β
$ 56.56
63.62
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


4 мая 2010, 13:46

russianstock.ru

Андрей Полосин: Напряжения между местной элитой и президентом нет

29 апреля Народный Хурал Бурятии дал согласие на назначение Андрея Полосина на должность зампреда правительства РБ по взаимодействию с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти и развитию гражданского общества. За кандидатуру нового зампреда высказались 36 депутатов, 16 проголосовали против. О том, был ли ожидаем такой результат голосования, о публикации на «Компромате.Ру», возможности досрочной отставки мэра Улан-Удэ и о многом другом Андрей Полосин рассказал в эксклюзивном интервью ИА «Байкал Медиа Консалтинг».

- Андрей Владимирович, какие направления работы вы непосредственно курировали, работая в администрации президента России?

- Говорить о конкретном курировании тех или иных вопросов в Администрации президента несколько некорректно – мы решали вопросы государственного строительства и внутренней политики. Но, поскольку я работал в департаменте региональной политики, то и занимался как раз вопросами региональной политики. В основном это были вопросы Дальнего Востока и Забайкалья, то есть территория от Байкала до Тихого океана. В советские годы такую работу выполняли «инструктора ЦК», которые в свое время курировали регионы. Мои коллеги работали, в основном, с 4-5 регионами. А у меня так сложилось, что некоторое время я занимался всеми 11 регионами.

- И Бурятию курировали в том числе?

- Бурятия всегда была для меня одним из основных регионов.

- Когда вы впервые посетили Бурятию?

- В 1997 году я впервые прибыл в Бурятию по специальному поручению правящей партии тех годов НДР. Приехал и начал работать на вспомогательных проектах. На каких - я не очень волен рассказывать, потому что срок давности по ним далеко еще не истек. Люди, с которыми я тогда работал, все еще на политическом небосклоне. Поэтому говорить о том, какие именно проекты, мягко говоря, некорректно.

- Что такого произошло, что вы вдруг решили сменить работу в администрации президента России на работу в Бурятии. «Злые языки» утверждают, что вы, наряду с некоторыми другими советниками, оказались чуть ли не на грани увольнения. Это правда?

- Нет. В этом случае назначение на другую государственную должность было бы просто невозможно. Что касается того, почему я «променял Москву». Я, честно говоря, не вижу разницы, где именно работать - Москва, Калининград, Ленинград, Петропавловск-Камчатский, Улан-УдэА... В Москве работать по большому счету - неинтересно. Трудно, но неинтересно. А в Улан-Удэ работать интересно. Можно действительно, что-то сделать, добиться какого-то заметного результата. Республика действительно является регионом неиспользованных возможностей. Система управления регионом переживает период больших изменений. А в хорошей команде значительно интереснее работать чем в ситуации когда все давно сложилось и устоялось, когда «достигнутый баланс интересов» не оставляет места для творчества и быстрого движения вперед.

- Предложение о работе в Бурятии к вам поступило от Вячеслава Наговицына?

- Да, он об этом говорил с моим руководством. И поскольку его уважают, как одного из лучших руководителей субъектов, на его просьбу не могли не откликнуться.

- А вы с Вячеславом Наговицыным были знакомы еще до его назначения президентом Бурятии?

- Да.

- Можно узнать, при каких обстоятельствах вы познакомились?

- Обстоятельства тривиальные - организация и проведение избирательных кампаний в Томске.

- Это было давно?

- Да, задолго до назначения Вячеслава Владимировича на должность президента Бурятии.

- Кстати говорят, что вы «приложили руку» к этому назначению?

- Врут! В тот момент, когда Вячеслав Владимирович был избран президентом Республики Бурятия, я только-только начал работать в администрации президента России. Хотя, конечно, я с 1997 года был одним из экспертов по Бурятии, системно собирал информацию, давал отчеты… Но для меня самого то, что выбор пал на Вячеслава Владимировича, стало новостью. Хорошей, не буду скрывать, очень приятной новостью. Вячеслав Владимирович был одним из лучших вице-губернаторов в СФО, и когда на нем остановился выбор руководства страны, для меня этот было очень хорошей новостью. И у меня почему-то даже и никаких сомнений не было в том, что Народный Хурал поддержит кандидатуру Вячеслава Наговицына, хотя в это же самое время по целому ряду регионов РФ такие опасения были.

