$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


8 июня 2005, 15:41

Александр Левашов: Пока «Байкальский край» все больше уподобляется призраку, который бродит по Восточной Сибири

Насколько близки мы к созданию Байкальского края на основе объединения пяти субъектов федерации: Иркутской и Читинской областей, Бурятии, Агинского и Усть-Ордынского бурятских автономных округов? Что приобретем и что потеряем в результате предполагаемого укрупнения? Высказать свое мнение по этим и другим вопросам политический обозреватель «Центральной газеты» Антон Резников попросил политтехнолога Александра Левашова.

- Давайте для начала определимся, кто и с кем собирается объединяться. И собирается ли вообще. Что мы имеем на сегодняшний день? Заявления глав двух регионов - губернатора Иркутской области Бориса Говорина и Президента Бурятии Леонида Потапова. Первый высказался в пользу объединения трех субъектов - Иркутской области, Усть-Ордынского округа и Бурятии в общих чертах. При этом свысока зачислил все регионы Забайкалья в аграрно-отсталые. Второй выразил мнение, что надо объединять пять субъектов, включая Читинскую область и Агинский округ. Причем, столицей новообразованного субъекта Федерации предложено сделать Улан-Удэ.

Вполне очевидно, что заявление Леонида Потапова - это реакция на выступление Бориса Говорина. Цель - дать понять, что при создании Байкальского края Бурятия не намерена довольствоваться ролью прицепного вагона.

Мотивы же заявления иркутского губернатора, на мой взгляд, очень просты. Борису Говорину предстоит пройти процедуру переназначения. Или не пройти - большинство экспертов прогнозируют именно такой исход. Например, на недавней конференции политтехнологов России обсуждались технологии лоббирования при назначении глав регионов. Политтехнологи однозначно зачислили Бориса Говорина в список губернаторов, которым «не светит».

В этой ситуации иркутскому губернатору остро необходимо продемонстрировать свою лояльность федеральному центру, показать, что он еще может быть востребован в будущем.

Поэтому, думаю, нет повода говорить о каких-либо серьезных инициативах по объединению. Заявления из Иркутска и Улан-Удэ, на мой взгляд, имеют декларативный характер и несколько иные, скажем так, прикладные задачи.

- Но есть еще Чита и Ага...

- Чита хранит многозначительное молчание. Читинская область, умело используя свое выгодное геополитическое положение (граница с Китаем), стремительно превращается в один из экономических и информационных центров Байкальского региона. В Иркутской области отношения власти и финансово-промышленных групп устоялись. Бурятия, судя по всему, не вызывает интереса у крупных инвесторов. А в Читинской области происходят очень динамичные процессы.

Заключено соглашение о социально-экономическом партнерстве между областной администрацией и ГМК «Норильский никель», которая выкупила права на освоение Быстринского полиметаллического месторождения и проявляет заинтересованность в разработке крупнейшего в России Удоканского месторождения меди (запасы - около 20 млн. тонн или 58 процентов резервов меди в РФ, аукцион состоится осенью этого года). Китайская компания «Лунен» приобрела права на Березовское железнорудное месторождение (запасы - около 200 млн. тонн). Готовится к экологической экспертизе проект строительства ЦПК в пос. Амазар. Китайские партнеры готовы вложить в него 500 млн. долларов. В рамках проекта по увеличению железнодорожных поставок нефти в Китай проведена реконструкция 10 станций Забайкальской железной дороги...

Наконец, губернатор Читинской области Равиль Гениатулин является сегодня, пожалуй, наиболее влиятельной фигурой из глав байкальских регионов. Он член Госсовета, член Совета глав субъектов РФ при МИД России, сопровождал Президента во время визитов в Китай.

Видимо, в силу изложенных обстоятельств глава Читинской области не считает актуальным вопрос об объединении и даже не желает включаться в публичное обсуждение этой темы.

