$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


13 мая 2015, 15:11

Молодежь Бурятии: "Академические химеры"

Директор Лимнологического института СО РАН академик Михаил ГРАЧЕВ неожиданно предложил построить атомную электростанцию, причем не в Иркутске, где он живет, а в Гусиноозерской котловине в Селенгинском районе Бурятии.

МОСКВИЧ, ВЫРОСШИЙ В США

По его мнению, она компенсирует сокращение выработки электроэнергии на гидроэлектростанциях Ангарского каскада, которое происходит из-за обмеления Байкала и Ангары. По расчетам М. ГРАЧЕВА, электричества такой АЭС хватит не только Байкальскому региону, но и Монголии. Прежде обсуждения этого революционного предложения хотелось бы коснуться и других новаций этого крупного ученого.

М. ГРАЧЕВ – москвич, выросший в США, где работал его отец. По образованию биохимик, долго работал в Новосибирском институте органической химии СО АН СССР, где стал заведующим лабораторией ультрамикробиохимии. В 1987 г. было принято постановление правительства по Байкалу. Оно, в частности предусматривало «укрепление руководства Лимнологическим институтом СО РАН». Тогда этот институт биолого-географического профиля возглавлялся настоящим рыцарем Байкала Григорием ГАЛАЗИЕМ, который его и создал.

Председатель президиума СО РАН Валентин КОПТЮГ послал директорствовать в этот институт своего сотрудника М. ГРАЧЕВА. С ним поехали двадцать человек, которых обеспечили квартирами. В институте создали современную на то время базу молекулярной биологии и аналитической химии. Недовольным сотрудникам института дозволили перейти в Байкальский музей СО РАН.

Но в 1990-х годах М. ГРАЧЕВ направился на официозную конференцию в Улан-Удэ. Машина, на которой он ехал с представителем ЮНЕСКО в России, разбилась под г. Бабушкин. М. ГРАЧЕВ получил тяжелейшую черепно-мозговую травму. После первой помощи его вывезли вертолетом в Иркутск, а затем в Берлин. Там на излечении он находился несколько лет. У его больничной койки даже конференции по Байкалу проводились. Последствия, в том числе в виде инвалидного кресла, остались до сих пор.

РЕЗЕРВУАР С ВОДОЙ, А НЕ ЖЕМЧУЖИНА?


В отличие от своего предшественника Г. ГАЛАЗИЯ, М. ГРАЧЕВ никогда не был фанатиком чистоты Байкала. С его деятельностью на посту директора связан ряд экологических скандалов, в частности, поддержка идеи прокладки газопровода по дну Байкала. Он горячий сторонник развития разного рода промышленных предприятий, в том числе и в ядерной сфере. Соседство Байкала с этими предприятиями его мало волнует.

В 2006 г. М. ГРАЧЕВ предложил проложить газопровод по дну Байкала для поставки газа с Ковыктинского месторождения Иркутской области в Бурятию и сопредельные страны. Это произошло на круглом столе по вопросам устойчивого развития экосистемы Байкальской природной территории в рамках IV Байкальского экономического форума в Иркутске. М. ГРАЧЕВ заявил, что прокладка газопровода не нанесет уникальному озеру экологического ущерба, поскольку в случае разрыва газопровода газ беспрепятственно выйдет в атмосферу. Этот проект, по мнению М. ГРАЧЕВА, дал бы мощный импульс развития экономики Бурятии.

По его словам, по дну Байкала должно пройти 60 км трубы от Бугульдейки до Истомино. Глубина прокладки не более 350 м, уклон не более 17 градусов, давление на дне 30 атмосфер. «… Вреда газопровод принести не может. Доказывается это результатами исследований последних 10 лет. У нас есть десятки, сотни публикаций на эту тему. Исследования - наши и других организаций - показали, что со дна Байкала выделяется огромное количество метана в виде газовых фонтанов высотой 800 м. Байкал все это прекрасно перерабатывает. Это все съедают микробы, микробов тоже кто-то съедает, и экосистема не нарушается. Так что даже в случае протечек вреда природе не будет. Вот от нефтепровода вред может быть, а от газопровода - нет». Позднее он говорил: «Газ для Байкала невреден совершенно. Потому что даже если труба с газом лопнет, то газ просто пробулькнется через эту воду, выскочит в атмосферу и вреда экосистеме Байкала никакой не принесет».

