β
$ 59.65
70
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


8 ноября 2005, 18:32

Доклад о проявлениях ксенофобии, расовой дискриминации и антисемитизма в Республике Бурятия

Бурят продолжает волновать наследие сталинского периода – расчленение единого этноса на три субъекта. В 1937 г. северо-восточные и юго-западные районы Бурят-Монгольской АССР были переданы в состав Иркутской и Читинской областей.

Были образованы Усть-Ордынский и Агинский бурятские национальные (сейчас – автономные) округа, но часть территории республики напрямую вошла в соседние области. 7 июля 1958 г. республика была переименована в Бурятскую АССР. В последние 20-25 лет поднимаются вопросы реабилитации бурятского народа как пострадавшего от сталинских репрессий, восстановления республики в прежних границах, ее наименования.

Бурятия оказалась не готова к прошедшему в конце июля 2004 г. всебурятскому празднику «Алтаргана», который на этот раз прошел в Монголии. В конкурсах Бурятия не поднялась выше третьего места. Это еще раз доказало, что в республике народные традиции сохранились хуже, чем в Аге и даже Китае и Монголии.

Новое обострение вызвали планы объединения Иркутской области с Усть-Ордынским бурятским автономным округом, а также предложения объединения Читинской области с Агинским бурятским автономным округом, либо этих четырех регионов с Бурятией в Байкальский край. Эксперты прогнозируют прежде всего обострение межнациональных отношений из-за утраты атрибутов бурятской государственности. «Бурятский народ при создании Байкальского края лишится сразу всех субъектов Федерации, в которых является титульной нацией. Комплексы ущемленного национального самосознания могут проявиться очень быстро, в том числе в крайних, экстремистских формах. Несмотря на то, что вопросы объединения должны решаться на референдуме, наверняка найдется политик или целая группа, которые скажут: «На референдуме за объединение голосовало русское и русскоязычное большинство, которому безразлична судьба бурятской государственности. Бурятский народ - в меньшинстве и поэтому не смог повлиять на результаты референдума. Но мы не признаем этих результатов и взываем к мировой общественности». «Мировая общественность» очень охотно oтзoвeтcя на подобный призыв прежде всего активизацией деятельности в регионе своих «агентов влияния» - зарубежных правозащитных и других некоммерческих организаций. Опыт эскалации конфликтов у них огромный. Или вспомним идеи о «территориальной реабилитации» бурятского народа, о возвращении названия «Бурят-Монголия», которые в 90-е годы активно продвигал Конгресс бурятского народа. Разве исключается попытка определенных политических и националистических сил на волне укрупнения регионов реанимировать эти прожекты и потребовать, чтобы был образован не Байкальский край, а Бурят-Монгольская республика?..»

Выступления по этому поводу нередко эмоциональны, например, во время национального праздника Сагаалган: «Но надо радоваться, пока есть возможность, тому, что остается этот праздник официально признанным, не попал еще под раздачу «укрепления властной вертикали». Чего не скажешь, по всей видимости, об автономии прибайкальских бурят. Прошедший год поставил перед нами эту проблему – лишение Усть-Ордынского округа прав самостоятельного субъекта Федерации. Хочется, чтобы в наступившем году нам хватило воли активно высказать свое мнение по этому вопросу. Пусть каждый задумается о своей судьбе и судьбе своего народа. Отмечая Сагаалган, нельзя нам забывать, под какой страшной угрозой он находится – с одной стороны, когда теряет свой праздничный смысл для прямых потомков тех, кто возвел этот праздник центральным событием в живой круговерти своего кочевого быта. А с другой, когда становится едва ли не единственным символом призрачной национальной самостоятельности в ситуации, когда все остальное нивелировано до уровня серой отсталой провинции».

Представители бурятской молодежи в открытом письме к президенту России В.В. Путину выразили свою обеспокоенность в связи с возможным объединением Усть-Ордынского Бурятского округа и Иркутской области. Они высказались за воссоединение народа в рамках единой национальной автономии - Республики Бурятия. Как сообщили в Региональном объединении молодых ученых, которое инициировало акцию, письмо подписали более 1,5 тысяч человек из Бурятии, Иркутской и Читинской областей, а также представители диаспоры в Москве и Якутске. Подписавшиеся считают, что сохранение бурятского языка и культуры в условиях отсутствия национально-государственной автономии практически невозможно, поэтому усть-ордынские буряты могут очень скоро забыть свои корни.

