$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


22 июля 2009, 07:49

Наталья Уланова

Тимур Цыбиков: 100 дней после приказа

С момента назначения Тимура Цыбикова министром культуры Республики Бурятия прошло 100 дней. Культурная революция, о необходимости которой он говорил, заступая в должность, уже началась. И дело не в количестве мероприятий, которые произошли за 100 дней, а в подходах к их реализации. За это время культурная жизнь в городе словно встряхнулась, она стала не просто более заметной, она начала бросаться в глаза.

Профессиональные праздники работников культуры вдруг приобрели общественное значение, и начали отмечаться широко и интересно. В международный день театра вместо традиционного награждения театральных деятелей, организовали в городе театральное шествие с розыгрышем билетов в театр. В мае Улан-Удэ впервые провел «Ночь в музее» и отметил «Праздник книги» в День библиотек. Все эти мероприятия сопровождались значительным количеством рекламы – банеры, сводная афиша, ролики и сюжеты по телевидению и, наконец, официальный сайт Министерства minkultrb.ru, который претендует на роль самостоятельного СМИ о культуре.

Почему так важно информировать массы о культурных событиях, и что делать для того, чтобы эти события были интересны для масс, рассказывает Министр культуры РБ Тимур Цыбиков:

- Тот, кто владеет информацией, владеет миром. Если о тебе есть информация, значит, ты жив. Нет, значит, ты умер. Конечно, я не говорю, что мы должны опускаться до «желтизны», но в какой-то степени надо выстраивать работу по законам шоу-бизнеса. Чем больше информации о культуре, тем больше к ней интерес. Сегодня широкой публике не известны ни молодые певцы, ни молодые артисты, ни художники, ни писатели. Мы по-прежнему живем наследием эпохи, которая была создана мэтрами бурятской культуры, такими как Дугаржап Дашиев, Ким Базарсадаев, Лариса Сахьянова. Назрела необходимость в формировании новых звезд, открытии новых имен, причем во всех сферах культуры. А этот процесс невозможен без информационного поля.

Выставка Даши Намдакова побила рекорд по посещаемости, ее посмотрело более 25000 человек.  Конечно, большую роль сыграло имя. Но многие и не знали Даши, кто-то слышал про него, но никогда не видел его работ. Хотя, в Улан-Удэ, это уже не первая  выставка художника. Если бы мы тихо его выставили, без рекламы, ограничившись небольшой традиционной вывеской на музее: «Даши Намдаков. Преображение: скульптура, графика», то вряд ли на выставке побывало столько человек. Огромная PR-компания сделала свое дело. Точно так же  гуннские экспонаты были в музеях Бурятии и раньше, но их никто не замечал. Мы же устроив выставку, просто обратили на них внимание, сделали акцент.

- Какие события за 100 дней вы можете выделить из общего списка?

- Акция «Ночь в музее», задумывая которую мы хотели всего лишь узнать, будет ли это интересно людям. Оказалось, что интересно. За время акции музеи города посетило более 8 тысяч человек. Что касается театральных проектов, я бы выделил дебют Ольги Жигмитовой в опере «Кармен». На оперных спектаклях уже лет десять не было аншлагов, а на «Кармен» был. Люди сидели в проходах на ступеньках, выдержали четыре действия и не ушли. Интересно было работать и с Анастасией Кадрулевой, хореографом балета «Юки». Судя по тому, как тепло принимает этот балет публика, современная хореография пришлась ей по вкусу. Среди выставок, я бы отметил «Гунны. Тайны исчезнувшей империи», которую только за пять первых дней работы посетило около 900 человек.

- Сотрудники Музея истории Бурятии сказали, что эта выставка внеплановая, и организовать ее предложили именно вы.

- Эта идея лежала на поверхности, но дополнительным импульсом к тому, чтобы ее осуществить было мое знакомство с археологом Лидией Михайловной Сахаровской. Это удивительная женщина, одержимая своей работой, она сумела вдохновить меня гуннской темой, и мы, в конце концов, решили сделать эту выставку. Мне очень приятно, что музейная общественность так активно поддержала мою идею, хотя ей эта выставка далась очень нелегко.

- За эти сто дней, какие произошли структурные реформы и кадровые изменения?

- Завершается процесс объединения детской и юношеской библиотек, музыкального колледжа и республиканской детской школы искусств. Что касается каровых изменений, то директором Этнографического музея народов Забайкалья стала Светлана Шоболова, у госцирка Бурятии появился художественный руководитель - Туяна Догданова. Мы пригласили Жанну Дымчикову на должность руководителя Республиканского Информационного Центра, а в театр оперы и балета пришел Давид Дондупов, который очень качественно организовал все пиар-компании новых постановок театра.

