β
$ 58.53
69.33
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


8 декабря 2005, 14:07

Выступление члена Совета Конгресса Бурятского народа Владимира Хамутаева на канале «Тивиком»

- Добрый вечер, на канале «Тивиком» программа прямого эфира «Человек недели» и я, ее ведущий, Сергей Басаев. О событиях вчерашнего дня, 1 декабря. Во-первых, началась зима, во-вторых, вы видите, у нас сегодня новая студия, в-третьих, вчера же произошло событие, не менее интересное во всех отношениях. В Москве и Перми было официально объявлено о создании нового субъекта Российской Федерации на карте России.

В результате объединения Пермского области и Коми- Пермяцкого национального округа появился новый регион под названием Пермская область. Известно, что бывшему Иркутскому губернатору Борису Говорину не удалось войти в историю как человеку, начавшему процесс объединения Российских регионов, и сейчас пришедший ему на смену Александр Тишанин взялся за это дело, засучив рукава. О сложной стороне процесса объединения Усть-Ордынского бурятского автономного округа с Иркутской областью я пригласил поговорить не представителя местной республиканской власти, которому по должности приходится поддерживать эту политическую волю президента Путина, а человека, представляющего мнение части общественности Бурятии, отличное от официальной позиции власти. Это известная в республике личность, один из создателей существовавшей в недавнем прошлом «Бурят-Монгольской народной партии», движения НЭГДЭЛ, а сейчас члена Совета Конгресса бурятского народа, члена Совета ВАРКа («Всебурятской ассоциации развития культуры») Владимира Хамутаева. Здравствуйте, Владимир. Наш телефон прямого эфира: 21-39-51. Звоните прямо сейчас.

- Владимир, считаете ли Вы себя бурятским националистом, и что это вообще значит?

- Нет. Я исследователь бурятских этнополитических процессов, начиная с 80-х годов, и свое видение тех процессов, которые произошли, я изложил в монографии. Бурятское национальное движение: чем занималось, какие проблемы поднимали. Я пришел к убеждению, что в том негативном понимании, которое мы привыкли в Российской федерации связывать с этим словом только негативное восприятие, у нас нет, никогда, со времен перестройки ни одна политическая организация вопросы сепаратизма, в силу чего это понимание приобретает негативный оттенок, у нас не было.

Всегда ставились вопросы в отношении национальной культуры, языка, национальной государственности, укрепления правосубъектности, правомочий наших трех бурятских субъектов, поэтому я не думаю, что сегодня есть такая большая необходимость теоретизировать о том, что вообще-то в мире есть твердое понимание любого национального движения как националистического, сегодня превалирует такое мнение. Да, в силу разных причин, пропаганды, агитации, превалирует негативное восприятие любого национального движения и именно с таким негативным уклоном. Это политика, что сделаешь, но науке четко, ясно понятно, что проблемы возрождения народов, обозначенные в международном праве, это и обязанность этого народа. Соответственно, под такими негативными политизированными «соусами» рассматривать тяжелый процесс возрождения и сохранения народов ни в коем случае нельзя.

- Скажите, что происходит сейчас с конгрессом бурятского народа? Существует ли эта организация юридически?

- Мы живем в нашей сегодняшней удивительной реальности. После эры демократического ренессанса, этнического ренессанса, с 1980-х годов по 96-97 годы, сегодня ситуация так сложилась, что общественным организациям в той или иной степени не входящим в общее видение государственной политики РФ, не входящим в эту партию власти, имеющим собственную точку зрения, очень сложно. Про это уже написано горы документов, материалов партий и политических организаций. Ученые-обществоведы высказываются, выражая большие опасения происходящими событиями, и, соответственно, Конгресс бурятского народа да и Всебурятская ассоциация развития культуры, ставящая проблемы возрождения коренного этноса, сохранения его языка и культуры, сегодня эти организации как юридические лица исключены уже из государственного реестра, что не означает, правда, что они как общественные формирования этноса, определенной социальной группы, коренного народа, в данном случае этих пяти субъектов прекратили деятельность или что их нет. Нельзя говорить, что этих организаций сегодня не существует в нашей Байкальской Азии, они есть. Были, есть и будут, я думаю, дальше существовать, потому что проблемы возрождения народа должны выражать именно общенациональные организации.

