β
μ


27 апреля, 18:05

«РБК»: Алексей Цыденов рассказал, что можно и чего нельзя делать на Байкале

Недавно федеральное правительство изменило границы водоохранной зоны Байкала. Напряжение вокруг уникального озера и так велико, чего стоят планы Монголии построить ГЭС на Селенге – реке, которая питает Байкал. Глава республики Бурятия Алексей Цыденов рассказал РБК Дальний Восток, как принималось решение, что теперь можно на Байкале, а что нельзя. Заодно обсудили такие вопросы, как создание на Дальнем Востоке внутренних офшоров и увеличение МРОТ, столь болезненное для бюджетов и малых предпринимателей.

 

Байкальская матрешка

 

– На озере Байкал меняются границы водоохраной зоны, это вызвало недовольство экологов. Какова ваша позиция?

 

– Вокруг Байкала действуют пять правовых режимов. Это водоохранная зона, рыбоохранная зона, центральная экологическая зона, зона наследия ЮНЕСКО и Байкальская природная территория. У каждого из этих правовых режимов есть свои ограничения, и, когда их все складываешь, получается, что ничего нельзя. Люди, которые живут внутри этой «матрешки» правовых режимов, по сути, живут вне закона. Их там быть не должно. А ведь они живут в деревнях, которым сотни лет. Согласитесь, ситуация странная. Теперь о водоохранной зоне. В 2015 году, когда ее границу провели впервые, обошлись без научных изысканий. Ее установили по территории центральной экологической зоны на расстоянии 80 и дальше километров от берега. Часто она просто шла по административным границам районов. Вряд ли административные границы районов являются научно обоснованной водоохранной зоной.

 

Чтобы сделать границы водоохраной зоны научно обоснованными, ее решили корректировать. Институт географии им. В. Сочавы СО РАН провел новую границу по ландшафту, по водосборам, по стокам, словом, исходя из природных особенностей и в соответствии с рельефом местности. Эта новая граница где-то совпадала с центральной экологической зоной. Какие-то поселения в нее попали, какие-то нет. Это было связано с тем, что в распоряжении ученых не было границ населенных пунктов, поставленных на кадастр. После этого, когда Институт географии сделал свою работу, Бурятия и Иркутская область, у которых координаты этих населенных пунктов есть, определили границы водоохранной зоны по границе населенного пункта.

 

При этом даже в пределах населенного пункта граница водоохранной зоны все равно проходит не ближе, чем за 200 метров до воды. Несмотря на то, что зачастую здания и сооружения в деревнях стоят ближе 200 метров, мы сохранили это требование. В итоге получили границу, которая идет на расстоянии примерно 40 километров от берега. На подходе к населенным пунктам она следует по его границе, затем опять отходит от берега.

 

Эта новая граница согласована с Институтом географии. Есть письмо за подписью руководителя Института, в котором он согласовывает все координатные точки. После того, как Институт все согласовал, никаких изменений не было. Говорю об этом абсолютно ответственно, оригинал этого письма есть в Минприроды России.

 

– Что можно, а что нельзя в водоохранной зоне?

 

– Все ограничения: на добычу полезных ископаемых, на размещение тех или иных объектов – это запреты, которые накладывает не водоохранная зона, а центральная экологическая зона. Границы центральной экологической зоны не корректировались и не менялись. Они как были проведены на 80 километров от Байкала, так и остались. Соответственно, страхи, будто теперь рядом с Байкалом будут разрабатывать полезные ископаемые, необоснованны. Это запрещает центральная экологическая зона.

 

Что было запрещено в населенных пунктах до корректировки границ водоохранной зоны? Там было запрещено ездить по дорогам без твердого покрытия, ставить машину на стоянку в местах без твердого покрытия. Речь идет о 81 населенном пункте с 78 тыс. населения, это только в Бурятии. Им сотни лет, это исторические деревни и села. Какой там процент дорог с твердым покрытием? Где возле домов стоянки оборудованы специальным твердым покрытием? Процент мизерный. И таких стоянок почти ни у кого нет. Соответственно, жители находились вне правового поля, их регулярно штрафуют за езду по дорогам без твердого покрытия.

 

Запрещено размещение кладбищ. Населенный пункт есть, а кладбище должно быть за 200 километров. Абсурд.

