$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


28 марта 2013, 09:37

Молодёжь Бурятии: "Россия и Китай - история вооружённых конфликтов. Даманский - продолжение"


Шаткое перемирие, установившееся после боя 2-го марта, оставило остров Даманский между двух сил – пограничники, выбив китайский отряд, и сами отошли на советский берег, патрулируя остров усиленными нарядами, т.е. группами по 10 и более человек, вооружёнными гранатомётами и дополнительными боеприпасами. Сапёры провели скрытное минирование мест наиболее вероятного передвижения пехоты НОАК.

Китайцы на остров практически не выходили – разгром, который им учинил небольшой по численности отряд русских пограничников, сделал их крайне осторожными. Они тоже сделали выводы из первого сражения, проведя скрытное минирование. Главной задачей китайцев было вывести из строя БТРы и танки русских, поэтому мины заложили в протоках, завернув их в белые пакеты и присыпав снегом.

Председателем КГБ в те годы был будущий генсек Юрий Андропов. Он распорядился усилить Иманский погранотряд, туда было направлены маневренные группы соседних отрядов, а также звено вертолётчиков.

Также Андропов настоял на необходимости прикрыть пограничников регулярными частями, поскольку с китайской стороны разворачивался 24-й пехотный полк. Причём этот «полк» насчитывал около 5 тысяч бойцов!

Советское руководство настаивало, чтобы конфликт не выходил за рамки пограничного инцидента. Но после вмешательства Андропова приняли «соломоново решение» - выдвинуть к границе части, но держать их на расстоянии нескольких километров, на всякий случай.

В итоге к границе передислоцировали недавно созданную 135-ю мотострелковую дивизию, в которую вошёл легендарный 199-й Верхнеудинский полк, получивший своё название после освобождения в 1921 году столицы Бурятии от частей Колчака и Унгерна. Именно солдаты Верхнеудинского полка и приняли непосредственное участие в бою 15-го марта.

Усилить мотострелков были призваны танки и бригада установок залпового огня «Град», которую расположили на высоте в 9 километрах от Даманского.

14-го марта произошла цепочка событий, которые привели ко второму столкновению В это время советское руководство, казалось, нашло компромисс с Мао Цзедуном. В 15:00 в части поступил приказ убрать подразделения пограничников с острова. Кто и почему отдал этот приказ, так и осталось неизвестным. Скорее всего, отход войск должен был создать благоприятный фон для переговоров. Как только русские отошли с острова, его тут же стали занимать китайцы. В ответ на это к острову выдвинулись 8 БТРов. Китайцы отошли на свой берег, но в их войсках стали наблюдаться оживлённые перемещения. Бойцы НОАК заняли окопы на берегу напротив острова, устанавливая там пулемёты, миномёты и размещая расчёты гранатомётчиков.

В 20:00 поступил обратный приказ – занять остров. Видимо, усилия дипломатов провалились. Как стемнело, на остров выдвинули группу подполковника Яншина на 4-х БТР, которая разделилась на 4 подгруппы и окопалась на расстоянии примерно по 100 метров друг от друга. Подкреплением ему должны были служить около 80-ти мотострелков на БТРах, стоявших в резерве на советском берегу Уссури.

Противник заметил манёвры у острова. Взвинченные перемещениями, китайцы решились на активные действия. В 9 утра заработал громкоговоритель, призывая пограничников покинуть китайскую территорию. Наши тоже включились, призывая одуматься и не нападать на советскую землю. «Перед вами сыновья тех, кто освободил китайскую землю от японских захватчиков», - звучало из динамика. Но всё было напрасно – в 10 утра китайцы начали миномётный обстрел Даманского. Одновременно 3 роты пехотинцев общей численностью около 500 человек,поддержанный артиллерией, пошли в атаку.
Начался ожесточённый бой. БТР постоянно перемещались, не прекращая пулемётного обстрела, и не давали китайским гранатомётчикам прицелится. За час советские бойцы истратили весь боекомплект. С советского берега бойцов пытались поддержать авангард пулемётным огнём, но расстояние было велико – точности не хватало. Яншину пришлось на БТР возвращаться за боеприпасами, хотя в это время машина была наиболее уязвима.

