$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


17 июня 2014, 16:50

Молодежь Бурятии: "Один световой день"

Децентрализация сельских поселений Бурятии может обернуться их дальнейшей деградацией.

Процесс по так называемому укрупнению сельских поселений в ближайшие годы только будет набирать обороты. Если за последние десять лет количество муниципальных образований в республике, попавших «под сокращение», исчислялось единицами, то совсем скоро счет пойдет уже на десятки. В числе ближайших кандидатов на реорганизацию сегодня названо около шести десятков поселений.

Под флагом оптимизации

Еще в марте нынешнего года заместитель руководителя администрации главы РБ и правительства по вопросам территориального развития Баир Жамбалов привел цифры: если в 2004 году на территории региона насчитывалось 296 муниципалитетов, то в 2014 году их количество сократилось до 290. За это время были объединены 12 сельских поселений на территории четырех муниципальных образований.

В общей сложности произошло уже более 40 преобразований муниципалитетов, в том числе создано шесть новых муниципальных образований. В настоящее время в реестр административно-территориальных единиц и населенных пунктов Бурятии внесено 633 населенных пункта, шесть городов, из которых два города республиканского подчинения, 21 административный район, 14 поселков городского типа и 238 сельсоветов и сомонов.

- Планируется дальнейшее укрупнение сельских поселений. Вызвано это экономическим аспектом: большая часть бюджетных средств поселений идет на содержание аппарата администраций, - сообщил тогда о целях разворачивающейся кампании Баир Жамбалов.

За счет объединения поселений и сокращения административного аппарата власти региона рассчитывают сэкономить энную сумму бюджетных средств. Также одной из задач укрупнения было заявлено желание увеличить число муниципалитетов, которые бы меньше в финансовом плане зависели от республиканского бюджета и имели возможность расширять свою налогооблагаемую базу.

Действительно, абсолютное большинство сельских поселений на 90 и более процентов существуют за счет дотаций от республики. Но ведь и сама Бурятия остается глубоко дотационным регионом и более половины своего бюджета компенсирует за счет поступлений из федерального бюджета. Поэтому упрекать тех же глав сельских поселений в том, что они не умеют зарабатывать деньги и пополнять местные бюджеты (тем более при нынешней системе межбюджетных отношений) по меньшей мере, некорректно.

Еще одной целью «оптимизации» называется проблема оттока населения из небольших сельских поселений. Но каким образом объединение нескольких малых сел в одну административную единицу может способствовать закреплению людей в местах традиционного проживания, не совсем, честно говоря, понятно.

Кстати, далеко не все законодатели (как республиканского, так и муниципального уровня) положительно оценивают такую «экономию». В первую очередь потому, что в связи с укрупнением территорий нарушается принцип так называемой шаговой доступности местной власти населению.

Одним из принципиальных критиков такого подхода является Бато Семенов, который считает, что объединение поселений не отвечает принципу доступности местной власти и при решении таких вопросов необходимо взвешивать все «за» и «против» особенно тщательно. Вице-спикер НХ уже неоднократно предлагал республиканскому правительству вместо инициатив по укрупнению поселений более внимательно заняться вопросами повышения доходной части бюджетов небольших поселений.

Нет единодушия и среди муниципальных депутатов и чиновников. Многие из них считают, что своей цели укрупнение может и не достичь, поскольку реальных экономических рычагов для оздоровления финансовой базы небольших сельских поселений как не было, так и нет. Да и экономию бюджетных средств вряд ли можно считать существенной, поскольку сопоставимые средства будут потрачены на поддержку реорганизованных поселений. Ведь в качестве «пряника» было решено предоставить таким МО субсидии из республиканского бюджета из расчета 1,5 тысячи рублей в год на одного жителя поселений.

А это немалые, между прочим, деньги. Укрупненное «Улан-Одонское» поселение в Хоринском районе получило, например, ни много ни мало тринадцать миллионов рублей. По этому поводу председатель комитета по бюджету Народного Хурала Цырен Доржиев в свое время заметил, что лучше было бы эти деньги передать на развитие местным фермерам. Это принесло бы отдачу в будущем за счет увеличения налоговых поступлений, а так эти средстива будут попросту потрачены на сиюминутные нужды.

Как написала в одном из блогов моя коллега журналист из Бичуры Анна Громова, «поднимая разговор об экономии, у нас, как всегда, решили сэкономить там, где и экономить-то нечего. Насколько мне известно, содержание одного депутата в Хурале обходится куда дороже, чем содержание одного аппарата поселения...

Теперь местная власть еще более отдалится от людей. Укрупнения уже были. И всем стало ясно, что для наших мест - это не решение проблемы. Но наступают на те же грабли, не думая о людях»...

Из крайности в крайность?

Было бы неправильно сказать, что именно наше республиканское правительство инициирует укрупнение сельских поселений. Этот призыв исходит от федерального центра, который увидел одно из решений проблемы низкой финансовой обеспеченности МСУ в их реорганизации и укрупнении.

Но, по большому счету, все указания из Москвы по этой теме носят скорее рекомендательный характер. Субъекты РФ (в том числе и Бурятия) могут самостоятельно определить, нужна ли им очередная реорганизация или стоит все-таки поискать другие, более рациональные, пути решения проблемы.

Между прочим, до недавнего времени в республике были неплохие наработки по развитию малых сельских поселений, которые носили более продуктивный характер. Так, еще в 2011 году по инициативе Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова была проведена научно-практическая конференция, в рамках которой была предложена в качестве одного из вариантов устойчивого развития малых сельских поселений концепция так называемой «деревенской агломерации».

