$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


29 января 2005, 01:51

Андрей Кулаков: Я хочу заниматься экономикой региона

- Андрей Валентинович, 17 января прошло собрание акционеров ОАО «Бурятэнерго», главным вопросом которого было реформирование бурятской энергосистемы. Расскажите, какие структуры будут созданы на базе «Бурятэнерго» и как распределятся акции предприятия?

- Основной принцип реорганизации АО-энерго – разделение по видам деятельности. При этом главная задача – отделить монопольные виды деятельности от немонопольных, то есть тех, в которых возможна конкуренция.

По этому принципу «Бурятэнерго» делится на следующие составляющие: из компании выделяются генерация в составе ТЭЦ, сбытовая компания – тот филиал, который сегодня занимается сбытом тепловой и электрической энергии, управляющая компания, которая на переходном этапе должна стать единым центром управления во всех компаниях, созданных в результате реорганизации. И под названием «Бурятэнерго» остается сетевая компания – та компания, которая сегодня эксплуатирует электрические сети на всей территории Бурятии. Однако генерирующие мощности «Бурятэнерго» уже сейчас передаются в аренду Территориальной генерирующей компании №14 (ТГК-14), которая зарегистрирована в Чите. И поскольку наша генерация уже с 1 февраля переходит в ТГК-14, надобность в управляющей компании пропадает. Иными словами, из того, что осталось после ухода генерации, «Бурятэнерго» делится на две части – сбытовую и сетевую компании.

Распределение акционерного капитала в каждой из созданных компаний будет пропорционально повторять то распределение акционерного капитала, которое существует в «Бурятэнерго». Сегодня контрольный пакет акций принадлежит РАО ЕЭС России, более 30% – компании СУЭК, все остальное – миноритарным акционерам.

– К какому сроку должна завершиться реорганизация?

– Процедура реорганизации должна закончится регистрацией уставов вновь созданных обществ 1 августа 2005 года. То есть к этому времени произойдет не только юридическая регистрация АО, но и разделение имущества, долгов, дебиторской задолженности, активов, земли, людей и т.д. Особо хотел бы отметить то, что основной принцип РАО «ЕЭС России» при проведении реорганизации – реформа должна быть невидимой для потребителя. Так что разделение энергокомпании на несколько составных пройдет без всяких катаклизмов.

– Как распределится дебиторская и кредиторская задолженности предприятия?

– При разделении задолженности будут учитываться два фактора. Первое – задолженность должна разноситься по видам деятельности. И если нам сегодня, например, МУП ГЭС должен порядка 250 миллионов рублей за электроэнергию, то эта задолженность будет распределяться в основном по балансам сетевой и сбытовой компаний. Если говорить о задолженности за тепловую энергию – это более 400 миллионов рублей, то она будет раскидана на генерацию, и на сбытовую компанию, поскольку она тоже занималась продажей тепловой энергии. Кредиторская задолженность аналогично. Например, мы в 2004 году занимали у банков деньги в основном на погашение задолженности за топливо. Соответственно, наша задолженность по кредитам перед банками будет отнесена к генерирующей компании. То есть она будет обязана рассчитываться с банками-кредиторами по той задолженности, которая зафиксирована в разделительном балансе. Долги за электроэнергию будут отнесены к электрической части «Бурятэнерго», то есть к сетевой и сбытовой компаниям.

– Означает ли перевод улан-удэнских ТЭЦ в состав ТГК-14 то, что ОАО «Бурятэнерго» больше не волнует проблема теплоснабжения города?

– Такое случится только после того, как город рассчитается с «Бурятэнерго» по долгам за тепло. А «Бурятэнерго» соответственно этими деньгами рассчитается по банковским кредитам, которые мы брали для расчетов за уголь. Вот когда эта ситуация замкнется, тогда «Бурятэнерго» уже не будет иметь отношения к теплоснабжению города, расчетам за топливо, эксплуатации ТЭЦ. Но пока, вопросы с долгами – это наши вопросы. Поэтому мы продолжаем работать над этой ситуацией.

