$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


Махинации и обманы, лучшие фильмы об афёрах и аферистах.

1 июля 2013, 17:51

пресс-служба театра

Анатолий Баскаков: «Актерство - это не работа, это служение»

Известный театральный режиссер, художественный руководитель Русского драматического театра им. Бестужева, создатель Молодежного художественного театра Анатолий Баскаков рассказал в интервью "БМК" о театральных фестивалях, спектаклях, актерской профессии и о многом другом

БМК: Анатолий Борисович, Вы только что вернулись с VII Международного театрального фестиваля современной драматургии "Коляда-Plays" в Екатеринбурге, в котором Русский драматический театр им. Бестужева принимал участие со спектаклем «Бесконечный апрель». Как удалось туда попасть?

У нас в этом году вообще получился прорыв. Все потому что мы обратились к современной драматургии и нас заметили. "Коляда-Plays" возник для нас неожиданно. Они узнали о том, что у нас прошла лаборатория современной драматургии «Артэрия», к ним попали записи спектаклей и нам пришло приглашение. Мы сами туда не просились, заявку не посылали. Формат этого фестиваля подразумевает современную драматургию, как совсем свежую, буквально сегодняшних дней. В нем участвуют достаточно известные для театров страны имена. Это достаточно большое международное событие. В этом году туда приехали театры из Казахстана, Вологды, Краснодара, Перми, Кыргызстана, Польши, Самары, Москвы, Кишинева, Тюмени и др. И я перечислил только то, что было в основной программе. В одни день в трех разных театрах города в одно и тоже время показывались по три разных спектакля. Помимо этого была и off-программа, т.е. вне конкурса показывались театр из Франции, спектакли студентов, кинофильмы по сценариям уральских драматургов, проходили дискуссии по драматургии уральской школы. Все это происходило в стремительном, бешеном ритме.

БМК: Было что-то на этом фестивале, что Вас больше всего впечатлило, поразило?

Посмотрев несколько спектаклей на фестивале меня больше всего, конечно, поразили постановки самого Николая Коляды. Его театр очень маленький по размерам, даже меньше нашей Молодежки (Молодежный Художественный театр, Улан-Удэ – прим.). Это деревянный дом, в котором они оборудовали площадку, по сравнению с которой в нашем Молодежном просто какие-то длинные хоромы.С одной стороны те, кто там работают, это энтузиасты, но с другой это профессионалы одного стиля, одной школы, прекрасно обученные и владеющие актерской техникой люди.

Система такого театра отличается от академического по духу. У них нет внешнего шика, но внутри все настолько продуманно, динамично и яростно существует, независимо от жанра того спектакля, который они показывают на сцене. Я поражен и обрадован существованием такого театра. Таких не так много в стране. Театр Коляды являют собой пример художественной стойкости. И все академические театры, приезжающие туда достаточно бледно выглядят на их фоне, в том числе и мы.

Наш театры ведут замкнутую жизнь, не только в силу территориального удаления от столиц, а скорее по причине того, что мы мало обращаемся к волне современной драматургии. А там море по настоящему чистых талантов, в отличие от тех, кто просто хотят выделиться, как-то и засветится. А мы по привычке держим в голове имена великих драматургов и на них ориентируемся, например Володин и Вампилов, которые уже почти классики, но их эпоха длится уже свыше 40 лет. Они никуда не делись, не померкли, и мы по-прежнему им верны, я в том числе.

БМК: Вам удалось пообщаться с Николаем Колядой?

Да, конечно. Мы даже очень хорошо подружились. Просто люди одной крови. Коляда - значимая фигура в российском театре. Он уехал из Москвы, отказался от карьеры в «Современнике» и создал в труднейших условиях новый театр. Сам Коляда - удивительный человек, и все что вокруг него завораживает и притягивает внимание. Он первый в России собрал и открыл курс драматургии, воспитывает талантливых ребят, которые становятся известными и востребованными драматургами. Их работы находят своего зрителя во всех уголках страны и переведены на многие языки мира. Я хочу сделать все возможное и невозможное от себя, чтобы Николай Коляда приехал в Улан-Удэ и поставил спектакль у нас в городе. Хотя он очень занятой, у него очередь, его сейчас зовут и во Францию и в Польшу.

БМК: Как этот фестиваль прошел для нашего театра?

Для нас самое большое открытие уже само участие в фестивале. Коляда не только отобрал нас. Я ему очень благодарен, потому что, когда он узнал, что мы не можем в силу обстоятельств, он настойчиво сделал все, чтобы мы приехали. Он оплатил нам дорогу, хотя он не миллионер, не человек бизнеса, он вырвал эту часть из бюджета собственного театра.

