$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


18 февраля 2009, 04:31

Первыми подозреваемыми по делу о зверском убийстве семьи на ул. Пушкина стали родственницы убитых

Шокирующими подробностями обрастает расследование тройного убийства, произошедшего в начале февраля на ул. Пушкина. Прессинг со стороны правоохранительных органов, с которым пришлось столкнуться двум ближайшим родственницам убитых, а также их окружению, просто не укладывается в голове.


Как в страшном сне

Ирина Манзырева в один день потеряла и маму, и сестру, и любимую племянницу. Теперь она живет в постоянном страхе: за себя, за дочь Катю, за своих друзей. Она боится не тех, кто убил ее родных, а тех, кто расследует это дело.

— Горе сейчас должно стоять во главе угла, ни о чем другом я думать сейчас не должна, но ужас ситуации в том, что горе на сегодняшний день задушил страх, — признается она. — Эти люди не дали нам с дочерью по-человечески похоронить наших родных. Первая помощь, которая нам сейчас необходима, это помощь психолога.

Тот страшный день ей вспоминать тяжело. 5 февраля Ирине Валерьевне, преподавателю режиссуры ВСГАКИ, позвонила родственница и сообщила, что на звонки в квартире, где живут ее мама и сестра, никто не отзывается. Ирина с дочерью сразу же приехали на улицу Пушкина. Ирина и звонила, и стучала в дверь, но никто не подходил. В те тяжелые минуты ожидания милиции в душе еще теплилась надежда, что родные просто куда-то вышли...

Когда вскрыли дверь, перед глазами Ирины все поплыло. Она не помнит, о чем ее спрашивал следователь, не помнит даже его лица. Происходящее напоминало страшный сон. На следующий день Ирину вместе с дочерью Катей вызвали в прокуратуру. По делу они проходили как потерпевшие, Ирина чувствовала себя плохо, но понимала, что ей нужно рассказать все, что требуется, чтобы помочь следствию. В следующий раз их вызвали уже в Железнодорожный отдел милиции.

«Расскажи, как ты убила ребенка»

В тот момент она была на машзаводском кладбище и выбирала места для могил родных. Опять были вопросы, но на этот раз какие-то каверзные. Когда допрос, который длился около трех часов, закончился, ее пригласили в другой кабинет. Мучила головная боль, ныло сердце — сказывалась бессонница, но Ирина собрала все силы: надо так надо.

— Я не знала тогда, какой кошмар ждет меня впереди, — рассказывает Ирина. — Меня посадили на стульчик в центре большой комнаты. Сначала при мне были двое сотрудников: один сидел, другой матерился по телефону. И здесь начинается кошмар. Заходят еще трое, на меня со всех сторон посыпались вопросы. Говорили, вы сделали то-то, то-то — эти гадости я не буду повторять. Одну фразу скажу, она добила меня окончательно: «Скажи, как ты убивала шестилетнего ребенка».

Сотрудники в кабинете постоянно менялись, Ирина просила пить, вывести в туалет, ее не слышали. Просматривали записи в телефоне, что-то записывали. Сил сопротивляться натиску уже не было. Потом все они исчезли, в кабинете остался только один сотрудник. Через пять минут вернулись, говорят: раздевайтесь. Ирина сняла шубу, оставила сумку, ее повели по коридорам вниз.

«Сдохла, с...»

В камере Ирина просидела часа три. Заметим, без каких-либо официально оформленных на это документов. В камере было холодно (Ирина была в одной кофточке), голова раскалывалась — мучила гипертония.

— Мне нужна была таблетка, голову поднять я не могла, — говорит Ирина. — Вдруг кто-то кричит: «Манзырева, на выход!» Говорить я не могла, встать тоже, но услышала такую фразу: «Сдохла, с...».

Ирине все-таки дали таблетку, принесли воды. Выйти из отдела Ирине помогла родственница, которая устроила в ОВД шум. Пока Ирина находилась в камере, у нее дома произвели обыск. Вечер закончился для Ирины «скорой». Тогда же решили обратиться за помощью в прокуратуру. На утро подали заявление, в прокуратуре же Ирине посоветовали нанять адвоката.

— Все считают меня сильной женщиной, но то, во что меня превратили в тот день, это была не я, меня сломали, — констатирует Ирина. — Нам постоянно звонили, с перерывом в час, в том числе и ночью, требовали приехать в отдел, даже когда у нас появился адвокат. Они не дали мне возможности нормально похоронить мою семью!

