$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


16 июня 2015, 15:41

Infpol.ru: "20 лет назад в Улан-Удэ захватили вертолет с заложниками"

Это первый и единственный факт захвата воздушного судна в Бурятии.

7 июня 1995 года в руках вооруженных террористов оказались «Ми-8» и четыре члена экипажа. Преступники требовали заправить вертолет топливом, оружие и крупную сумму денег - миллиард рублей и полмиллиона долларов. О теракте в Бурятии узнали по всему миру. Информацию транслировали все международные телеканалы и информагентства.

Поставили на счетчик

В стране было сложное время. Шла первая чеченская война. Незадолго до событий в Бурятии на Кавказе произошло несколько нападений на воздушные судна. В ходе операции по освобождению во время штурма погибли восемь человек, а захваченный вертолет взорван. Во всех российских регионах силовые структуры проводили учения, как действовать при захвате воздушного транспорта. И бурятские правоохранители отработали способы освобождения заложников во время тренировочной операции «Набат». Никто не подозревал, что спустя совсем короткое время в республике произойдет настоящий теракт.

Организатором захвата вертолета в Улан-Удэ стал местный предприниматель Александр Помазкин. Раньше он работал вторым пилотом на улан-удэнском авиапредприятии. Затем уволился и занялся бизнесом. Чтобы открыть свое дело, он занял деньги под проценты. Однако бизнес Александра Помазкина оказался неудачным. Кредиторы поставили его на счетчик. Загнанный в угол, он решился на преступление. Ему удалось найти сообщников, двух молодых людей 18 и 19 лет, с которыми он и стал готовиться к задуманному.

«Почему мы решили захватить вертолет 7 июня? Потому что устали ждать момента. 6 июня после 17.00 я позвонил в справочную и узнал, что 7 июня будет происходить тренировочный вылет «Ми-8». 7 июня мы встретились на площади Советов и в 09.45 поехали в аэропорт. Там вышли на предпоследней остановке. Прошли через проход в бетонной стене, немного подождали, затем надели маски и приготовленную одежду и подошли к вертолету» - из показаний Помазкина.

Реальный «Набат»

Оказавшись в салоне вертолета, Помазкин выхватил пистолет и, направив на техника, потребовал, чтобы он снял бортовой самописец. А затем сообщил диспетчеру о захвате и выдвинутых требованиях. Экипаж был вынужден подчиниться. Экстренное сообщение немедленно передали в УФСБ по РБ. Главой бурятских чекистов тогда был Валерий Халанов, проработавший в должности начальника УФСБ по РБ всего чуть более двух месяцев. О случившемся он немедленно доложил в Москву вышестоящему руководству. Объявив подчиненным о начале реальной операции «Набат», Валерий Халанов выехал в аэропорт, где и развернули оперативный штаб. В его состав из бурятских силовиков вошли зампрокурора республики Владимир Фалилеев, начальник УБОП МВД по РБ Сергей Корнильцев. Из вышестоящего руководства не знали о произошедшем двое: президент Бурятии Леонид Потапов и министр внутренних дел Иван Калашников. Их не смогли сразу известить, так как они находились в рабочих поездках.

У вас захватили вертолет


В Бурятию прибыли бойцы спецподразделения «Альфа» по предотвращению терактов, которые дислоцировались в Красноярске. Еще один спецборт с группой захвата доставили из Хабаровска. Сам аэропорт был закрыт и никакие другие рейсы не принимал. А в это время основная задача штаба была установить личности террористов. Все трое захватчиков были в масках. Переговоры по рации шли в очень нервной и напряженной обстановке. Разговоры записывались. Ситуация была непредсказуемой и в любой момент могла выйти из-под контроля. Учитывая произошедшие прецеденты на Кавказе, провоцировать преступников было нельзя. Все это время захваченный вертолет работал, готовый взлететь в любую минуту. Террористы заявили, что намерены лететь через Иркутск, Красноярск, Тюмень и далее на Кавказ. Как потом уже выяснилось, идею захвата вертолета Александру Помазкину предложил некий чеченец Ахмед и человек из криминальных кругов по кличке Кон. Поэтому в переговорах бурятские захватчики старательно направляли ФСБ на «ложный след» в Чечню. Оперативный штаб изучал характеристики потенциальных террористов, в том числе уроженцев Чечни, проживающих в Бурятии. Иркутск и Красноярск отрапортовали о готовности принять вертолет. Сбор денег для террористов контролировал директор ФСБ России Сергей Степашин. Он сумел достигнуть договоренности с Центробанком о предоставлении суммы выкупа. Деньги собрали в отделении Центробанка в Бурятии - Нацбанке. Для этого глава российских чекистов связался с руководством банка. Именно там он «застал» президента республики Леонида Потапова. Все это время на телефонные звонки приемная бурятского чиновника не отвечала. Оказалось, что, так ничего и не зная о ЧП, он спокойно проводил совещание. Сергей Степашин сказал Леониду Потапову: «А вы знаете, что у вас в республике произошел захват вертолета?».