 

Запрещено размещать автозаправочные станции (АЗС). Опять же, населенные пункты есть, а ближайшая автозаправочная станция должна быть за 200 километров. Причем это требование касается только нового строительства. Те автозаправочные станции, что построены до 2015 года, как бы в правовом поле. Но их нельзя реконструировать. Все это очень странно. АЗС или вредит, или не вредит, неважно, построена она до 2015 года или после. Если АЗС реконструировать, это будет явно лучше для природы, чем не реконструировать. А нельзя. Снова абсурд. А если запретить все заправки, то люди будут за 200 километров ездить за топливом, в гаражах хранить канистры, для природы только хуже, и для людей, конечно.

 

Корректировкой водоохранной зоны мы решили три вопроса. Первый – в границах существующих населенных пунктов жителям разрешено ездить не только по дорогам с твердым покрытием. Второе – разрешено размещение кладбищ. Третье – разрешено строить АЗС и места временного (подчеркиваю – временного) хранения отходов. То есть можно ставить мусорные контейнеры.

 

Вне пределов водоохранной зоны, то есть в этом населенном пункте, разрешена добыча общераспространенных полезных ископаемых, это песок и щебень. Добыча любых других полезных ископаемых, неважно где – на территории водоохранной зоны, вне территории водоохранной зоны, где угодно – запрещена, потому что имеется статус центральной экологической зоны и ее границы не менялись.

 

– А что с оборотом земли?

 

– Оборот земли запрещен статусом зоны ЮНЕСКО. 27-я статья Земельного кодекса определяет, что все объекты, внесенные в список Всемирного наследия, ограничены в обороте. Изменение границ водоохранной зоны никак не влияет на 27-ю статью Земельного кодекса. И корректировка водоохранной зоны не отменяет ограничений на оборот земель. Этот вопрос не решен, хотя он острый. Мы даже многодетным семьям, живущим в прибайкальских селах, по указу президента не можем дать землю.

 

– Осталось непонятно. Если Институт географии ранее согласовал границы, почему сейчас именно он протестует?

 

– Я не знаю, в какой момент Институт изменил позицию. О том, что из той границы, которая была предварительно нарисована Институтом, исключались только населенные пункты, они знали. Возражений не было. Поэтому я не очень понимаю, откуда шум, кто искренне переживает за Байкал, а кто преследует другие цели.

 

Монгольская коллизия

 

– Изменилась ли ваша позиция касательно строительства Монголией ГЭС на Селенге?

 

– Конечно, нет. Мы против. И дело даже не в том, что в Байкале кончится вода. Если на Селенге поставят плотину, Селенга обмелеет, пока вода будет набираться. Но потом водохранилище заполнится, все войдет в ритм, Байкал вернется к прежнему уровню.

 

Фатальность в другом. В тот период, пока Байкал обмелеет, может произойти экологический дисбаланс. Обмеление Селенги приводит к обмелению нерестовых мест (а это основные места для нереста омуля, которого мы и так запретили ловить, поскольку его уже не осталось). Омуль добьем окончательно.

 

Второе – меняется температурный режим. Сейчас и так уже вода в Байкале теплее. Обмеление приведет к изменению температурного режима. Это может спровоцировать необратимые экологические последствия. Водоросль спирогира уже заполонила озеро. Губки, которые живут на дне Байкала и чистят воду, погибнут.

 

То есть вода-то останется, но это будет уже далеко не Байкал. Строительство ГЭС на Селенге, безусловно, требует внимания всего мирового сообщества.

 

– Удается ли доносить до Монголии эту информацию?

 

 

Полное интервью читайте на РБК



Источник:

ИА "Байкал Медиа Консалтинг"

  • Цыденов: - Байкальская "правовая" матрёшка... - СТРАННАЯ ситуация! Это вы СТРАННЫЕ, приперлись со своим уставом к людям, которые столетиями тут ЖИЛИ без вас, и такую херню диктуете и предписываете как им жить. Ситуация странная только в одном - как эти люди ваше хамство терпят и до сих пор вам не "зарядили в табло с ноги". А давно пора, причём всем вам от московских до гринпСиновцев с иноСранцами из ЮНЕСКО!

© 2004-2018 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Св-во о регистрации СМИ Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г. выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info@baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев Валерий Николаевич

Политика обработки персональных данных

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.





^