То что мы показали на фестивале было совсем не тем спектаклем, который идет у нас,не того уровня, качества, не той выразительности, так как это очень сложный по форме и по содержанию спектакль. Мы работали почти в боевых условиях полного отсутствия времени и тех технических условий, предоставленной нам площадки. Режиссер спектакля Никита Рак живет в Красноярске и прилетел в день монтировки,буквально за считанные часы до начала. Мы старались любой ценой показать этот спектакль, что не могло не повлиять на его качество, но в итоге это было что-то. Зал был набит битком, мы выступали в камерном театре на 170-180 человек, и не было свободного места, хотя на фестивале я видел спектакли в обычном зале вместимостью 200 человек, а сидело 70. Некоторые театры показывали при таком количестве зрителей, а у нас получился, можно сказать, аншлаг. В конце зрители кричали «Браво!» и многие даже подходили и со слезами на глазах говорили спасибо и актерам нашим, и режиссеру.

БМК: Почему был выбран именно «Бесконечный апрель», а не спектакль «Жанна», который также был поставлен по пьесе ученицы Коляды Ярославы Пулинович?

Изначально Николай Коляда отобрал оба наших спектакля – и «Жанну», и «Бесконечный апрель». Но если «Бесконечный апрель» может играться в условиях камерной сцены, то «Жанна» только в условиях большой. Наши декорации не были готовы к переезду, они делались для стационарного показа, их надо было переделывать, разрезать. А если их не будет, спектакль пропадет, такова его задумка. Коляда очень сожалел об этом, но мы договорились с ним, что в сезон следующего фестиваля мы с удовольствием опять примем участие.

«Жанну» сразу за нами выпустили Красноярск и Краснодар. У Краснодара, например, комнатный вариант в рамках небольшой сцены, интимная обстановка. У нас же он сделан по принципу большой драмы с претензией на такое полотно современности. Все ведь зависит от режиссера, он сочиняет спектакль. Это сколько Гамлетов сыгралось за это время, столько и новых концепций этого персонажа существует. Пьесу, по которой мы ставили «Жанну», взяли в работу во МХАТе, в БДТ в Петербурге, хотя первая постановка родилась в Улан-Удэ.


БМК: Расскажите о других фестивалях, в которых будете участвовать в сентябре.

Вот «Жанну» мы повезем на международный фестиваль «Встречи в Одессе». Там нет спектаклей малой формы, там играют большие коллективы, например, будет театр из Литвы и московский театр «Et cetera». Этот фестиваль объединяет раз в год русские театры из России и стран СНГ. Также театр в Николаеве, городе рядом с Одессой, тоже приглашает нас сразу после фестиваля показать там свой спектакль.

Но сначала мы опять вернемся в Екатеринбург на XII Всероссийский фестиваль «Реальный театр» Олега Семеновича Лоевского. Это тоже очень видный театральный деятель, сам много ездит по стране, и потом раз в два года приглашает пообсуждать, посмотреть самые лучшие спектакли за это время. «Реальный театр» тоже бьется за современную драматургию, но иногда и за режиссеров. Туда мы повезем спектакль «Любовь людей».

Ещё один фестиваль пройдет в Иркутске. Это нам рядом, но приедут также из Москвы, Петербурга. Там уже другой формат современной драматургии, он шире – вампиловский, поствампиловский период, целый пласт культуры – 60-80-х гг. В Иркутске мы представим спектакль по Лобозерову «Вечерний звон». Автора знают многие, он был очень популярен в свое время. Мы поставили одну из его последних работ, он её дописал по нашей просьбе. И так как кто кроме нас никто этого не делал, это и не прошло незамеченным, нас пригласили именно с этим спектаклем. Организаторы очень жаждут, чтобы сам Лобозеров, который редко сейчас куда-то выезжает, живет в деревне, ухаживает за престарелой мамой и ведет такой замкнутый образ жизни, приехал на их фестиваль в качестве почетного гостя.

БМК: Получается что все спектакли, созданные в рамках театральной лаборатории «Артэрия», получили приглашения. Как тогда обстоят дела с «Оркестром «Титаник»?


«Оркестр «Титаник» получил одну из самых ярких оценок и вызывает один из самых сильных интересов у зрителей. Но никто не задавался вопросом, на какой фестиваль его предлагать. Дело ещё в том, что автор пьесы болгарин Христо Бойчев – драматург с мировых именем, его много ставят в Америке. Он высказал восторженный отзыв после просмотра видео нашего спектакля в интернете и не исключена возможность, что мы как-нибудь пригласим автора в Улан-Удэ. «Оркестр «Титаник» приглашали Союз театральных деятелей на фестиваль молодых режиссеров в Москве (Всероссийский молодежный форум-фестиваль«ARTмиграция» - прим.), но там ещё ничего не понятно по срокам. Но я думаю, что у этого спектакля все впереди.

