$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


26 марта 2005, 20:13

Расшифровка интервью Николая Будуева на телеканале «ТV Com»

Ведущий: - Добрый вечер! На канале «ТВ com» программа прямого эфира «Человек недели» и я, ее ведущий Сергей Басаев. Сегодня мы поговорим о политике. В течение последних двух недель в печати и в Интеренете, куда постепенно смещается независимая пресса, активно комментируют последние высказывания главы республики Леонида Потапова. Речь идет, во-первых, о его публичном выражении своего мнения по поводу того, где в случае объединения субъектов федерации должен будет находиться административный центр нового территориального образования – Прибайкальского края. И, во-вторых, о непрошедшем незаметно его коротеньком высказывании в интервью государственному каналу, в котором Леонид Потапов сказал, что проходить переаттестацию на переназначение его на пост главы республики в его ближайшие планы не входит. О том, что это значит, а также в целом на тему об укрупнении регионов, назначении губернаторов я пригласил сюда в студию поговорить в качестве эксперта независимого политолога, одного из авторов интернет-сайта «Байкал медиа консалтинг» Николая Будуева. Здравствуйте, Николай!

Н. Будуев: - Добрый вечер!

Ведущий: - Николай, итак, отказ президента Потапова от прохождения процедуры переаттестации на назначение главой субъекта федерации. Скажите, что это вообще за переаттестация и когда она появилась?

Н. Будуев: - Да, появился новый механизм назначения губернаторов, точнее, избрания, с осени прошлого года после известного теракта в Беслане. Президент России частично изменил систему управления страной. Сейчас губернаторы будут избираться законодательными собраниями регионов по представлению президента России. Поскольку у ряда руководителей регионов срок полномочий истекает только через год-два, ряд губернаторов пошли на так называемую переаттестацию. То есть они подают добровольно заявления на имя президента России с предложением рассмотреть его кандидатуру. Доверяет ли президент России ему как губернатору или нет? В случае, если он доверяет, то губернатор проходит процедуру переназначения, соответственно получает мандат на пять лет на управление тем или иным регионом.

Ведущий: - Переаттестация появилась с нового года, да?

Н. Будуев: - Да, с нового года уже около полутора десятков губернаторов прошли переаттестацию.

Ведущий: - Здесь речь идет о тех главах субъектов, у кого заканчивается срок через год-два?

Н. Будуев: - Да, в основном они из этой категории, но есть и ряд сильных лидеров типа Шаймиева, которые пошли на переаттестацию досрочно.

Ведущий: - Что касается президента Бурятии Леонида Потапова, почему здесь возникла такая тема?

Н. Будуев: - С юридической точки зрения он имеет полное право находиться на посту президента Бурятии до лета 2007 года. Но события 2004 года, все мы помним, как это дело обстояло, и коррупционные скандалы в правительстве, связанные с делом «Кримсона» и иными моментами. Публичное проявление его нездоровья – наверное, многие помнят проблему 9 мая прошлого года, когда он упал в обморок, и так далее. Из-за этого возник вопрос о том, что, возможно, скоро мы будем иметь нового руководителя региона. Плюс к этому в регионе существует, видимо, некая оппозиция, которая в любом случае спокойно два года досидеть в той ситуации, которая сейчас есть, уже вряд ли позволит.

Ведущий: - Понятно. В своем интервью БГТРК президент Бурятии сказал буквально следующее, с вашего позволения я процитирую: «Никаких заявлений на переназначение я писать не буду, меня избрал народ, оказал высокое доверие. Почти 70% избирателей в 2002 году проголосовало за меня. Когда я решил избираться на третий срок, я получил добро, согласие президента России Владимира Владимировича Путина. Одним словом, я действую по закону». Значит ли это, что человек хотел сказать: «мой законный срок до 2007 года, после этого я ни на что не претендую, и оставьте меня в покое»?