– На данный момент какие успехи достигнуты в этом направлении?

– Пока особых успехов нет. Да, нам удалось привлечь внимание городской администрации, президента Бурятии к существующей проблеме. Я считаю, что достаточно серьезный успех заключается в том, что мы проанализировали первопричины возникновения роста задолженности. А такой рост налицо: год начинался с суммы 350 миллионов рублей, закончился суммой в 850 миллионов. За год прирост задолженности в полмиллиарда рублей. Мы проанализировали, откуда возник этот рост, и это тоже успех. Вопрос погашения задолженности и ее возникновения лежит в сфере государственного и муниципального управления. Первопричина заключается в том, что МУПу УУЭК – предприятию-перепродавцу тепла – на основании принятых РЭКом тарифов и на основании решений Городского совета, который утвердил тарифы на коммунальные услуги, была сформирована такая доходная база, которая не покрывала затраты МУПа по закупке тепла. Проще выражаясь, «Бурятэнерго» продало тепло МУПу, например, на сумму 2 миллиарда рублей, а МУП на основе решений РЭКа – это орган государственного управления, и на основании решений горсовета – это орган муниципального управления – перепродало это тепло за 1,5 миллиарда. Таким образом, сформирована дыра в 500 миллионов. И эта дыра ударила задолженностью по всем поставщикам тепла – по «Бурятэнерго», муниципальным котельным, которым тоже не отдали все деньги за их произведенное тепло, и ведомственным котельным, которым тоже не доплатили.

Это более серьезный вопрос, нежели спор хозяйствующих субъектов, как иногда преподносят сложившуюся ситуацию. На самом деле проблема в том, что РЭК и горсовет Улан-Удэ принимают необоснованные решения. Это более серьезный вопрос и мы в прошлом году – я считаю это успехом – все-таки смогли в этом разобраться, смогли представить эту информацию президенту Бурятии и в прокуратуру. Сейчас мы работаем над тем, чтобы начать взаимодействие с новым Министерством регионального развития, созданным в правительстве РФ. Потому что вопрос первопричины, который лежит в области государственного и муниципального управления, необходимо решать не как судебное разбирательство двух хозяйствующих субъектов. Его необходимо решать через изменение нормативно-методической базы, не изменив которую мы не искореняем первопричины, мы оставляем ситуацию, готовую к воспроизводству, то, что сейчас и происходит. В частности, горсовет вновь не принял решения по тарифам на ЖКХ, хотя должен был сделать это еще в декабре прошлого года. И получается, что энергоснабжающая организация с 1 января 2005 года работает по тарифам, которые утверждены РЭКом на новый год, а муниципальные предприятия работают по ценам 2004 года. И начинает формироваться разрыв. Кто за это отвечает? Горсовет, который не принимает решения.

Поэтому данную ситуацию нужно не просто исправлять одноразово, отдав долги, а принимать в регионе такую нормативную базу, которая просто исключит возможность возникновения задолженности перед поставщиками коммунальных услуг.

– Нормативную базу надо менять на уровне города, республики или на федеральном уровне?

– Я пока не готов ответить на этот вопрос. Сейчас мы проводим юридический анализ, на основании каких нормативных документов РЭК и городской Совет принимают необоснованные решения и принимают их не вовремя. Тепловой баланс города должен быть собран на 1 января 2005 года. А он не собран, тарифы ЖКХ на сегодняшний день не приняты. Будут ли они приняты к 1 февраля, никто не знает. Но депутаты горсовета должны понимать и нести ответственность за свои решения. А что может быть еще более важным, чем теплоснабжение столицы республики? Да, безусловно, утверждение бюджета города является ключевым документом, который принимает горсовет. Но, может быть, после бюджета вопрос по коммунальным услугам, особенно в части теплоснабжения, является вторым по приоритету, и к нему должен быть особый интерес. Должна быть проведена специальная аналитическая работа, должны быть привлечены лучшие эксперты и, в конце концов, вопрос должен решаться максимально конструктивно, а не как сейчас. Конечно, этому есть объяснение. Депутаты горсовета – это выбранные городским населением люди, и они безусловно не хотят принимать непопулярное решение. Тогда возникает вопрос об ответственности, потому что решение принимать надо. Иначе это может привести к энергетическому кризису в городе, потому что у энергоснабжающих организаций заканчиваются ресурсы на покупку топлива, на проведение ремонтных кампаний, просто нет никаких средств на развитие, обновление технологий, повышение КПД. Это все следствие необоснованных неправильных решений, в том числе и депутатов горсовета.

