β
μ


18 июля, 13:39

Гринпис: Бурятия - лидер по потерям лесного покрова

ГРИНПИС опубликовал данные о сокращении лесного покрова в регионах России. Лидером этого негативного списка стала Бурятия.

Недавно опубликованные данные Мэрилендского университета о потерях лесного покрова мира за 2017 год и интерактивная карта Всемирной лесной вахты, позволяющая анализировать эти данные по годам и регионам (в том числе по субъектам РФ), дают возможность в первом приближении оценить степень неблагополучия отдельных наших регионов с точки зрения среднегодовых потерь лесного покрова. Под потерями в данном случае имеются в виду как необратимые изменения (классическое обезлесенье - сокращение площадей лесов в результате их застройки, расчистки под сельское хозяйство и тому подобные нелесные нужды), так и обратимые - вырубки, гари и тому подобные, после которых со временем происходит восстановление лесного покрова. 

Карта изменений лесного покрова мира от Всемирной лесной вахты. Малиновым цветом показаны участки, где за последние семнадцать лет произошла потеря лесного покрова, синим - где произошло его восстановление:



Данные Мэрилендского университета пока не позволяют в полной мере оценить обратимость потерь лесного покрова (например, путем сравнения данных о потерях - "loss" и о восстановлении - "gain": эти данные пока не полностью сравнимы ни по временным периодам, ни по методам получения). Но даже в тех случаях, когда основная часть потерь обратима - например, когда рубки и пожары имеют несравнимо большую площадь, чем застройка и расчистки - чрезмерная величина этих потерь свидетельствует о крайне неблагополучной ситуации. В частности, чрезмерная величина обратимых потерь лесного покрова в результате совместного действия рубок и пожаров практически с гарантией говорит о том, что в регионе быстро сокращаются площади лесов старших классов возраста, обычно наиболее ценных с биологической, средообразующей и хозяйственной точек зрения, и растут площади вырубок, гарей и молодняков.

Общепринятых количественных критериев благополучия или неблагополучия той или иной территории по масштабам потерь лесного покрова не существует. Условно можно принять, что среднегодовые площади обратимых и необратимых потерь лесного покрова не должны превышать среднегодовые площади рубок при максимально интенсивном сплошнолесосечном хозяйстве с учетом установленных для наиболее ценных лесов оборотов рубки и той доли лесов, которая должна быть вообще исключена из лесопользования для выполнения средообразующих функций и сохранения биоразнообразия. Например, для Сибири и Дальнего Востока характерный для наиболее ценных хвойных лесов оборот рубки составляет около 100 лет (возраст рубки - 101 год). При определении доли лесов, которые должны быть исключены из интенсивного лесопользования и эффективно защищены от потерь, можно ориентироваться на так называемые "Айтинские целевые задачаи в области биоразнообразия", принятые в рамках Конвенции по биологическому разнообразию, которые определяют эту долю не менее чем в 17%. При таких условиях (максимально интенсивном сплошнолесосечном хозяйстве, обороте рубки в 100 лет и 17% подлежащей сохранению от потерь леса площади) доля площади лесного покрова, которая может теряться за год (в том числе обратимо), не должна превышать примерно 0,83%. Для экстенсивной (бесхозяйственной) модели лесопользования, которая пока абсолютно преобладает в лесах нашей тайги, при которой за счет смены пород и других факторов период восстановления наиболее хозяйственно ценных лесов (хвойных) фактически увеличивается в полтора-два раза по сравнению с номинальными оборотами рубки, порог опасной интенсивности изменений лесного покрова следует уменьшить примерно вдвое - то есть для сибирских и дальневосточных условий примерно до 0,42%. Разумеется, оба этих порога очень условны и позволяют лишь в самом первом приближении судить об опасности происходящих изменений. Особо отметим, что опасность может быть как переоценена (например, если на значительной доле площади ценные леса возобновляются быстрее), так и, с еще большей вероятностью, недооценена - если леса уже очень сильно истощены и разорены, и основные современные потери приходятся на остатки наиболее ценных лесов.

