$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


25 августа 2011, 22:14

Вечерний Улан-Удэ - Неделя

Антон Лубченко: О некомпетентности госпожи Намсараевой в вопросах культуры ходили анекдоты

5 сентября 2011 года заканчивается контракт с художественным руководителем театра оперы и балета Антоном Лубченко. Накануне ухода вокруг фигуры худрука  разгорелось несколько скандалов. Телеканал «Тивиком» продемонстрировал видеозапись, в которой маэстро активно использовал нецензурные выражения, а некая «группа артистов» обратилась в КПРФ с просьбой «разобраться в критической ситуации, сложившейся в театре». Что сам Антон Лубченко думает обо всем этом, маэстро рассказал в эксклюзивном интервью еженедельнику «Вечерний Улан-Удэ – Неделя».

- Антон Владимирович, какие цели и задачи вы лично ставили перед собой, когда соглашались на предложение приехать в Бурятию в качестве художественного руководителя Оперного?

- Моей целью было выполнять задачи, которые ставило передо мной министерство культуры России при назначении меня на эту должность: привести в порядок оркестр, подготовить труппу театра к открытию, запустить рабочий процесс и поставить его, как говорится, «на рельсы». То есть запустить рабочий маховик. И – думаю, что теперь об этом можно рассказывать – найти возможность избавить театр от госпожи Намсараевой, о некомпетентности в вопросах культуры которой по нашему Минкульту (РФ. – прим. авт.) ходят анекдоты. Мне было сказано дел с ней не иметь, потому как славу она имеет более чем дурную.

Что касается личных целей, они у меня всегда одни и те же, независимо от географического места пребывания: работать честно и порядочно, развивать и пропагандировать современное российское искусство, при этом оставляя место для собственного развития.

- Ваш подход был революционным, когда вы сократили существенную часть репертуара театра… Может быть, это стало началом конфликта с коллективом?

- Я не планировал совершать революций. Искусство – не политика. Если политика допускает определённую долю дипломатии, где-то даже – дальновидную политическую интригу на перспективу, то в искусстве всё должно быть честно именно здесь и сейчас, и потому – предельно откровенно. Если я вижу непрофессионализм, некачественную постановку, старые декорации, фальшивую игру – в общем, несоответствие запросам, которые ставят перед нами время, композиторы, мировые достижения, – говорю об этом прямо. Именно поэтому восемь спектаклей было мною снято – невозможно было вывешивать такие декорации в таком прекрасном зале, как Оперный, невозможно демонстрировать такие спектакли гостям, которых мы приглашаем. В таком виде наша труппа не продемонстрировала бы себя в лучшем виде.

А вызвало это революцию или нет – какая разница? Руководитель не должен бегать по театру и спрашивать у коллектива, снимать ли ему спектакль и какой взамен него ставить. У меня был план новых постановок: «Пиковая дама», «Паяцы», «Летучий голландец», «Щелкунчик», «Дон Кихот». Часть из них уже была бы поставлена, если бы реконструкция не затянулась. Теперь сцена открыта, и, независимо от того, кто будет у руля театра, новые постановки будут. Может, конечно, и старые вернутся, которые я снял – но это уже не моё дело.

Как художественный руководитель я счастлив тем, что за месяц существования отреставрированной сцены мне удалось сделать постановку балетов Питера Куанца и оперы М. Фролова. Остальное оставляю моему преемнику.

- Как сегодня оцениваете своё пребывание в должности? Что удалось, что, может быть, не очень?

- В работе руководителя в любой структуре существуют достоинства и недостатки. Что, на мой взгляд, удалось сделать – укомплектовать оркестр до, хотя бы, минимального состава исполнителей. До уровня Лондона ему ещё далеко, потому как просто людей нет, но существующим составом нам удалось убедить гостей в собственной состоятельности. Во время одного из посещений Ханс Фрай отметил: «Это невероятно! Они играют Вагнера не хуже, чем в Дрездене!». Количество концертов, которое мы сыграли за девять месяцев, приближается к 25, и всё это с разными программами – оперными и симфоническими.