…Всё это время командир Иманского погранотряда полковник Демократ Леонов безуспешно пытался добиться от войскового начальства разрешения на использование артиллерии. Леонов, опытный военный, понимал, что превосходящие силы противника рано или поздно выбьют его бойцов, и тогда, на открытой реке, просто перестреляют всех. Полковник был настоящий «отец солдатам», и допустить этого просто не мог…
леонов.jpg
Полковник Д.В.Леонов

К исходу второго часа отряд Яншина оказалась в полуокружении. В южной части острова стали выдвигаться китайцы в составе 400-500 человек. Руководитель одной из Яшнинских групп Николай Попов вспоминал позже: «нас с китайского берега видно, как на ладони. Пальба началась сумасшедшая. На мне была новая шуба, так на ней все полы в клочья. А меня не царапнуло даже. Яншин быстро понял, в чем дело, развернул свой бронетранспортер и прикрыл нас».

Около 12-ти подбили один БТР, вскоре – второй. Леонов на повышенных тонах говорит с командованием. В ответ ему пеняют, что за два часа боя он не взял ни одного «языка». Как, мол, мы можем оценить реальную обстановку? А вдруг это мелкая провокация, а мы армейские части вводим? Это ж, считай, начало войны!
Даже на вмешательство мотострелков 135-й дивизии разрешения не дают.

… Полковник Леонов на свой страх и риск решает использовать 13 танков, которые уже переданы погранотряду. Чуть позже выяснится, что в отряд прибыли только 4 из них, а 9 ещё на марше. Времени ждать уже не остаётся, нужно срочно отбить наступление противника. «Как танки?», - бросает полковник. «Непробиваемые! Т-62», - отвечают штабисты. Т-62 на тот момент был новейшим секретным танком, оснащённым новой бронёй и вооружением. Леонов лично возглавляет колонну из 4-х танков и идёт на выручку бойцам Яншина. «Трагическая ошибка: Демократ Владимирович сел в первый танк. Командир же в головной никогда не садится. Да еще по левому борту, обращенному к китайскому берегу», - отмечал политрук Александр Константинов.

В протоке рядом с китайским берегом головной танк подрывается (или его подбивают кумулятивным снарядом). Повреждена левая гусеница. Три другие машины тоже получают повреждения, но остаются на ходу и уходят к своему берегу. Вмешательство танкистов не даёт китайцам выйти во фланг Яншину и даёт его бойцам передышку. Через некоторое время из резерва подходят БТРы майора Косинова, который влетает в гущу нападавших.

Полковник Леонов с бойцами выбирается из танка и тут же получает ранение ног. Весь экипаж с ранениями, нужно ползком под шквальным огнём двигаться к берегу. Буквально через несколько метров отрикошетившая пуля попадает полковнику прямо в сердце. Позднее танкистов обвинят в трусости за то, что бросили командира. Но раненые члены экипажа тащили заряжающего Кузьмина, который был ещё жив. А гибель командира все видели собственными глазами.

Танкисты добрались до бойцов Яншина и командованию было доложено о гибели полковника. Политрук Константинов звонит на командный пункт и от души материт бездействующее начальство…
… В это время информация доходит до первых лиц государства. Весь состав – генсек Брежнев, председатель Совмина Громыко, министр иностранных дел Косыгин и министр обороны Гречко – едут на совещание стран Варшавского договора в Будапешт…

К трём часам дня превосходство китайцев в живой силе даёт результат - они закрепляются на острове и угрожают окружить пограничников. Соотношение сил становится примерно 10 к одному, и группы бойцов, получив приказ начальства, начинают поочерёдный отход под прикрытием БТР к своему берегу. В это время и вмешивается артиллерия.

Кто дал приказ артиллеристам – тоже доподлинно не известно. По одной версии, Брежнев, узнав о фактической потере Даманского, жёстко скомандовал применить все имеющиеся силы для того, чтобы остров вернуть. По второй, оставшийся «на хозяйстве» в Москве Пельше, не выдержав напора армейских командиров, дал отмашку решать самим. Третья (и основная) версия – команду дал генерал Лосик, командующий войсками ДВО, не дождавшийся распоряжений из Москвы. Правда, Лосика отстраняли от командования именно за нерешительность во время начала конфликта, и фактически исполнял обязанности командующего первый зам Плотников.

