β
$ 58.46
69.18
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


19 января 2011, 10:19

omsb.ru

В уголовном деле директора «Макбура» не могут найти потерпевших

В Железнодорожном райсуде Улан-Удэ объявлен перерыв по скандально известному «макаронному делу», в котором директор ЗАО «Улан-Удэнская макаронная фабрика» («Макбур») Дмитрий Козлов и главбух Ирина Антонова якобы неправомерно получили субсидии на производство макарон.

Напомним, что с 2006 г. правительство РФ активно поддерживает пищевую отрасль через компенсацию значительной части банковских процентов, которой предприятие восстанавливает свои затраты. Однако СКП почему-то усмотрел в ряде договоров нарушения, хотя безвозвратные субсидии, выделенные «Макбуру», как определили проверяющие ведомства, были получены правомерно и направлены по целевому назначению. Тем не менее дело дотащили до суда с надеждой, что оно там «устоит».

Однако у корреспондента «МК» в зале судебных заседаний возникло убеждение, что спустя почти два года после возбуждения уголовного дела и направления его в суд дело окончательно заходит в тупик. Причем некачественно проведенное расследование, а этот вывод можно сделать потому, что в ходе следствия даже не была определена пострадавшая сторона (!), говорит о многом. Прежде всего, кому понадобился этот силовой «наезд», после которого «Макбур» — одно из немногих производственных предприятий, приносившее в Бурятию налоги и дававшее рабочие места, сегодня не работает, а рынок Бурятии заполонила завозная продукция иногородних производителей?

Начнем с того, что следствие почему-то определило пострадавшим минсельхозпрод РБ. Но на суде вдруг выяснилось, что не того определили пострадавшим (был ли он вообще — решит суд), поскольку министр Александр Манзанов заявил — а у нас претензий к предприятию нет! Тогда суд был вынужден признать пострадавшим бюджет, а его представителем минфин. Но и здесь вышел конфуз — в декабре в суд пришло письмо из минфина РФ от 8 декабря 2010 года, в котором сообщалось, что привлечение минфина, согласно УПК и Бюджетному кодексу РФ, в качестве потерпевшего не предусмотрено. Что делать? Тогда роль обиженной стороны примерил минфин республиканский.

Хотя оба финансовых ведомства, как была вынуждена отметить в ходе судебного допроса представитель минфина РБ Елена Федорова, подчиняются одному Бюджетному кодексу. И если для федерального ведомства этот документ является руководством к действию, то почему бурятский минфин интерпретирует его по-своему? Вдобавок на суде Федорова затруднилась ответить на вопрос: а в чем конкретно «потерпело» ведомство? Причем, как заявила накануне суду консультант отдела ревизий реального сектора экономики и социальной сферы минфина РБ Валентина Борисова, когда прокурор спросил ее, а что нарушил «Макбур», она ответила, что «...мы нецелевое использование в акте не написали». Она сообщила, что претензии проверки связаны с «неправомерным получением субсидий, за которое у нас, согласно регламенту, взыскание не идет, только наказывается минсельхоз за то, что они некачественно смотрят вот эти документы, а не то, что возвращать надо деньги, ведь они были потрачены на закуп сырья».

Таким образом, проценты банкам предприятие платило, долг погашался. Сырье закупалось, все условия кредитования и получения субсидий выполнялись. В чем конкретно нарушение? Оказалось, как сообщила суду еще один проверяющий — представитель ТУ Росфиннадзора в РБ Вера Гулгеева, суть претензий заключается в том, что оплата сырья производилась с разных расчетных счетов. Вот и получается, что бухгалтерский счет у предприятия один, а деньги, как правило, находятся на разных банковских счетах. И по логике проверяющих и правоохранителей предприятие, словно покупатель, должно было заплатить за кредит с правого кармана, а не с левого! Но это же абсурд!

При этом представитель минфина Федорова не смогла ответить на вопрос: имеются ли вообще документы, свидетельствующие о том, что в 2006-2009 гг. бюджет понес потери из-за ситуации с «Макбуром»?

Кроме того, важное отступление — Счетная палата РБ, кому минфин РБ подотчетен, не выявила нарушений в ходе предоставления субсидий на компенсацию части банковских кредитов предприятию, выданных на пополнение оборотных средств — закуп сырья. И теперь возникает вопрос: если надзирающий орган не видит нарушений, то каким образом подконтрольный минфин их усмотрел? Ситуация из разряда абсурдных.

Теперь главный вопрос: почему расследование уголовного дела было проведено настолько некачественно?

Судя по всему, проблема заключается в том, что с самого начала контрольное подразделение минфина Бурятии, выдав довольно спорное заключение о найденных нарушениях в механизме выделения субсидий, предопределило движение дела по строго определенному направлению. В итоге на основании заключения СКП возбуждает уголовное дело против «Макбура», и тот же республиканский минфин становится потерпевшим! Ведь в противном случае, если бы не был найден потерпевший, а дело окончательно развалилось на стадии следствия, то мог быть поставлен под сомнение первоначальный акт минфиновской проверки! Как ведь бывает — небольшая ошибка в самом начале в дальнейшем заводит следствие в такие дебри, из которых выбраться бывает крайне проблематично. Государство, кроме контроля, не имеет права вмешиваться в частные отношения. Раз нет этого права, то нет и его нарушения, и поэтому государство не может быть потерпевшим!

К чему привела подобная ситуация? Сегодня предприятие мощностью 25 тыс. тонн макарон в год, способное полностью закрыть потребности Бурятии и четырех соседних регионов, стоит — продукцию нашей фабрики уже вытеснили иногородние производители, деньги вымываются из республики, о чем на словах так печется правительство РБ. Около 800 млн. руб., инвестированных за последние годы в производство макарон, фактически пущены коту под хвост, 300 человек, ранее работавших на фабрике, в настоящее время не у дел.

Сегодня руководство страны, понимая значение для экономики производящих реальную продукцию предприятий, предпринимает все необходимые усилия для их поддержки.

На местах, к сожалению, все делается наоборот.

Возникает резонный вопрос: так где же потерпевший? Может, это «Макбур»? Или бюджет республики, фактически потерявший крупного налогоплательщика?

Источник:

Дмитрий Родионов, «МК в Бурятии»

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^