«Бакалин Васильев, ветеран труда, известный танцор балета и педагог, в одном из своих писем, касающихся выступления федерального инспектора по РБ Бориса Данилова на Бурятском телевидении, пишет: «Меня удивляет выступление Данилова, который, вместо того чтобы заботиться о Бурятии как главный федеральный инспектор по республике, заботится о расширении соседних областей за счет слияния с округами.

Я считаю, он способствует ликвидации бурятского этноса, потому как одно лишь слияние УОБАО с Иркутской областью будет началом конца народа... Наша нация сможет сохраниться только в рамках автономии. Я бы еще понял Данилова как бурята, если бы он говорил об объединении двух бурятских округов с Бурятией, а не с областями. И если так хочется укрупнения, почему бы не воссоединить бурят, проживающих в округах, не забыв при этом Ольхонский и Ононский районы, с Бурятией? Вот и получился бы большой Бурятский край».

Таким образом, процесс осмысления инициатив власти в недрах народа идет не только по пути одобрения, но и протеста. И хотя дееспособных общественных структур в республике и за ее пределами, способных донести альтернативное властному мнение, на сегодня нет, существуют другие способы организации. Так, региональное объединение молодых ученых собрало около 2000 подписей под письмом президенту о территориальной реабилитации бурятского народа и воссоздании Республики Бурятия в границах 1937 г. Правда, организаторам этой акции пришлось пообщаться с работниками прокуратуры и ФСБ, тем же федеральным инспектором. Оказывается, в нашей «демократической» республике право граждан выразить свое, отличное, мнение не является таким уж неоспоримым для власти».

Результаты опроса читателей газеты «Молодежь Бурятии» на тему «А вы с кем бы объединились?:

«В. Гомбоев, социальный работник:
- Для Бурятии желательно только объединение с Агинским и Усть-Ордынским округами. Создание крупных территориально-административных объединений, типа Байкальской республики или Восточно-Сибирского края с центром скорее всего в Иркутске, приведет к тому, что мы станем еще более глухой провинцией, чем сейчас. Кроме того, буряты как народ потеряют свою самобытность, возможность решать, как жить на своей земле. Все национальные завоевания, которые были при советской власти, будут потеряны…

И. Хамнаев, военнослужащий:
- Нет, ни в коем случае нельзя терять статус республики. Пока есть этот статус, есть и надежда, что республика поднимется. Слабая экономика – дело поправимое. Если Бурятия растворится между соседними регионами, ничего уже не вернешь. Буряты как нация переживают не лучшие времена. Идут процессы ассимиляции, к тому же многие уезжают с родины, становятся космополитами. Без Бурятии мы и вовсе станет манкуртами, рассеемся и со временем вообще исчезнем, как гунны…

А. Гыпылов, индивидуальный предприниматель:
- Ни с кем. Пускай пролетарии объединяются. Укрупнение субъектов Федерации прежде всего ударит по национальным республикам. Мы и без того практически потеряли родной язык, а в результате этой очередной реорганизации утратим остатки национального самосознания. Я считаю, если края и области хотят объединяться, пусть объединяются. Но национальные образования трогать ни в коем случае нельзя.

Н. Доржиева, врач:
- В настоящее время Бурятии с кем-либо объединятся нецелесообразно. Конечно, если бы мы были богатой, сильной республикой, тогда можно было бы взять под себя более слабые регионы. Но сейчас мы в таком положении, что можем только идти «под кого-то». А это значит, что Бурятия утратит последнее, что у нее есть – национальное самосознание. С титульной нацией произойдет то же самое, что в Иркутской области. Сейчас буряты едут из Иркутской области в Бурятию. А если республику объединять с Иркутской областью, то куда нам бежать? Нет, надо поднять экономику, прекратить отток из республики квалифицированных кадров, а потом уже объединятся с кем-то…»

В связи с идеями объединения заново переоцениваются итоги развития округов. Так, президент Всебурятской ассоциации развития культуры (ВАРК) Б. Баяртуев предупрежден прокуратурой Бурятии о недопустимости искажения фактов при публичных выступлениях. А также - о недопустимости ему, как руководителю общественной организации, высказываться об изменении границ субъектов Российской Федерации. Поводом для предупреждения стало публичное выступление Б. Баяртуева на заседании Ассоциации парламентов Республики Бурятия, Агинского и Усть-Ордынского Бурятских автономных округов, которое было затем опубликовано в газете "Угай Зам". В этом выступлении президент ВАРК утверждал о проигрыше представителями коренных народов всех "псевдодемократических выборов в представительные органы власти РФ", об отсутствии в округах "университетов, НИИ, творческих союзов, других учреждений культуры".

Обсуждается и проблема влияния соседних регионов в некоторых районах Бурятии, например, освоение иркутскими туристами и предпринимателями Тункинского района.

