$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


8 апреля 2005, 21:06

Журнал "БОСС": "Наиболее перспективными претендентами на пост президента Бурятии являются Геннадий Айдаев и Валерий Халанов"

В 2006 году истекает срок полномочий президента Бурятии Леонида Потапова. Но кресло под ним качается уже сейчас - наблюдатели не исключают, что пожилой руководитель уйдет раньше положенного срока.

Потапов занимает пост президента Республики Бурятии уже третий срок. Если учесть что до этого он с 1990 года был первым секретарем Бурятского обкома КПСС и председателем Верховного Совета Бурятской АССР, то общий срок его руководства республикой - 15 лет. Советский партийный работник, он сумел стать своим в ельцинской элите. Но сейчас и советская, и ельцинская элиты уходят. Скорее всего, придется уйти и Потапову; очень сомнительно, чтобы ему разрешили остаться на четвертый срок.

Тем не менее нынешний президент Бурятии прилагает максимум усилий для того, чтобы представить себя как безальтернативную фигуру, политического патриарха этой многонациональной республики, которому еще долго не будет равных. Тем более что за 15 лет Леонид Васильевич так зачистил политическое поле, что в Бурятии нет даже намека на оппозицию ему.

Бой с тенью

В последние годы оппонентов Потапов создавал себе сам. Прежде всего вспоминается скандальная история с мэром Улан-Удэ Валерием Шаповаловым, которого Леонид Васильевич заподозрил в политических амбициях; о ней несколько лет назад подробно рассказывала пресса. Против Шаповалова было возбуждено уголовное дело, Потапов отстранил его от должности, мэра заключили под стражу. Но дело ничем не кончилось, Шаповалов уехал из республики, работал в Администрации президента, Миннаце РФ, а ныне занимает должность заместителя полпреда президента в Южном федеральном округе.

Весьма ревностно стал с некоторых пор относиться Потапов и к нынешнему мэру Улан-Удэ Геннадию Айдаеву, занимающему свой пост уже второй срок и в предыдущие годы вполне устраивавшему президента республики. Дело в том, что город начал демонстрировать экономические успехи, для остальной Бурятии не характерные.
В республике в глубочайшем упадке находится сельскохозяйственное производство, повсеместно, кроме ее столицы стагнирует промышленность, нет программы развития байкальского туризма. Президентские структуры сейчас в состоянии выполнять только охранительную функцию - защищать Леонида Потапова от критики и посягательств на его власть. А городские структуры оказались способны сформулировать и проводить внятную экономическую политику, обеспечивавшую существенный экономический рост и в торговле, и в сфере услуг, и в промышленности.

Потапов организовал против мэрии экономическую войну, использовав амбиции главного бурятского энергетика Андрея Кулакова, который то заключает с городом соглашения об урегулировании спорных ценовых и долговых проблем, то аннулирует их. Кулаков провозглашает себя чуть ли не главным специалистом по выведению республики из экономического кризиса, при этом его деятельность приводит преимущественно к мини-кризисам в различных отраслях народного хозяйства.

Охотники за шкурой неубитого медведя

Пресса в качестве претендентов на президентское кресло Бурятии чаще всего называет Шаповалова, Айдаева и Кулакова. Но как во всяком субъекте Федерации, где уничтожена оппозиция, на пост главы республики существует множество кандидатов.

В числе наиболее вероятных, помимо трех названных, фигурируют также губернатор Агинского Бурятского автономного округа Баир Жамсуев, бывший министр внутренних дел Бурятии Иван Калашников, экс-депутат Госдумы и бывший вице-губернатор соседней Иркутской области Сергей Босхолов, заместитель руководителя Федерального агентства по сельскому хозяйству Виталий Морозов, заместитель полпреда президента в Сибирском федеральном округе Валерий Халанов, сенатор Иннокентий Егоров.
Среди других, менее вероятных, кандидатов называют заместителя главы Федерального агентства по недропользованию, бывшего члена Совета Федерации Владимира Бавлова, генерального директора Бурятской ГТРК, медиа-магната республиканского масштаба Александра Варфоломеева, вице-премьера Бурятии, бывшего главу Конституционного суда республики Сергея Хышиктуева, бывшего главу департамента Минюста РФ, депутата Госдумы Николая Белобородова, бизнесмена Бато Очирова, экс-генерального прокурора РФ Юрия Скуратова, бывшего депутата Госдумы Бато Семенова.

Первый демократически избранный мэр Улан-Удэ, а до этого работник Иволгинского отделения КГБ Бурятской АССР Валерий Шаповалов - политик с большими связями. Он, безусловно, имеет шанс занять президентское кресло. Но в республике его воспринимают неоднозначно: и в силу того, что он некоренной житель Бурятии и даже родился не в Забайкалье - коренной ростовчанин; и в силу чекистского прошлого - борьбы с буддистскими культами, которые являются основой бурятского национального самосознания; и в силу мэрского прошлого - претензии прокуратуры к нему, по мнению многих в Бурятии, были не совсем беспочвенны, хотя масштаб "наезда" и не соответствовал уровню его виновности.

Нынешний мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев за два срока руководства городом, как уже было сказано, обеспечил экономический рост в столице республики на фоне стагнации экономики Бурятии в целом. Несмотря на то что в сферах жизни города, связанных с республиканским финансированием, сохраняются проблемы (например, в аэропорту не принимают ночные рейсы, так как по ночам он не освещается из-за проблем с оплатой электричества, на которую не выделены средства из бюджета Бурятии), экономика Улан-Удэ динамично развивается. Айдаев позиционирует себя как хозяйственника, экономиста, но в то же время отличается широкими взглядами на проблемы, имеет собственное видение развития туризма, сельского хозяйства, промышленность.

