$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


20 октября 2015, 16:10

Фото: r.zbp.ru

Коммерсант.ru: "Сергей Левченко: "Я буду призывать единороссов, чтобы мы совместно тянули этот воз"

Новый глава Иркутской области о том, как победил на выборах и что собирается делать.

Победа представителя КПРФ в Иркутской области стала возможна благодаря уникальности региона и слабости позиций прежнего губернатора Сергея Ерощенко. Об этом в интервью корреспонденту “Ъ” ЕКАТЕРИНЕ ЕРЕМЕНКО заявил новый иркутский губернатор СЕРГЕЙ ЛЕВЧЕНКО. При этом губернатор подчеркивает, что, несмотря на поражение кандидата от «Единой России», планирует решать проблемы региона в тесном сотрудничестве с партией власти.

«С точки зрения развития демократии в нашей стране я сделал немало»


Почему с момента возвращения губернаторских выборов в 2012 году именно Иркутская область стала первым регионом, где выборы растянулись на два тура и победил оппозиционный кандидат?

— Наш регион вообще уникален. У нас, на мой взгляд, живут замечательные свободолюбивые люди. И когда им пытаются что-то навязывать, они проявляют свою позицию. В других регионах тоже живут хорошие люди, но очевидно с такой степенью навязывания, как у нас, там не сталкивались. В Иркутской области это проявилось в полной мере. Я бы не хотел говорить, чем плох прежний губернатор и чем хорош я, но эта тенденция проявлялась и раньше: это было в Братске и Иркутске, где на выборах мэров побеждали представители КПРФ, и в Ангарске, когда большинство мандатов в местной думе досталось коммунистам. Просто надо же учиться на опыте.

Может, досрочные выборы губернатора — это запланированная Кремлем смена власти в области? С вами велись предварительные переговоры на этот счет?

— Не думаю, что это был эксперимент или попытка моими руками сместить действующую власть. А то, что меня изначально рассматривали в качестве реального претендента на высокие должности, в том числе на губернаторские посты, причем уже на протяжении нескольких лет,— это правда. Иначе я не был бы в президентской сотне (кадровый резерв президента РФ.— „Ъ“). Мне кажется, что на фоне заявлений из Кремля о том, что губернаторские выборы должны быть непредсказуемые, демократичные, события стали развиваться так, что в Москве увидели, что как раз на примере Иркутской области можно показать всем, всему миру, что все это у нас возможно. Так что с точки зрения имиджа России на мировой арене, с точки зрения развития демократии в нашей стране, я думаю, что сделал немало.

А уже перед вторым туром, когда стало очевидно, что вы реальный претендент на это кресло, проводились ли с вами консультации в Кремле?

— Встречи с сотрудниками администрации президента были и перед первым туром, и перед вторым. И смысл их сводился к тому, что Кремль будет способствовать проведению объективных законных выборов, и если в победители выйду я, то в федеральном центре это примут как данность и будут со мной работать. Что, собственно, и подтвердил президент Владимир Путин в ходе нашей встречи 6 октября.

Почему ваша победа стала возможной?

— Тактика чрезмерного навязывания избирателю штабом моего конкурента своей позиции столкнулась с нашей стороны с разумной, адекватной и естественной позицией: раз навязывают, давайте объединяться, совместно противостоять этому. Злоупотребление административным ресурсом могло привести к тому, что люди просто бы не пошли на выборы, и, надо сказать, в противоборствующем штабе этого и добивались. Зная это, мы дали сигнал обществу на объединение. Когда кризисная ситуация в стране или в регионе, надо консолидироваться. И мы консолидацию сумели провести на политическом уровне. Теперь наша задача эту консолидацию продолжить, чтобы совместно справиться с экономическими сложностями. Если бы мы не предложили такой вариант или не смогли бы его осуществить, это бы просто привело к снижению явки. А нам для победы нужна была высокая явка.

Вы считаете ошибкой само желание Сергея Ерощенко выйти на досрочные выборы губернатора?