– То есть причина возникших долгов МУПов перед ОАО «Бурятэнерго» заключается исключительно в нормативной базе? Речь не идет, например, о неэффективном управлении МУПами или чем-то еще?

– Муниципальное предприятие вообще в своей идее не является коммерческим, оно не заинтересовано в повышении эффективности, в получении прибыли. Оно заинтересовано в освоении тех средств, которые выделены. Конкретно в МУПах – это средства, которые утверждаются в том же РЭКе через утверждение тарифа. Поэтому МУПы спокойно получают эти средства, спокойно их проедают. Насколько эффективно?

Наш анализ показал, что крайне неэффективно. Мы проанализировали работу МУПов и сделали вывод, что без какого-либо ухудшения деятельности этих компаний затраты можно было бы сократить где-то на 25-30%: завышенная численность, склады, забитые ненужными материалами по ценам намного выше рыночных, и так далее. Все это элементарные вещи с точки зрения антикризисного управления, но МУП как юридическое лицо не заинтересовано в исправлении ситуации. Я считаю, что они не просто работают неэффективно, у них нет мотивации работать эффективно. Поэтому МУПы должны быть ликвидированы.

– Как на сегодняшний день складываются ваши взаимоотношения с СУЭКом?

– Ровно и конструктивно. В прошлом году мы «воевали» с СУЭКом, и нашей целью было одно – снизить наши затраты на покупку угля. Мы хотели добиться минимальной стоимости угля при переходе в 2005 год. Задача решена на половину. С одной стороны, СУЭК признан, по сути, монополистом, и на это есть решение Федеральной антимонопольной службы. В этом решении зафиксированы требования к СУЭКу при проведении им тех или иных сделок. По этому поводу в феврале у полпреда президента РФ в СФО Анатолия Квашнина будет специальное совещание с участием ОАО «Бурятэнерго», ОАО «Читаэнерго» и компании СУЭК. Но в настоящее время как раз создается ТГК-14 и проблема закупок угля переходит к ней. Поэтому с 1 февраля «Бурятэнерго» будет только рассчитываться по задолженности, которая есть перед СУЭКом. На данный момент это порядка 200 миллионов рублей.

– По информации ряда СМИ, соглашение, заключенное между «Бурятэнерго», мэрией и правительством Бурятии в августе 2004 года было расторгнуто. По чьей инициативе?

– Инициатива исходила от главы города. Формальная причина, по которой глава города объяснил, почему соглашение от 25 августа не работает – это создание ТГК-14, с которой есть договоренность по передаче в аренду тепловых сетей и котельных. Мы не считаем, что соглашение перестало работать. Соглашение необходимо обновить. Ведь главным вопросов соглашения была не передача имущества ЖКХ в аренду, а вопрос погашения задолженности. А этот вопрос не решен. Обязательства, которые брал на себя город, не выполнены. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы было подписано новое соглашение, поскольку мы отвечаем за свое финансовое состояние перед акционерами, перед жителями нашей республики. И если наше финансовое состояние на сегодняшний день неудовлетворительное, безусловно, мы будем обращаться во все структуры: в МВД, прокуратуру, СФО, Министерство регионального развития и т.д. То есть будем использовать все возможности для решения вопроса погашения задолженности. К слову, вопрос передачи имущества ЖКХ в аренду поставил лично Леонид Потапов на встрече с Анатолием Чубайсом.

– То есть это инициатива президента Бурятии?

