э. Дагбаев

- Сейчас я не готов обсуждать содержание «Стратегии-2030», хотя меня тоже приглашали в группу по обсуждению в интернет-пространстве, в том числе, в очень активной группе Тумуна Цыдыпова – это наш выпускник, он сейчас работает в Москве. Здесь надо попунктно очень внимательно изучать, и, конечно, специалисты уже имеют определённую точку зрения. Как субъект федерации мы должны иметь стратегические планы по развитию – лихие 90-е годы показали, что значит – жить без плана, когда мы не имели ни стратегии, ни тактики. «Стратегия» - это название документов, имеющих долгосрочную перспективу, и «Стратегия-2030» относится либо к среднесрочным, либо, скорее, долгосрочным проектам развития. Один из тех планов, которые мы выполняем, был до 2017 года. И, я думаю, многие помнят, что именно к 2017 году было обещано, что Бурятия выйдет на бездотационный бюджет. А что мы видим в реальности?

И. Озеров

- С точностью до наоборот.

Э. Дагбаев

- Да, ситуация не только не улучшилась, но даже ухудшилась. Недавно председатель комитета Народного Хурала по бюджету Цыбикмитов озвучил такие факты – у нас практически все крупные предприятия находятся на грани банкротства, на авиазаводе и «Стальмосте» тяжёлая ситуация, практически, нет доходов и крупных инвестиций. Почему так происходит? Понятно, сейчас мировая конъюнктура очень сложная, и в России экономические колебания, но, стратегию мы должны иметь, и она должна выполняться. Да, вполне возможны корректировки, но, у нас корректируют только в сторону уменьшения показателей, причём это делается не очень публично. Там, где действительно невыполнимо по объективным причинам, мы можем согласиться с тем, что надо корректировать, но, когда корректируют по всем параметрам для того, чтобы заявить о том, что план выполняется – это уже…

И. Озеров

- Очковтирательством называлось в советское время.



Э. Дагбаев: Недавно председатель комитета Народного Хурала по бюджету Цыбикмитов озвучил такие факты – у нас практически все крупные предприятия находятся на грани банкротства, на авиазаводе и «Стальмосте» тяжёлая ситуация, практически, нет доходов и крупных инвестиций



Э. Дагбаев

- Это уже никуда не годиться. Причём это делается без лишней помпы, общественность и не в курсе, за исключением специалистов по этим вопросам. Я считаю, что должно быть публичное обсуждение по выполнению плана социально-экономического развития. Если общество соглашается, что по данной отрасли или по этому параметру мы можем отложить до лучших времён – тогда, да, но, не так, чтобы это было удобно выполняющей организации. А то получается, что правительство само разрабатывает эту программу, потом принимает её на заседании Хурала, потом они сами вносят туда коррективы, сами исполняют и ещё сами контролируют – так невозможно. По этим планам должен быть большой, серьёзный разговор, правительство должно отчитываться, в том числе, и публично – общество способно понять их. Но там, где речь идёт о тех параметрах, которые не выполняются в силу расхлябанности или некомпетентности отдельных министров - здесь должны применяться очень жёсткие меры, надо просто потребовать с этих людей. Мы в 90-е годы стали необоснованно высмеивать пятилетние планы…

И. Озеров

- Это была аллергия на советские пятилетки.

Э. Дагбаев

- А сейчас у нас план что дышло - куда повернул, туда и вышло.

И. Озеров

- А с чем связано желание властей корректировать и делать вид, что у нас всё неплохо – страх перед федеральными властями?

Э. Дагбаев

- И страх перед федеральными властями, и желание не стать двоечниками, чтобы продлить своё пребывание у власти и доказать свою эффективность.

И. Озеров

- В случае, когда наш глава будет не назначен президентом России, а всенародно избран, его независимость от федеральной власти уменьшится, или при Владимире Владимировиче всё останется по-прежнему?

Э. Дагбаев

- Конечно, уменьшится. Сейчас Наговицын, как и любой назначенный глава, несёт ответственность прежде всего перед теми, кто его назначил. Ему поставили ключевую задачу – уменьшить зависимость бюджета Бурятии от федеральных дотаций, обеспечить стабильность и политическую лояльность в республике. А в случае, когда глава избирается, ответственность перед центром остаётся, но приобретается другая сторона ответственности –ответственности перед гражданами, которые его избрали. В этом случае глава вынужден учитывать мнение людей, потому что они его избирали, они ему давали наказы, он перед ними выступал с программой, и он отвечает за её выполнение. И здесь специфика регионального лидера будет проявляться в полной мере, то есть, здесь уже требуются не просто дисциплинированность, но и определённая харизма, умение работать с массами, умение настраивать общественность в правильном русле, привлекать её на свою сторону. Те, люди, которые прошли выборы, очень серьёзно отличаются от тех, кто их не прошёл – это большая школа и трудное дело.