В любом случае, дождавшись разрешения на самостоятельные действия, командиры решают ситуацию самым радикальным образом – с помощью дивизиона БМ-21 «Град», развёрнутого буквально за день до боевых действий. Дивизион состоял из двух батарей по 6 машин и за два дня до этого закончил учения.

«Грады» стояли на склоне горы Кафыла в 9-ти километрах от советского берега. Большое расстояние компенсировалось прекрасной подготовкой бойцов – за 10 минут были накрыты все резервы НОАК. К слову, сам остров, вопреки обычной версии, под огонь не попал – там ещё могли быть пограничники. Зато китайский берег превратился просто в выжженную землю – штабеля снарядов, миномёты, танки, артиллерийские расчёты, и, конечно, пехотные резервы – всё было разнесено в клочья.

Но на острове оставались значительные силы, которые, пусть и лишённые огневой поддержки, всё равно представляли серьёзную угрозу. Выбить их с острова были отправлены мотострелки Верхнеудинского полка под командованием полковника Александра Смирнова и пограничники, которых возглавил Александр Константинов.

Китайцы к тому времени плотно окопались на западном берегу, используя позиции, оставшиеся после боя 2-го марта. Учитывая, что в распоряжении советских солдат осталось только 4 неповреждённых БТРа и три танка, было принято решение выйти через северную часть острова в низину в протоке. Слева шли пограничники, в центре и справа – мотострелки. Основной удар должен был быть нанесён северной группой, ей нужно было выйти во фланг самой многочисленной группе китайских солдат, сосредоточенных в центре.

…Стрелки, действовавшие в центре, продвинулись слишком далеко и попали под перекрёстный огонь. Нужно было отойти и вынести раненых рядовых Бадмажапова и Шокота. Сержант Орехов, тоже раненый, остался прикрывать пулемётным огнём отход своих. Несколько минут он поливал огнём позиции противника, в какой-то момент, чтобы отсечь продвижение китайцев, по воспоминаниям очевидца, он встал в полный рост и был сражён очередью из автомата.

Как часто бывает, политическая целесообразность взяла верхнад здравым смыслом и здесь. В сообщении газеты «Правда» говорилось о присвоении звания Героя Советского Союза четырем пограничникам — Ю.В. Бабанскому, В.Д. Бубенину, Д.В. Леонову (посмертно), И.И. Стрельникову (посмертно). О подвиге Владимира Орехова в сообщении не значилось – руководство СССР продолжало придерживаться легенды о небольшом пограничном столкновении без участия регулярных сил Советской армии. О том, что звание Героя Советского Союза он получил именно за Даманский, стали говорить только много лет спустя.

К 18:00 Даманский был полностью освобождён. Китайцы, видя, что советских солдат по-прежнему намного меньше, ещё трижды пытались, собирая уцелевшие пушки и миномёты, отбить остров. Но огневые точки подавлялись включившейся на полную мощь советской артиллерией, и атаки пехоты быстро захлёбывались.

Советские войска потеряли в этих боях 58 человек. Потери китайской стороны оказались просто катастрофичны. В самой Поднебесной точные цифры до сих засекречены, более-менее правдивые оценки можно почерпнуть из западных источников. Так, американский исследователь Томас Робинсон, считающийся главным экспертом по этому конфликту, оценил потери НОАК в 800 человек. А японские СМИ приводили просто ошеломляющую цифру – около 3 тысяч убитых!.

Интересно, что через год от китайского перебежчика удалось узнать, что убитых хоронили в трёх больших курганах недалеко от места событий. По словам китайца, в каждый курган опускали по нескольку сотен погибших.

В уездном городе Баоцин есть мемориальное кладбище. На монументе с надписью «Погибшим на Чжэньбао» 68 имён. Почему только 68 – генштаб НОАК по-прежнему хранит молчание.