Между тем, людей по-прежнему не хватает. Нам нужны творческие и профессиональные кадры.

- А как вы подбираете людей?

- Я должен видеть в глазах человека что-то. Вот пришла новый директор в этнографический музей, и сразу организовала марафон по сбору средств для «Живого уголка», цирк, словно ожил  с новым художественным руководителем, у них новые программы, частые выступления, которые пользуются большим успехом. В министерстве тоже есть люди, на которых можно опираться и двигаться вперед. Молодые ребята,  почувствовали мой темп и принципы работы и начали, что мне нравится, сами предлагать идеи. Мне хочется, чтобы люди, с которыми мы работаем не только в министерстве, но во всех ведомственных учреждениях культуры, были немногого выше локальной ситуации.  Чтобы у них было представление о том, чем живет остальной мир, могли встраивать себя и то, что они делают в мировой культурный контекст, и с этой позиции оценивать свою работу.

- А вы, оценивая результат какого-либо культурного процесса, доверяете собственному  вкусу или обращаетесь к мнению экспертов? Вы можете прямо в глаза сказать создателям, что вам это не понравилось?

- Да, могу сказать: это - хорошо, а это - плохо. У меня всегда есть свое мнение, но я прислушиваюсь к профессионалам. Если появляются сомнения, то профессиональная точка зрения помогает принять верное решение.

- Многие наши земляки, пожив в Москве, испытывают в Улан-Удэ культурный шок. Настолько низким им кажется уровень общей культуры. Да, и профессиональное искусство, на их взгляд, тоже не на высоте. Что вы собираетесь делать, чтобы изменить ситуацию?

- Мы будем приглашать молодых, талантливых, энергичных людей, чтобы разбавить сферу профессиональной культуры свежей кровью. Возможно, это будут наши земляки, которые здесь родились и выросли, но уехали работать в столицу. За последние двадцать лет кризисных явлений мы потеряли целое поколение молодых артистов, режиссеров, художников, музыкантов. Согласен, что определенные коллективы закостенели, они не звучат, не творят, а просто существуют. Но для революционной массы необходимо всего пять процентов. Этого достаточно, чтобы производить реформы. А что касается общего уровня культуры, то здесь нужна целенаправленная государственная политика. У нас появились целые кварталы в городе, где дети не посещают ни музеи, ни библиотеки, ни театры. В будущем они могут представлять реальную угрозу для общества. Поэтому максимальное  внимание нужно уделить работе с детьми. Ведь общий уровень культуры нельзя повысить за год или два, должно вырасти другое поколение. Причем вырасти  в благоустроенной, эстетичной среде. Многое еще зависит от органов безопасности, какие-то явления они должны жестко пресекать.

- Что вам интересно? Какие проекты вы хотите реализовать?

-  Прежде всего, мы хотим изменить общий фон. Нам необходимо включиться в общероссийский культурный процесс. В преддверии 350-летия мы планируем сотрудничество с Пасхальным фестивалем Валерия Гергиева, Российскими филармоническими сезонами, Фондом «Новое передвижничество». В планах и проведение Байкальского конкурса вокалистов. В настоящее время у нас проводится множество локальных конкурсов, однако дефицит участников и идей очевиден. Нам необходимо расти и выходить на хороший российский и международный уровень.

- А Вам интересно современное искусство?

- Я люблю современное искусство.

- Но ведь часто современное искусство бывает эпатажным, и вызывающим с точки зрения общественной морали? Как бы вы отреагировали, если в Художественном музее им.Сампилова открылась выставка чешского фотографа Саудека, например?

- Я вспоминаю, скандал в 2007 году по поводу российской выставки в Париже «Соц-Арт. Политическое искусство в России». И без того громкое событие, обросло еще большим шумом из-за того, что министр культуры России Александр Соколов очень резко высказался на счёт одной картины из собраний Третьяковской галереи.  Соколов назвал ее «порнографией» и «позором» для страны. В ответ на это обвинение директор Третьяковской галереи Валентин Родионов подал на министра культуры в суд за оскорбление. По его мнению, авторы скандальной фотографии такие же важные деятели искусств, как и другие известные художники, которые были представлены в Париже - Дмитрий Пригов и Илья Кабаков.

Я считаю, что человек должен быть свободен в праве выбора. Не хочешь смотреть на современное искусство, не смотри.  

- То есть вы готовы поддерживать современное искусство?

- Как глава Министерства я не могу поддерживать,  потому что мы финансируем только сеть подведомственных республиканских учреждений и значимые общесреспубликанские мероприятия. А по человечески, конечно, да.