- Вы же и в 2007 году у нас работали?

- Вы имеете в виду «выбора»?! Я курировал регион. Соответственно, у меня было поручение курировать избирательную кампанию в Народный Хурал и мэра города. Я этим занимался.

- Что произошло между вами и администрацией города? Почему появилась публикация на Компромате.ру про вас про и главу администрации президента Бурятии Александра Ковалева, где говорилось, что вы, якобы, работали против действующего мэра Геннадия Айдаева?

- Все достаточно просто. К Геннадию Архиповичу пришли ребята, которые просто как говорится, «разводили его на бабки» и не давали ему возможности нормально вести избирательную кампанию в русле общей кампании. И Ковалев, и я, естественно, тоже как курирующая сторона, тысячу раз объясняли: «Не сходите с ума. Убери этих …. У вас есть Ян - он лучше проведет выборы». «Я люблю Улан-Удэ» - это просто сжигание бюджета ни на что. Лучше в подъездах покрасить, с народом пообщаться неофициально.

А эти ребята решили, что мы с ними конкурируем, что мы сами хотим вести эту кампанию, влезть в их бюджет. К тому же я занимал позицию сотрудника Администрации президента РФ, а в этой позиции «лезть» в какой-то бизнес – лучше сразу пойти и сдаться правоохранительным органам. Да и Ковалеву тоже в такой должности это было большим риском.

А пиарщики (ненавижу это словечко) считали, что такое наше идеологическое воздействие каким-то образом им мешает. И они были правы, это мешало им «резать капусту». Чем мешало? Мы прямо говорили – уберите их отсюда, не тем занимаются. Тогда можно было бы и по городу улучшить результаты «Единой России», а Геннадию Архиповичу выиграть со значительно большим перевесом… Но это уже дело прошлое, а победителей суд в качестве обвиняемых не рассматривает.

- То есть сейчас у вас ровные отношения?

- Да, вполне нормальные отношения.

- С кем из представителей местной элиты, кроме Бато Очирова, вы поддерживаете дружеские отношения?

- С Бато Семеновым, Петром Носковым, Иваном Калашниковым, Викторией Плюсниной, Иринчеем Матхановым. Еще есть в Усть-Баргузине совершенно обалденный егерь - Митрич. Вот как в первый раз познакомился, так и общаемся до сих пор.

- Говорят, вы чуть ли не каждый год туда ездите?

- Да, каждый год. Я не могу без Байкала, это как наркотик, только без последствий.

- Что касается нашего зампреда по экономике Александра Чепика. Говорят, что вы его сюда чуть ли не за руку привели...

- Я знал Чепика до того, как он пришел работать в этот регион. Но говорить о том, что я кого-то могу привести за руку, это то же самое, что сейчас про меня начинают рассказывать. Что, вот, Полосин обещал взять себе помощником того-то и того-то.

Я совершенно честно людям сказал: если у вас есть хорошие кандидатуры - предлагайте. Но выбирать буду сам. Любой руководитель примет решение сам. Поэтому говорить, что я предложил Чепика Наговицыну не могу. По установленному порядку я принимал участие в предварительном согласовании как куратор региона, но за руку приводить - это просто нереально. Вы, наверное, это сами понимаете.