— Вероятнее всего, прежнее руководство области видело, что у Сергея Ерощенко сейчас очень невысокие показатели с точки зрения авторитета и рейтинга, но прекрасно понимали, что социально-экономическая ситуация ухудшается. А что будет через год, а тем более через два? Так что выйти на выборы в этом году было не худшим вариантом для них. Мне кажется, они исходя из этого рассуждали.

Тем не менее сторонники врио губернатора утверждали, что на момент объявления выборов у Ерощенко рейтинг превышал 60%. Как появляются такие показатели?

— Да, такая цифра фигурировала, но она необъективная. Конечно, у Сергея Ерощенко не было такого уровня поддержки в обществе. Проблема в том, что рейтинг замеряется в отсутствие выборов, а значит, и оппонентов. В условиях выборов рейтинги участников становятся конкурентными и более объективными. Ведь когда в соревнованиях участвует один бегун, у него стопроцентный рейтинг, а когда добавляются другие участники, то его рейтинг снижается и обретает черты реальности.

У вас какие были стартовые позиции?

— Я мог рассчитывать на рейтинг КПРФ, если я его не понижаю, а у меня еще не было такого случая, чтобы мой личный рейтинг был ниже, чем у партии. На предыдущих выборах по партийным спискам КПРФ в Иркутской области набирала 28–29%. Это и есть базовый рейтинг. Я об этом говорил всем, в том числе представителям других партий, которые утверждали: «Не за вас голосовали, а против действующего губернатора». Это, конечно, имело место, но сбрасывать со счетов уровень голосования за КПРФ и за меня лично тоже нельзя.

Почему крупные города так активно за вас голосовали?

— Эти результаты укладываются в ту тенденцию, которая наблюдается в последние годы по всей стране. Меня ваши московские коллеги спрашивали: «Как так, почему в городах победили, а в селе результаты слабее?» Я их просто отсылал проанализировать результаты всех выборов за последние десять лет. У КПРФ в городах результаты всегда выше, чем в сельской местности. Исключения только Москва и Санкт-Петербург. Так что это тенденция, в которую мы тоже вписались.

Но такого результата, как по Иркутску, где вы набрали больше 70% голосов, наверное, никогда и нигде не было.

— Это точно.

«В политике у него совсем не здорово получается»


Как считаете, голосование в Иркутске — это результат отмены выборов мэра?

— В том числе. По нашей социологии, свыше 50% людей активно возражали против того, чтобы у них забрали право избирать мэра города. Наверное, это была одна из крупнейших ошибок действующей власти. Отмена произошла не только тайно и кулуарно, но и чрезвычайно быстро. О том, что в городе выборы мэра отменены, большинство людей узнало уже тогда, когда избранный ими Виктор Кондрашов ушел в отставку, а город возглавил назначенный думой мэр. Дело в том, что депутаты в такой спешке даже не подумали о том, что надо бы самораспуститься, избрать новую думу и уже тогда браться за процедуры по назначению мэра по новой схеме.

Виктора Кондрашова вы видите на посту мэра Иркутска?

— Сейчас говорить об этом особого смысла нет. Отмена закона, принятие новых решений по формированию городской власти не приведут к тому, что действующий мэр автоматически должен уйти. То есть закон обратной силы не имеет. Что касается Виктора Кондрашова, то я бы не хотел силой заставлять человека стать мэром, если он будет говорить, что хотел бы на другой должности работать. Я стараюсь, чтобы мои предложения в какой-то мере соответствовали желаниям самого человека. Мы ему предложили работать в правительстве (Виктор Кондрашов назначен зампредом правительства Иркутской области.— „Ъ“). Может быть, позже он захочет перейти работать в Госдуму.

А Сергея Ерощенко вы видите в дальнейшем в политике?

— Честно говоря, слабо могу себе представить его в политике. Мне кажется, что Сергей Владимирович (Ерощенко.— „Ъ“) должен сделать для себя выводы. Ведь если при том огромном потенциале и возможностях, что у него были, так проиграть, то в политике у него совсем не здорово получается. Хотя сам он, конечно, вправе считать иначе.