Удалось вызвать к театру неподдельный интерес. Большое количество гостей приезжало специально, чтобы нас послушать. Это австрийский атташе по культуре, гости из Большого театра, хореограф из Венской оперы, Ханс Фрай, который в итоге загорелся регионом настолько, что впервые провёл у нас свой конкурс вокалистов, благодаря которому Улан-Удэ вошёл в список таких столиц, как Москва, Петербург, Париж, Лондон, Нью-Йорк, Берлин, Вена, Варшава, Пекин.

Удалось обеспечить качественную и профессиональную закупку новых музыкальных инструментов. Впервые артисты оркестра специально выезжали в Германию, непосредственно на фирму для проверки инструментария.

Удалось повысить зарплаты оркестрантов в среднем в два раза – это зависело от места в группе. Удалось добиться приглашения нашего театра на гастроли в Большой театр и приглашения провести гала-концерт в рамках Дней культуры Бурятии в Москве, также на сцене Большого театра, в октябре 2011-го.

Благодаря мне, кстати, у нас появились, наконец, профессиональные настройщики роялей. Представьте, что до этого их не было! В июле этого года артисты нашего оркестра (за счёт театра) специально ездили в Москву и Нижний Новгород, в школу настройщиков при фирме Steinway&Sons, о чём получили сертификаты.

И, наконец, после шести лет реконструкции этот театр открылся при мне. На взгляд столичный – открылся очень достойно, на взгляд региональной публики – не знаю.

К своим ошибкам, безусловно, отношу зачастую грубое, хамское поведение и не очень внимательное отношение к общественному мнению. Мне нужно было, конечно, понимать, что одно дело – разговаривать на кухне, а другое – перед камерами. Особенно если ты общественный деятель. Впредь буду умнее.

Не удалось полностью решить вопрос с повышением зарплат для всего коллектива театра. Не удалось довести до конца проекты с западными гастролями – это, в основном, связано с тем, что открытие затягивалось, и мы не имели возможности сделать новые постановки.

Но, как бы там ни было, деятельность театра и, в частности, мою деятельность, не говоря уже о деятельности министерства культуры Бурятии, высоко оценил во время своего визита министр культуры России Александр Авдеев. Значит, не всё так плохо.

- В чём всё-таки причина ухода? Кто инициатор – вы лично, минкульт РБ… Или это обоюдное желание?

- Не стоит расценивать это как уход. Срок моего контракта истёк. Мы с Тимуром Гомбожаповичем не сочли необходимым продлевать его. Я изначально говорил (в Бурятии и в Министерстве культуры России), что надолго поехать не смогу. Тяжело находиться далеко от дома, от близких людей, с которыми связывают давние личные и рабочие отношения. Я собираюсь развивать мою международную карьеру, благо, возраст ещё позволяет, а это не вполне совместимо с постоянным нахождением в одном городе.

Моя функция – так называемый «кризис-менеджмент». В театре был кризис. Я приехал – театр зазвучал, оркестр заиграл, балет затанцевал. О театре стали писать, творческий продукт театра стал вызывать интерес, зарплаты – хоть и частично – повысились, «старый плохой» директор ушёл, пришёл новый хороший – чего ещё желать? Площадка для дирижёра готова, теперь театра не испугаются (как в своё время его испугался я). В добрый путь! А я поехал дальше.

- Сожалеете ли о чём-нибудь? Может, стоило иногда выбирать выражения, общаясь с коллегами, журналистами и т. д.?

- Безусловно, стоило. Об этом я уже говорил выше. Но иногда это было делать достаточно трудно. Знаете, я много в каких коллективах работал (хоть г-жа Намсараева и считает, что я в Бурятии впервые палочку взял в руки и нотную грамоту выучил). И ни в одном коллективе в «нецензурщине» замечен не был. Наверное, потому что и другие коллективы мною не были замечены в халтуре, приходе на работу в нетрезвом виде, в пропусках рабочих дней. В Бурятии стала классикой одна моя фраза, выдернутая в своё время из контекста: «В Оперном театре работает много…», и далее по тексту. Так вот. Доля правды была там. К моему приходу в театре царила некомпетентность, непрофессионализм, отсутствие вкуса, знаний. Один рекламный, так называемый, отдел чего стоил! Вспоминать страшно.  
Понимаю – отвыкли работать. Но, знаете ли, из болота бегемота тащить тоже не просто. Ему говоришь: «Уважаемый бегемот, сделай милость, передвинь ногами пару раз!», а он с места не двигается, потому как нормальных слов не понимает. Приходится и матом. Хотя, мат – тоже не самый понятный язык… Говорю же, не прав был!