С другой стороны и вы должны понимать, что московская прослойка настолько же тесная, как и улан-удэнская. Практически все знакомы. А Чепика я знаю, с тех времен когда еще работал консультантом Министра внутренних дел РФ. Я пересекся с Чепиком в Туле, где он работал директором завода. Вокруг его завода шла настоящая «война», и меня направили разобраться в ситуации. Там я с ним и познакомился. Я видел его позицию, видел, как он работал. Это было интересно, потому что он работал на осажденном предприятии, которое находилось под угрозой рейдерского захвата. Его (завод) окружили, не пускали рабочих на предприятие. Не давали завозить сырье и вывозить готовую продукцию. Рабочие с боем через ЧОПы прорывались к месту работы. … они выстояли. Но это, правда, были и годы такие лихие. Порядок только начинался. Так что вот. Знать знаю, а за руку водить - никогда в жизни и, наверное, никого. Ни брата ни свата ни еще какого друга. Дружба-дружбой, а служба, сами знаете…

– Результат голосования в Хурале для вас был ожидаем или вы все-таки рассчитывали на другой?

- Все добрые люди перед голосованием меня спрашивали: «А вы уже посчитали? Нет? Как так!?». А по мне заниматься подсчетами со списком и ручкой это все равно, что во время подготовки избирательной кампании начинать подсчитывать, сколько соберешь голосов: вот в этом районе нам столько дадут, а на этом предприятии столько. Шизофрения. Профанация. Это несерьезно. Если есть такой факт, как тайность голосования, дальше можно расслабиться. Скорее «да», или скорее «нет». Во время избирательной кампании можно верифицировать свои успехи и неудачи через проведение социологических исследований. Главное чтобы они были сделаны качественно, а не на коленке. А при решении вопроса о даче согласия Народным Хуралом?!. Не проводить же в самом деле опросы среди депутатов со стороны независимых экспертов!? Но, если честно, я не переживал по поводу того, что меня могут не поддержать. Даже возникала мысль, что может и хорошо, если прокатят. Ну почему нет?! Тоже эпизод из моей жизни-биографии. Почему нет? Хороший эпизод был бы. А так даже скучнее. Ну поддержали, ну и что, а так бы прокатили. Сколько людей бы заволновалось… Вообще есть у меня одно кредо, которому я следую всегда: делай то, что должен и будь, что будет.

Что же касается результата, то он очень понятный и очень правильный. Как там господин Мархаев формулировал: «против Полосина ничего не имеем, но вот, должность пустая и лишняя». Это замечательная позиция, мне нравится ее публичность и откровенность. Но, согласитесь, можно было бы и лучше. Коммунистам лучше воевать против меня лично. Для них это будет более выгодно. Скажите, что я не хороший, что я негодяй, что я буду «ЕР» тут пропихивать. Говорите об этом открыто. Зачем придумывать, какие-то 10 млн. из бюджета. Я специально поинтересовался у кадровиков и хозяйственников – значительно … больше может получиться. Или меньше.

В любом случае, я подтверждаю те слова, которые сказал на заседании Народного Хурала: буду работать для Республики и постараюсь быть ей полезен. Так что, надеюсь, у депутатов не будет повода разочароваться в своем решении… В том числе и у тех, кто голосовал против.

– Известно, что ряд депутатов от «Единой России» также голосовал против вашей кандидатуры…

- Ну, это элементарная арифметика. Такими выводами никого не удивишь. Были проголосовавшие «против» во всех фракциях. В принципе это понятно. Не может человек нравиться всем, тем более человек с такой профессией как у меня. Что мне вменяют в вину действующий политбомонд, чего он опасается? Понимаю, что основные опасения касаются того, что я начну «переруливать» политическое пространство, и некоторые потеряют позиции. Переживают, в том числе и о том, войдут ли в состав следующего Хурала.

Так вот, методике г-на Мархаева, скажу, что я лично ничего не имею против. Высоко оцениваю каждого из сегодняшних деятелей политической арены Бурятии, они замечательные люди, добились большого успеха, они имеют право отстаивать свою позицию.

– У вас не сложилось такого ощущения, что в последнее время наметилось некое противостояние между местной элитой с одной стороны, и президентом и частью его команды с другой?