Н. Будуев: - В принципе это очевидно. Президент очень четко обозначил срок, когда он уйдет. Проблема основная в чем: все начальство делится на два типа. Это начальство, и начальство, которое скоро уйдет в отставку. Соответственно подчиненные относятся к ним соответствующе. Если за человеком какая-то перспектива есть, если он говорит от имени будущего, если все знают, что этот человек будет занимать свой пост еще очень долго, все нормально, все подчиняются, и никаких телодвижений никто не делает. Но как только появляется представление, что вот ему осталось сидеть год-два, начинаются различные телодвижения, появляются различные приемники, кто-то начинает играть в самостоятельные игры, то есть ситуация начинает расползаться. Это везде так, не только в Бурятии.

Ведущий: - В каком случае возможна досрочная отставка президента?

Н. Будуев: - Как-то вы меня подталкиваете к этой мысли. Я, во-первых, не вполне уверен, что досрочная отставка состоится, явных оснований говорить об этом нет. Второе, что касается условий. В принципе есть несколько моментов: собственное желание президента досрочно уйти в отставку, хотя говорить об этом сейчас трудно, поскольку он заявил, что никуда уходить не собирается. Процедура может быть инициирована в соответствии с Конституцией Бурятии парламентом Бурятии, либо президент России может высказать недоверие президенту Бурятии как должностному лицу, как это произошло в Корякском автономном округе.

Ведущий: - Николай, я предлагаю рассмотреть возможные варианты развития ситуации вокруг главы республики. Нужно сказать, что у Леонид Васильевича сейчас то, что называется «имиджинэйшн ситьюэйшн». Целый год, вы помните, сливали через прессу материалы по делу «Кримсона». Ему как бы говорили: ты сидишь здесь до сих пор только потому, что мы позволяем тебе это делать. То есть шаг вправо, шаг влево считается побегом, прыжок на месте – провокация. Но в таком случае президенту удастся удержаться на своем посту до конца 2007 года…

Н. Будуев: - Сейчас ситуация понемногу начала как бы «рассасываться», это заметно. Это связано с тем, что президент Бурятии сейчас, как и 10 лет назад, остается компромиссной фигурой для нашей региональной элиты. Ну представьте на секунду, Потапов уходит. Он сидит у власти 10 с лишним лет, все привыкли к нему, это как бы из разряда: солнце - светит, вода – мокрая, президент Бурятии – Потапов. Поэтому люди себе с трудом представляют, а что будет, если он уйдет. И в принципе для элиты это, конечно, будет определенная травма, если он вдруг уйдет. По крайней мере, для тех кругов элиты, которые ориентируется на него. Поэтому в принципе досрочно как-то его выдавливать многие не заинтересованы, но заинтересованы в том, чтобы президент Бурятии был тем, кем он сейчас есть. То есть такая «хромая утка», условно говоря. Человек, с одной стороны, вроде бы находится у власти, он президент и все в порядке, сидит нормально, все довольны. С другой стороны, он уже не может оказывать такого влияния на ситуацию, как это было в середине 90-х годов, уже ситуация другая. Ресурсы власти постепенно перетекают на уровень муниципалитетов или федеральный уровень. Сейчас субъектам федерации, не только Потапову, вообще всем, осталось не так и немного. Чем они управляют? Правительством? Ну триста человек чиновников, а кто еще?

Ведущий: - Какую роль в этом могут сыграть отношения президента с «Транснефтью», которая заявила о том, что строительство трубы из Восточной Сибири до Тихого океана через север Бурятии – это вопрос решенный?

Н. Будуев: - В России есть структуры, которые находятся на том уровне, когда им какие-то мелкие телодвижения в регионах помешать не в состоянии. Им не важно, кто будет руководителем Иркутской области, Бурятии или кого-то еще. Они решают эти вопросы на более высоком уровне. На уровне России решат, и кто здесь что-то против скажет?

Ведущий: - Вот о чем вы говорили, что начальники делятся на две категории. Очень важный вопрос для чиновников Бурятии, кому, что называется, мыть ноги. Если Леонид Васильевич уйдет на отдых досрочно, кого Путин может назначить на его место?

