$ 63.87
68.69
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


5 ноября 2008, 16:57

Бурятские политики и предприниматели становятся скотоводами и землепашцами

Предприниматель и депутат Хурала Матвей Баданов для нужд своего свинокомплекса “Николаевский” готов обработать земли в Кабанском районе. Так создается первый в республике вертикально-интегрированный агрокомплекс, включающий все звенья производственной цепочки, — от развитой кормовой базы до современной переработки мясной продукции и ее эффективной реализации в собственной сети фирменных магазинов “Николаевский”.


Вслед за Бадановым сельским хозяйством занялись его коллеги по депутатскому корпусу Сергей Пашинский и Баир Доржиев. Пашинский взял поля в Заиграевском районе, а Доржиев  в  Баргузинском и Курумканском. Руководства улан-удэнской птицефабрики и “Макбура”, говорившие об отсутствии зерна, также решили сами его производить. Птицефабрика готова обрабатывать 1000 га земли в Кабанском районе, а “Макбур” ищет около 10 тысяч га в Мухоршибири и Джиде. Бизнесмены и предприятия приходят в село как собственники, либо заключают долгосрочные контракты с сельхозпредприятиями и вкладывают собственные деньги.

Почему не надо бояться инвестировать в сельское хозяйство? Об этом — в интервью “МК” Баир Доржиев, член аграрного комитета Хурала, директор рекламного агентства “Барис”.

— Баир, почему именно сельское хозяйство?

— Сельское хозяйство — это больше, чем бизнес, это сама жизнь на земле. Здесь нет четкой грани между бизнесом и задачами государства. Этот бизнес связан с социальными вопросами, очень сложный, рискованный и капиталоемкий.

Решение заняться растениеводством я принял в этом году. В 2007 году мы закупили племенной скот, а для скота нужны корма. Решили остановиться на СПК “Эрдэм” села Элэсун Курумканского района. Посеяли 330 га однолетних трав и на 950 га обработали паров. Всего в будущем году планируем обрабатывать 4544 га.

— А какой скот вы закупили?

— Мы закупили свиней в свинокомплексе “Николаевский”, владимирских тяжеловозов и крупный рогатый скот казахской белоголовой породы, овец тонкорунной и бурятской породы. Суть мясного животноводства — нам не нужен круглогодичный выпас. Зимой скот должен стоять на фермах и прибавлять в весе. Так сегодня делают и в Монголии: распахивают земли, выращивают корма. Даже воду монгольский скот пьет не уходя далеко от стойла: монголы прокладывают трубы на глубине трех метров и оттуда вода подается наверх, в специальные поилки. Соответственно, даже зимой у коров постоянно есть вода, силос, зеленка и комбикорм. Неудивительно, что мясо из Монголии выгодно отличается от другого. Ягнят у них покупают арабы, конину — японцы и корейцы. Поэтому некоторые современные технологии в животноводстве я взял у монголов. Немало полезного узнал и в Китае, а также в Омской и Белгородской областях в составе делегации минсельхоза Бурятии, где специально изучал опыт животноводства.

— И к какому выводу пришли?

— В Бурятии, речь о молочном животноводстве, можно вести только в том случае, если получать 40-60 центнеров кормовых трав с га. Коровы должны стоять в стойле день и ночь и давать молоко. Поэтому молочное животноводство можно развивать только после того как поднимется растениеводство. При этом нужно заводить под одну крышу 5 тысяч голов высокоудойных коров. При стоимости 1 головы в 100 тысяч рублей, это 500 млн. рублей, плюс оборудование и помещение, получается один миллиард. Кроме того, в наших условиях есть смысл развивать молочное животноводство, если мы будем использовать газ, биогаз или биотопливо.

— Вы говорите это очень капиталоемкий и рискованный бизнес.

— Я исхожу из анализа реальной хозяйственной деятельности. Чтобы обработать 3 тысячи га земли, на почвообрабатывающую и посевную технику понадобится 25 млн. рублей. Зерно нужно хранить, перевозить, сушить. Строительство элеваторного узла, приобретение автотранспорта, сушилок —  это еще 25 млн. рублей. Плюс 15 млн. рублей на оборотные средства — семена, ГСМ, удобрения, химикаты. Получается 65 млн. рублей, на которые можно построить крупный торговый центр, пятиэтажный дом или приобрести хорошее оборудование по деревообработке. Я думаю, именно поэтому государство должно пойти на меры по снижению рисков.

— Как вы решаете вопрос с кадрами?