Стали пропадать люди

На следующий день в квартире на Пушкина ждали, когда привезут гробы. Именно в эти трагические минуты сотрудники милиции снова позвонили и потребовали приехать в отдел. В день похорон, когда до выноса остался всего час, Ирине не дали побыть у гроба матери, попрощаться с ней в последний раз. Дальше — страшнее. Рядом с Ириной стали пропадать люди.

— Это немыслимо! — не может сдержать эмоций Ирина. — Когда мы ехали на поминки в академию культуры, по дороге от стоянки до столовой пропал мой бывший муж. У нас горе, а вокруг нас люди пропадают. В те минуты я не знала, о ком мне надо думать: о моих родных, которым сейчас мы должны сказать последние слова, или о тех, кто исчезает.

Пострадавшие стали пострадавшими вдвойне. В ходе обыска на квартире родственницы изъяли Катины вещи, в том числе необходимую в сегодняшние морозы шубу. Изъяли нужные документы. Отобрали и кусок хлеба — следователь не разрешил Ирине Валерьевне выехать в командировку в Кызыл, хотя подписки о невыезде у нее нет. Из-за этого половину преподавательской ставки с нее сняли. Да и адвокат стоит денег.

— Они не дают работать, постоянно звонят и дергают, — негодует Ирина. — В ночь с 12 на 13 ночью приезжали ко мне, искали только что освобожденного из отдела моего бывшего мужа Сергея. Что вообще происходит? Беспредел — это мягко сказано.

Дикая ситуация

Адвокат Ирины и Кати, Александр Андреевич Захарченко, много лет проработал в правоохранительных органах, и для него ситуация, в которой оказались его подзащитные, выглядит дикой.

— Любая версия имеет право на жизнь, но я никогда бы не поставил на первое место версию причастности моих подзащитных к убийству своих родственников, — говорит адвокат. — У меня складывается впечатление, что ищут не там, где потеряно, а там, где светло. Если бы у правоохранительных органов были какие-то основания — факты, реальные доказательства, а не сплетни и домыслы — их давно бы уже арестовали. А пока мы имеем ряд нарушений со стороны правоохранительных органов, в частности, тот факт, что Ирину Валерьевну незаконно удерживали в камере без соответствующих на то документов.

В расследовании этого убийства применялись пытки. И это не домыслы. Кроме Ирины и ее дочери Кати, на допросах в Железнодорожном отделе милиции побывали еще двое — друг семьи Дмитрий и бывший муж Ирины Сергей. Обоим пришлось нанять адвокатов, чтобы на них, как говорится, не повесили это убийство. Дмитрия, бывшего военного, забрали в день похорон. Но он успел связаться с адвокатом до того, как его завели в кабинет. У Дмитрия было алиби: его друзья привезли квитанции, удостоверяющие, что во время убийства он регистрировал свою машину. Это его и спасло.

Пыточный телефон

Сергею досталось больше. После «разговоров» в отделе теперь он не может спать. Когда 10 февраля он пропал по дороге на поминки, его невеста через адвоката Ирины связалась с другим адвокатом, Олегом Валентиновичем Абросовым. Адвокат только что вышел из Железнодорожного отдела вместе с Дмитрием, которого защищал. В отделе он видел Сергея, не зная, что через час он тоже будет его подзащитным.

Когда адвокат в девять часов вечера подошел к кабинету №42, куда, как он видел, завели Сергея, то услышал за дверями крики, маты и глухие удары. На стук вышел один из сотрудников милиции и ответил, что в кабинете никого нет. Адвоката попросили уйти. Официально Сергей не был задержан, потому Олег Валентинович обратился в МВД по РБ с жалобой, что его не допускают к подзащитному, который находится в «Железке». После этого вновь вернулся в отдел, где до полпервого ночи пытался вызволить Сергея. Позже выяснилось, что в два часа ночи Сергея официально задерживают, оформляют протокол, а его заставляют расписаться в том, что он отказывается от услуг адвоката.

— Моего подзащитного больше 28 часов морили голодом, — рассказывает адвокат. — Десять часов, с 16.30 10 февраля до двух часов ночи 11 февраля, его держали в отделе незаконно. Всю ночь его пытали, человека довели до такой степени, что я, честно говоря, был шокирован его состоянием. На нем были изорваны ботинки, порваны джинсы, Сергей объяснил почему: милиционеры пристегивали его к стулу наручниками. Требовали признаться в убийстве семьи, били по голове. Рассказал, что надевали противогаз и пережимали шланг, от чего он чуть не потерял сознание. К его ушам, к носу, к гениталиям присоединяли провода от полевого армейского телефона — это полнейший фашизм!