Н. Будуев: - Во-первых, конечно чиновникам сейчас в любом случае необходимо адаптироваться, поскольку два года это срок очень небольшой. Все это прекрасно осознают, и для того, чтобы пристроиться в новую команду, это не очень большое время. На счет возможных приемников судить пока очень трудно. У нас в Бурятии, вы знаете, есть поговорка – «если хочешь человеку испортить жизнь, скажи, что он хочет стать президентом Бурятии». Точно у человека начнутся проблемы. Те фигуры, которые сейчас озвучиваются: Жамсуева, Шаповалова, иногда называют и Айдаева, и Калашникова, и Морозова, и целый ряд других лиц – все эти фигуры можно рассматривать как потенциальных сильных кандидатов. Они все имеют определенные позитивные стороны, сильные стороны. Поэтому пока, за два года до ситуации, очень тяжело каким то образом предугадывать. Есть общая логика назначений, которые идут по другим регионам, и, исходя из нее, можно предполагать, что это будет человек достаточно энергичный, молодой, скорее всего он так или иначе будет связан с ВПК или силовыми структурами. И, это уже точно, этот человек будет абсолютно лоялен президенту России.

Ведущий: - Писали о Жамсуеве, что скажете?

Н. Будуев: - Мне трудно сказать о Жамсуеве, здесь идет очень много слухов и разговоров, поэтому каким то образом все это оценивать достаточно тяжело. Шансы у него, безусловно, есть, но я бы не называл их абсолютными. То есть они ничем не выше, чем шансы того же Морозова или Айдаева, или Шаповалова.

Ведущий: - А такая фигура как коллега Путина по ФСБ генерал Халанов?

Н. Будуев: - Я еще раз повторюсь, все кандидатуры, которые сейчас называются, находятся в одном ряду.

Ведущий: - Цукрука еще называли…

Н. Будуев: - Да, и Цукрука можно назвать, еще, наверное, у нас генералы есть. Кто-то Босхолова называл разок.

Ведущий: - С точки зрения проводимой из центра политики на укрупнение регионов имеет ли значение этническая принадлежность будущего президента, как вы считаете? Лучше, чтобы упразднение государственности бурят было при президенте буряте?

Н. Будуев: - А у Бурятии есть государственность?

Ведущий: - Ну, формально.

Н. Будуев: - Хорошо. Сейчас в принципе никому не важно, какой национальности будет человек, который встанет во главе региона. Важно то, какие решения он примет, важно то, насколько четко они будут реализованы, и удастся ли ему добиться каких-то позитивных результатов. А кто это будет: русский, бурят или негр преклонных годов, какая разница. Лишь бы дело делал.

Ведущий: - Перейдем к вопросам телезрителей. Александр, 23 года, выпускник вуза: «насколько достоверны данные, которыми вы оперируете, это ваши измышления по поводу досрочного срока?»

Н. Будуев: - Досрочного срока?

Ведущий: - Досрочной отставки видимо имелось ввиду…

Н. Будуев: - Я уже говорил о том, что пока говорить о том, что президент Бурятии уйдет досрочно, не приходится.

Ведущий: - Михаил, служащий, 29 лет: «что сейчас слышно об Андрее Думлере, участнике многих пиар-кампаний с использованием «черных» технологий, скандальном и одновременно профессиональном журналисте-аналитике?»

Н. Будуев: - Ну, живет человек, нормально…

Ведущий: - Вы с ним…

Н. Будуев: - Да, мы с ним постоянно общаемся.

Ведущий: - Сергей Иванович, 45 лет, бывший «афганец»: «Я хочу, чтобы Геннадий Айдаев стал нашим президентом, так как он наиболее адекватен и политически грамотен. У нашего нынешнего президента уже наступил предел возрастных возможностей, меня это возмущает». Такое мнение.

Н. Будуев: - Комментировать не берусь.

Ведущий: - Перейдем к нашим вопросам. Николай, вы знаете, что недавно в Улан-Удэ прошел круглый стол по проблемам губернизации с участием ученых, политической элиты. И Леонид Потапов в конце дал небольшое интервью нашему каналу и интернет-изданию «Телеинформ» из Иркутска. Давайте посмотрим некоторые цитаты из этого интервью, а потом продолжим нашу беседу.