Отдельной истории достойна судьба танка №545, на котором погиб полковник Леонов. Танк Т-62 был секретным, и, на следующий день после боя, и китайцы, и русские сообразили, что это ценнейший материал, и попытались вывезти танк к себе. Советским командирам следовало бы сообразить и пораньше, ведь после артобстрела китайцы были совершенно деморализованы. Но время было упущено, танкостался в протоке у китайского берега. Вокруг расположились заградительные отряды НОАК, которые и пытались отбить первую попытку советской стороны эвакуировать машину. В ответ включилась артиллерия, что позволило подогнать другой танк и попытаться зацепить его тросом. Китайские снайперы не позволяли бойцам эвакуационной группы высунуться, рискнувший младший сержант Власов тут же погиб. Поскольку огонь вёлся практически с полукружья, прикрыть бойцов не удавалось и пришлось отступить. За ночь китайцы успели снять секретное устройство стабилизации, пушки и приборы ночного видения. Когда это было обнаружено, командование отдало приказ подорвать танк.

При минировании погиб сержант Кармазин, ставший последней жертвой этой войны среди советских солдат. Первый взрыв оказался слишком слабым, при второй попытке мощный заряд лишь подбросил машину в воздух. Лишь потом кто-то сообразил, что взрывчатку нужно было заложить внутрь танка, а не под днище. К этому моменту по берегам вокруг танка китайцами было установлено множество огневых точек, и без риска к танку было уже не приблизиться. Тогда было принято решение разнести танк миномётным огнём. В этот раз артиллеристы «сработали» крайне неудачно – наблюдатели доложили, что машину «будто заговорили» - мины, не попав ни разу, разрушили лёд со всех четырёх сторон, и танк практически полностью ушёл под воду.

Шансы на уничтожение были потеряны, и, после полуторамесячной подготовки, китайские инженеры вытянули танк на берег и увезли его. Сейчас 545-й стоит у входа в пекинский музей в центре столицы КНР.
Пожалеть о потерянном Т-62 пришлось ещё не раз. Во-первых, танк до сих пор служит наглядным пособием для повышения патриотического духа китайского населения. Во-вторых, любому, кто увидит китайский танк WZ-122, станет ясно, с какой машины он скопирован.
ТанкЛеонова5.jpg
Танк, захваченный на Даманском

Окончание боёв за Даманский вовсе не означала окончание напряжённости. Мао заявил о победе китайской армии, и командиры пограничных войск и дальше старались продемонстрировать решительную борьбу с «советскими ревизионистами». Наиболее крупным было столкновение у озера Жаланашколь 13-го августа, где погибли двое советских и 21 китайский пограничники.
Китайский плакат про Даманский-2.jpg
Китайский пропагандистский комикс о победе на  Даманском

Советское руководство не могло прийти к единому мнению, как добиться урегулирования с КНР. Министр обороны Гречко настаивал на дальнейшей демонстрации силы, вплоть до уничтожения ядерного потенциала и крупных военных объектов силами ракетных войск стратегического назначения. Дипломаты даже проводили консультации со странами Варшавского договора и США. Но, возможно, цель консультаций была в том, чтобы информация о них дошла до Пекина и заставила задуматься о переговорах.

Лёд на Уссури начал таять, и на всю весну и лето осталась работа только снайперам и пулемётчикам, которые не давали противнику приближаться к островам у китайского берега. Но вот, 10-го сентября, поступил приказ прекратить огонь. Было видно, что на том берегу о приказе знают – острова Киркинский и Даманский были заняты немедленно.

11-го сентября в аэропорту Пекина Алексей Косыгин и Чжоу Энлай договорились о прекращении враждебных акций и о том, что войска остаются на занятых позициях. По факту это означало, что Даманский мы передавали КНР. В 1991 году этот факт был признан при демаркации российско-китайской границы, которая отныне проходит по средней линии рек Амур и Уссури. Формально с этого времени территориальных споров у РФ и КНР больше нет, но в процессе демаркации споры возникают постоянно – от Горного Алтая до острова Тарабаров.