- К основной теме. Сейчас в республиканской прессе, в Интернете очень активно обсуждается тема объединения Усть-Ордынского Бурятского округа с Иркутской областью. Не могли бы Вы рассказать о том, как стартовал этот процесс у наших соседей, что там происходит?

- Этот процесс стартовал в 2000 году. Об этом я постарался подробно изложить, как только это началось, в своей монографии. В 2000 году первые потуги появились, когда с подачи нескольких кандидатов в депутаты законодательного собрания Иркутской области эта тема начала раскручиваться в СМИ. В результате ее поддержали органы государственной власти. К этому моменту, Вы помните, уже были опубликованы результаты губернизации, проекты укрупнения, как из 86 субъектов РФ сделать 28, 40, проект профессора Кистанова из ЛДПР и так далее. О создании безнациональной федерации. Органы власти с подачи наших кандидатов в депутаты подхватили эту идею, и маховик начал раскручиваться именно в Приангарье. В отличие от ситуации в Забайкалье, в Читинской области, в Огинском Бурятском автономном округе вопрос в этой плоскости практически не рассматривался. Как только он появился в СМИ, сразу было ясно, четко дано понять, что Агинская автономия со своими государственными полномочиями, со своими законодательными возможностями организовывать свою жизнь, решать свои проблемы своим законодательными актами не хотят терять, добытые с трудом суверенные права и полномочия, они четко и ясно стояли, что не произошло, я говорю, на другой стороне Байкала, В Усть-Ордынском автономном округе.

- Как я понимаю, в Иркутске сейчас обсуждают чисто технические детали этого объединения. Не могли бы Вы рассказать об этом. В чем там проблема заключается?

- Это Вы правильно подметили. Сегодня мы, на самом деле, оказались в такой ситуации, когда уже обсуждаются детали непосредственного объединения. Для этого необходимо провести референдум. Учитывая, что сегодня на референдум, например, Председатель законодательного собрания Иркутской области, бывший председатель, теперь он Председатель Избиркома Игнатенко, например, прямо сказал: учитывая, что народ плохо ходит даже на выборы губернатора области, в апреле месяце, 16, на которое назначен референдум об объединении округа с областью, фактически поглощения, народ не придет. Соответствующих 50% плюс один голос никак не получить, соответственно, надо отсрочить, перенести на осень 2006 года. Обсуждается с этих позиций, как, что делать, органы власти вокруг этого разворачивают работу, идет мощная агитационная работа, СМИ, мы все живем в реальном мире, государственные, в основном. Естественно, в Иркутской области идет агитация, создана инициативная группа за проведение референдума. Вопрос обозначен, утвержден, поданы документы Президенту страны с тем, чтобы 16 провести этот референдум со следующим вопросом, я могу зачитать. Формулировка вопроса подготовлена инициативной группой, председатель – директор бизнес-центра «Байкал» Ирина Евсеева, с протоколом собрания направлено ходатайство инициативной группы на рассмотрение в окружной избирательный избирком, представляя Думу. Вопрос так звучит:«Согласны ли Вы, чтобы Иркутская область и Усть-Ордынский бурятский автономный округ объединились в новый субъект Российской федерации – Иркутскую область, в составе которой Усть-Ордынский автономный округ будет являться административно-территориальной единицей с особым статусом, определенным Уставом нового субъекта РФ в соответствии с законодательством РФ». Этот вопрос сегодня уже утвержден. По этому вопросу, 16 апреля, если вдруг этот маховик государственной работы не остановится, будет вынесен в бюллетени для тайного голосования жителей Усть-Ордынского округа в Усть-Ордынском округе и жителей Иркутской области в Иркутской области.