Вы общались после выборов?

— Нет. Со мной аппарат советовался, звать или нет его на мою инаугурацию. И я сказал: «Обязательно приглашать». И он был. Но ко мне не подходил, не поздравлял.

Некоторые политологи уже начали предрекать, что главным оппозиционером в Иркутской области будет ваш оппонент по выборам. Как относитесь к такому прогнозу?

— Лично я не против такого главного оппозиционера (смеется). Мне кажется, эти прогнозы не имеют под собой реальной почвы. Для того чтобы быть оппозиционером, во-первых, надо быть политиком по складу своего характера или даже, скорее, уметь быть политиком. Второе — чтобы завоевать должность главного оппозиционера, нужно какое-то время побыть неглавным. Роль оппозиционера сложнее, чем представителя власти.

Но теперь вы являетесь представителем власти, значит, более уязвимы, вас есть за что критиковать.

—Сегодня у меня есть возможность критиковать Ерощенко за все три с лишним года его правления. И я это буду делать. Так что у меня тоже есть такая возможность.

— СКР по Иркутской области завел уголовное дело в отношении вашего сына Андрея Левченко, являющегося гендиректором ЗАО «Стальконструкция». Видите ли вы в этом сигнал того, что недовольные вашей победой в регионе уже начали действовать?

— Чтобы не оказывать давление на следствие, я это дело не комментирую.

«Я за то, чтобы “Единая Россия” проявила весь свой потенциал»

Как ваша победа на губернаторских выборах скажется на рейтинге «Единой России» в регионе?

— С точки зрения политической борьбы, когда партия, возглавляемая тобой, побеждает другую партию, а тем более правящую, ты вроде как должен испытывать удовлетворение. Но это с чисто политической точки зрения. Но я ведь теперь возглавляю регион. И для меня сейчас более важными являются другие вещи. Я за то, чтобы «Единая Россия» проявила весь свой потенциал, чтобы принести пользу Иркутской области. При этом если ее рейтинг будет совсем низким и она никак не сможет влиять на своих московских руководителей, на партийную фракцию, то для области это будет только хуже. Я буду призывать единороссов, а у нас в ЗС их большинство, чтобы мы вместе с ними, каждый по своей линии — я в региональном правительстве, они через законодательные органы власти — совместно тянули этот воз. И это для меня намного важнее, чем радоваться низким рейтингам «Единой России».

А как на это посмотрит Геннадий Зюганов?

— Я думаю, так же. Потому что, когда мы с ним говорили о результатах выборов, о том, как я буду формировать правительство, он такую позицию поддерживал обеими руками.

Как отнесетесь к тому, если и вас Кремль по сложившейся в России традиции будет оценивать по уровню голосования в регионе за партию власти?

— Да, сейчас в стране такой период. Но у меня есть ощущение, что он заканчивается в том плане, что если рейтинг «Единой России» в регионе очень высок, а при этом социально-экономическая ситуация крайне тяжелая, то в Кремле и правительстве на это начинают смотреть несколько иначе. Россия сегодня в кольце проблем — и санкции, и низкие цены на энергоносители, и обвал рубля. Федеральный центр, мне кажется, стал пересматривать свою позицию на этот вопрос. Не рейтинг важен, а стабильность. И выбирая между уровнем поддержки «Единой России» и нормальным развитием территории, пусть даже не под флагом ЕР, я уже вижу, что склоняются ко второму варианту.

Спикер заксобрания Сергей Брилка не раз заявлял, что ЗС будет вас поддерживать, в том числе в ваших кадровых решениях. Верите?

— Конечно. Как же я могу не верить председателю ЗС? Некоторое напряжение я чувствую, но оно и должно быть. Это объективно и естественно. Но напряжение нельзя переводить в противостояние, в противодействие друг другу, ведь за нами целый регион, миллионы людей.

Депутатам ЗС предстоит утвердить бывшего единоросса Александра Битарова в должности председателя правительства области. Почему остановились на его кандидатуре? И согласовывали ли это решение с Москвой?