Но ведь труба, торчащая из Байкала, гигантская просека в тайге и вся газовая инфраструктура вблизи Байкала - штука не более эстетичная, чем смердящий Байкальский ЦБК. Главный ущерб природе наносится не тогда, когда труба уже проложена по дну, а на этапе строительства. Основное воздействие от подводных газопроводов оказывается при проведении трубозаглубительных работ в акватории, что неминуемо сказывается на всех компонентах экосистемы в районе работ.

М. ГРАЧЕВ, давая свою оценку последствий прокладки трубы, намекает на возможность аварии. «Протечка газа» из подводного магистрального газопровода напоминает скорее взрыв газового баллона на первом этаже высотки, нежели протечку канализации в бараке. Последствия подобного события зависят от множества обстоятельств, а потому плохо прогнозируемы - не то просто окна-двери вынесет, не то весь дом рухнет.

При аварии могут быть выброшены тысячи тонн метана, а концентрация газа в воде достигнет величин, значительно превышающих природный фон. Кроме того, разрыв газопровода сопровождается мощной ударной волной, что в сочетании с экстремальной концентрацией газа может надолго отбить у оказавшихся поблизости микробов всякую охоту обедать. Метан оказывает наркотическое и нервно-паралитическое действие на все живое, а в Байкале водятся не только микробы. Вырвавшийся из трубы под давлением газовый поток поднимет со дна огромное количество донных осадков, которые с пузырями метана окажутся на поверхности Байкала, что может привести к непредсказуемым экологическим последствиям. Если авария случится зимой, ледовый покров негативные последствия существенно усугубит. А если газ еще и воспламенится...

Если авария произойдет, газопровод придется восстанавливать. Ремонт подводных переходов магистральных трубопроводов сопоставим по сложности и затратам со строительством нового перехода, а это - повторный удар по экосистеме. Учитывая, что подводные переходы - самое слабое место в системе магистральных газопроводов, что глубина Байкала немаленькая, что дно Байкала подвижное, что сильные землетрясения на Байкале случаются регулярно - прорыв трубопровода на дне Байкала становится вполне реальным.

ГЛАВНЫЙ ВРАГ БАЙКАЛА- КАТЕРА

На том же заседании Ученый секретарь Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал Ирина МАКСИМОВА сказала о правовых аспектах использования озера Байкал и Байкальской природной территории с точки зрения мирового и российского законодательства. В целом, существующие нормы права не допускают реализации подобных проектов. В частности, согласно «Конвенции о всемирном наследии» данный проект юридически расценивается как недопустимый. В российском законодательстве также имеются нормы, напрямую запрещающие подобные проекты.

В 2013 г. М. ГРАЧЕВ выступил на заседании Госдумы, посвященном вопросам охраны озера Байкал. В ходе своего доклада он попытался доказать, что ни БЦБК, ни другие предприятия на побережье Байкала не наносят озеру никакого ущерба. По мнению академика, наибольший ущерб озеру приносят туристические катера, которых он насчитал целых 400 штук.

В 2014 г. М. ГРАЧЕВ принял активное участие в дискуссии по поводу водорослей. М. ГРАЧЕВ якобы обнаружил в Байкале «зловонные водоросли». По его мнению, в Байкале последнее время активно распространяются водоросли рода спирогира. Как сообщил академик на пресс-конференции 13 октября, на отдельных участках побережья Байкала водорослями поражено все пространство на четыре километра от уреза воды.

Заявление М. ГРАЧЕВА вызвало искреннее недоумение специалистов. Директор Байкальского музея СО РАН Владимир ФИАЛКОВ заявил, что водоросль спирогира - рядовой обитатель Байкала, ее находили все исследователи во все века. Зона распространения спирогиры всегда занимала около десятой части процента всей территории озера, что вполне нормально.