– Да, он высказал ее 3 августа 2004 года. Анатолий Чубайс предложил Леониду Потапову решить вопрос с «Бурятэнерго», что и было зафиксировано в соглашении от 25 августа. И этот вопрос на сегодня опять же не решен. То есть по соглашению на 1 января 2005 года, как прописано в соглашении, имущество в аренду не передано.

– То есть аренда рассматривалась вами как способ погашения задолженности?

– Нет, аренда не способ погашения задолженности. Можно обсуждать приватизацию городских электрических сетей в счет погашения долга, а аренда это просто способ навести порядок в этом хозяйстве. Когда представители «Бурятэнерго» возглавили МУПы с 1 октября 2004 года, были подготовлены программы по снижению затрат, выросли показатели по сбытовой деятельности. Это говорит о том, что МУПы как институт должны быть ликвидированы. На это место должны прийти частные компании. Если какое то время «Бурятэнерго» будет эксплуатировать городские электрические сети, я думаю, город от этого только выиграет. Но город пока с этим не согласен и пытается выйти из этого соглашения в одностороннем порядке, не проводя никаких конструктивных переговоров.

– Вы расцениваете эти действия как саботаж?

– Я не думаю, что это так, поскольку мэр города является ответственным человеком, он отвечает перед населением города за ситуацию, которая складывается во всем хозяйстве. И если мэр города будет проводить неконструктивную волюнтаристскую политику, возникнет социальный катаклизм. Основа катаклизма уже есть. Мы не имеем возможности развиваться, сетевое хозяйство изношено, причем в городе оно еще более изношено, чем в «Бурятэнерго», денег на развитие, на обновление технологий нет. Кризис налицо. Дальше ситуация будет идти по пути техногенных катастроф: упали опоры, оборвались провода. Надо все это ремонтировать, а денег нет, людей нет, желающих дать деньги тоже нет. Поэтому мэр и не может сейчас взять кредиты – ему местные банки не доверяют. Это тоже показатель того, что в городском хозяйстве, в городском бюджете не все в порядке. Поэтому я не думаю, что это саботаж, я думаю, что это неправильная мотивация и некомпетентность.

– Вам не кажется, что у мэрии в отношении дальнейшей судьбы ЖКХ нет ни последовательности, нет никакой цели?

– Почему? У меня есть представление о некоей логике, которую выдерживает городская администрация. Она заключается в следующем: за долги перед «Бурятэнерго» должны отвечать МУПы, а к ним город не имеет никакого отношения, да в городе и денег нет. Это первое. И второе. Какое-никакое, но управление тепловыми и электрическими сетями, котельными, это все-таки хозяйство, это деньги, и при этих деньгах городская администрация хочет остаться. Чем дольше, тем лучше. Поэтому не допустить туда каких-то инвесторов, «Бурятэнерго» и так далее, – вот задача, которую городская администрация решает. Сохранить статус-кво, никого не пускать и «отбояриться» по проблеме погашения задолженности. Вот такая логика.

– Вы неоднократно упомянули о тяжелом финансовом положении «Бурятэнерго». По итогам 2004 году уже есть предварительные данные об основных показателях деятельности предприятия?