— Кандидатуру не согласовывал, но озвучивал ее в администрации президента, озвучивал ее и в беседе с секретарем генсовета «Единой России» Сергеем Неверовым, когда он сюда прилетал. Ведь предстоит процедура согласования в ЗС, поэтому для меня важна была реакция руководства «Единой России». Я прямо сказал, что намерен назначить Александра Битарова. И реакция была положительной: «Предлагайте, мы поддержим». У Александра Семеновича (Битарова.— „Ъ”) большой опыт работы в органах власти, в том числе в ранге первого заместителя председателя правительства. Причем не с одним, а с двумя губернаторами. А во-вторых, я его считаю еще и хозяйственником с большой буквы. Мы с Александром Семеновичем провели еще и предвыборную кампанию в сотрудничестве, это тоже большое значение имеет. Хотя у нас договоренностей о том, что он помогает мне и взамен получает высокий пост, не было, и это абсолютно точно. Я предложил ему эту должность уже после того, как выиграл.

— Почему оставили заместителем губернатора Виктора Игнатенко, работавшего в команде Сергея Ерощенко? Он много лет возглавлял избирательную комиссию области, и не исключено, что активно вмешивался в избирательный процесс в ходе губернаторской гонки.

— Виктор Игнатенко — рядовой член областной избирательной комиссии. Мы следили за тем, чтобы особенно в ночь подсчета голосов лишних людей на территории облизбиркома не было. В комиссии было два наших депутата Госдумы, были юристы, приехавшие из Москвы, которые работали в ОИК в качестве наблюдателей. Игнатенко находился там по праву, ведь он член ОИК. Информации о том, что он как-то влиял на подсчет голосов, у меня нет. Оставил его по двум причинам: должна быть определенная преемственность с предыдущим правительством и у него очень большой опыт работы. По моей информации, в то время как бывший губернатор с другими замами занимались выборами, именно Виктору Игнатенко было поручено все остальное. Так что он больше всех в курсе текущих дел. Поэтому мы договорились с Виктором Васильевичем (Игнатенко.— „Ъ“), что он еще поработает.

На встрече с Владимиром Путиным вы говорили, что намерены добиваться газификации региона. Но ни одному из ваших предшественников не удалось договориться с «Газпромом» об этом. Как собираетесь решить задачу?

— На мой взгляд, еще не рассматривался такой вариант, когда «Газпрому» предлагается ежегодно поставлять с Ковыктинского месторождения на нужды региона 3–5 млрд кубометров газа и от него не требуется строить сети. То есть когда его вовлекают в газификацию, то он говорит, что я на такой маленький объем не пойду, это экономически нецелесообразно. А если мы «Газпрому» говорим, что нам только нужен газ и мы сами находим инвестора и потребителя, разве он будет возражать? При этом ему не нужно будет ничего вести, для него будет просто выгодно продавать газ.

Есть ли уже видение, как должен развиваться иркутский авиаузел? Команда предыдущего губернатора уже готовила документы на передачу аэропорта инвесторам. Эта работа теперь приостановлена?

— Не совсем так. Мы эту работу не приостановим, но все-таки постараемся вернуться к более здравому началу. Да, существующий аэропорт обязательно надо модернизировать, потому что мы отстаем от времени. Но что касается нового аэропорта, я все-таки возьму время для того, чтобы найти оптимальный вариант. У нас есть немало причин для того, чтобы это сделать. Строительство новой полосы в рамках действующего аэропорта, которое предлагал предыдущий губернатор, предполагает большой объем переселений, ведь затрагиваются жилые поселки. Только на это уйдут миллиарды рублей. Сюда же прибавьте и недовольство людей. Опять же останутся серьезные ограничения для посадок и взлетов по природным причинам. С точки зрения господствующих ветров, туманов. У нас 120 дней в году в районе аэропорта наблюдается туманность. Если увеличивать количество рейсов, то автоматически увеличится и число рейсов, которые будут отправляться на вынужденную посадку в Братск или Улан-Удэ. Ну и, самое главное, аэропорт в черте города — это небезопасно.