- А если все-таки художественный музей захочет привезти выставку из разряда той, что была в Париже и попросит денег?

- Будем обсуждать эту идею. Нужно правильно позиционировать такие проекты. Четко  определять потребителя, который это должен увидеть. Современное искусство не всегда экспонируется в больших музеях. Для этого существуют галереи, куда случайные люди не ходят. Другое дело, что в Улан-Удэ нет ни одной галереи. Но помещение Молодежного художественного театра, на мой взгляд, вполне подходит для экспериментальных выставок, там они будут смотреться вполне органично.  

- Что вас поразило за последнее время в мире культуры и искусства?

- Я такой человек, которого  трудно чем-то поразить. Но смотрю и слушаю очень разные вещи. Пока работал в московской консерватории, мне удалось послушать много классической музыки в самом выдающемся исполнении. Это был для меня хороший опыт. В изобразительном искусстве мне интересны работы художника Эрика Булатова. В кино слежу за творчеством Ларса фон Триера, фильмы которого выворачивают человека наизнанку. Очень хочу посмотреть его последний фильм «Антихрист», перевернул весь Интернет, но пока не нашел. Потрясением для меня стал фильм Балобанова «Груз 200», хотя «Брат» и «Брат 2», я считаю, нельзя было показывать в широком прокате. Еще один фильм, который меня удивил,  это «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова, главный герой которого, по сути – «герой нашего времени».

К сожалению, в Улан-Удэ в видео-аудио-магазинах мало, что можно найти интересного. Да, и времени сейчас у меня катастрофически не хватает. Тем не менее, в воскресенье ночью вместо того, чтобы спать, смотрю на канале «Культура» культкино с Кириллом Разлоговым.

- А как вы относитесь к бурятскому кино?

- Я его честно сказать почти не видел. К сожалению, заблокирован закон о государственной поддержке кинематографии. Республиканский бюджет не тратит ни копейки на кино. Должно ли быть бурятское кино? Я не могу ответить однозначно. Еще очень много сфер искусства, которые не были отмечены бурятским вниманием. Может не обязательно буряты, как народ, должны охватить все сферы. Кино, как и любое другое профессиональное искусство не имеет национальности, оно наднационально, глобально. Кроме того, кино - это очень затратное дело, а какой будет результат не всегда известно. Если есть люди, такие как Баир Дышенов, это очень хорошо. Но, к сожалению, мы ему ничем не можем помочь. Мы сейчас находимся в информационном поле федеральных  каналов. Местный эфир очень ограничен и по времени и по содержанию. Местную видеопродукцию телеканалы не покупают. Ситуации как в Москве, когда студии-производители продают контент каналам телевещания, у нас нет. Министерство культуры могло бы поддерживать студийные проекты, если бы местные телеканалы их покупали.

- Возможно ли создание студии при министерстве?

- Никаких новых подразделений создаваться не будет, а те, что есть, будут переводиться в статус автономных. Не все до конца понимают, что это значит. Автономность - это, прежде всего, самостоятельность. Пока каждый сидит и ждет, что ему в клюв что-то положат, ничего не изменится. Например, библиотека, легко может предоставить читальный зал для проведения конференций и круглых столов. Но пока библиотека не станет автономным учреждением, она не имеет права сдавать зал в аренду. Библиотеки должны стать информационными и туристскими центрами, а у нас на библиотеке даже не увидишь надписи, что там есть Интернет.

- Вы впервые за последние пять лет, организовали официальную встречу представителей учреждений культуры с туроператорами республики, где состоялась презентация культурных продуктов для летнего сезона 2009. Вы убеждены, что туризм и культура – это взаимовыгодный союз?

- У нас в регионе туризм может быть только культурно-познавательным, в первую очередь из-за природных условий. На Байкале практически невозможно 10 дней пролежать на пляже, как в Турции. Единственный путь - заинтересовать туристов культурной программой. Туризм и культура взаимодействовали всегда, но это сотрудничество носило очень узкий характер, туроператоры сами связывались с теми или иными артистами, проводили какие-то мероприятия. Мы хотим поставить это сотрудничество на уровень госполитики: мы будем проводить значительные  мероприятия на регулярной основе, которые будут известны туристам еще до начала туристического  сезона, они станут элементами маркетинговой политики туроператоров. Фестиваль «Ночь ехора» - яркий пример мероприятия, которое может быть интересно и жителям республики и туристам. У нас в планах и проведение большого фестиваля этнической музыки, который также должен стать точкой притяжения.

- Есть ли в планах Министерства такой турпродукт, как национальное концертное шоу, например, «Бурятия», с регулярным показом на одной из сцен города?