Между тем сторонники М. ГРАЧЕВА утверждают, что причиной распространения спирогиры стали стоки жидких бытовых отходов, которые идут в озеро, в частности, из Листвянки, поскольку поселок в основном не канализирован, в домах и на турбазах чаще всего – выгребные ямы. При этом М. ГРАЧЕВ признал, что спирогира не опасна и даже съедобна. Но, по мнению академика, она портит вид Байкала и в случае гниения отпугивает туристов.

Против позиции М. ГРАЧЕВА выступили замдиректора Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН Леонид КОРЫТНЫЙ и заместитель министра природных ресурсов и экологии Иркутской области Нина АБАРИНОВА.

Уже в этом году М. ГРАЧЕВ назвал заявления главы Бурятии Вячеслава НАГОВИЦЫНА об экологическом уроне, который несет республике понижение уровня воды в Байкале из-за действий энергетиков, экологической спекуляцией.

«Республика Бурятия хотела бы получить компенсацию от того экологического ущерба, который ей приносит эксплуатация ГЭС Ангарского каскада. В Приангарье цена на электроэнергию ниже, чем в Бурятии. Если бы она была одинаковой, этот вопрос был бы снят»
, – заметил М. ГРАЧЕВ.

«Я вообще не вижу предмета для спора. На самом деле в понижении уровня Байкала нет ничего необычного, - утверждает М. ГРАЧЕВ. - За 60 лет наблюдений его уровень около 20 раз превышал отметку 457 метров и более 15 раз опускался ниже 456 метров. И это никак не сказалось на биоте. Например, в 1981-1982 гг. уровень вообще составлял 455,3 метра, то есть почти на 80 см ниже текущего уровня. Более того, 11,5 тысячи лет назад уровень озера опускался на 30 метров, и мы точно знаем, что омуль и сиг уже обитали в Байкале, и, как видите, рыба не исчезла».

Очевидно, М. ГРАЧЕВ не учитывает скорость процесса. Геологическое время намного медленнее, чем человеческое. Поэтому биота приспосабливается к медленным постепенным изменениям. А последствия скоростного «слива» Байкала этой весной мы еще ощутим.

СТРАШИЛКА О СПИРОГИРЕ

М. ГРАЧЕВ передвигается на коляске. В этом году ему исполнилось 75 лет. Как правило, люди в таком возрасте и состоянии уже уходят на покой и предоставляют дорогу молодым. Все, но не М. ГРАЧЕВ. В 2013 г. в Лимнологическом институте СО РАН разразился скандал. У М. ГРАЧЕВА закончился очередной срок контракта, и ученые вежливо предложили ему уйти на пенсию. В списке кандидатов на должность директора, однако, чудесным образом оказались лишь двое: супруга М. ГРАЧЕВА, Елена ЛИХОШВАЙ, и «технический кандидат», заведующий лабораторией палеолимнологии Андрей ФЕДОТОВ. Выбирать отнюдь не блещущую добрым нравом супругу академика ученые отказались, и М. ГРАЧЕВ опять остался на своем месте - правда, с прибавкой «и.о.».

По признанию сотрудников Лимнологического института, М. ГРАЧЕВ уже фактически не руководит институтом. И это понятно - в таком-то возрасте. Однако вследствие фактического отсутствия руководства институт постоянно проигрывает федеральные тендеры по мониторингу Байкала, и весьма серьезные деньги уходят другим коллективам.

В настоящее время институты Российской академии наук перешли под руководство Федерального агентства научных организаций. И это привело к тому, что московские чиновники, увидев, что Лимнологический институт СО РАН практически лишен руководства, решили объединить его с близким по тематике и месторасположению Институтом географии СО РАН. Пока ситуацию спас объявленный президентом России Владимиром ПУТИНЫМ мораторий на какие-либо изменения в отношении академических институтов на 2014 г. Но он закончился.