Несмотря на объявление бурятского языка государственным, он выходит из обихода, существуют значительные проблемы с его изучением. «Реальная языковая ситуация в Республике Бурятия относительно бурятского языка на данном этапе остается критической, процесс языковой ассимиляции бурятского населения не приостановлен, проблема возрождения бурятского языка не снимается. Пока литературный бурятский язык незначительно, но функционирует в художественных произведениях, газетных публикациях, звучит по радио и в телепередачах, со сцены бурятского драматического театра, преподается в бурятских классах школ. Однако этот процесс не носит общенародного характера. Все больше бурятский язык уступает место русскому языку, причем даже в просторечье, в быту. В среднем по результатам обследования за 10 лет состояние языков по разным показателям (признание языка родным, формы и степень владения языками, сферы употребления и т.д.) ухудшилось на 3 процента. Нужна модель управления этноязыковым развитием применительно к Бурятии – «Всеобщее двуязычие как фактор доверительных отношений», которая предполагает комплексное (правовое, административное, экономическое, техническое) решение проблемы сохранения и развития бурятского языка. В ее основе лежит долгосрочная поэтапная разработка и реализация ряда программ и проектов».

«Особое внимание вопросам преподавания бурятского языка уделил на итоговом совещании своего ведомства министр образования и науки РБ Сергей Намсараев. По его словам, в последнее время наметилась опасная тенденция дискриминации бурятского языка. В половине школ нашей республики этот предмет даже не значится в учебных планах, а потому и не преподается. В остальных школах, где язык все-таки изучают, по воле директоров попали под сокращение именно часы бурятского. Сложности с финансированием заставили педагогов многих школ сократить часы, ставки и классы. В опалу попали непрофильные предметы, не обеспеченные постоянными кадрами, те дисциплины, которые, по мнению родителей, не нужны их детям. Однако два года назад на этот случай в недрах министерства образования и науки РБ появился приказ о бурятском языке. Документ предписывает сохранить часы бурятского языка как государственного в пределах 2 часов в неделю для всех классов - с 1 по 11. Если учителям бурятского языка не хватит нагрузки, тогда класс (наполняемость - не менее 25 человек) рекомендуется разделить на две подгруппы. Дополнение это тем более существенно, что, в отличие от других педагогов, учителя бурятского языка оказались по итогам прошлого года невостребованными.

Между тем определенные успехи в деле повсеместного обучения языку налицо. В республике действуют 152 бурятские национальные школы. В прошлом году началась работа по созданию электронного учебника по бурятскому языку для национальных школ. Преподаватели Бурятского республиканского педагогического колледжа совместно с министерством образования и науки РБ работают над разработкой стандартов по бурятскому языку и литературе. Все чаще высказываются намерения разработать стандарты национально-регионального компонента (содержания общего образования) по всем образовательным областям».

В Бурятии существует неофициальный список должностей, включая выборные, закрепленных за лицами бурятской национальности. Он включает председателя Народного Хурала и мэра Улан-Удэ. Желательность такого распределения должностей озвучивалась президентом Бурятии Л.В. Потаповым. Межнациональные отношения в Бурятии также регулируются исключительно лицами бурятской национальности - председателем Комитета по делам национальностей и связям с общественными, религиозными объединениями Администрации президента и правительства Бурятии В.Р. Булдаевым, председателем Совета национальностей Республики Бурятия при Президенте РБ Д. Боросгоевым и советником Президента В. Антоновым.

При выборах члена Совета Федерации от Народного Хурала Бурятии в сентябре-декабре 2004 г. рядом политиков прямо заявлялось, что им должен стать человек исключительно бурятской национальности. Про сентябрьскую сессию председатель Народного Хурала А.Г. Лубсанов сказал, что депутаты упустили возможность избрать «бурята из числа бывших или настоящих депутатов Хурала, желательно со связями и опытом работы в федеральных и московских структурах». Председатель комитета по бюджету, налогам, финансам и банкам Ц. Доржиев заявил: «Президент и спикер Хурала говорили нам, что будущим сенатором будет национальное лицо и обязательно из среды бывших или действующих депутатов. Этот принцип должен быть сохранен. Нам никто не сказал, что мы меняем эту позицию. Хотя бы один представитель титульной нации должен быть представлен в высших законодательных органах страны».