- Депутат законодательного собрания Иркутской области Антон Романов говорит о нейролингвистическом программировании, заложенном в этом вопросе. Как Вы смотрите на такое заявление?

- Я считаю, что господин Романов правильно подметил. Об этом уже написано. На самом деле в формулировке содержится программирование человека на то, что он должен ответить положительно. Здесь вторая часть говорит о том, что особый статус Усть-Орды сохраняется, таким образом, программируется положительный ответ человека, пришедшего на референдум.

- А что такое особый статус? Это просто психотерапевтическая фраза для бурят или что-то действительно серьезное за этой фразой стоит?

- Меня недавно пригласили на собрание Усть-Ордынской общественности. Я съездил. Там, на самом деле, однозначно все высказались, что, я как раз и задал вопрос, что такое особый статус. Законодательство есть, юристы посмотрели и прочие деятели-общественники и сказали: нет никакого иного статуса и не может быть. У нас федеральная власть, у нас региональная власть. Это органы государственной власти, иных других государственных полномочий органов власти нет. Это все уровень местного самоуправления, не может быть в субъекте еще одного субъекта Российской Федерации. Особый статус можно расшифровывать сегодня лишь как муниципальный район.

- Таких несколько районов?

- Нет. Вот именно, что один-единственный Усть-Ордынский бурятский автономный округ будет представлен по данной формулировке. : районов будут представлены как один муниципальный район, например, Тулунский, Катанский, Казачинск-Каленский, Усть-Кутский и т.д. Понимаете?

- Вы часто бываете в районе. Находят ли объединительные инициативы власти поддержку населения? Расскажите о Ваших личных ощущениях. И есть ли объективные социологические данные по этому вопросу?

- Дело в том, что кроме того, что я член Совета ВАРК и член Совета Конгресса, я исследователь этих процессов. Эти процессы входят напрямую в круг моих научных интересов. Мне это интересно. Я на самом деле задавал эти вопросы. Выяснилось, что в Усть-Орде общественность, кроме тех, кто по исполнительной ветви подчинены власти, категорически против не только этой формулировки, но и против всех тех методов, которыми идет сегодня проведение и подготовка референдума. Они выразили свое мнение неоднократно. В 2000 году были проведены серии собраний общественности, в Усть-Ордынском округе прошло несколько круглых столов, в Агинском бурятском автономном округе также прошло несколько. В Народном Хурале у нас также собиралась общественность в Малом зале, где четко и ясно были выражены опасения, призывы не раскручивать этот маховик. Конференция недавно прошла здесь, 26-го. Кроме того, Всебурятский съезд в этих сложных условиях безденежья и т.д. Определенно твердость, жесткость политики в данном вопросе, тем не менее, Всебурятский съезд принял решение, в Усть-Орде, кстати говоря, вся этническая Бурятия была представлена, приняли обращение к Президенту Путину, что инициативы снизу, от народа, не было. Это инициатива сверху. Вопрос стоял всегда о реабилитации. Я хотел бы акцент перевести. Обсуждая, якобы, целесообразие объединения с богатой областью, якобы, богатого округа, мы должны задавать вопрос, а что народ сам писал, общественность этого народа, интеллигенция этого народа. С 80-го года писали о необходимости восстановить единое информационное, культурное, хозяйственное, образовательное, теле- радиоинформационное единство этого цинично разъединенного, расколотого на 5 частей этноса. У себя дома он должен иметь права, минимальные автономные права на сохранение своей самобытности, своих земель породных, святых угодий, без поклонения.

-К нам уже поступают вопросы. К ним мы перейдем после того как послушаем мнение политолога Николая Будуева. Давайте посмотрим его комментарий, а потом продолжим нашу беседу.