— Сейчас мы не можем найти людей. В деревнях многие люди разучились работать. У нас заняты люди с нескольких соседних сел — Элэсуна, Хилганы, Улюна, Ярикты и Барагхана. Есть прямая связь между разрушением сельского хозяйства и демографической ситуацией. Я читал в “Ведомостях”, что сельская пара женится где-то в 20 лет и в среднем имеет трех детей, девять внуков, 27 правнуков, 81 праправнук, 243 прапраправнука. Итого 363 человека потомства за 100 лет. Городская пара в 25 лет женится, один ребенок, один внук, один правнук, один праправнук — все. То есть четыре человека потомства за 100 лет. Подсчет, может, и утрированный, но вполне отображает общие тенденции. Государство озабочено тем, как удержать Сибирь и Дальний Восток, а их удержат только люди. Если оно обеспечит ветеринарию, долгосрочные кредиты и субсидии, сохранение инфраструктуры, тогда сельское хозяйство станет инвестиционно привлекательным. Деревня не вымрет.

— Почему для своего дела вы выбрали именно отдаленные Баргузин и Курумкан?

— Это моя родина. Там живут мои родители, родственники.

— Вы закупили американский трактор New Holland-9030 и другую дорогую импортную технику. Насколько эффективно вы используете ее?

— Наш трактор, кстати, на сегодняшний день в своем роде единственный в республике. Он может выполнять работу 5 тракторов К-700. Поэтому использовать его мы будем не только для своего хозяйства. Мелкий частник с его пятью коровами и 20 баранами не сможет купить трактор. Но и расширять свое хозяйство опасается, поскольку заготовить вручную корма сможет далеко не каждый. В этом случае как раз за помощью можно обратиться в крупные хозяйства, где занимаются заготовкой кормов. Или, допустим, учитель взял кредит в банке и купил на него скот. Поскольку из-за своей непосредственной работы ухаживать как надо за животными он не успевает, то просто может передать их на содержание на ферму. А в качестве оплаты отдавать какую-то часть приплода. Так делают и в Монголии, где свой скот имеет чуть ли не каждый второй, в том числе и президент страны Энхбаяр. Не зря ведь они владеют такими обширными землями. И мы тоже должны максимально использовать наши пастбища и пашни. Наше хозяйство не может всем предоставить работу, но мы можем дать людям сено и корма. Надо учить людей увеличивать поголовье скота. Это единственный способ удержать людей в деревне.

— Но не все останутся.

— Это и не нужно. Процесс миграции невозможно остановить, зато можно удержать людей, заинтересованных в сельском образе жизни. Нужно понять тех, кто живет в Аргаде, Майском, Улюнхане или в Закамне, Оке и Муе. Они живут на “краю земли” — за ними лишь бескрайняя тайга, горы и тундра. У них есть только один выход к рынку — в Улан-Удэ. В европейской части России и в Западной Сибири совсем другая ситуация. Там вокруг города. Все рядом. Не купят в одном городе, купят в другом или в третьем.

— И как вы собираетесь продавать свое мясо?


— Как и в любом бизнесе в аграрном секторе нужно выстраивать систему — от финансов и работы с персоналом до реализации продукции. Мы можем поднять рентабельность мясного производства только активно “брендируя” свой продукт. К примеру, я могу на вкус определить происхождение баранины. Мне кажется, баргузинская — самая вкусная! Баргузинское мясо не имеет себе равных — попробуешь один раз и подсядешь навсегда! А в чем успех? В экологической чистоте: свежий воздух, сочная трава, чистейшая горная вода. Просто пока оценить наше мясо могут далеко не все. А рынок громадный: в России 50 процентов потребляемого мяса — это импорт. Мы можем прокормить всю Сибирь и, если хотите, даже Москву. А если кормишь столицу, вся Россия у тебя в руках — все тенденции идут из Москвы. Сейчас от глобализации никуда не деться, но пусть лучше в стране едят бурятское мясо, а не бразильское и австралийское.

На частном примере я хочу показать, что в течение 3-5 лет мы можем ввести в оборот все пустующие ныне сельхозугодья в районе. Земля должна работать. Надеюсь на помощь государства. Минсельхоз РФ хочет определить 10 регионов России в качестве полигонов для развития мясного животноводства. Наша республика просто обязана войти в эту программу.

Александр Махачкеев, «МК в Бурятии»

Комментарии (2)

  • 5 ноября 2008, 18:52

    magistr   Ответить

     

    молодец, Баир! Успехов тебе!

    На таких людях держится республика - которые не болтают, а реальные дела творят

  • 8 ноября 2008, 06:21

     

    это хорошо, бизнес поднимает производство.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^