В результате стал обсуждаться и вопрос о необходимости иметь президента-бурята. «…Как ни парадоксально, но отмена выборности губернаторов стала настоящим катализатором амбиций региональных элит в том числе национальных. Это веяние не обошло стороной и Бурятию. Первый «звоночек» прозвучал при избрании Народным Хуралом члена Совета Федерации в прошлом году. Было напрямую заявлено, что сенатором от Бурятии непременно должен быть представитель титульной нации, и главное тут – «принцип, а не личность». Если следовать этой логике, то получается, что и президентом Бурятии может быть только представитель титульной нации, как это пытались закрепить в республиканской Конституции в начале 90-х…»

«Кадровую политику в Бурятии уместнее назвать «кадровой дипломатией» - власть имущие вынуждены принимать кадровые решения с поправкой на национальный вопрос.

Когда в 2002 году только что избранный на 3-й срок президент Леонид Потапов назначил на должность первого зампреда правительства Бурятии (традиционно считающейся должностью бурята) Владимира Гейдебрехта, небо не рухнуло на землю. Но именно тогда всем показалось, что практика кадрового паритета, складывавшаяся десятилетиями и стремящаяся в органах власти и управления к соотношению русских и бурят хотя бы «50 на 50», дала глубокую трещину. И что на смену «кадровой дипломатии» приходит самый правильный и естественный принцип кадрового отбора - назначение или избрание исключительно по деловым и профессиональным качествам.

Прошедшие в конце прошлого года выборы сенатора от законодательного органа Бурятии показали тщетность этих ожиданий. Председатель комитета Народного Хурала по бюджету, финансам и банкам Цырен Доржиев накануне избрания члена Совета Федерации России прямо заявил в интервью корреспонденту информационного агентства «Байкал Медиа Консалтинг», что один из сенаторов «должен представлять титульную нацию». При этом на вопрос о том, идет ли речь о конкретной фигуре, Цырен Доржиев отметил, что для него «главное принцип, а не личность». Выходит, не важно, насколько человек по деловым и профессиональным качествам соответствует должности, важно, чтобы он был бурятом?

Нужно отдать должное Цырену Доржиеву. Он не прятался за туманными формулировками, а изложил свою позицию внятно и недвусмысленно. В отличие от своего коллеги Михаила Семенова, череда пронзительных выступлений которого во время обсуждения кандидатур на пост члена Совета Федерации хотя и не содержала прямых указаний, но то, что здорово сыграла на национальных чувствах парламентариев - это наверняка.

Вот лишь пара фраз из стенограммы сессии:
«Я прошу, уважаемые депутаты, научиться уважать самих себя, научиться уважать землю, на которой мы с вами живем. Научиться уважать тех людей, среди которых мы с вами живем! Прислушиваться к ним, знать их мнение, и все ж таки за свое место в этом обществе, за то, чтобы наша маленькая республика развивалась собственными руками, собственной головой, собственными идеями и собственными программами. Никто нас за ноги не вытащит! Если мы также будем находиться в стадии стагнации, не будем дальше развиваться, мы потеряем как национально-территориальное образование лицо. Станем частью какого-то большого региона, за который ратует господин Жириновский.

Поэтому я, уважаемые депутаты, прошу поддержать кандидатуру Очирова Бато Ламуевича. Да, я прямо скажу, что он пока сырой, но надо из него делать члена Совета Федерации, депутата, государственного деятеля, и я надеюсь, что мы сможем сделать, и он сам поймет. Я прошу вас его поддержать.

Ну, а я извиняюсь перед теми товарищами, которые приехали. Я очень благодарен вам, что вы имеете очень хорошие намерения: бурятский народ научить работать и кормить их с Москвы. Но я думаю, у бурятского народа хватит разума кормить самих себя. Спасибо за внимание!
Аплодисменты»

Впрочем, некоторые наблюдатели полагают, что «национальный вопрос» здесь ни причем. Просто была разыграна «национальная карта», как главный козырь против «парашютиста» из Москвы генерал-лейтенанта Леонида Трошина, как аргумент, которому крайне трудно публично возразить, без риска быть тут же обвиненным в национальной нетерпимости. Тем более - человеку извне республики.

Но даже если допустить, что несколько теневых фигур лишь разыгрывали «национальную карту», то большинство все-таки приняло эту «игру» за чистую монету. И приняло с энтузиазмом.

Единственным человеком, пожелавшим публично предостеречь политиков от соблазна играть на национальных чувствах, оказался Баир Бальжиров, зампред правительства, глава представительства Бурятии при президенте РФ. Обращаясь с трибуны сессии к коллегам, он заявил: «По роду своей службы я отвечаю за взаимодействие государственных органов власти Бурятии с органами федеральной власти России. Атмосфера там такова, что политика, пришедшего в органы федеральной власти на национальной платформе, просто могут не воспринять. Я практически уверен в этом».