БМК: Что в итоге делают разные фестивали для театрального мира в России?


Они бьются за то, чтобы театр был нужен, необходим и востребован, даже если ему трудно, и чтобы какой-то прорыв в этой сфере утвердился как определенное развитие. Они редко приглашают театры традиционные формы. В постановке должны быть либо поиск, либо новое режиссерское слово, либо новая драматургия, либо какая-то проблема, которая реже других всплывает или ярче других выражена. В этом есть с одной стороны авангардный взгляд, но это не значит какой-то странный по форме, это значит реальный движущийся театр, который живет. И когда они приезжают это такой резонанс получается для тех зрителей, которые участвуют в фестивале.

Очень многие театры подружились, участвуя в таких фестивалях, начали общаться друг с другом, познакомились с современной драматургией. Они увидели, что они не одиноки в своем поиске. Многие вообще были обескуражены тем, что там увидели. Ведь каждый театр живет по-своему трудной жизнью, по-своему хорошей, по-своему счастливой или несчастной.

Сейчас все реже фестивали проходят в формате конкурса. Я вообще не понимаю такую «раздачу слонов» - у кого первое место, у кого второе. А у кого второе, чем он хуже? Если устраивать соревнование надо понять – а судьи кто? Зритель, который умный, начитанный, понимающий, он является лучшей оценкой.

БМК: Анатолий Борисович, как Вы думаете, у нас в городе возможен такой уровень театра как у того же Коляды?

Тут надо понимать, что Екатеринбург сейчас является культурным и экономическим центром. Там сохранилась индустрия, инфраструктура «Уралмаша». На базе этого город и область живут. По финансовому обороту Екатеринбург занимает третье место в стране. Это сказывается и на культуре, в городе с десяток театров различных уровней, которые способны притягивать к себе известные имена. И по количеству жителей, и по интенсивности жизни, Екатеринбург, конечно, отличается от того же Иркутска, и тем более от Улан-Удэ. Такой уровень может и возможен, но только в одном каком-то месте, невозможно изменить жизнь всех театров сразу. Там ещё активно помогает всему этому сам регион. Фестиваль Коляды поддержали и на федеральном, и на региональном уровне. Но многое зависит и от самих инициаторов. Сейчас уже забыли, что в 90-м году первый в России фестиваль между Америкой и Россией, когда американцы,которые были как лунатики для нас, прошел на Байкале. «Байкал - Мичиган»- это было такое громадное явление, что итоги фестиваля проходили ещё и на стадионе, и в оперном, и все театры были включены, а все затеял, организовал, придумал самый маленький театр города - МХТ.

БМК: Кстати, а что происходит сейчас с Молодежным театром?


Ничего, мы выживаем. Бесконечный энтузиазм не возможен, когда люди не получали 32 года зарплаты. Актеры театра занимаются педагогикой, не так активно показывают спектакли как раньше, вот весной был небольшой спектакль. У нас пока череда объективных причин, и даже если, к примеру, взять, тот случай, когда нас закрыли пожарники, это если сравнить с человеком, то, как трамваем его переехать. Вот нас переехало трамваем,нас экономически зажало в тески.

Молодежка ничего не получила за 32 года! Ничего! Но конечно театр все равно есть, он будет жить, и все его успехи никуда не деть, он не обделен вниманием прессы и зрителей, но хотелось бы другой жизни, без постоянного сопротивления, чтобы все время, не доказывая ничего, просто жить и развиваться в глубину и в высоту.

БМК: Многие актеры и режиссеры, и Вы в частности, часто говорят такую фразу: «Не дай Бог, мои дети пойдут работать в театр!». В чем причина? Неужели это такой страшный вид искусства?

Абсолютно. Это съедает все здоровье, всю жизнь и все время. И единственная плата за все лишь встреча со зрителем, когда видишь подлинный восторг, полные слез глаза и взволнованный голос благодарности, но есть ещё и плата за электричество, проезд, а бывает и за жизнь и здоровье твоих детей. И если что-то не удается, то в жертву приносится не только твоя жизнь, но и чья-то, поэтому и говоришь что не дай Бог. Театральная деятельность не самая доходная. И это же не просто работа в красивом здании. Как техник, снабженец, хозяйственник, можно работать и на заводе. А актеры это же не работа, это служение, когда нужно получать мало, жить высоким, быть для кого примером и идеалом желательно, а если не стал, тогда жизнь не удалась. Потом и актерская жизнь краткосрочна, есть свои пределы, например, девочке, которая играет Джульетту, всегда не может быть больше 25 лет. Это жертвенность.

