$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


8 ноября 2006, 14:02

Почему ставят крест на производстве электродвигателей

Несмотря на банкротство, завод имел шанс возродиться. Этот шанс, похоже, упущен.


"Номер один" в прошлых выпусках писал о попытке рейдерского захвата предприятий ВИК, многочисленных проверках, обысках, "маски-шоу", уголовных делах. Пожалуй, самое громкое дело касалось ОАО "Завод "Электромашина". Мы решили узнать, как развивались события и чем завершилась вся эта скандальная история. Как оказалось, уголовные дела правоохранительными органами закрыты. Факт их возбуждения признан судами незаконным. Но теперь, по прошествии времени, во всей этой истории становится интересным совсем другое. Теперь вопросы возникают уже не по причинам банкротства завода электродвигателей, а по тому, каким именно образом это банкротство осуществлялось. Интрига ситуации в том, что вопросы возникают к человеку, который и был инициатором уголовного дела по заводу "Электромашина" — к конкурсному управляющему. Ситуация поворачивается совершенно неожиданным образом.  
 
Кому живется хорошо при банкротстве


Хотя абсолютно новым такой поворот событий назвать сложно. Очень похожая картина была и с нашумевшим банкротством ОАО "Хлеб" и ОАО "Эмальпосуда". Банкротила эти предприятия та же команда, что и ОАО "Завод "Электромашина". Сначала управляющие писали в правоохранительные органы заявления о злоупотреблениях со стороны руководителей предприятий, но затем возникали вопросы к самим управляющим. Так, на ОАО "Хлеб" дело закончилось тем, что по решению суда внешний управляющий Николай Тетерин привлечен к ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей и решением собрания кредиторов отстранен от дальнейшего ведения процедуры. На заводе "Эмальпосуда" банкротство имело также весьма интересный итог: огромный имущественный комплекс завода продан по цене трехкомнатной "хрущевки".


ОАО "Завод "Электромашина" на этапе внешнего наблюдения и внешнего управления банкротил Анатолий Капустин, а когда он был отстранен от ведения дел — его коллега по СРО Николай Тетерин. Но Тетерин проводил процедуру так, что и вовсе довел ситуацию до скандала.


Прежде чем раскрыть суть этого скандала, сделаем небольшое отступление и расскажем о гипотетических выгодах профессии конкурсных управляющих, чтобы читатель имел более полное представление о предмете. Если банкротство для предприятия и его работников — процесс болезненный, то для организаций, банкротящих его, — это способ хорошего заработка. На самом деле здесь нет ничего противоестественного, если, конечно, работа эта делается честно, исходя, прежде всего, из интересов трудового коллектива и кредиторов, экономики в целом. Однако так происходит не всегда — слишком велики соблазны. Конкурсный управляющий каждый раз стоит перед дилеммой: действовать с пользой для дела или хорошо заработать.


Что же в принципе можно предпринять с целью увеличения собственных доходов?


1. Изначально договориться с конкурентом предприятия и обанкротить завод так, что он уже никогда не заработает, продав, к примеру, имущество мелкими частями.

2. Затянуть сам процесс банкротства, чтобы получить большее вознаграждение.

3. Раздуть смету расходов на ликвидационные процедуры.

4. И, наконец, продать имущество по заведомо низкой цене "своим людям" с целью его дальнейшей перепродажи или получения "откатов".


Соблазн тем более велик, что до серьезного наказания доходит очень редко: за всю историю Бурятии только однажды конкурсный управляющий был осужден по уголовной статье.


Для нашей республики, где большинство предприятий отнюдь не процветает, бизнес на банкротстве стал очень и очень распространенным. Управляющие и фирмы, делающие деньги на ликвидируемом имуществе, катаются как сыр в масле. Но это к слову, чтобы читатель был в курсе общей ситуации.


Для чего было продавать завод частями?


А теперь вернемся к нашей истории и сразу отметим, что имущество "Завода "Электромашина" конкурсный управляющий продал по частям разным лицам. Ни правительство, ни управление налоговой службы этому не воспрепятствовали. Если говорить точнее, правительство направляло многочисленные запросы главному кредитору предприятия — УФНС РФ по Бурятии, минпром РБ шумел, настаивал, чтобы имущество продали комплексом и производство, таким образом, сохранилось. Но, судя по всему, протестовали недостаточно убедительно, потому что мнение минпрома так и не было учтено. Фактически речь идет о том, что наше правительство потерпело еще одно обидное и явное фиаско в попытке сохранить очередное очень важное производство.


И это тем более нелепо, если учитывать, что возможность возрождения завода была более чем реальной. Когда в 2003 году налоговые органы республики приняли решение о возбуждении процедуры банкротства ОАО "Завод "Электромашина", с целью сохранения производства электродвигателей на площадке завода было создано ООО "Электромашина". Оно взяло в аренду необходимое имущество, приняло к себе переводом всех работников и продолжило производство электродвигателей. Надо сказать, что таким образом производство просуществовало еще более 3,5 лет, при этом сохранился трудовой коллектив численностью более 300 человек. Одновременно с этим новое предприятие стало ждать завершения процедуры банкротства, рассчитывая приобрести на аукционных торгах производственный комплекс, чтобы заработать в полную силу. Но не тут-то было.