Сюжет, в кадре Леонид Потапов: - Если говорить по количеству субъектов, мне представляется так: ну 25-28. К примеру, Прибайкальский край. Туда, допустим, входит Иркутская область, Бурятия, Читинская область, два этих округа… Географически с центром в Бурятии. Не потому, что я тяну одеяло на себя, а просто географически выгодно во всех отношениях.

Ведущий: - Леонид Васильевич, как специалист в экономике, вы знаете, он имеет ученую степень доктора экономических наук, говорил в этом интервью, что раньше в Советском Союзе при большой дробности существовало всего 19 экономических районов. И Бурятию тогда рассматривали вместе с Забайкальем, Амурской областью и Дальним Востоком. Иркутская область экономически больше была близка к Красноярскому краю и регионам Западной Сибири. В нынешней ситуации, кого с кем могут объединить?

Н. Будуев: - В принципе эта тема есть, она будет постоянно подниматься и, возможно, когда-то это произойдет. Хотя если президент говорит, что необходимо сохранить статус республики, наверное, так оно и будет, даже если край будет создан по аналогии с 1926 годом. Что касается объединения: здесь рациональное зерно, безусловно, есть и с точки зрения экономической, и с точки зрения большой политики.

Ведущий: - Вы имеете в виду эти пять субъектов?

Н. Будуев: - Да. Но, безусловно, принципиальная позиция – где будет находиться центр этого субъекта. Если в Чите или Улан-Удэ – это в принципе для нас нормально. Если в Иркутске, то мы рискуем вместе с Читой стать глубоко провинциальными городами типа Братска или Ангарска. Произойдет запустение Бурятии и Читинской области в результате. Само по себе объединение регионов имеет еще один смысл, более серьезный. Скоро предстоит вступление в ВТО, после этого произойдет фактически открытие границ. Хлынут как товары, так и финансы из-за рубежа, прежде всего со стороны Китая и Кореи. И ситуация в регионе, в Восточной Сибири в целом очень сильно изменится буквально в ближайшие 5-7 лет. Те производства, которые сейчас есть у нас есть, за редким исключением неконкурентоспособны. Республика к рыночным условиям насколько адаптирована, вопрос большой. Здесь есть определенные проблемы. Когда начнут разорятся крупные предприятия, появится очень много проблем, начиная от безработицы и так далее. Это тема отдельного разговора, наверное, кого-то из экономистов пригласите, будет о чем разговаривать. И с этой точки зрения укрупнение субъектов имеет определенный смысл. Тем более Бурятия – республика, которая находится на приграничной территории, через нее проходит ВСЖД и так далее. Бурятия для России – одна из ключевых точек, и то, что тут все спокойно, слава Богу, что называется. В этом, кстати, я отдаю должное президенту Бурятии.

Ведущий: - Насколько, на ваш взгляд, верна преобладающая сейчас точка зрения о том, что угрозой территориальной целостности России является такая большая дробность? И в то же время такой большой самодостаточный в экономическом отношении регион, насколько он опасен в этом смысле?

Н. Будуев: - Что станет самодостаточным регионом и отделится? Я не думаю, что сейчас в среднесрочной перспективе территориальной целостности России что-то угрожает. Я имею в виду ближайшие лет 15-20.

Ведущий: - То есть объединение только по экономическим причинам?

Н. Будуев: - Да, экономика, плюс легче управлять. Чем меньше субъектов, тем проще наводить порядок. Хотя качество управления при этом может упасть, при укрупнении субъектов руки до каждого поселка могут не дотянуться.

Ведущий: - Еще один вопрос. Петр Борисович, 44 года, высшее образование: «чем объяснить слабость оппозиционных средств массовой информации в республике?»