- Нельзя не отметить, что улан-удэнцы потянулись к искусству, стали посещать симфонические концерты… Пообещав сначала приехать с прощальными выступлениями, вы лишили их этого. Почему?

- А кому это нужно? Нет смысла играть Чайковского и Шостаковича в обществе, где официальные телеканалы могут позволить себе нарушение прав и законов, где политическая партия, которая имеет мандаты в Государственной Думе России, размещает на своём сайте материал, достойный не государственного аппарата, а газеты «СПИД-инфо» или телепередачи «Ты не поверишь!». Знаете, как поёт Алла Борисовна – «уходя, уходи».

- Думаете, за жалобным письмом коммунистам стоят реальные члены коллектива театра? Или это профанация, провокация? Тогда кому и зачем, по-вашему, это нужно?

- КПРФ и не скрывает, что главным инициатором этого «плевка» в спину была госпожа Намсараева, а некоторые недовольные лица из театра к этому примкнули. Не думаю, что это позиция всего театра. Но всем нравиться невозможно. И, конечно, недовольные были - это нормально.

А нужно зачем – спросите у них. Что они могли ещё сделать? Решение о том, что не буду продлять контракт, я принял ещё в мае. Они поняли, что «свергнуть» меня у них не вышло. А КПРФ было бы это очень на руку в предвыборной гонке. После этого письмеца я, как патриот, должен был бы, в принципе, досидеть в Бурятии хотя бы до того, как пройдут выборы в Госдуму, чтобы не давать коммунистам в руки лишнюю карту делать вид, что они сильнее «Единой России». Как сочувствующий интересам «единороссов» и пользующийся их поддержкой. Но искусство вне политики. А в регионе всё равно, как известно, «красный» пояс. До поры до времени.

- Чем Вы заняты сейчас?

- Сочинительством музыки. У меня несколько крупных, и не очень, музыкальных заказов. В начале осени готовлюсь дирижировать ряд концертов в Петербурге, Москве и Киеве с сочинениями Шостаковича и собственными. Ещё записываю проект в жанре поп-музыки, который может стать вполне интересным. В сентябре принимаю участие в жюри сразу двух международных конкурсов – вокалистов в Большом театре и пианистов в Ганновере (Германия). А пока наслаждаюсь редкими минутами пребывания дома. В моей родной Москве сейчас свежо, льёт приятный летний дождик. Я отвечаю на ваши вопросы у открытого окна, пью кофе и слушаю симфонию Малера. Чем не сказка?

- Будете скучать по Бурятии? Как-то сотрудничать с театром в дальнейшем?

-- Безусловно, мне будет не хватать любимого оркестра, который за год стал мне родным. Там много замечательных людей и действительно талантливых музыкантов. Но я уверен, что некоторые из них продолжат работать со мной в дальнейшем на других площадках. А насчёт сотрудничества с театром – не знаю. Я мог бы подумать, скажем, о месте главного приглашённого дирижёра. Эта должность не обязывает постоянно пребывать в одном городе и нести глобальную ответственность, но позволяет осуществлять какие-то красивые проекты. Такая практика обычна для большинства российских театров, а на Западе – даже обязательна. Но это вопрос не моих планов, а планов министерства культуры. Пригласят – с удовольствием приеду.

- Вы не раз давали понять, что зрители – приоритет вашей деятельности. Что бы сказали обычным жителям республики, которые посещали Ваши концерты?

- Я люблю вас.


Уход Антона Лубченко газете «Вечерний Улан-Удэ – Неделя» прокомментировал министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков.