Когда, наконец, 12 февраля в 19 часов вечера Сергея по требованию адвоката освободили, дома ему стало плохо. В травмпункте поставили диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, тупая травма грудной клетки, нервное истощение». Сергея тут же доставили в БСМП, где эти диагнозы подтвердились.

— Я десять лет проработал в уголовном розыске, возглавлял две районные прокуратуры республики, но такого беспредела не встречал, — рассказывает адвокат Олег Валентинович, полковник, старший советник юстиции. — Я сказал этим ребятам: «Если вы не умеете работать головой, идите в сельское хозяйство». Потому что опера кормят ноги и голова, а руки даны, чтобы правильно писать бумаги. А тут полная некомпетентность и садизм. Хуже, чем фашисты, истязают.

Возможные версии убийства

Если бы на адвокатов не смотрели, как на оппонентов, они, имея огромный опыт работы в правоохранительных органах, помогли бы распутать это серьезное дело. Версия о том, что Ирина заказала убийц для того, чтобы захватить квартиру погибших, не выдерживает никакой критики.

— Какие версии тут могут быть? — говорит Олег Валентинович. — Лариса была не замужем, одной из главных версий здесь могла быть ревность к ней. Надо искать либо женщину, с которой Лариса общалась и которая могла относиться к ней не как просто подруга. Женская ревность — самая жестокая. К тому же, в таких отношениях женщина, как правило, мстит женщине на детях. В этом случае так и есть: девочке досталось больше остальных, хотя достаточно было одного удара. Женщина, возможно, очень ревновала Ларису к ребенку.

Вторая версия также связана с ревностью, чувством очень сильным. Убийство мог совершить знакомый Ларисы в состоянии наркотического опьянения либо в состоянии постнаркотического или посталкогольного синдрома.

И третья версия. В подъезде дома, где жила эта семья, постоянно собиралась молодежь. Бабушка была строгой женщиной и частенько говорила, чтобы в подъезде не шумели. Это могли быть случайные люди в наркотическом или алкогольном опьянении... А если бы был заказ на убийство, как посчитали в милиции, преступнику было бы легче прийти с пистолетом, чем так орудовать ножом.

Любовь Ульянова, «Номер один»

Этого не может быть!


Во вторник МВД РБ провело брифинг для журналистов, на котором, в числе прочих вопросов, была затронута и тема расследования убийства на ул. Пушкина. Министр МВД РБ Виктор Сюсюра отверг все обвинения в неправомерном давлении на родственников убитых:

— Это настолько громкое преступление под контролем министра не только Бурятии, но и России! Неужели вы допускаете, что это возможно? Взять на кого-то повесить это, во-первых, грех, а во-вторых, нужно быть самоубийцей, чтобы при такой прозрачности вопроса заниматься этим. Подозревать мы можем всех, но бить, выбивать — это глупость. Для нас это дело чести, и мы спим по 2 часа в сутки. Нужно срочно раскрыть преступление, а негодяи должны понести ответственность. Нам есть что сказать, но нужно сначала раскрыть преступление, а потом мы вам все расскажем. Прогресс есть безусловно — мне докладывали: тот труд, который провели все службы, он дал результат. Мы сегодня знаем больше, чем вчера.

Комментарии (18)

  • 18 февраля 2009, 05:35

    PravdaNaroda   Ответить

     

    Министр опроверг слухи, которые появлялись в некоторых СМИ, о том, что милиционеры «прессовали» близких родственников погибшей семьи, заставляя признаться в совершении этого преступления.


     

    Невозможно «выбить» признательные показания, когда дело получило такую широкую огласку и взято на контроль МВД России, отметил министр. Дело расследуется следователями прокуратуры, а уголовный розыск работает с ними в тесном контакте. Поэтому никто из милиционеров не применил бы такие незаконные методы, подчеркнул Виктор Сюсюра.


    Вот что говорит это мо в ИнформПолисе

    http://www.infpol.ru/newspaper/number.php?ELEMENT_ID=16424

  • 18 февраля 2009, 09:58

     

    Невозможно выбить признательные показания, а так хотелось...