Суть поднятого М. ГРАЧЕВЫМ скандала в отношении спирогиры имеет под собой также финансовые причины. Дело в том, что федеральный центр рассматривает возможность создания в Иркутске мощной экологической структуры - Центра мониторинга Байкала. В случае создания этой структуры Лимнологический институт СО РАН лишится значительной части существующего финансирования, а большая часть его деятельности станет бессмысленной. Учитывая, что основная функция Лимнологического института СО РАН - мониторинг Байкала, смысл существования института вообще ставится под сомнение.

Именно с этим и связана придуманная М. ГРАЧЕВЫМ страшилка о спирогире. Сейчас М. ГРАЧЕВУ необходимо экстренно обозначить высокую значимость и Лимнологического института СО РАН, и свою собственную. К сожалению, делает это он, обвиняя власти всех уровней в отсутствии очистных сооружений на Байкале и рассказывая о том, что Байкал заражен спирогирой.

Истерики престарелого академика были бы не столь важны, если бы не два «но». Во-первых, он академик, а значит, каждое сказанное им слово всерьез воспринимается всем мировым сообществом и транслируется западными СМИ. Во-вторых, речь идет о Байкале - жемчужине России, самом большом хранилище чистой воды в мире.

Что же делает М. ГРАЧЕВ? Ради сиюминутной выгоды, ради своих, прямо скажем, шкурных интересов, он на весь мир представляет Байкал как озеро, в которое массово сливаются нечистоты, как озеро, зараженное некими опасными водорослями. Мало того, что такая позиция полностью дискредитирует туристический потенциал Байкала - она по сути бьет по национальной безопасности страны. Ведь если, по словам М. ГРАЧЕВА, наша гордость и национальное достояние представляет собой грязную лужу - то что тогда представляет собой страна?

ГРЁЗЫ О МИРНОМ АТОМЕ

Но вернемся к Гусиноозерской АЭС. М. ГРАЧЕВ предложил построить атомную электростанцию на быстрых нейтронах. По его мнению, АЭС должна охлаждаться с помощью свинца. М. ГРАЧЕВ уверен, что строительство АЭС сможет решить проблему дефицита энергии в том случае, если из-за глобального потепления осадки в Прибайкалье резко сократятся. Хотя по всем прогнозам глобальное потепление в нашем регионе должно привести к увеличению количества осадков. Тем не менее, М. ГРАЧЕВ считает, что из-за глобального потепления может значительно снизиться уровень Байкала, причем до такой степени, что «придется остановить Братскую и Усть-Илимскую ГЭС». «Строительство атомной электростанции в Бурятии могло бы стать ключевым решением многих проблем, в том числе удовлетворить потребности Монголии, власти которой сейчас планируют строить ГЭС на Селенге», - отметил ученый.

И в этом случае М. ГРАЧЕВ просто-напросто занимается саморекламой. Он никогда не занимался атомной энергетикой профессионально, но делает громкие заявления. Лучше бы он проконсультировался у более компетентных коллег. В том же Иркутске есть Институт систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей ДОНСКОЙ высказался против этой идеи. Он напомнил об особом статусе озера Байкал – объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО, и о федеральном законе «Об охране озера Байкал». «Очевидно, при строительстве АЭС возникнут существенные экологические риски. Причем эти риски возникают и при условии штатного режима работы, и тем более при возможных аварийных ситуациях в условиях высокой сейсмической активности на Байкальской природной территории», - написал С. ДОНСКОЙ на своей странице в социальной сети Facebook.

Министр заявил, что у любых проблем есть альтернативные пути решения, и строительство АЭС на Байкале «в любом случае не вариант снижения риска энергетического дефицита в прибайкальских регионах».

С точки зрения автора, если уж и строить АЭС в Бурятии, то подземного базирования в скальном массиве. Подходящие участки можно поискать в Баунтовском районе, например. Строительство энергоблока под землей значительно дороже, зато исчезает проблема его рекультивации после окончания эксплуатации, да и в значительной мере радиоактивных отходов. К тому же это не затронет Байкальскую природную территорию.

А в целом эта затянувшаяся история показывает, что нужно тщательно обдумывать свои слова. Особенно, если к тебе прислушиваются.

Евгений Кислов, «Молодежь Бурятии»


© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^