В качестве одного из потенциальных инвесторов для иркутского аэропорта рассматривался «Ростех». Встречались ли вы с главой компании Сергеем Чемезовым?

— После избрания нет. Ну а вообще мы оба в руководстве иркутского землячества «Байкал» в Москве. Он президент, я заместитель председателя правления. Часто встречаемся на мероприятиях землячества и разного рода совещаниях. У нас достаточно много было встреч с Сергеем Викторовичем (Чемезовым.— „Ъ”), но после выборов как-то не случилось. Да я в Москве был всего два дня после избрания.

А с другими представителями крупного бизнеса?

— Встречался с руководителями Русской лесной компании, группы «Илим», «Базового элемента», было общение с руководством Иркутской нефтяной компании.

Собираетесь слагать полномочия первого секретаря иркутского обкома КПРФ?

— Нет, буду продолжать руководить обкомом.

— После избрания губернатором вы стали одним из самых влиятельных коммунистов в России. Как считаете, может КПРФ доверить вам руководство партией после ухода Геннадия Зюганова?

— Я не стремлюсь занять место Геннадия Зюганова и в качестве его преемника себя не рассматриваю. Думаю, время уходить настает для любого человека. Кадровые вопросы будут решаться на очередном съезде партии. Но ставить этот вопрос в чрезвычайном порядке я не вижу никакой необходимости.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Левченко Сергей Георгиевич

Родился 2 ноября 1953 года в Новосибирске. Окончил факультет промышленно-гражданского строительства Новосибирского инженерно-строительного института (1976 год), Российскую академию управления при правительстве РФ (1993 год).

С 1976 года работал в Красноярском строительно-монтажном управлении треста «Сибстальконструкция». С 1982 года — начальник Ангарского управления треста «Красноярскстальконструкция». В 1987 году назначен председателем райисполкома, с 1988 года — второй, а затем первый секретарь ангарского горкома КПСС. С 1993 года — первый секретарь иркутского обкома КПРФ. В 1994 и 2004 годах избирался в законодательное собрание Иркутской области, в 1999, 2007 и 2011 годах — в Госдуму РФ. Был зампредом комитета Госдумы по энергетике. Дважды занимал второе место на выборах губернатора Иркутской области (в 1997 и 2001 годах). 27 сентября 2015 года во втором туре избран главой региона (56,4% голосов). 2 октября вступил в должность

ДОСЬЕ

Иркутская область

Образована 26 сентября 1937 года. Входит в Сибирский федеральный округ. Административный центр — Иркутск, крупные города — Братск и Ангарск. Общая площадь 774,8 тыс. кв. км (5-е место в РФ). Население на 1 января 2015 года — 2,41 млн человек (21-е место): городское — 1,9 млн (78,9%), сельское — 508 тыс. (21,1%). Рождаемость в 2014 году — 15,3 на 1 тыс. человек, смертность — 13,7. Средняя зарплата на июль 2015 года — 32,1 тыс. руб. (24-е место). Безработица, по данным на начало года,— 9,3%. ВРП в 2014 году оценивался в 831 млрд руб. По итогам первого полугодия 2015 года индекс промпроизводства — 105%. В структуре ВРП основным видом экономической деятельности является добыча полезных ископаемых (1347 разведанных месторождений) и обрабатывающие производства: 57% общероссийского производства товарной целлюлозы, 42% — ПВХ, 35% — алюминия. Прогнозируемые расходы бюджета на 2015 год — 111,4 млрд руб., доходы — 100,9 млрд руб. В 2014 году в области зарегистрировано 2195 преступлений на 100 тыс. населения (10-е место в РФ).

Источник: Коммерcант.ru



Комментарии (2)

  • 21 октября 2015, 11:04

    Наблюдатель   Ответить

     

    наворовал столько ,что помощь коллег понадобилась..

  • 22 октября 2015, 18:53

    Наблюдателю   Ответить

     

    Верно, как то у него не по-русски получается, запамятовал на радостях победы, что - "взялся за гуж не говори что недюж", короче тот ещё груздь, а может и друзь.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^