Глава "Бурятэнерго" Андрей Кулаков - амбициозный руководитель, имеющий поддержку РАО "ЕЭС России". Поскольку его компания работает на территории двух субъектов Федерации - Республики Бурятии и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, Кулаков чувствует себя независимым от властей обоих. При этом его активность, по оценкам местных наблюдателей, сводится преимущественно к отключениям потребителей за долги вместо взаимовыгодного урегулирования вопросов с оплатой, а также к многочисленным интервью в прессе.

Глава соседнего, но намного более экономически слабого Агинского Бурятского автономного округа Баир Жамсуев, по слухам, креатура влиятельного деятеля культуры Иосифа Кобзона, отношение к которому в Кремле неоднозначно. О Жамсуеве известно также, что он весьма тесно связан с ЮКОСом - это, разумеется, не добавляет ему шансов на поддержку Москвы.

Бывший министр внутренних дел Бурятии Иван Калашников претендовал на роль законного наследника Потапова, на случай если у Леонида Васильевича точно не будет шансов остаться на посту президента. Калашников, помимо поддержки Потапова, вроде бы добился поддержки "Единой России". Но в последнее время его политическая активность снизилась - возможно, лишь на время.

Бывший вице-губернатор Иркутской области по правовым вопросам, бывший депутат Госдумы Сергей Босхолов сейчас находится на преподавательской работе в одном из вузов системы МВД. Однако он связан с "Альфа-групп" и имеет хорошие контакты с экс-альфовцем, а ныне заместителем руководителя Администрации президента РФ Владиславом Сурковым.

Заместитель руководителя Федерального агентства по сельскому хозяйству Виталий Морозов был главой одного из бурятских банков, главой "Бурятмяспрома". Но на улучшение положения АПК Морозов всерьез не смог повлиять, ни работая в Улан-Удэ, ни работая в Москве.

Заместитель полпреда в Сибирском федеральном округе Валерий Халанов, как и Шаповалов, выходец из органов госбезопасности Бурятии, был начальником УФСБ по этой республике. Как замполпреда курирует все Забайкалье: Бурятию, Усть-Ордынский Бурятский и Агинский Бурятский автономные округа, Иркутскую и Читинскую области. При этом его офис находится в Улан-Удэ. Известно, что он пользуется большим расположением и поддержкой полпреда президента в Сибирском федеральном округе Анатолия Квашнина (несмотря на то что был назначен при его предшественнике Леониде Драчевском). В активе Халанова также поддержка московских силовиков. Минусом Валерия Халанова является то, что он никогда не занимался экономикой, но несколько лет на посту "начальника Забайкалья" компенсируют этот недостаток.
Член Совета Федерации Иннокентий Егоров ныне московский банкир, а раньше занимал посты вице-премьера Правительства Бурятии и вице-президента "Росгосстраха". Имеет хорошие связи в Москве, но ни в Бурятии, ни в Кремле не воспринимается как политик.

Национальный вопрос

Особый вопрос для центра - кого по национальности, бурята или русского, делать президентом республики. Бурятия - одна из немногих национальных республик, во главе которой длительное время находился русский.

При этом следует заметить, что до Потапова первыми лицами в республике всегда были представители титульной национальности. Приход на пост первого секретаря обкома русского связан с горбачевскими интернационалистскими экспериментами. В большинстве регионов они провалились, в Бурятии этого не произошло, в чем, безусловно, большая заслуга Леонида Потапова. Но это вовсе не означает, что не будет проблем на национальной почве при новом русском президенте.
Есть минусы и у назначения президентом бурята. Дело в том, что буряты крайне разобщены; есть, в частности, буряты западные и восточные, между которыми существует определенная неприязнь. Распространены клановость и семейственность, что не может не беспокоить центр. Потому в Москве весьма пристально анализируют кандидатов бурятской национальности.

Баир Жамсуев - представитель агинских бурятов, которые этнически ближе к монголам; распространено мнение о их заносчивости. К тому же его президентство в Республике Бурятии будет означать размен: АБАО после его ухода, скорее всего, войдет в состав Читинской области.

Сергей Босхолов почти всю жизнь проработал вне Бурятии (в Прибалтике, Москве, Иркутске) и не имеет связей с национальной общиной.

Геннадий Айдаев - житель республики, хорошо знающий ее проблемы, почитающий буддистские святыни и прилагающий усилия к развитию буддизма. При этом он всегда выступал за экономическую целесообразность в развитии субъектов Федерации. Айдаев, например, является сторонником образования единого Иркутского края, состоящего из Иркутской области, Бурятии и Усть-Ордынского округа, с сохранением последними особых прав в развитии национального языка и культуры.
Генерал Валерий Халанов, с одной стороны, воспринимается бурятской общиной как свой, потому что не имел отношения к гонениям на буддизм (занимался в КГБ экономическим направлением), а с другой - явно не может рассматриваться как бурятский националист. Реализует на практике проект формирования экономически единого Забайкалья, причем делает это из Улан-Удэ, что подразумевает главенствующую роль Бурятии в процессе интеграции регионов. В силу чего позитивно воспринимается и федеральными властями, и республиканской элитой.

Из приведенных политических и политико-этнических факторов и особенностей кандидатов можно заключить, что наиболее перспективными претендентами на пост президента Бурятии являются Геннадий Айдаев и Валерий Халанов. По мнению экспертов, между ними весьма вероятно формирование тандема: Халанов - президент, Айдаев - премьер. Такая схема, считают аналитики, позволила бы объединить сильные стороны обоих кандидатов, компенсировав их слабые стороны. При этом в тандеме они окажутся сильнее всех других претендентов.

Д. Востротин, Интернет-сайт журнала «БОСС» (http://www.bossmag.ru/view.php?idh=5)

Комментарии (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^