Что касается Агинского округа, то его глава Баир Жамсуев встречался недавно с Президентом РФ и представил ему впечатляющие результаты социально-экономического развития округа. После чего, согласно официальным сообщениям об этой встрече, обсуждался вопрос об укрупнении, и «главы государства и региона пришли к согласию, что процесс должен иметь экономическую логику, а не идти слепо в кильватере популярных настроений. Налаживание экономической, культурной и информационной интеграции между регионами в этой связи имеет большую актуальность и необходимость». Это можно «перевести» так: Баир Жамсуев получил гарантию, что федеральный центр не будет настаивать в ближайшем будущем на участии Агинского округа в укрупнении регионов, довольствуясь культурной и информационной интеграцией.

Буквально на днях в интервью «Забайкальскому информационному агентству» Баир Жамсуев прокомментировал заявления Бориса Говорина и Леонида Потапова: «Ни в коем случае во главу угла при инициировании идеи объединения субъектов Федерации не должна вставать политическая конъюнктура. К сожалению, я это могу видеть на примере некоторых губернаторов, у которых или истекает срок полномочий, или есть определенные проблемы как внутри собственного региона с политической элитой, так и с Федерацией. Они начинают озвучивать вот такие идеи, что надо было бы объединить, экономически не просчитывая, не понимая иногда сути, что такое субъект Российской Федерации, особенно для национальных образований… Я к этому отношусь как к определенному пиар-ходу. На то они и политики, чтобы что-то говорить, чтобы о них не забывали».

Как видим, заявления Бориса Говорина и Леонида Потапова не получили поддержки с востока. А без Читы и Аги объединение будет неполноценным, если вообще возможным.

- Почему?

- Хочу напомнить слова Президента РФ Владимира Путина, сказанные сразу после референдума в Красноярском крае: «Само по себе объединение не является самоцелью. Целью всех мероприятий подобного рода является улучшение жизни людей. Они обоснованы только в том случае, когда способствуют решению задач прежде всего социального, финансового, экономического характера".

Вопросы энергообеспечения, развития транспортной инфраструктуры, освоения зоны БАМа, получения максимально возможного бюджетного эффекта от реализации проекта «Транснефти» по прокладке нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан», увеличения грузоперевозок по Транссибу и товарооборота с Китаем и Монголией будут наиболее эффективно решаться именно при объединении всех пяти субъектов Федерации.

- То есть, вы все-таки считаете объединение экономически выгодным?

- Экономически - да. Но есть проблемы, которые при чисто механическом объединении могут полностью перечеркнуть экономический эффект. Жизнь людей не станет лучше, и инвестиционная привлекательность Байкальского края не повысится, если обострятся межнациональные отношения.

- Из-за утраты атрибутов бурятской государственности?

- Конечно. Это, пожалуй, самая болезненная проблема объединения регионов Восточной Сибири.

- Однако уже состоялись референдумы по объединению с участием национальных субъектов Федерации; Коми-Пермяцкого, Эвенкийского автономных округов. Определена дата проведения референдума по объединению Корякского автономного округа с Камчаткой. И ничего страшного ни в одном из этих регионов не происходит...

- Эвенкия вместе с Таймыром и ранее была в составе Красноярского края. Экономическое, политическое и культурное влияние Красноярска очень сильно не только в Эвенкии, но и в Хакасии, и даже в Туве. Корякия в минувшую зиму промерзла до костей, там объединение и выживание - понятия одного ряда. Коми-Пермяцкий автономный округ объединяется с Пермской областью, но остается Республика Коми.

В Байкальском регионе нет ярко выраженной доминанты, такого центра притяжения, как Красноярск. Вокруг чего или кого объединяться? Это очень серьезная проблема. Нет у нас и такого драматического повода для экстренного объединения, как в Корякии. И в отличие от коми бурятский народ при создании Байкальского края лишится сразу всех субъектов Федерации, в которых является титульной нацией.

Экономическая выгода объединения неочевидна для большинства населения, кроме популярного тезиса об единых энерготарифах (чтобы были, как в Иркутске). Но, кстати, "Иркутскэнерго" нигде и никогда не заявляло о том, что готово ради укрупнения регионов распространить свои низкие тарифы на все Забайкалье. Пока - это всего лишь мечты забайкальцев и властей наших регионов. Кроме того, потребуется время, чтобы люди ощутили реальный рост уровня жизни. А вот комплексы ущемленного национального самосознания могут проявиться очень быстро, в том числе в крайних, экстремистских формах.