И. Озеров

- Если народ республики выберет Вячеслава Владимировича на третий срок, мы получим какого-то нового Наговицына?

Э. Дагбаев

- Я думаю, да, в силу тех самых причин. В этом случае Вячеслав Владимирович будет вынужден действовать, в том числе, и в угоду жителям республики. Это не говорит о том, что до этого он принимал решения не в угоду, это говорит о приоритетности и принципах работы. Он будет предлагать определённую программу и будет её выполнять, а программу он будет предлагать ту, которую желает народ.



Э. Дагбаев: Сейчас Наговицын, как и любой назначенный глава, несёт ответственность прежде всего перед теми, кто его назначил. Ему поставили ключевую задачу – уменьшить зависимость бюджета Бурятии от федеральных дотаций, обеспечить стабильность и политическую лояльность в республике. А в случае, когда глава избирается, ответственность перед центром остаётся, но приобретается другая сторона ответственности –ответственности перед гражданами, которые его избрали



И. Озеров

- У нас есть яркий пример из недалёкого прошлого – Леонид Васильевич Потапов, человек, который исключительно избирался на свой пост, человек, который действовал в условиях кризиса (и у нас сейчас кризис). С этой точки зрения, как сейчас можно оценить его деятельность?

Э. Дагбаев

- В последний раз Потапов набрал свыше 70-ти процентов голосов. Как мы это должны оценивать? Он был человеком, которому мы доверились, все его оппоненты близко не подошли к его результату. Это означает – то, что он делал и предлагал, было лучшим. Очень многие его критиковали – Леонид Васильевич воплощает консервативную линию, он не сумел удержать регион на уровне развитых, и так далее. Сейчас, по происшествии времени, рассуждать легко – а если бы был другой президент, не могло бы быть ещё хуже? Кто из нас может чётко знать ответ на этот вопрос? Он избрал такую тактику – сохранить имеющиеся производства и трудовые коллективы, из бюджета выделялись средства, чтобы их спасти, при этом всю социальную сферу стремились сохранить. Плохо это или хорошо? Может быть, плохо с той точки зрения, что эти средства не сосредотачивались на прорывных экономических направлениях, но, он выбрал эту линию. Кроме того, объективно Республика Бурятия никогда не была в числе развитых, и была серьёзная угроза превратиться в долгоиграющий депрессивный регион, но этого не произошло. Да, некоторые предприятия пропали или попали под контроль других (собственников), но, сейчас, когда мы имеем назначенного главу, ситуация не сильно отличается, а, может быть, в чём-то и хуже.

И. Озеров

- Мы продолжаем терять предприятия.

Э. Дагбаев

- Значит точно так же мы будем оценивать и нынешнего главу с учётом нынешней ситуации, а она другая. Леонид Васильевич мне говорил – когда он был избран, Борис Николаевич Ельцин на общем мероприятии подошёл, поздравил, и сказал – раз вас выбрал народ, мы будем с вами работать. И, действительно, работал, и на последнем этапе поддерживал те предложения, которые вносились из Бурятии.

И. Озеров

- Вы сказали, что при Потапове была угроза превращения Бурятии в долговременный депрессивный регион. Сейчас эта угроза сохраняется?

Э. Дагбаев

- В целом угроза сохраняется, в том-то всё и дело. Республика по-прежнему не в числе самых развитых, хотя по ряду параметров мы сделали шаг вперёд, построены стадионы, дворцы, детские сады, школы. Но, беда в том, что развития крупных предприятий не происходит. Я не могу назвать ни одного предприятия, которое бы в условиях рынка за 10 лет сделало мощный рывок вперёд. Это говорит о каких-то системных недочётах.

И. Озеров

- Это только Бурятии касается или в целом России?

Э. Дагбаев

- В России есть успешные регионы.



Э. Дагбаев: Республика по-прежнему не в числе самых развитых, хотя по ряду параметров мы сделали шаг вперёд, построены стадионы, дворцы, детские сады, школы. Но, беда в том, что развития крупных предприятий не происходит. Я не могу назвать ни одного предприятия, которое бы в условиях рынка за 10 лет сделало мощный рывок вперёд. Это говорит о каких-то системных недочётах



И. Озеров

- Они, как правило, завязаны на полезные ископаемые.

Э. Дагбаев

- Не во всех случаях. Например, Калужская область, её губернатора Артамонова приводят в пример – как он сумел развить производственные комплексы в области машиностроения, в инновационной сфере, а Калужская область – не самый развитый регион. А у нас так и не появилось той отрасли, которая стала бы фундаментом развития. Говорили - туристическая отрасль может стать таким фундаментов, а также горнорудная, горнодобывающая, и развитие технологических инноваций. Но ни одно из этих направлений не развивается. При этом и традиционные отрасли не поднимаются – ни сельское хозяйство, ни лесная, ни деревообрабатывающая отрасли – и это вызывает определённую тревогу.