- Региональная элита в настоящее время не вышла в противостояние президенту. Напряжение по отношению к президенту не испытывается. Основное напряжение - это напряжение по отношению к некоторым заместителям и министрам правительства. Многое начинает меняться в подходах к работе команды президента, появляются и первые «пострадавшие», отстраняемые от теплых мест. Появляется и недовольство. И немудрено. Только в теплом болоте всем, так или иначе, комфортно, а как только начинает подмораживать, приходится двигаться быстрее. Кто-то успевает, кто-то отстает…

Одним из «объектов обстрела» стал Александр Чепик – человек, который делает свою работу. Не буду давать оценку его работе, это не моя прерогатива. Попробую просто пояснить то, о чем обычно редко проговаривают. Возьмем ситуацию с реализацией любой из федеральных программ. Как правило, любое выделение средств из федерального бюджета сопряжено с софинансированием со стороны региона. На ту же самую птицу мы готовы привести условно 150 миллионов рублей, но мы должны все равно идти в формате софинансирования! Мы все равно из республиканского бюджета должны дать ну хотя бы 10 миллионов. Это просто мега-льготные условия. Но 10-то миллионов от чьего-то «пирога», который давно и привычно уже кто-то осваивает! И, естественно, он при таком раскладе набирает себе врагов.

Знаю, что есть скандал по поводу какой-то техники и каких-то федеральных денег, которые куда-то там направлены. Понимаю, какие механизмы кроются за организацией этого скандала, более чем хорошо понимаю. Да и думаю, что вы тоже понимаете. Как у Черчилля было: «О чем бы мы с вами не говорили, речь все равно пойдет о деньгах». Поймите, любое федеральное финансирование сопряжено с четким формулированием, куда идут деньги. Если есть возможность играть в том, куда они буду направлены, то это только на начальном этапе. На входе, когда вы подаете заявки. При этом примерно так - если вам удалось обосновать в рамках федерального тренда, например, лизинг техники, то это лизинг техники и ничего другого. Если вам удалось обосновать теплицы, то это теплицы и ничего другого. Возможностей для маневра с федеральными средствами просто нет. А дальше возникает очень интересная история. Называется «чистота оформления документов». Для того, чтобы правильно оформлять документы и правильно оценивать, правильно ли они оформлены, нужна по реалиям российских законов предельно высокая квалификация. И иногда бывает так, что там, где оформляют документы и там где оценивают их оформление, возникают нюансы, которые выполнены не надлежащим способом. Не по злобе, а потому, что так считают. Дальше можно, конечно, дойти и до Верховного суда, постепенно повышая градус ответственности оценивающих и изготавливающих документы и создавая параллельно политический прецедент. Но не всегда это нужно делать с точки зрения долгосрочных перспектив. В первую очередь с точки зрения региона. А правовую оценку деятельности хозяйствующих субъектов может дать только суд. До тех пор пока суд не установил виновность, считать кого бы то ни было негодяем – по крайней мере неправомерно. Давайте в этом и остановимся.

Нам сейчас нужна скорее готовность находить даже не компромиссы, а основания для сотрудничества и депутатов Народного Хурала, и исполнительной власти республики, и бизнеса - как регионального, так и системного федерального. Все это возможно, но для этого нужна и определенная открытость и понимание общих задач. И понимание, что в результате решения этих задач всем участникам процесса будет своя работа. Это очень трудно, это не быстро, и не просто. Но если этого не сделать, то дальше мы будем жить примерно также, если не хуже.

А в это время в Якутии, в Чите, в Иркутске начнутся процессы формирования центров тяготения регионов. И тогда мы рискуем стать сырьевым придатком. А каким сырьевым придатком мы можем стать? Нефритовым что ли? Лесным? Что мы будем делать? Для развития республики нужны большие инвестиции. И туристическим регионом мы тоже не можем стать просто по мановению волшебной палочки. Тоже инвестиции нужны, да их еще отстоять надо. Отработать. Не как с дорогой на Баргузин.

- По вашему получается, что люди, которые сейчас работают в рамках бюджета, будут оказывать противодействие каким-либо изменениям?