По прошествии времени конфликт оброс массой историй и мифов. Так, в народе ходили легенды, что это был не артиллерийский удар, а бомбы объёмного взрыва, ядерное или даже лазерное оружие. Конечно, молоденькие пограничники, впервые увидевшие в действии установки залпового огня, могли принять их хоть за божью кару. Уж больно страшна эта картина.

Также была распространена легенда о грандиозном бое 17-го марта. В 1990-м году в одном издании вышла статья «Таинственный остров», в которой приводились «воспоминания» замполита артиллерийского полка Власенко: «Насколько хватает взгляда, по горизонту с китайского берега движется человеческая масса. Полоса шириной километра в два. Если до пятнадцатого марта китайцы выводили в бой до полка, то здесь... Первая волна надвигалась, поливая наш берег автоматными очередями. Метров через триста за ней движется вторая, дальше третья. Катят орудия, разворачивают, готовят к стрельбе...». Из статьи следовало, что 17-го марта артиллеристы два часа вели обстрел, в котором погибло ещё много сотен китайских солдат. Но ни один другой ветеран ни о каком бое в этот день не рассказывал.

Часто говорят, что солдаты погибли зря. Что Даманский уже давно должны были передать Китаю, а не губить без необходимости солдат. Да, остров лежит возле китайского берега, да, никакого экономического значения он не имеет. Но правы и те, кто говорит, что Даманский стал фокусом противостояния Советского Союза с режимом Мао Цзедуна. Ведь Мао требовал передать полторы тысячи квадратных километров, не стесняясь говорить о необходимости «вернуть» Китаю Сибирь и Дальний Восток. Не было бы Даманского – война могла развернуться где угодно и стать намного более кровопролитной. Наглядно показав преимущество советских вооружённых сил, армия удержала Пекин от дальнейшей агрессии.

Глупость и упрямство руководства наших стран – Мао Цзедуна и Хрущёва, Чжоу Энлая и Брежнева – привело к тому, что в нужный момент (с 1964 по 1969 год) относительно справедливое решение об установлении границы по срединной линии не было реализовано. После того, как конфликт разгорелся и советские войска одержали победу, Политбюро, вместо того, чтобы держаться зубами за отвоёванные ценой солдатской крови острова, неожиданно и безропотно передало их соседям. Никакой логики в этом нет.

В тех боях участвовало немало наших земляков. Ведь 199-й полк не только носил имя Верхнеудинского, он поддерживал со своей «второй родиной» тесные связи – комплектация полка осуществлялась во многом за счёт байкальских призывников. Многие вернулись с ранениями, многие навсегда остались на Дальнем Востоке.

Рядом с кемеровчанами, красноярцами, омичами, приморцами на кладбищах Дальнереченска и Камень-Рыболова покоятся иркутяне Володя Данилин (ему было 19), Володя Бильдушкинов (21 год), Володя Малыхин (20 лет), забайкальцы Толя Ковалёв (20 лет), Виталий Шамсутдинов (20 лет), Сергей Гладышев (19 лет), а также наши земляки:

Рядовой Гаврилов Виктор Илларионович, стрелок (в/ч 2488, г. Иман), 1950 г.р., русский, беспартийный, уроженец села Заводское Иволгинского района Бурятской АССР.
Награжден медалью «За отвагу» (посмертно).

Рядовой Петров Николай Николаевич, стрелок (в/ч 2488, г. Иман), 1947 г.р., русский, член ВЛКСМ, уроженец города Улан-Удэ.
Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).
Награжден знаком «Воинская доблесть» (посмертно).

Источник:

«Молодежь Бурятии»

Комментарии (4)

  • 28 марта 2013, 14:15

    читатель   Ответить

     

    знайте свою историю

  • 29 марта 2013, 00:44

    епрст   Ответить

     

    видимо в другой раз, так легко не отделаемся.

  • 4 марта 2014, 13:05

    АНДО   Ответить

     

    Так ЛЕОНОВ или ЛЕОНТЬЕВ, как на самом деле была фамилия полковника, начальника Иманского ПО? Вы уж определитесь..

    4 марта 2014, 17:30

     

    Леонов

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^