Н. Будуев: - На этот вопрос с ходу не ответишь. Проблема в чем. Регион бедный, у нас нет в принципе значимых очагов независимой экономической активности. Соответственно, нет значимых независимых очагов политической активности. Поэтому у нас об оппозиции говорить тяжело. Парадокс в чем по России в целом: в ряде регионов, бедных особенно, элита не заинтересована в том, чтобы регионы развивались и богатели. Чем беднее регион, тем меньше там условий для возникновения оппозиции, тем проще им жить. А элита даже самого бедного региона всегда живет хорошо, имеет недвижимость за границей и так далее. А то, что с регионом происходит, с людьми, которые там живут – ну кого это волнует? В этом большая проблема, с этим надо что-то делать. Должен быть мотив у элиты регион поднимать. А иначе…

Ведущий: - В том числе и прессу…

Н. Будуев: - Пресса это просто показатель общего самочувствия региона. Этих показателей на самом деле очень много, начиная от того, сколько интернет-провайдеров и заканчивая независимыми СМИ.

Ведущий: - Давайте поговорим немного о вашей деятельности, чем вы сейчас занимаетесь?

Н. Будуев: - Мы уже говорили о том, что создали сайт, и вокруг этого идет деятельность.

Ведущий: - Каким материалам на вашем сайте вы отдаете предпочтение?

Н. Будуев: - Сейчас сайт находится в стадии становления, поэтому мы отдаем предпочтение наиболее резонансным материалам. В последующем будет более усилена аналитическая часть, и в любом случае мы будем выходить за пределы региона, по крайней мере, пытаться охватить бурятские округа и возможно выходить на более высокий уровень. Стоять на месте нельзя.

Ведущий: - Насколько, на ваш взгляд, интернет-издание влияет на общественное мнение?

Н. Будуев: - Пока они маловлиятельны. Нас посещают в месяц порядка 4 тысяч человек. Много это или мало? В принципе для интернет-издания Бурятии это нормально, но говорить о каком-то глобальном влиянии тяжело. Хотя журналистское сообщество, безусловно, нас читает, и думаю, каким-то образом мы в любом случае можем повлиять.

Ведущий: - Насколько полно освещаются проблемы, о которых мы говорили, в прессе? Вы проводили какой-то мониторинг?

Н. Будуев: - Нет, пресса, безусловно, достаточно адекватно оценивает ту ситуацию, которая в Бурятии есть. И если внимательно присмотреться, то издания даже в принципе не оппозиционные, достаточно трезво оценивают ситуацию. Как и наоборот.

Ведущий: - И последний вопрос. Ваш прогноз на ближайшие два года?

Н. Будуев: - Прогнозы в нашей ситуации дело крайне неблагодарное. Я считаю, что потенциала для каких-то радикальных изменений пока нет, все зависит от поведения самого президента. Если он приложит все усилия для того, чтобы удержаться, то все нормально. У нас среди молодых есть определенный стереотип, что старшее поколение, имея в виду и президента, и остальных, это такой асфальт, который траве не дает пробиться. А мы, молодая трава, тут тоскуем под асфальтом и нам тяжело в жизни. Но они забывают о том, что этот асфальт, когда он будет сломан, станет той почвой, на которой будет держаться эта трава, другой почвы не будет. И сегодняшние молодые сами когда-то станут асфальтом, и точно так же молодые будут их критиковать. Поэтому я бы отдал должное президенту Бурятии, истечение срока его полномочий не за горами. Было много позитива, были проблемы. Не секрет, что коррупция не поднималась так высоко в истории Бурятии в советское время, по крайней мере. С другой стороны, могло быть гораздо хуже. Мы, по крайней мере, избежали национальных проблем, коллапса в экономике. Однозначно нельзя оценивать.

Ведущий: - Вопрос телезрительницы Валентины Ивановны, 47 лет, по-моему очень в строчку нашего разговора: «вы хотели бы, чтобы Леонид Потапов провел на своем посту до конца своего срока?»

Н. Будуев: - Народ Бурятии за него проголосовал, так или иначе есть законные основания для его нахождения до конца срока.

Ведущий: - Спасибо за откровенный и содержательный разговор!

Телеканал «ТV Com»

Комментарии (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^