- Тимур Гомбожапович, кто откроет очередной театральный сезон в Оперном в паре с директором театра Аюной Цыбикдоржиевой? Расскажите о кандидатах, пожалуйста.

- Озвучивать кандидатуры ещё не время. Их две, в обоих случаях – люди приезжие. Нас часто спрашивают, почему приезжие. Дело в том, что на сегодняшний день у нас нет своих дирижёров.

Жаргал Токтонов, главный дирижёр оркестра бурятских народных инструментов (БНИ) театра «Байкал», учился оперно-симфоническому дирижированию, даже начинал работать в Театре оперы и балета. Но ушёл в оркестр бурятских народных инструментов – он изначально «народник» по образованию, баянист, и на сегодняшний день в очень хорошей форме держит оркестр. Мы говорили с Жаргалом о том, что можно пробоваться вторым дирижёром, если вдруг будет интерес. Пока он работает в оркестре БНИ и чувствует себя достаточно комфортно. Валерий Волчанецкий, кстати, тоже приезжий – из Питера.

- Чем на этот раз будете руководствоваться при выборе художественного руководителя Оперного?

- Всё тем же. Ошибиться здесь всегда очень легко. Довериться можно только рекомендациям из учреждений, где работали люди, рекомендациям экспертов в этой области, опыту и послужному списку кандидата. В этот раз мы хотим, чтобы у художественного руководителя театра было больше опыта, практики.

- Каким вы видите направление развития театра в дальнейшем? Что сегодня, на ваш взгляд, необходимо театру, наиболее актуально для него?

- Сегодня очень сложная ситуация с кадрами. В Бурятии существует несколько предвзятое мнение о том, что у нас деятелей культуры очень много. На самом деле их очень мало. Это проблема, которую мы решали в прошлом сезоне, с артистами оркестра – много приглашённых музыкантов, потому что просто людей играющих нет. Эта проблема есть не только в симфоническом оркестре. И в оркестре БНИ не все инструменты есть – уехал человек, который играет на их-хуре, кто сейчас будет играть, не знаем, монгольского товарища приглашаем пока.

В Оперном театре существует и другая кадровая проблема – с голосами. Казалось бы, много у нас молодых и заслуженных вокалистов, а на самом деле их не хватает – теноров, баритонов, басов, сопрано. Не хватает режиссёров, дирижёров. Дирижёров должно быть человека три – главный, который за оперные спектакли отвечает, за балетные спектакли отвечает отдельный человек, и так далее. Не хватает балетмейстеров. Мы должны решать общую кадровую проблему – укомплектовываться.

Направление, в котором чётко нужно двигаться, – развитие международного сотрудничества. Нужно развивать то, что мы начали с Антоном Владимировичем. Этот сезон мы будем открывать постановкой – возобновлением «Кармен» с участием испанского дирижёра, испанской солистки. Это то, что мы реализуем через Министерство культуры Российской Федерации и посольство Испании в Москве в рамках Года Испании в России. Мы должны открыться миру, мир должен увидеть нас. Очень долгие годы, несмотря на то, что были какие-то гастроли, мы были очень замкнуты. Нужно делать совместные проекты. Очень важно, чтобы наши тоже двигались – ездили, видели, слышали.

Нужны изменения в политике продвижения – маркетинге спектаклей. В России не всегда приживается этот принцип, когда один спектакль проходит в три дня. Допустим, «Кармен» сейчас прошла в октябре три дня, все силы маркетинга брошены на неё – всё, потом она возвращается только в мае. Когда через несколько месяцев у зрителя снова может возникнуть интерес. Я думаю, этот принцип должен внедряться, как будет считать новый художественный руководитель – посмотрим. Для маленьких городов сложно, когда репертуарный театр работает в режиме: вторник – «Иоланта», среда – «Кармен», четверг – «Лебединое» озеро, пятница – ещё что-нибудь. Мы не можем набрать зрителя, когда работаем в ежедневном режиме.

Очень много нужно работать над репертуаром. С одной стороны, это должны быть хиты – самая известная мировая классика, с другой – мы должны дотягивать до этого уровня. Постановочному процессу нужно уделить внимание.

- Антон Лубченко оправдал ваши ожидания?

