β
$ 59.63
70.36
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


13 мая 2014, 16:50

МК: "Особняк от Алины Кабаевой"

Прежде чем его получить, многодетная мать из Набережных Челнов прошла все круги ада.

Ее задерживали у стен Администрации Президента Российской Федерации.

Сухая голодовка, психушка, полицейские «обезьянники», протесты у Казанского кремля и татарского представительства в Москве, попытка самоубийства и снова голодовка — у офиса «Единой России».

Борьба 44-летней Оксаны Рыжковой из Набережных Челнов за человеческую жизнь для себя и своих пятерых детей длилась больше десяти лет.

А потом случилось чудо: история Оксаны дошла до Алины Кабаевой.

В общей очереди на квартиру Оксана Рыжкова стояла 5034-й. Из льготной очереди ее выгнали, потому что часть ее детей выросла и родила своих детей, Оксаниных внучек.

В общаге семья ютилась на 27 квадратных метрах.

По 3 метра 30 сантиметров 75 миллиметров на каждого.

Если разделить количество общих метров на метраж для одного, то выйдет восемь человек. Был еще девятый — муж, но он ушел.

«Для меня слово «аборт» — все равно что расстрел», — объясняет Оксана.

В 16 лет врачи сказали, что детей у нее не будет никогда.

В 20 родилась первая дочка. Потом — еще, еще, еще и еще.

Да, не предохранялась, ведь дети были чудом.

Она не оправдывается, когда говорит, что многодетная мать. И уже не злится, когда слышит в ответ стандартное: «Понарожали тут…»

Ни далекая Москва, ни Казань, ни Набережные Челны слезам Оксаны Рыжковой не верили.

Люди — злые. Особенно наши. Ругают власть, но, когда речь заходит о льготах для многодетных семей, вообще о многодетных семьях, становятся неистовыми ее защитниками. «Понарожали...» — и с гордостью пестуют единственного наследника, не думая о том, что лет через пятьдесят на плечи именно Оксаниных детей, которых элементарно больше, возлягут обязанности по содержанию нас, стариков и пенсионеров. Отношение к многодетным семьям как к пьяницам и неудачникам началось в брежневскую эпоху. Особых средств предохранения тогда не было. Сердобольные русские бабы предпочитали сделать с десяток абортов, чем «плодить нищету».

старшая Александра, но тоже в итоге осталась при маме вместе с новорожденной дочерью. И стало их тогда восемь человек на 27 квадратах.

Александра, работала с 14 лет. И официанткой, и в магазине. Поступила в вуз на платный, чтобы хоть как-то вырваться из этого круга, но быстро выяснилось, что платить за учебу тоже нечем. Беременность. Декрет. Общага.

Вторая, Антонина, познакомилась со своим мужем тоже в общежитии, парень — сирота, от родителей у него осталась малюсенькая, меньше, чем у Оксаны, комнатка.

Ролина и Эвелина — Оксанины внучки. Сейчас им по два годика.

«Двое ваших дочерей имеют своих детей, таким образом, ваша семья утратила право на получение государственной поддержки на приобретение жилья», — ответил Рыжковой глава администрации Комсомольского района Набережных Челнов Ильяс Хасипович Мухаметов.

«Один из чиновников дал мне когда-то совет: «Если хотите, чтобы вас услышали, не просите вежливо — требуйте, устраивайте скандалы, может быть, вы и пробьете эту стену», — говорит Рыжкова.

В апреле 2012-го Оксана вместе с мужем поехала в Москву, к Администрации Президента Российской Федерации.

«Писали потом, что я хотела себя там поджечь, что у меня с собой была бутылка с бензином, что я царапалась, порвала сотрудникам ППС и ФСО пуговицы, когда они тащили меня за руки и за ноги в полицейскую машину. Почему им можно было меня бить, а мне их — нет?» — спрашивает меня Оксана. Я развожу руками: действительно, почему? «Мой Саша все это время сидел в машине. Я сказала ему, чтобы он не выходил — что бы ни произошло».

Ее отвезли в Ганнушкина. В психиатрическую. «Я была закрыта в палату для буйных. Саша стоял под окнами. Когда меня забирали, полицейские сказали: «Вы попрощайтесь с ней, ее теперь не выпустят».

Утром Оксану повезли на суд. Чтобы уложить на принудительное лечение. Но ее освободил судья: «Да как вы можете держать эту женщину за решеткой?! Пусть едет немедленно к детям!» На улице встречал Саша.

«Обнял он меня, и мы поехали домой, — улыбается Оксана. — Это был последний наш с ним день. А потом Саша... ушел. Я его понимаю, конечно, он устал... Но для меня его уход стал шоком. Я уехала в лес — убивать себя. Честно. Я не хотела больше жить.

Остановила последняя мысль: а как же дети?..»

Текст полностью: "Московский комсомолец"


© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^