$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


3 августа 2008, 08:52

«Не стоит мечтать, что Байкал будет сплошным заповедником»

Находящиеся в ожидании первых научных результатов экспедиции «Миры на Байкале» ученые, политики и инвесторы поделились с общественностью своими планами по развитию региона. На некоторые экологические аспекты, по мнению академика РАН Роберта Нигматулина, можно повлиять уже сейчас, а вот для начала освоения ресурсов нужно подождать завершения грандиозного проекта.

Публичная часть экспедиции глубоководных обитаемых аппаратов «Мир» завершилась – в пятницу поздно вечером чартерный рейс Улан-Удэ – Москва вернул в столицу журналистов, а заодно и Артура Чилингарова вместе с депутатами и бизнесменами, принимавшими участие в первых погружениях. В воскресенье начнутся первые погружения «Миров», экипажи будут состоять из научных сотрудников Института океанологии РАН и Лимнологического института СО РАН.

Перед тем как разъехаться, высокопоставленные гости Бурятии, а также некоторые ученые и общественные деятели приняли участие в третьей международной научно-технической конференции «Приоритеты и особенности развития Байкальского региона».

Кроме неизбежной в таких случаях торжественной части, в которой участвовали президент Бурятии Вячеслав Наговицын и руководители экспедиции Артур Чилингаров и Анатолий Сагалевич, было затронуто несколько ключевых вопросов развития бурятского региона, «владеющего» одним из основных сокровищ планеты: озером Байкал.

Сказать, что эта (или какая бы то ни было другая) «собственность» эксплуатируется должным образом, трудно: современная Бурятия находится в удручающем экономическом состоянии. В регионе абсолютно не развита инфраструктура дорог, как железных, так и автомобильных, нет коммуникаций, нет промышленности. Две федеральные автомобильные трассы и железные дороги, огибающие озеро Байкал с севера и с юга, не в счет. Не будем касаться уровня жизни в Бурятии, скажем лишь, что основными источниками дохода являются рыболовство, сельское хозяйство и заготовка леса, а электричество приобретается в соседней Иркутской области. О том, что во всей республике нет ни одной хорошей гостиницы, говорить излишне.

Между тем Бурятия по объему запасов минеральных природных ресурсов сопоставима с алмазоносной Якутией.

Здесь разведаны месторождения руд меди, цинка, золота и серебра, молибдена, свинца, железа, редких элементов – таллия, ниобия, циркония, более девяноста разведанных запасов урана в России сосредоточено в Бурятии.

Как такая богатая республика остается до сих пор дотационным регионом? Виной всему, как ни странно, Байкал, жемчужина Бурятии, славное море. Ведь на его берегах, согласно запретительному экологическому законодательству, любая хозяйственная деятельность является незаконной.

О том, что запретительное законодательство России и мира базируется на устаревших стереотипах, говорили все, но наиболее ярким и запоминающимся выступлением отличился директор Института океанологии РАН, академик РАН Роберт Нигматулин.

Начал он свое выступление с развенчивания мифа об огромном вреде, который якобы наносит природе хозяйственная деятельность человека.

– Самый главный миф об экологии заключается в том, что химическая промышленность и атомная энергетика являются главными врагами природы, – поведал академик, – и вообще в наши дни на земле страшно плохие экологические условия, в том числе грязная вода и грязный воздух. Я утверждаю следующее – экология сегодня лучше, и весь научно-технический прогресс приводит к улучшению качества жизни. Если мой дед в 48 лет выглядел стариком и так его и называли, то я в свои 68 стариком себя не ощущаю, и это все благодаря хорошей экологии в городах.

Разумеется, и современный научно-технический прогресс не позволяет избежать некоторых угроз для экологии, которые, вне зависимости от приоритетов, все равно носят глобальный характер. По мнению академика Нигматулина, если мы хотим в будущем избавиться от этих головных болей, начинать надо уже сейчас, и каждый индивидуум должен начать с себя. В первую очередь это касается так называемого однопроцентного общества сказочно богатых людей, потребление которых уже давно переросло все рамки.

– Какие я вижу глобальные проблемы? – задался вопросом ученый. – Это действительно рост народонаселения и рост потребления, причем губят нас некоторые люди, которые составляют 5-10% от всего населения земли, которые очень много потребляют. Если человек борется за чистоту окружающего мира, он должен в первую очередь ограничить свое потребление.

Например, не стоит строить дома по пятьсот квадратных метров и потом пытаться сделать мир лучше.

Из проблемы все возрастающего потребления вырастают и проблемы второй стадии, например, деградация почв: «Мы сейчас вносим в почву в 6-10 раз меньше удобрений, чем должны, чтобы восполнить баланс извлекаемых из нее веществ. Чрезвычайно актуальна эта проблема и для нашей страны».

Логичными на этом фоне смотрятся нехватка пресной воды и истощение природных ресурсов. Однако не каждый из нас, даже будучи специалистом, осознает еще одну куда более страшную угрозу, чем нехватка ресурсов и продовольствия. Изложив доводы в пользу антропогенного фактора как главного двигателя увеличения температуры, академик поспешил уверить сибиряков, что теплые зимы для них могут обернуться вовсе не благом: «И я говорю не только о таянии вечной мерзлоты и других геологических факторах. Увеличение температуры атмосферы земли благоприятствует развитию и мутации бактерий и вирусов, которые в один не самый прекрасный день могут вызвать пандемию среди человечества. Таяние ледников неизбежно отразится на уровне океана, а следовательно и на экономике прибрежных регионов».