- Я полагаю, что в Центральной России подобная реформа, скажем так, оправдана. Особенно в отношении центральных областей Подмосковья и т.д. Там где, от одного областного центра до другого ехать, условно говоря, 2 часа на электричке. Действительно, очень компактно заселен этот регион. В Сибири несколько иная ситуация. У нас здесь города, областные центры играют принципиально другую роль. Это некие опорные очаги цивилизации, на которых держится вся структура региона. Если их не будет, здесь произойдет определенное, скажем так, одичание, будет происходить дальнейший отток населения. Другое дело автономные округа на территории Сибири и т.д. Здесь, наверное, ситуация несколько иная, поскольку самостоятельное существование ряда из них по каким-то экономическим параметрам вызывает вопросы. В отличие от Коми-Пермяцкого автономного округа и других, где реформа объединения уже прошла, здесь необходимо учитывать факторы, связанные с этнической принадлежностью части населения региона. Наряду с Бурятией существуют еще два автономных округа, ситуация в округах неизбежно сказывается на ситуации в Бурятии. Здесь феномен сообщающихся сосудов здесь налицо. Наблюдая, я понимаю, что у Президента Бурятии позиция понемногу меняется. Сейчас она, более или менее, склоняется к тому, что надо объединять вообще все регионы, условно говоря, Байкальскую пятерку, то есть, два округа, Иркутскую область, Читинскую, Бурятию в один большой регион. Причем при этом Президент говорит о том, что необходимо сохранить статус республики за Бурятией, хотя, я полагаю, что это несколько противоречит действующей Конституции РФ, и юридических механизмов по этому вопросу пока, я, по крайней мере, не вижу.

- Я объединю ряд вопросов в один. Например, Дампил, 30 лет, спрашивает, почему Вы выступаете против объединения Усть-Орды и Иркутской области, объясните Вашу позицию. Николай Данилов, преподаватель вуза: каковы, на Ваш взгляд, причины ускоренного уничтожения национально-территориального деления России? Не вызовет ли такая спешка непредвиденных проблем? Чьи интересы будут задеты в результате объединения и чем оно грозит населению Бурятского Усть-Ордынского автономного округа?

- Бурятская общественность выступает против, во-первых, потому что считаем, что вопрос сегодня стоит не в управляемости, это от лукавого, если шофер едет и вдруг говорит, что он не может управлять машиной, как должны почувствовать себя пассажиры? Если ты не умеешь управлять, зачем садишься? Отдай руль другим, умеющим. Дело совершенно не в 80 или еще в чем-то. Конечно, определенная логика есть, об этом писали ученые России. О том, что маленькие карликовые российские области, черноземные и нечерноземные, конечно, надо объединять, укрупнять. Здесь одна культура, один язык, одна религия – православие. Но в данном вопросе мы должны смотреть, как подметил политолог Николай Будуев, этнический фактор. Конституция в преамбуле о чем говорит? Мы многонациональный народ, принцип равноправия народов и право на самоопределение был и остается ключевым принципом, на основании которого строится наш федерализм. У нас не простой федерализм, у нас федерализм, основанный на многосоставности, полиэтничности, многоконфессиональности. Маленькую карликовую республику Адыгею, которая находится находится в середине Краснодарского края также захотели, было, ликвидировать. Но, как только вопрос возник, четко и ясно была выражена позиция, там сказали: мы выведем народ на улицу и сразу же вопрос отпал. А почему здесь начинают муссировать вопрос о целесообразности. 65 лет или сколько? Округ был в составе области Николай Федорович Огарков, первый секретарь окружкома партии, в мою бытность, я работал в комсомоле там, выступая, принял от Тулунского, он после Тулуна приехал, удивлялся, как это так формируется бюджет области из 6 районов, ни один из которых не меньше, чем его родной Тулунский, равнозначен даже меньше, чем бюджет Тулунского района, формируемого также областья. Сегодня вступать в ту же самую ситуацию остаточного принципа насколько это логично? Я вполне поддерживаю тех общественников, тех наших замечательных бурятских ученых, Конгресс бурятского народа, Всебурятскую ассоциацию развития культуры, творческих деятелей, которые выражают опасение, что это такое, куда идет? Мы говорим о необходимости реабилитировать, восстановить этот народ, а если уж так сегодня актуальна задача укрупнения укрупните три субъекта. Был задан вопрос Драчевскому. Он сказал, что укрупнить три бурятских субъекта, искусственно расчлененных Сталиным по геополитическим измышлениям в панмонголизме, это антиконституционно. А почему тогда объединение, вернее, поглощении, упразднение Усть-Ордынского округа является конституционным?