Конкурсный управляющий с одобрения главного кредитора принял решение продавать завод по частям. В результате любой желающий мог, к примеру, купить забор завода "Электромашина", котельную, железнодорожный путь или трансформаторную подстанцию. Что, в конце концов, и случилось. Причем продажа эта вызвала настолько много вопросов, что дело дошло до правоохранительных органов. Так, директор сохраненного на базе завода ООО "Электромашина" уверена, что конкурсный управляющий нарушил процедуру торгов и сделал все, чтобы имущество не попало в руки работающего предприятия.


Почему производству не дали возможности работать дальше


— Ни о каких равных условиях для претендентов и соблюдении принципа открытости при проведении торгов и речи не идет, говорит Надежда Иванова, директор ООО "Электромашина". — К примеру, когда 4 августа этого года я пришла к конкурсному управляющему подавать заявку на покупку корпуса 10, то выяснилось, что на этот корпус уже оформлена заявка от гражданки С., которая якобы оформила пропуск, зашла в заводоуправление и подала заявку. Об этом мне заявил сам конкурсный управляющий и ряд близких к нему сотрудников. На этом основании мне было отказано в покупке корпуса.


Проверка, проведенная по заявлению Ивановой представителем отдела по борьбе с экономическими преступлениями, установила, что С. на заводе 4 августа вообще не появлялась, намерений покупать корпус 10 и необходимых денег для этого никогда не имела, а лишь поставила свою подпись на заранее привезенных ей неким Ф. документах, а также в журнале приема заявок. Вопрос: как к Ф. попал журнал приема заявок и кто ему разрешил выносить его за территорию завода?


Впоследствии оказалось, что С. уже на четвертый день, 8 августа 2006 г., официально отказалась покупать корпус 10.


— Управляющий должен был признать торги недействительными, объявить новые и известить об этом претендентов через СМИ, рассказывает Н.В.Иванова. — Однако он почему-то проинформировал только гражданина Ф. Это грубейшее нарушение. Благодаря тому, что о новых торгах не сообщалось открыто, Ф. сумел купить корпус и тут же потребовал от меня в срочном порядке освободить здание от "производственного хлама".


Не менее любопытная ситуация произошла и в самый первый день продажи имущества завода. Иванова, по ее словам, с раннего утра 3 июля этого года зашла в кабинет управляющего для подачи заявки. Однако с изумлением узнала, что буквально за несколько минут до ее появления уже были приняты и оформлены ряд заявок на продажу промышленных объектов.


— Пять заявок от людей, которых в очереди никто из претендентов не видел, согласно книге регистрации заявок были поданы за 5 минут, — говорит Н.В. Иванова. — Это физически невозможно даже олимпийскому чемпиону-спринтеру. То есть, получается, пока одни с самого утра оформляли пропуска, стояли в очереди, кто-то действовал в обход общепринятой процедуры.


Некоторые подавшие заявки от покупки объектов впоследствии отказались, а их место заняли другие покупатели. Опять без публичного объявления новых торгов. Первое, что предъявляли новые собственники к работающему производству, — это требование освободить помещение. Директор ООО "Электромашина" считает, что кому-то очень выгодно, чтобы производство было парализовано, чтобы выпуск электродвигателей в республике прекратился раз и навсегда. Надо иметь в виду, что у нашего завода всегда были и есть весьма могущественные конкуренты.


Как "распылялась" сталь


Вообще, имущество предприятия выставляется на торги целиком как раз для того, чтобы у потенциальных покупателей всего комплекса была возможность сохранить производство.


У конкурсного управляющего есть оправдание: он так и сделал в самом начале. Но выставил имущество по такой цене, что на аукционе его так и не купили. На все это ушло около года. Логично было бы снизить цену, однако управляющий принял другое решение: продавать завод методом публичного предложения, по частям. Как он это сделал, описано выше.


— Имущество же, сумма оценки которого менее 100 тысяч, продавалось без всякого аукциона, — рассказывает Н.В. Иванова. — При этом конкурсный управляющий ни разу не предложил купить какое-либо оборудование мне как директору производства, которое и нуждалось в этих станках.


Как известно, в задачу конкурсного управляющего входит распродажа активов предприятия-банкрота по максимально высокой возможной цене и в кратчайшие сроки. Однако в случае с заводом "Электромашина" два года было потрачено на инвентаризацию имущества. Еще год ушел на попытки продать комплекс по цене, оказавшейся для рынка завышенной. Потом еще довольное длительное время — на реализацию путем публичного предложения. Надо отметить, что команда конкурсного управляющего за все время банкротства потратила миллионы на текущие расходы и получала ежемесячное вознаграждение.


В результате на сегодня сложилась странная картина. Практически все имущество завода продано, а главный кредитор — УФНС — получил денег меньше, чем заплатило в бюджет действующее производство "Электромашина".


Понятно, что для нашей республики с ее небогатой промышленностью особенно важно провести процедуру банкротства так, чтобы производство имело шансы работать и после нее, принося деньги в бюджет в виде налогов и давая зарплату людям. Во всем мире банкротство именно для оздоровления бизнеса и проводится. В случае же с ОАО "Завод "Электромашина" сделано все, чтобы поставить жирный крест на предприятии.


Петр Санжиев, "Номер один"

Комментарии (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^