И. Озеров

- Говоря о 70-ти процентах голосов избирателей у Леонида Васильевича Потапова, вы сказали, что это свидетельствовало о большом доверии народа. Сейчас опять будут выборы – для вас какая победа была бы комфортной с точки зрениря доверия народа – когда один бы набрал 70 с лишним процентов, а ближайшие конкуренты – в районе 10-15-ти процентов, либо, когда это была бы битва ноздря в ноздрю?

Э. Дагбаев

- Мне кажется, здесь нужно разделить несколько моментов. С точки зрения классической политологии, конечно, мы за то, чтобы была острая конкурентная борьба. Это интересно и говорит о том, что политическая система работает правильно, и существует общественная активность. Это как в США, где два основных кандидата идут ноздря в ноздрю, один из них побеждает и это считается большой победой демократии. Но, в нашей ситуации, если с 51-м процентом против 49-ти побеждает один, то это приведёт к ещё большему расколу жителей республики. Это будет означать, что победившая сторона забирает всё – власть, посты, экономические активы, и прочее. И с этой точки зрения явная победа одного, пусть при определённой конкуренции, была бы предпочтительнее. Когда Потапов побеждал, никто же не ожидал, что сейчас республика резко начнёт взлетать и пойдут инвестиции - мы объективно оценивали ситуацию. Но, была и другая сторона - это позволило избежать резких потрясений - победили те, кто воплощает собой традиционное видение политики. А в нынешней ситуации вполне возможно, что выборы не закончатся абсолютно доминирующей победой одного. Сейчас у оппозиции сформировался явный лидер, чего не было в ситуации 90-х годов – это КПРФ и Вячеслав Михайлович Мархаев. От «Единой России» пойдёт Вячеслав Владимирович Наговицын, но, есть, возможно, и третий кандидат.

И. Озеров

- Вы Слипенчука имеете в виду?

Э. Дагбаев

- Да, это третий политический тяжеловес. Здесь дело не в партии, которую он представляет, а в самой личности. Он обладает денежным ресурсом, может быть, даже таким, каким не обладают его основные соперники.

И. Озеров

- И уже имеет какой-то персональный электоральный ресурс.

Э. Дагбаев

- Да, 16 процентов есть, штабы есть, мы уже знаем, те, кто персонально на него работает. У Мархаева есть 20 процентов, которые набрала КПРФ, а его личностный ресурс позволяет набрать ещё больше. У Наговицына – процент, набранный «Единой Россией», но, сложно сказать, прибавит или убавит ему проценты личностный ресурс.

И. Озеров

- Наверное, у Наговицына ресурс никак не меньший, чем у Мархаева.

Э. Дагбаев

- В финал выйдут двое, и весь вопрос в том, у кого больше голосов отберёт Слипенчук? Кроме того, есть целый ряд факторов – этнический, территориальный, партийный, политический. Религиозный фактор у нас не влияет, но есть профессионально-корпоративный фактор – аграрники, промышленники или те, кто представляет социальную сферу. Одним из факторов победы Дамдинова на последних выборах в Госдуму было то, что он представляет социальную сферу, он наш, из бюджетников. Логично предположить, что выборы будут острыми, будет борьба идей, и неизбежный, в связи с этим, раскол общества.

И. Озеров

- Вы только этой тройкой ограничиваете выборы главы Бурятии? Есть ещё Семёнов, Жамсуев…

Э. Дагбаев

- На этот момент представляются именно эти трое. По остальным – я не вижу с их стороны прилагаемых усилий. И потом, от какой партии они могут быть выдвинуты – без партии сейчас вести борьбу будет очень сложно. Это может позволить себе либо олигарх, либо очень серьёзный тяжеловес.

И. Озеров

- Сложно сейчас представить таких персон.

Э. Дагбаев

- Если пойдёт Семёнов, то, наверное, его должна выдвинуть «Единая Россия». Будет ли она выдвигать его, если будет выдвигаться Наговицын?

И. Озеров

- Вопрос.

Э. Дагбаев

- Причём очень большой.

И. Озеров

- В программе «Особое мнение» принимал участие Эрдэм Дагбаев, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

Э. Дагбаев

- До свиданья!


Комментарии для сайта Cackle

© 2004-2020 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес редакции: 670000, Республика Бурятия, 

г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: [email protected]

Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг". Главный редактор:
Будаев Валерий Николаевич


Курение вредит Вашему здоровью!

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^