Участники межрегиональной конференции пришли к выводу, что устойчивое развитие сельских территорий можно обеспечить только при правильном расселении трудовых ресурсов. Это расселение опирается на сеть малых и сверхмалых поселений. Они должны получить юридический статус населенных пунктов с регистрацией по месту жительства и т.п.

Была сформулирована идея внедрить новый термин – «Деревенская агломерация». Под этим подразумевается сельский социально-производственный комплекс: малое село, а вокруг него – заимки (гурты). Там может быть много видов деятельности: деревопереработка, животноводство, растениеводство, пчеловодство, рыболовство и другие. При этом, по крайней мере, первичная переработка будет производиться на месте, поскольку вывозить выгоднее не сырье, а переработанную продукцию.

Эффект от развития деревенской агломерации мог бы быть в самых разных сферах. Пожалуй, самый главный – занятость сельского населения, его закрепление, замедление урбанизации.

Одним из апологетов такого подхода являлся тогда заместитель председателя правительства РБ Баир Бальжиров, который активно ратовал за сохранение малых сел и продвигал идею «хуторизации» Бурятии. Не отказывается от нее он и сегодня. Весной нынешнего года уже в качестве председателя Ассоциации фермеров Бурятии Б.Бальжиров выступил с лекцией о малых селах Сибири перед студентами и сотрудниками кафедры рационального природопользования географического факультета МГУ.

В ходе лекции он обратил особое внимание слушателей на географическую детерминанту процесса развития сельских поселений в Бурятии и в России в целом. Особо докладчик остановился на том глобальном эффекте, который вызовет возрождение и развитие в России сел и сверхмалых сел (хуторов). По его мнению, это будет иметь значительные положительные социальные (улучшение демографической ситуации, развитие традиционной многодетной российской семьи, прекращение оттока населения в города и др.), экономические (производство экологически чистых продуктов питания, стабилизация цен на продукты питания, продовольственная безопасность и др.) и геополитические (формирование оптимальной системы расселения, повторное освоение степной зоны, восстановление контроля за территориями в приграничной зоне России) последствия.

Официально Бурятия от идеи укрепления малых сел через развитие частного предпринимательства, фермерства вроде бы не отказывалась. На деле же получается, что в стремлении извлечь какую-то сиюминутную выгоду и сэкономить на содержании сельских администраций мы подрубаем сук, на котором сидим и даем явственный сигнал жителям таких малых сел – вы бесперспективны, и у ваших поселений нет будущего.

На те же грабли

Похожий опыт по укрупнению сельских поселений был в советские времена. В 80-е годы прошлого века почти во всех районах Бурятии политика укрупнения сельских поселений привела к их сокращению. Многие села, насчитывающие менее 100 жителей, были признаны неперспективными, и строительство здесь жилья, объектов культурно-бытового назначения было признано нецелесообразным.

Хотя в нашей республике процесс ликвидации сел осуществлялся довольно медленными темпами из-за разрозненности и территориальной отдаленности поселений, все же он успел нанести ощутимый вред и способствовал уменьшению числа сельских населенных пунктов.

И вот, похоже, еще одна попытка решить сложную проблему простыми методами.

Сегодня и независимые эксперты, и даже некоторые правительственные чиновники федерального уровня предупреждают: говоря об оптимизации, неверно вести речь о тотальном объединении поселений. Не стоит исходить из максимы, что каждое поселение в своих границах должно быть самодостаточным - при таком подходе никогда не будет ни одного поселения. В этом плане они предостерегают от уже проявляющихся тенденций в ряде субъектов Российской Федерации, граничащих с кампанейщиной) - стремления свести к минимуму или даже фактически ликвидировать поселенческий уровень местного самоуправления.

К сожалению, единственным реальным побудительным мотивом подобной оптимизации оказывается удобство чиновников, привыкших контролировать и понукать, держа муниципальные образования на коротком финансовом поводке.

Жителей чаще всего заманивают мнимым сокращением чиновников и улучшением финансирования. Но этого как раз и не происходит. Более того, периферийные муниципальные образования, которым не посчастливилось стать центром объединенного поселения, полностью утрачивают право голоса, в них резко усиливаются депопуляция и общая экономическая деградация. Это уже подтвержденный факт.

- Местная власть должна быть устроена так, чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до нее рукой, - говорит депутат Джидинского райосовета Наталья Токарева. - В последнее время в республике принимаются решения по объединению и укрупнению поселений, что приводят к очередным проблемам. Дело в том, что из того поселения, которое объединили с другим, "власть" уходит, а именно происходит ликвидация органов местного самоуправления, тем самым власть отдаляется от населения. Жители данных поселений вынуждены за какими-то документами ехать в сельское поселение за десятки километров, а не ходить пешком в администрацию своего поселения. Необходимо привести ситуацию в соответствие со здравым смыслом, с требованием времени.

- Селам и деревням нужна жизнь, которая подарит им не просто возможность существования, не просто возможность механического функционирования, а нечто большее, - обращается к землякам Б.Бальжиров. - Селу нужно развитие. Ему нужен новый смысл и новая формула жизни. Опыт фермеров Бурятии, воссоздающих гурты, заимки, улусы дает надежду на возрождение села. Только в таком случае в опустевшие села и деревни вернутся люди, способные, а главное, желающие в них жить и работать.

… В качестве «утешения» жителям сельских поселений, попавших под укрупнение, пообещали, что для них особо ничего не изменится и что добраться до центра новой административной единицы они смогут в течение одного светового дня. Весьма, надо сказать, гибкая мера отсчета. В принципе, за такое время вполне можно слетать в Москву и вернуться обратно.

Валерий Цыдыпов, "Молодежь Бурятии"


© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^