В первом приближении можно считать, что если масштабы изменений (обратимых и необратимых потерь лесного покрова) в каком-то конкретном регионе превышают в среднем примерно 0,8% в год от площади покрытых лесом земель - регион следует считать крайне неблагополучным по потерям лесов. В таком регионе необходимо принимать срочные и эффективные меры по сокращению объемов лесопользования и потерь лесов от пожаров. В частности, в таком регионе, пока не будет обеспечена эффективная охрана лесов от пожаров и других непроизводительных потерь лесов, недопустима реализация новых крупных проектов, направленных на интенсификацию лесопользования, а оставшиеся лесные ресурсы необходимо использовать только для удовлетворения местных нужд и потребностей уже существующих предприятий.

Если масштабы изменений в каком-то конкретном регионе превышают в среднем примерно 0,4% в год от площади покрытых лесом земель - регион следует считать неблагополучным по потерям лесов с точки зрения возможности сохранения и развития в нем существующей экстенсивной (бесхозяйственной) модели лесопользования. В таком регионе также необходимо принимать срочные и эффективные меры по ограничению лесопользования и потерь лесов от пожаров, а любые решения по реализации новых крупных проектов, связанных с лесопользованием, можно принимать только после очень тщательного и всестороннего анализа ситуации с лесными ресурсами (в том числе с учетом прошлых потерь, о которых не позволяют судить современные данные об изменениях лесного покрова.

Если мы сравним по регионам Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов данные Мэрилендского университета о среднегодовых потерях лесного покрова за пятилетний период (2013-2017 гг.) с данными ЕМИСС о площадях покрытых лесом земель, то получим такие значения потерь (средняя площадь потерь - "loss" - по региону в процентах от площади покрытых лесом земель за 2016 год):


В группу наибольшего (чрезвычайного) риска входят Республика Бурятия, Красноярский край, Иркутская и Томская области - эти четыре сибирских региона можно однозначно считать неблагополучными по потерям лесного покрова (самыми неблагополучными не только в Сибири и на Дальнем Востоке, но и во всей стране).

В группу высокого риска из уральских, сибирских и дальневосточных субъектов РФ входят также Ямало-Ненецкий АО, Республика Саха (Якутия), Амурская область, Республика Тыва, Ханты-Мансийский АО и Забайкальский край. С учетом колоссальных потерь в прошлые десятилетия, которые не отражаются в свежих данных Мэрилендского университета, а также с учетом того, что при современном лесопользовании в них выбираются лучшие леса из оставшихся (по принципу выковыривания изюма из булки) - их уровень риска скорее тоже близок к чрезвычайному.

В остальных сибирских и дальневосточных регионах ситуация с современными потерями лесного покрова - разумеется, в среднем по каждому региону - относительно более спокойная. Но это только с современными потерями - а леса многих регионов были предельно разорены и истощены прошлым бесхозяйственным лесопользованием, да и масштабы потерь лесов от пожаров и других непроизводительных факторов с течением времени, к сожалению, растут.

Особо отметим, что регионы у нас, особенно в таежной зоне, обычно очень крупные, и средняя ситуация по региону может совсем не отражать положение дел в каком-нибудь конкретном районе или вокруг какого-нибудь конкретного населенного пункта (как средняя температура по больнице никак не отражает состояние здоровья каждого конкретного пациента). То есть в регионах, относительно благополучных по масштабам изменений лесного покрова в целом, могут быть конкретные совершенно неблагополучные районы и лесничества - да не просто могут быть, а чаще всего и бывают.

В Европейской России масштабы потерь лесного покрова в основном гораздо меньшие, чем в Сибири и на Дальнем Востоке; тем не менее, в некоторых субъектах РФ за счет интенсивного лесопользования, больших площадей санрубок и значительных масштабов расчистки лесов интенсивность изменений вызывает серьезные опасения. Например, в Московской области она составляет (также в среднем за пять лет) 0,62% в год, а в Ленинградской области - 0,58% в год. Таким образом, по интенсивности изменений лесного покрова оба наших столичных региона попадают в зону хоть и не чрезвычайного, но все- таки высокого риска.

  • А еще лидер по браконьерской рубке леса и при этом хотят китайцам лес продать - нечего уже продавать , Стыдно - кругом лес а купить пи-ломатериал проблема и цены космические-выгоднее в Китай все турить
  • А еще лидер по браконьерской рубке леса и при этом хотят китайцам лес продать - нечего уже продавать , Стыдно - кругом лес а купить пи-ломатериал проблема и цены космические-выгоднее в Китай все турить

© 2004-2018 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info@baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев Валерий Николаевич

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^