- Но ведь решение об объединении принимается всем населением, в том числе титульной нацией, на референдуме. И если оно будет принято, кто же станет его оспаривать?

- Будем реалистами. Наверняка найдется политик или целая группа, которые скажут: «На референдуме за объединение голосовало русское и русскоязычное большинство, которому безразлична судьба бурятской государственности. Бурятский народ - в меньшинстве и поэтому не смог повлиять на результаты референдума. Но мы не признаем этих результатов и взываем к мировой общественности».

«Мировая общественность» очень охотно отзовется на подобный призыв, прежде всего активизацией деятельности в регионе своих «агентов влияния» - зарубежных правозащитных и других некоммерческих организаций. Опыт эскалации конфликтов у них огромный.

Или вспомним идеи о «территориальной реабилитации» бурятского народа, о возвращении названия «Бурят-Монголия», которые в 90-е годы активно продвигал КБН. Разве исключается попытка определенных политических и националистических сил на волне укрупнения регионов реанимировать эти прожекты и потребовать, чтобы был образован не Байкальский край, а Бурят-Монгольская республика?

- Обострения межнациональных отношений удастся избежать, если Бурятия и автономные округа получат особый статус?

- А что это такое? Никто ведь не расшифровывает, что под этим подразумевается. Ну, понятно, Эвенкия с ее неполными 20 тысячами жителей может получить статус национального района в составе Красноярского края. Как, например, наш Баунтовский эвенкийский или Окинский сойотский районы. Но представьте в этом качестве Бурятию...

Или имеется в виду национально-культурная автономия без административно-территориального образования? Территории нет, но есть средства в бюджете на реализацию различных программ через национально-культурные центры, общественные организации и другие институты гражданского общества.

Да стоит ли вообще объединяться, если тут же снова начинать игру в «особые статусы»?

- Что ж тогда, оставить все, как есть, жить в бедности и утешаться затертыми до дыр словами о «стабильности» и «межнациональном согласии»?

- Зря вы так. Слова хорошие, и то, что стоит за ними, никогда не потеряет своей ценности. Но проблемы объединения не сводятся только к межнациональным отношениям. Они затрагивают все сферы жизни. Возьмем, к примеру, высшее образование. В Иркутске есть свой госуниверситет, в Чите и в Улан-Удэ - свои. Если регионы объединятся, что с ними будет? Три классических университета в одном субъекте Федерации - не слишком ли роскошно? Кто их будет финансировать? А если оставить только один, то какой?

Мы опять возвращаемся к тому, что у нас нет явного региона-лидера, с которым было бы привлекательно объединиться остальным. С этой же проблемой связан и вопрос о столице предполагаемого Байкальского края (предложение президента Бурятии наделить таким статусом Улан-Удэ получило резкую отповедь ведущих политиков Иркутска). Есть ли на этот счет какой-то объективный критерий? В Иркутске находится управление Восточно-Сибирской железной дороги. А в Чите - Забайкальской. Улан-Удэ наиболее выгодно расположен географически. Спорить можно бесконечно.

Думаю, первым реальным и серьезным шагом к объединению могло бы стать создание Байкальского федерального округа, в рамках которого осуществлялась бы координация социально-экономической деятельности, интеграционных процессов пока без изменения статусов субъектов Федерации, Нечто подобное предлагал несколько лет назад президент Бурятии Леонид Потапов, говоря о Байкальском экономическом районе.

- Вы думаете создание Байкальского федерального округа - это реально?

- С точки зрения технологии тут нет ничего сложного. Ведь ныне существующие федеральные округа были созданы Указом Президента РФ. Нет необходимости менять по этому поводу Конституцию или принимать специальный закон.

Другое дело - готовность федерального центра к корректировке ранее принятых решений, в данном случае о нарезке федеральных округов.

Пока же «Байкальский край» все больше уподобляется призраку, который бродит по Восточной Сибири, будоража умы, но столь же далек от реальности, как и его знаменитый собрат из «Манифеста».

- Спасибо за беседу.

«Центральная газета»

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^