Бурятские парламентарии за это выступление затаили на Баира Бальжирова большую обиду. Более того, был подготовлен проект специального постановления по поводу его выступления на сессии. Поговаривают даже, что депутаты хотели обратиться к Леониду Потапову с требованием вынести его подчиненному дисциплинарное взыскание.

Трудно сказать, чем бы закончился разбор полетов, если бы Баир Бальжиров прибыл из Москвы на декабрьскую сессию в тот момент, когда накаленный до предела парламент в очередной раз избирал своего представителя в Совет Федерации. Пока же «вопрос о Бальжирове» перенесен на очередную февральскую сессию Народного Хурала.

Эксперты не отрицают, что после «удачных» выборов сенатора по национальному принципу, подобный сценарий вполне может быть задействован, когда встанет вопрос об утверждении кандидатуры на пост президента Бурятии».

На ситуацию в Бурятии воздействуют и внешние причины – жесткий паспортный контроль в Москве, избиения скинхедами жителей Бурятии в европейской части России.

Продолжается обсуждение избиения бурятских лучников 25 февраля 2004 г. в городе Орле, куда они приехали для участия в Кубке России. 17-летняя Д. Нимаева была госпитализирована в больницу с переломом височной и затылочной костей, гематомами и контузией правого глаза. Основной темой осенью 2004 г. было затягивание следствия, а летом 2005 г. - то, что пострадавшие лучники не имеют времени и средств ездить на судебные заседания.

«Между тем присутствие потерпевших и свидетелей на суде могло бы в корне изменить ход заседания. Когда потерпевший по каким-либо причинам на суд не является, дело может быть рассмотрено в его отсутствие на основе показаний, данных в ходе следствия. Скорее всего, так и будет. И, наверное, этот вариант больше всего устраивает и подозреваемых. Можно предположить, что без присутствия наших земляков эмоциональная атмосфера на суде изменится в пользу обвиняемых. Люди будут уже сочувствовать не пострадавшим, а скинхедам, на глазах превратившимся в жертв не то заговора, не то обстоятельств. "Время, конечно, лечит, но я бы хотел бы присутствовать на суде. Мне обидно, что существуют подобные организации. Недавно в июне мы снова были в Орле. Пьяная молодежь на улице кричала вслед матом: дескать, азиаты убирайтесь. Поэтому я бы поехал на суд, если бы у меня была возможность", — говорит Эрдэм Жигжитов. Неблагополучную атмосферу в Орле отмечает и Арюна Болотова, еще одна жертва орловских бритоголовых: "Раньше, когда приезжали в этот город на соревнования, я нормально ходила по улицам, а сейчас буквально несколько метров пройти в магазин страшно, и я одна не хожу».

В СМИ обсуждалась информация о суициде студентки-бурятки в Москве, по-видимому, в связи с изнасилованием «кавказцами» или казахами и отказом в помощи со стороны милиции.

В статье, посвященной московской журналистке родом из Бурятии, говорится: «…Не скрывает Марина и того, что ей приходилось сталкиваться с московским шовинизмом. «Как-то звукорежиссер в «ТВ-центре», впервые услышавший, как я озвучиваю репортаж, удивился, что говорю совсем без акцента. Я тогда пошутила, что русскую речь впервые услышала три года назад… - смеется Марина…».

Негативно воспринимается карикатурное изображение бурят в литературных произведениях. Несколько десятков улан-удэнцев поставили свои подписи под манифестом «В защиту Бурятии и бурятского народа», направленным против книги писателя Ильи Стогова «Тринадцать месяцев». «Внешнее описание черт лица коренных жителей Бурятии и национального характера в этом «произведении» дано с издевкой. Возмущают циничные фразы об «узких глазах» или «отсутствии носа», равно как и пренебрежительные высказывания о религиозных буддийских святынях, - говорит преподаватель Е. Ванчикова, одна из активисток инициативной группы, выступающей против книги Стогова. Елене и ее соратникам непонятно бездействие официальных лиц в этом вопросе, их равнодушное отношение к тому, что на полках книжных магазинов республики появляются подобные произведения. Противники Стогова собираются подать в суд на писателя.

Приводятся негативные впечатления об участии команд из Бурятии в ¼ финала Открытой читинской лиги КВН «…Еще просто поразили шутки на национальную тему, которые позволяют себе читинцы и вызвавшие у нас, улан-удэнцев, не просто удивление, но и возмущение. Например, «Палка, палка, огуречик – вот и вышло лицо бурята. Постой, я же о бабайках ничего не говорил…».

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^