Я вообще считаю, что в Улан-Удэ приниженное до уровня унизительности состояние творческих людей, я не беру себя, я имею в виду актеров. Я говорил об этом в Хурале, что все области понимают существование минимума актерской среды, который ниже прожиточного. В ряде областей сошлись на следующем: местным областным законом доплачивать, от лица республики в нашем случае, 100 % исполнителям, у нас их не более 200 человек. Это бы никогда не привело к кризису экономики Бурятии! Если государственный минимум считается 7 200 допустим, то республика может его повысить до 14 400 и тогда нашим местным актерам обеспечен был бы такой зарплатный минимум, а потом бы им уже платили по 20 по 25 тыс. Тогда они жили бы хоть как-то достойно, на ряду с учителями и врачами хотя бы. Так делают в других областях, и в Екатеринбурге, может нам со стороны и не видно, и им этого тоже не хватает, но поддержка хоть какая-то есть, и они могут развиваться и двигаться вперед.

БМК: Почему тогда дети все равно часто идут по стопам родителей?

Потому что, как говорят, надежда исчезает последней. Все думают, что вот им не удалось потому-то и потому-то, а нам удастся. Но те, кто идут в театральный вуз, все- таки понимают, что жизнь будет трудной, и идут туда не потому, что будут много зарабатывать. Сама работа в театре очень трудна. Она, к сожалению, на износ. Есть театры, которые притворяются, а есть настоящие, которые находятся в такой затрате эмоциональной, энергетической, интеллектуальной. Не должно быть так, что выучил и повторяешь бесчисленное количество раз.

Вот те звезды, которые приезжают сюда с антрепризами, это всегда почти какой-то антитеатр. Я просто с ненавистью смотрю, как они зарабатывают, а на самом деле убивают театр, делают людям прививку некультуры. Разучить людей понимать настоящее очень легко для этого надо лет 5 в дерьмо поокунать, и они привыкнут, и будут жить в дерьме. Снова воспитать это труднее, это по крупице впитывается в человека. Вот приезжают звезды, которые снились в кино, привозят такую халтуру, люди берут билет и думают что это хорошо. У них возникает идеал, что если звезды делают так, значит это и есть искусство, в то время как в театрах города есть что-то в десятки и в тысячи раз выше по художественному уровню. То же самое, когда говорят «Ну, у него слуха нет». Слух есть у всех, он просто не развит! В каждом человеке все заложено и все есть. Но если долго быть в темноте глаза отучаться видеть, если долго не переживать и не видеть какой-то художественный образ, то атрофируется возможность восприятия искусства. Человек тогда становится ущербным, он как бы тогда чуть-чуть инвалид, а ему кажется, он хорошо живет, но нет, его обокрала жизнь. Когда что-то развивает,тогда человек способен говорить вот это плохо, он способен волноваться, дышать этим, жизнь свою потратить не только на примитивное удовлетворение. Жизнь же конечна, а у нас в этой жизни есть все. Но когда у целого поколения жизнь скомкана, для меня это жалко. И оно никогда бы отсюда не уехало, если бы у нас был такой Коляда, потому что от Коляды не уезжают, несмотря на то, что Екатеринбург это не Москва.

БМК: Была информация, что на сцене Русского драматического театра им. Бестужева пройдет инклюзивная театральная лаборатория, в работе которой дети с ограниченными возможностями здоровья будут вовлечены в создание спектакля. Этот проект состоится?

Да, мы постараемся это осуществить. Это новое движение, когда через терапию театра стирается грань между физическим дефектом и возможностью с помощью творческих заданий стать нормальными. Эта практика проходила в Москве и существует во многих странах. Очень приятно, что и наш театр в Улан-Удэ пытается это дело поддержать.

БМК: Пока были анонсированы только два новых спектакля в следующем сезоне («Игрушки» и «Тень Гамлета»). Есть ли ещё какие-то планы?

Планов море, но реальность же последовательно воплощается, поэтому постоянно вносятся коррективы. Вполне возможно, что не было ещё реальным в июне, к сентябрю станет реальным. В данный момент я бьюсь за внеплановый спектакль. Ещё долгожданное открытие малой сцены в будущем даст простор для творчества и, соответственно, новые спектакли.

Автор: Анастасия Хомосова


Комментарии (4)

  • 1 июля 2013, 23:29

     

    А где имя автора????

  • 3 июля 2013, 23:42

    народная мудрость   Ответить

     

    Избави Бог от таких режиссеров

    5 июля 2013, 11:25

     

    Значит вы, Народная мудрость, плохо знаете Анатолия Борисовича!

    12 июля 2013, 13:11

    Люблю Театр   Ответить

     

    Простите за грубость, но вы совершенно не понимаете о чем говорите!

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^