- Есть, более того, он уже реализуется. Театра «Байкал» дает концерты два раза в месяц на сцене Бурдрамы. Приезжают туристы (100-150 человек), смотрят это шоу и получают удовольствие. Пока этот проект работает в тестовом режиме, он закрыт для широкой публики. Как только мы почувствуем готовность людей платить за это шоу, оно войдет в репертуарный план.

- Будете ли вы формировать госзаказы на создание произведений искусства, например, к 350-летию добровольного присоединения Бурятии к России?  

- Мы думаем над тем, как правильно выстраивать взаимоотношения с творцами - с композиторами, художниками, писателями. Возможно, чтобы пополнить библиотеку детских книг и репертуар детских песен, особенно на бурятском языке, мы будем объявлять конкурсы, и выделять гранты. Сложнее с произведениями крупных форм, например, опера на бурятском языке или бурятский балет. Как оценить работу композитора? Человек может потратить на это год, а может и всю свою жизнь. Тем не менее, мы решаем эту задачу, ведь приближается 350-летие и открытие театра оперы и балета после реконструкции. Очевидно, что он должен открыться новой уникальной постановкой.

- Сейчас Министерство культуры РБ обладает полномочиями назначать художественных руководителей в театры. Есть кандидатуры на эту должность в Русский драматический театр? Насколько мне известно, к августу вы обещали театру принять решение.

- Кандидатуры есть, но я не могу пока их озвучить. Это очень большая ответственность для меня, поэтому я внимательно отсматриваю спектакли и советуюсь с достаточно широким кругом лиц. Мнение театра буду учитывать.     

- Может  ли Минкульт не принять спектакль?

- Нет. Мы просто можем спросить: что у вас за репертуар? Но мы не можем диктовать какой спектакль им ставить. Я понимаю, что очень мало постановок в репертуарах всех театров, которые могут идти долго. Поэтому режиссеры вынуждены постоянно обновлять репертуар. Единственное, что я им советую - не ставьте пять премьер в сезон, ставьте две, но значительные. Изучайте вашу публику, выстраивайте маркетинговую политику, формируйте вкусы людей. Все что глубоко морально, не есть скучно! Это должно быть интересно для зрителя.

- Как можно привлечь инвестиции в бурятскую культуру?

- Человек должен быть влюблен в искусство, ему должно это нравится.  Почему в Москве развит институт меценатства, потому что люди, которые оказывают помощь, не просто отдают деньги, они понимают искусство, на которое они выделяют деньги. В Бурятии  необходимо время, чтобы сформировался класс таких людей, которые знают толк в искусстве. Ведь московские богачи не вкладывают средства во что попало, они вкладывают в то, что им интересно. Они хотят, чтобы это искусство развивалось, чтобы потом на этом искусстве заработать.

-Ваше отношение к издательской деятельности в Бурятии?

- В бурятской литературе проблема в том, что существует определенное количество писателей старшего поколения, книги которых хоть и печатались, но не продавались. Люди их не покупают. И тогда встает вопрос: для чего мы их печатаем? Перед  тем, как заняться книгоиздательской деятельностью, нужно понять каким образом это будет распространяться. В республике 493 библиотеки, если мы отправим по экземпляру в каждую, плюс еще 50 штук, а дальше что? А если тираж 1000 экземпляров и больше? Что делать с остальными книгами? Кроме того, встает проблема экспертных советов. Потому что один автор скажет,  почему вы его печатаете, а меня нет на государственные деньги. Другое дело, если мы будем объявлять конкурс на написание произведений на заданную тему. Очень много литературы, которая попадает ко мне на стол, не выдерживает никакой критики. В большинстве своем, это литература биографического характера, которая интересна очень узкому семейному кругу. Нужно выходить на глобальный уровень.

- Министр культуры Александр Авдеев сказал, что видит свою задачу в том, чтобы сделать культуру компонентом счастья людей! Для вас культура тоже компонент счастья?

- Да. Я уезжал из этого города, потому что мне не хватало культурной жизни, я постоянно испытывал дефицит впечатлений. В Москве мы очень часто ходили в театры, в музеи, галереи. Потому что там было очень интересно. Там я впервые увидел, что люди стоят в очереди, чтобы попасть в музей. Теперь, когда я снова живу в Бурятии,  я хочу сделать так, чтобы здесь тоже стояли очереди в музеи.

Источник:

Наталья Уланова, сайт Министерства культуры Бурятии

Комментарии (2)

  • 25 июля 2009, 04:40

    Евгения   Ответить

     

    Тимка, красавчег:)


  • 23 октября 2010, 02:16

    Федоровна   Ответить

     

    +1000! Удачи в этом сложном деле!

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^