- Вы жестко ставите вопросы. Знаете, если человек не понимает, зачем он должен сегодня, скажем, вынуть из кармана и заплатить за что-то сто рублей, он будет сопротивляться. А если он понимает, зачем эти инвестиции нужны, то он готов работать. Люди же все умные, просто они не всегда знают то, что нужно знать, чтобы принимать верные решения. Эти вещи и не всегда могут объяснить. Не потому, что скрывают, а просто потому, что под другое заточены, потому что по другому мыслят и не считают нужным объяснять то, что для них самих очевидно.

- То есть одной из ваших задач будет такая «разъяснительная работа»?

- Я не могу заниматься хозяйственными вопросами. Я, скорее, смогу понять, где не произошло должного объяснения и должного согласия. А для того, чтобы люди могли поговорить, есть очень хорошие механизмы. Это та же клубная деятельность - открытое публичное противостояние сторон. Приходите, боритесь, объясняйтесь. Таким образом, можно преодолеть много вещей.

– Сейчас в администрации города рассматривается возможность внесения изменений в устав города, которые предполагают отмену прямых выборов мэра. Как вы к этому относитесь?

- Не могу сказать, что специально занимался каким-то анализом по данному вопросу. Но я могу отметить, что формат сити-менеджеров - это более эффективная система и с точки зрения ведения хозяйства и организации политического пространства. К примеру, мэр любого столичного города имеет больше способов влияния на те же СМИ. Он всегда способен обеспечить себе повышенное внимание. А дальше уже вопрос человеческой порядочности. И не всегда получается все хорошо в этом смысле. И очень часто хозяйственные вопросы ставятся в зависимость от политических. Поэтому чиновник, руководящий муниципалитетом, должен заниматься в первую очередь хозяйством. Он не должен тратить свое время на разрезание ленточек, посещение конференций. Он должен работать, обеспечивать хозяйственную стабильность. Политический же лидер, напротив обязан работать с населением и обеспечивать лигитимность власти. Если эти функции возлагаются на одного человека, то ему крайне трудно становится выделить приоритеты в своей работе.

- Сейчас много говорят о досрочной отставке мэра. Насколько она вероятна?

- Я не вижу целесообразности в таком решении вопроса. Прямо так и напишите: «Полосин пока не видит целесообразности в таком решении вопроса».

- Ну а как же все эти уголовные вещи, связанные с некоторыми чиновниками администрации города и бизнесменами?

- Ну а это как в анекдоте: «то ли он украл, то ли у него – в общем, был замешан в воровстве…». У нас часто любят нагнетать обстановку «до пожара». Может быть, оно и правильно с точки зрения гражданской бдительности, но правовую сторону вопроса никто еще не отменял. Бывший руководитель МВД Республики сейчас, например, под следствием. Обвинение выдвинуто, но решение будет принимать суд. Вот когда суд решит - тогда будут формальные основания сказать, что он негодяй.

- Вы, кстати, с городом будете выстраивать какие-либо отношения?

- Кстати. Как и со всеми остальными, в части построения гражданского общества, конечно. Не белым пятном его же оставлять? Так не выйдет. Кончено, будем работать с городом, и надеемся, что город проявит доброжелательность и активность.

- C чего планируете начать свою работу?

- Сначала осмотрюсь. Сколько бы я не знал о республике как куратор, я отдаю себе отчет в том, что я знал только ту часть, которая касалась взаимодействия с федералами. А о том, какие внутренние механизмы приводят к тем или иным результатам, я знаю, конечно, не так много. Поэтому сначала буду осматриваться.

- Вы уже проводите какие-то встречи и консультации на этот счет?

- Да весь апрель был этому посвящен. Знаете, когда я беседовал с депутатами Хурала, я не занимался агитацией за себя. Мы с очень многими ругались, спорили. До мордобоя, конечно, не доходило, но были разные истории. Общались мы не о том, чтобы за меня голосовали, а о том, как жизнь устроить. Я не скажу, что я все понял и все знаю. Нет. Любое дело требует тщательной подготовки. Какие-то вещи я уже начал продвигать. Но это самые очевидные – вопросы, связанные с определением и формулированием проблематик региона и вещи связанные с построением систем обсуждения - клубов партии.

Источник:

ИА «Байкал Медиа Консалтинг»

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^