Выдал спецтермин

Все это время оперштаб поддерживал связь с террористами. Во время переговоров организатор Александр Помазкин употребил специальный авиационный термин. Это и навело на предположение, что организатор теракта - человек, близкий к авиации. И, действительно, по голосу сотрудники аэропорта предположили, что это мог быть он. Уже в восьмом часу вечера срочно доставили в штаб его мать, бывшую жену и беременную сожительницу. Прослушав запись переговоров, родные опознали его. Был составлен психологический портрет.

«Человек жесткий, рассудительный, способный по обстоятельствам вести себя рационально, не поддаваясь эмоциям. Ему свойственны самокритичность, способность признавать свои ошибки и слабости. Существенными для понимания личности являются такие доминирующие мотивы его поведения, как стремление преуспеть, занять престижное положение в обществе, пользоваться авторитетом лидера» - из материалов дела.

К 11 часам вечера собрали необходимую сумму в рублях и долларах, уместившуюся в 12 мешках. А во время очередных переговоров с террористами Валерий Халанов назвал его по имени и отчеству. Организатор теракта был шокирован и, не сдержавшись, выдал дальше сам себя.

- Как вы узнали, кто я? – задал он вопрос по рации силовикам.

В ответ Валерий Халанов сообщил, что все требования исполнены. Доставлены продукты, деньги. Взамен попросил отпустить заложников. Александр Помазкин согласился освободить только двух членов экипажа. А когда с террористом поговорили мать с сожительницей, он был вынужден согласиться выйти из вертолета на переговоры.

«Я сказал Ситникову (командиру экипажа), чтобы он вышел из кабины, а полетит стажер. Ситников сказал, что стажер не полетит, начал возмущаться, кричать. Он не выходил, тогда я сказал Андрею: «Мочи этого бородатого, он мне надоел». Ситников вышел из вертолета. Каждый час мы выходили в эфир. Выпустили двух пилотов. Затем по рации мне сказали, что меня опознали, назвали мои имя и фамилию. Тогда я понял, что терять нечего, что сейчас будет захват, несмотря на то, что у нас заложники...» - из протокола допроса Помазкина.

Действительно, Москва дала приказ на уничтожение террористов. Однако после консультаций с главой ФСБ России приняли решение пойти на прямой контакт.

Пригрозили взорвать

На переговоры с захватчиками пошли Валерий Халанов и Владимир Фалилеев. Следом шли родственники Помазкина. Организатор теракта вышел без маски, а руки были за спиной. Переговорщики подняли руки, чтобы показать ему, что безоружны. Подойдя к Помазкину, Валерий Халанов показал удостоверение, представился и предложил сдаться. Зампрокурора добавил о преимуществах добровольной сдачи. Лидер террористов понимал, что другого выхода у него нет, и согласился сдаться. Взамен выдвинул требование - отпустить его подельников. Он пообещал, что над Селенгой сообщники выбросят оружие. Однако предупредил, что у них есть взрывное устройство. А в салоне вертолета оставались двое заложников. Бурятские силовики согласились уступить террористам. Вертолет с двумя подельниками Александра Помазкина и захваченными заложниками взлетел. Он приземлился в районе поселка Зеленый, куда и выдвинулись сводные группы захвата УФСБ и МВД. Под утро оставшиеся террористы были захвачены без единого выстрела.

Операция по освобождению заложников была успешно завершена. А участники захвата оказались на скамье подсудимых. В октябре 1995 года суд вынес приговор: Александр Помазкин был осужден к 13 годам, его сообщники отправились в места лишения свободы на 7 лет.

История с захватом бурятского вертолета взбудоражила новостные агентства всего мира. Получить комментарий стремились журналисты самых известных международных изданий. Однажды в дежурной части УФСБ по Бурятии раздался телефонный звонок: «Вас соединяют с «Ассошиэйтед Пресс», Нью-Йорк!»...

Источник: infpol.ru


Комментарии (1)

  • 19 июня 2015, 17:34

    Неправ?Да!   Ответить

     

    За перечисленными фамилиями участников оперативного штаба по ликвидации последствии угона вертолета за кадром остался бывший сотрудник ФСБ Пойманов С. Который сыграл не последнею роль разрешении поставленной задачи перед сотрудниками ФСБ занимающиеся антитеррористической защитой мирных граждан.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^