– Ключевым показателем является то, что мы все-таки смогли свести доходы с расходами. На конец 2003 года чистый убыток составлял 390 миллионов рублей, на конец 2004 года – чистая прибыль порядка 50 миллионов рублей. Это говорит о том, что мы все таки смогли существенно снизить затраты, в том числе и за счет увольнения 20% персонала, мы «порезали» ремонтные программы, мы сократили наши закупки угля и т.д. Вот эта экономия позволила свести доходы с расходами, мы вышли в прибыль. Но наша прибыль на сегодня бумажная, это – дебиторская задолженность. И при том, что у нас прибыль, у нас отрицательный денежный поток, мы живем на заемные деньги. Зарплата, налоги и прочее во многом оплачиваем за счет банковских кредитов. Эта ситуация должна быть исправлена в 2005 году. Мы уже предприняли определенные шаги на выправление финансового потока. Это, к сожалению, тоже болезненная тема для энергетики Бурятии, потому что мы будем переводить нашу инвестиционную программу в погашение кредиторской задолженности. Мы будем строить и развиваться по минимуму. Акционеры «Бурятэнерго» такие требования уже сформулировали и сейчас идет корректировка бизнес-планов. Мы в минимальном объеме закладываем инвестиционную программу, а это развитие сетевого хозяйства, это развитие генерирующих мощностей, это на самом деле развитие энергетики Бурятии. По генерации инвестиционные программы будут сокращены примерно в 10 раз, по сетевому хозяйству мы сократим программу на две трети. К сожалению, для того чтобы выйти в положительный финансовый результат, мы должны продолжать сокращать наши расходы в т.ч. инвестиции.

– Произойдет ли в этом году какие-либо изменения на оптовом рынке электроэнергии?

– Уже принято решение, что с 1 апреля 2005 года в сибирском регионе начнет работать биржа электроэнергии и рынок «5-15». «Бурятэнерго» будет участвовать в работе этой биржи, хотя у нас и есть определенные ограничения, связанные опять же с недостаточностью ресурсов на техническое оснащение для работы на бирже. Но мы будем стараться участвовать в работе этой биржи, покупать электроэнергию дешевле, чем мы покупаем на «МАРЭМ+» или на ФОРЭМе, и, таким образом, снижать среднюю стоимость наших покупок на оптовом рынке.

– Есть информация, что в 2004 году энергопотребление в Бурятии снизилось. Это действительно так?

– Уже есть оперативные данные по концу года: в целом мы потеряли около 100 миллионов киловатт часов. Это говорит о том, что промышленные предприятия республики потребили на 100 миллионов киловатт часов меньше, что уже в свою очередь свидетельствует о свертывании промышленности Бурятии. Я думаю, это как раз и есть факт того, что с экономикой республики не все в порядке. Мы постараемся провести более детальную аналитику: в каких районах, по каким промышленным предприятиям произошел спад потребления и выдать эту аналитику правительству Бурятии.

– Но эти факты входят в противоречие с данными о небывалых темпах экономического роста республики?

– Данные Госкомстата по экономическим индикаторам показывают колоссальный рост за последние несколько лет. Мне кажется нужно оценивать не индикаторы, а качество жизни населения и реальную инвестиционную привлекательность региона. По всей стране после 1998 года наблюдается рост по всем показателям. А изменился ли уровень жизни? Индикаторы, это конечно круто. Но из разговоров с руководителями промышленных предприятий, с простыми людьми такого оптимизма не чувствуется.

– Насколько достоверна информация, что вы планировали принять участие в довыборах в Народный Хурал по одному из округов, и чем вызвано ваше желание пойти в политику?

– Да, мы фактически постоянно проводим консультации с депутатами Народного Хурала, с представителями бизнес- и политической элиты Бурятии на предмет того, что «Бурятэнерго» как одна из крупнейших инфраструктурных компаний на территории республики, безусловно должно иметь свое лобби в Народном Хурале и горсовете. Это нормальная практика. Поэтому в этом направлении мы будем работать активнее. Наш интерес в работе в Хурале и горсовете связан, прежде всего, с тем, чтобы влиять на экономическую политику в регионе. Потому что сложившаяся сегодня ситуация не может удовлетворять нашу компанию. Мы хотим знать, каким образом формируется бюджет, как он расходуется, каким образом планируются доходы и расходы в ЖКХ, каким образом стимулируется развитие промышленных предприятий, потому что это наши потребители, каким образом повышается благосостояние населения, это тоже наши потребители. Мы во всем этом хотим разбираться и активно участвовать.

– У вас же уже есть в Народном Хурале депутаты от энергосистемы?

– Я пока не вижу результата их деятельности, и фактом этого является само финансовое состояние «Бурятэнерго» и та ситуация, которая сложилась в экономике, которая, на мой взгляд, также является неудовлетворительной.