-Сергей, 40 лет, безработный: каково Ваше мнение по поводу объединения Иркутской области и Бурятии в общую Байкальскую республику или Байкальский край?

- Это попытка решать. Сегодня столько проблем, говорят и Зюганов, и Яблоко, и СПС, над которыми надо размышлять светлым головам РФ, а вместо этого начинают искать политические проекты, объединения, укрупнения, смены того, создания новых пятых колес в телеге Российской государственности. Это все оттуда, от лукавого, мы это уже проходили: Восточно-Сибирский край, зачем повторять все, что было?

- Посмотрим мнение Николая Будуева.

- Необходимо учитывать, что в Усть-Ордынском округе более ярко выражена проблема этнического самосознания населения, то есть сразу возникает вопрос о необходимости сохранения культуры, национальных традиций и т.д. То, что, в принципе, в Крми-Пермяцком округе так остро не стояло. Плюс к этому есть еще два региона: Бурятия и Агинский округ, где, так или иначе, на этот процесс смотрят с вполне понятным интересом. Я не думаю, что буряты тот народ, который может каким-то образом взорваться или какие-то эксцессы могут произойти, но полагаю, что в целом, вне зависимости от развития ситуации, все события, которые происходят в России и процессы, которые начались в конце 80-х годов, во многом в очень значительной степени создают условия для роста напряженности в межэтнических отношениях. Прежде всего, на уровне …. Для большинства населения все эти вопросы не являются основными. У нас, так или иначе общий менталитет, и у бурят, и у русских, у татар, украинцев. Так или иначе мы находимся в одной системе ценностных координат, поэтому я не думаю, что какие-то серьезные эксцессы возможны, взрыв, например, но для определенной части элиты это достаточно негативный процесс. Я полагаю, что эта часть элиты, как наиболее сознательная часть общества вполне определенную позицию по данному вопросу. Я не считаю, что она несправедлива.

- Борис, 50 лет. Референдум все равно проиграет, почему бы не объединить Ольхонский район и Усть-Ордынский бурятский автономный округ, как было раньше?

- Совершенно верно. Об этом стоит вопрос со дня отчленения 37 года неоднократно во всех кулуарах власти, об этом написано в моей монографии. Конечно, это вообще кощунственное отчленение. 4 аймака вывели, их 3 создали Усть-Ордынский округ, а один – срединный, соединяющий с остальной республикой специально, в целях экстерриторизации не был включен, это вызывает большое возмущение интеллектуальной элиты, об этом многократно говорилось. Совершенно правильно поставлен вопрос.

- Во Всебурятской ассоциации развития культуры сейчас намерены выступить с инициативой проведения всебурятского съезда до проведения иркутского референдума по объединению. В чем смысл такой инициативы?

- Я поддерживаю. Думаю, что совершенно правильно, конечно. Свою судьбу должен решать народ. Сегодня гарантом государственного сохранения национальной государственности, национально-государственных прав и вообще сохранения самобытности этого народа, прав каких бы то ни было, самых элементарных минимальных прав на самостоятельность может обеспечить только сам этнос в лице Всебурятского съезда, проведение которого крайне актуально. Я думаю, даже срочно необходимо.

- Благодарю вас за откровенную беседу. С вами были кандидат исторических наук и член Совета Конгресса Бурятского народа Владимир Хамутаев и ведущий Сергей Басаев.

«Тивиком»

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^