- Что касается профессиональной точки зрения, он оправдал наши надежды. Первостепенная задача, которая перед ним ставилась, когда мы, приглашали его – подготовка театра к открытию. Он провёл очень серьёзную работу с оркестром. До его прихода республиканские газеты писали о том, что оркестр «сдох». На сегодняшний момент, по крайней мере, у меня, как у многих горожан, появилось иное мнение об оркестре: что он «жив» и способен играть самые серьёзные произведения. Программа, которую впервые Лубченко здесь представил, – более чем серьёзная.

Серьёзная работа была проведена по сбору музыкантов, которые приехали и остаются работать. Всё, что касается международных вещей, тоже хорошо отработали с Антоном.

Ставить в его заслуги приобретение музыкальных инструментов – по меньшей мере, странно.

- Какова Ваша реакция на «обращение артистов театра» к коммунистам? Дело вполне подсудное. Будете предпринимать что-нибудь в отношении этого письма?

- Каких-то действий предпринимать мы не будем, потому что считаем это ниже нашего достоинства. На официальный депутатский запрос даём ответ.

Смущает то, что опубликовано, скажем так, обращение артистов, а артистов там не видно – оно не подписано никем и очень похоже на анонимку, которая используется в политической борьбе. Мы видим здесь, скорее, реакцию обиженных людей, в силу некоторых обстоятельств покинувших театр. Имя артистов здесь кто-то использует в своих корыстных целях.

- Не продлевать контракт – инициатива Лубченко или всё-таки министерства?

- В определённой мере это больше инициатива министерства. Часть слухов о неадекватном поведении художественного руководителя, в том числе, послужила этому.

Источник:

«Вечерний Улан-Удэ - Неделя»

Комментарии (9)

  • 26 августа 2011, 00:38

    простой   Ответить

     

    Антоша, браво! ))

  • 26 августа 2011, 10:18

    статист   Ответить

     

    Ха, якобы "отмылся", ну если и не поверили, то хотя бы вид сделали что "ВЕРИМ".

    А по существу тож не плохо - одним матерщинником меньше в республике, и то дело!

  • 26 августа 2011, 14:30

    зритель   Ответить

     

    Лубченко Антону Владимировичу предложили солидный контракт в Германии ! В Бурятии все валится пока кроме новых зданий театров. Кроме "Байкала" ничего и нет , одни напевы на уровне художественной самодеятельности.

  • 27 августа 2011, 00:47

    И мы Вас любим!   Ответить

     

    Удачи, счастья, успехов.

  • 27 августа 2011, 10:08

    ха-ха   Ответить

     

    кукушка хвалит петуха.

  • 28 августа 2011, 15:43

    Коля   Ответить

     

    Мне ооочень жаль, что уходит талантливый и профессиональный человек из нашего театра! Я не понимаю БРО КПРФ - они пытаются писать обращения по культуре, а по таким важным и действительно серьезным безобразиям и вопросам как в судебной системе Бурятии боятся что либо сказать публично и даже кулуарно. В связи с указанным у меня сложилось мнение, что БРО КПРФ - полный отстой!!!

    29 августа 2011, 10:11

     

    Коля ты тупой лох,КПРФ это единствнное спосение страны.

    29 августа 2011, 23:12

     

    ГраждОнин!!! Не будь тупым лохом!!!! СпОси стрОну с кАМунистОми!!!

  • 30 августа 2011, 06:35

    АРТИСТ   Ответить

     

    Бывший директор театра мадам Намсираева конечно нерукопожатная, нехорошая, неприличная женщина и деятель! Сколько она разогнала прекрасных артистов театра, сколько хороших деятелей театра вынужденно было из-за ее самодурства, хамства уйти из театра и професии. Есть те, кто из-за ее сатрапского мерзкого стиля руководства, когда она открыто оскробляла и затирала персонал и ведущих артистов театра, рано ушел из жизни, а кое кто покончил жизнь самоубийством, будучи затравленным ее грубостью и издевательствами. И теперь после того, когда театр от нее избавился, она вновь пишет пасквили...

    Доколе?!

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^