– Вы заинтересовались политикой исключительно с целью усиления энергетического лобби в Народном Хурале?

– Действительно, я активно интересуюсь экономикой регионов, чтобы потом заниматься управлением в регионе. Не скажу, что я перейду в эту сферу завтра, но перейду обязательно.

– То есть в перспективе вы не прочь занять должность регионального руководителя?

– Да, конечно.

– А как на счет Бурятии?

– Почему бы и нет. Но все-таки я думаю, что президент или губернатор – это человек, который имеет значительный политический опыт и глубокие экономические знания о регионе. Так что пока рано об этом говорить.

– На днях вы встречались с депутатом Государственной Думы Василием Кузнецовым. Вы просили у него политической поддержки?

– Мы обращались по двум вопросам, связанным с ЖКХ города. Оперативный вопрос – это вопрос долга, а более серьезный – изменение нормативной базы. В этих вопросах нам нужна поддержка. Помимо г-на Кузнецова мы также проводим консультации с ФСБ, МВД и Прокуратурой РБ.

– А в ФСБ с какой целью?

– За тем же самым. На самом деле наше финансовое состояние – это вопрос энергобезопасности территории. У нас в декабре были попытки прекратить поставки угля. «МАРЭМ+» предупредил нас, что если мы не оплатим им определенную сумму задолженности, он ограничит нам с нового года поставки электроэнергии. Поэтому вопрос нашего финансового состояния – это не только наш частный вопрос. Все эти органы мониторят ситуацию, держат ее под контролем и дают соответствующие сигналы в федеральные структуры. Бесконтрольной такая проблема не может остаться. Да и мы молчать не будем. Мы продаем в год на 4 миллиарда рублей и нам уже миллиард должны. Это очень серьезно.

– То есть вы будете предпринимать активные действия?

– Мы уже прошли по первому кругу, с каждой из структур намечены дальнейшие шаги. Дальше пойдет уровень Сибирского ФО и федеральных министерств.

– Что это будут за шаги?

– Наши консультации проходят по широкому кругу вопросов: начиная от судебных разбирательств с МУПами и заканчивая энергетической безопасностью региона. Могут быть шаги такого характера, которые подтолкнут город заняться приватизацией городских электрических сетей в счет погашения задолженности перед «Бурятэнерго». Сейчас в республиканском законодательстве есть ограничения по этому вопросу, так что шаги могут быть направлены и на смену этого законодательства. Поддержка по смене нормативной базы регулирующей сферу ЖКХ. Такую поддержку может оказать Министерство регионального развития.

– Будут проходить консультации в режиме личных встреч, переписки или Вы планируете публичное обсуждение проблем?

В феврале-марте планируется проведение семинара «Анализ системы ЖКХ  г. Улан-Удэ. Перспективы реформирования, приоритеты развития». Инициатива его проведения принадлежит не только нам, и ряду других коммерческих и общественных структур. Идея поддержана депутатами Народного Хурала. Всё это значит, что тема назрела. Есть надежда, к организации семинара подключатся администрация и Горсовет Улан-Удэ. Кроме прочего, есть большое желание обсудить бюджетную и тарифную политику, систему имущественных, договорных отношений, сбытовую деятельность, а также техническую модернизацию системы ЖКХ города.

Обсуждаем также возможность организации в июле этого года межрегиональной конференции-совещания «Новый региональный бизнес: поиск партнеров». Нашими потенциальными партнерами по данному проекту готовы выступить один из инфраструктурных банков и ряд крупных компаний, заинтересованных в оформлении перспективного плана развития территории Прибайкалья и определении приоритетов развития бизнеса на этой территории.

В общем, мы – команда «Бурятэнерго» – прекрасно понимаем, что экономика таких инфраструктурных компаний, как наша, неотделима от экономики регионов, в которых они работают. Поэтому и стараемся не только разобраться в экономике нашей республики, но и предложить наиболее оптимальные варианты её развития.


“Байкал Медиа Консалтинг”

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^