Однако внимание слушателей привлекло, конечно, не столько перечисление угроз, сколько перечисление методов решения тех или иных проблем, из которых ключевыми являются совершенствование технологических процессов и увеличение экономичности потребления: «В качестве примера я могу привести разработку новых парогазовых турбин для электростанций, резко повышающих эффективность и экономичность электростанций. Благодаря внедрению такой технологии в Уэльсе компания GE ежедневно тратит на один миллион долларов меньше. Вот вам цена экономии».

Развитие же альтернативной энергетики – освоение энергии ветра и солнечных батарей – Нигматулин предложил оставить богатым и развитым странам.

– Это можно и нужно делать, но надо помнить, что вырабатываемая такими устройствами энергия не окупает даже собственную их стоимость, однако это не означает, что заниматься разработкой таких технологий не нужно.

Не забыл академик и водородную энергетику.

– Водород – это не ресурс, мы сможем воспользоваться топливными элементами в транспортных средствах, только когда у нас будет много дешевой электроэнергии, вырабатываемой атомными электростанциями. Эта электроэнергия позволит вырабатывать водород, однако получать его за счет сжигания природных углеводородов в ТЭЦ сейчас – значит наносить еще больший вред природе.

Обозначив главные приоритеты экологии на ближайшее будущее – упование на развитие технологического прогресса и самоограничение личного потребления, академик удалился на итоговую пресс-конференцию Фонда содействия сохранению озера Байкал, где опять вернулся к вопросу экологии Байкала: «Да, всегда есть угроза того, что заселение человеком новых земель приведет к нарушению экосистемы, однако надо помнить, что в Забайкалье живут тысячи людей, и они должны жить хорошо.

Крикливым «зеленым» не стоит мечтать о том, что такой большой объект, как Байкал будет одним сплошным заповедником.

Бурятия не может жить, как сто лет назад в чумах, этот регион надо осваивать, и возможности для освоения региона и одновременно сохранения его экологической чистоты благодаря техническому прогрессу колоссальны».

На вопрос о волонтерских молодежных движениях, помогающих очистить не только береговую линию Байкала, но и других регионов от следов присутствия человека, руководители фонда ответили, что Байкал нуждается в надежной системе экологического мониторинга, которая бы обеспечивала чистоту Байкала и его берегов вне зависимости от присутствия волонтеров.

Конечно, большая часть аудитории нашей страны была прикована к экранам телевизоров только благодаря словам «рекорд» и «золото Колчака».

Правительство Бурятии в словах академика получило надежную поддержку. Пока Байкал и весь его водосток считаются заповедной территорией, строительство крупных промышленных объектов там запрещено. Тем не менее на представленном плане развития региона были и дороги, и горнообогатительные комбинаты, и электростанции. Но предпринимать какие-то шаги по изменению статуса региона до завершения экспедиции власти не намерены.

Если в лице Нигматулина буряты получили поддержку научную, то в решении материальной стороны вопроса им наверняка поможет ИФК «Метрополь», возглавляемая выпускником геофака МГУ Михаилом Слипенчуком. Ведь дочерние структуры ИФК победили в ряде аукционов Министерства природных ресурсов на право пользования недрами месторождений в Республике Бурятия.

Освоение сложного региона началось не с нефтяных вышек и угольных разрезов, а с комплексного анализа состояния самого чистого озера Земли, который обошелся организаторам не в один миллион долларов.

«Газета.Ru» надеется и впредь быть в центре событий, развивающихся вокруг Прибайкалья, и обязательно расскажет читателям о научных результатах этого и следующего сезонов погружений в рамках экспедиции «Миры на Байкале».

Валерий Кривецкий, «Газета.Ru»

Комментарии (4)

  • 3 августа 2008, 12:57

    heyhey   Ответить

     

    О! какая замечательная статья, сразу видно хороший журналист! Сохраню себе в закладки и буду время от времени возвращаться!

  • 3 августа 2008, 20:08

    магистр   Ответить

     

    да уж, Метрополь начал обрабатывать народ, купил ученых, прикормил прессу, нашел общий язык с руководством Бурятии, договаривается с федеральными чиновниками.

    Под этими благими делами, мне кажется, скрывается зло, которое обернется большими разрушениями для народа Бурятии.

  • 4 августа 2008, 11:37

    konst   Ответить

     

    "Бурятия не может жить, как сто лет назад в чумах"

    Вот это бред!!!! Какие чумы?! Вообще буряты жили в юртах. А 100 лет назад был 1908 г. - вряд ли какие-нибудь буряты кочевали в эти годы по степи с юртами.

    Автор не владеет материалом. Сам жил наверное в чуме... непрофессионал

  • 4 августа 2008, 12:19

    Юрий   Ответить

     

    Ну лет 120-150 назад, после очередных реквизиций, земли стало настолько мало что народ ставил дома - зимник и летник. Юрты уже и не нужны стали - кочевать негде.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^