  • 18 февраля 2009, 10:26

    ЙЦУКЕН   Ответить

     

    СЮСЮРУ БЫ ДА В КАМЕРУ. В ЖЕЛЕЗКУ

  • 18 февраля 2009, 20:25

    ппц   Ответить

     

    А чему удивляться? В менты идут одни колхозники после армии, с восемью классами образования.

    необразованное отребье которое из себя ничего не представляет, но получает власть ментовскую.


     

    Наша, блять, милиция, нас "бережет".


     

    Это менты, а не милиция.

  • 19 февраля 2009, 04:48

    Зорро   Ответить

     

    Я бы не сказал бы, что один колхоз и идет туда в милицию работать. Есть ребята грамотные, но их единицы, по пальцам можно пересчитать, но их, как обычно, этот колхоз и выживает. А то, что выбивали показания, это возможно. ведь руководству нужен результат, вот сверху и давили: быстрее , быстрее! Сюсюра ведь хочет "свалить" с нашей злополучной Республики, вот он и "торопит" оперов.

  • 19 февраля 2009, 05:35

    aborigen   Ответить

     

    Лично знаю двоих ребят, которые побывали в камерах пыток ОВД Ж/д р-а - это очень частая процедура допроса в нашем городе.

  • 19 февраля 2009, 06:40

    Мутабор   Ответить

     

    Какой смысл родственникам погибшей придумывать обвинения против следователей, если бы они корректно вели дело?

    Неужели это правда, и если правда - неужели за это никто не ответит по закону?

    То ли дело в Японии. Только намек на скандал - и первое лицо само подает прошение об отставке.

  • 19 февраля 2009, 07:05

     

    сепуку они там делают.

  • 19 февраля 2009, 09:38

    Рьяный   Ответить

     

    Да ну, родственники!.. Другой кто с заядлыми врагами так не справлялся бы... Как таких белый свет держит!

  • 20 февраля 2009, 04:44

    Любовь Ульянова, ты просто умница!

    Последние три года Номер один пиаром сюсюры  занимался. Но бесконечно это продолжаться не может. Когда входишь в тесный контакт с системой и когда на тебя обрушивается поток информации о пытках, избиениях, массовом непрофессионализме - восторженные взгляды молодой корреспондентки меняются на взвешенную, профессиональную позицию журналиста, который описывает реальное положение дел.

    А по поводу не пыток родственников -

    это всегда так происходит при резонансных преступлениях, когда прокуратура закрывает глаза на любые действия оперов.

  • 20 февраля 2009, 06:11

    formot   Ответить

     

    [19.02.2009 10:48] Зорро:

    А то, что выбивали показания, это возможно.


    ты так наивен что не видишь суровой действительности? или прикидываешься дурачком?


     

    Вся работа нынешнего "мусора"(опера),заключается на 90% именно в применении силовых методов воздействия на подозреваемого.

    У нас нет Шерлоков,даже Жиглова и то нет.В органы идут от безработицы и отсутствии нормального образования.

    ЗЫ-меня самого "допрашивали" таким макаром,но тем менее точка зрения обьективная.

  • 20 февраля 2009, 09:44

     

    у милицанеров есть какой то фоторобот.

    они по нему на улицах стали хватать людей.


     

    еще один потерпевший объявился. шел никому не мешал, в машину запихали. сутки в железке провел, к концу тока понял за что его. ноут отобрали, телефон.


     

    в смэ справки получил. но сам факт нахождения в отделе хрен докажешь. менты в отказе ясен пень будут. ни ноута ни телефона не догонит даже.

  • 20 февраля 2009, 16:31

    Георгич   Ответить

     

    У меня знакомого, зовут Иваном, избили по этому делу по полной программе, пытали, одевали противогаз, подводили к телу электроток. Это ментовской произвол. Вместо настоящего убийцы ищут слабого телом и духом лоха, чтобы повесить на него убийство.

    Вообще, в большинстве своём, в милицию идут работать две категории людей: а) лентяи; б) те, которых в детстве и юности чморили сверстники в школе и во дворе

  • 21 февраля 2009, 07:16

     

    2Георгич


     

    мы видимо об одном и том же человеке говорим

  • 21 февраля 2009, 11:38

    Вася   Ответить

     

    Гетманскому: А почему "Информ полис" не проводит журналистское расследование, применяет ли наша милиция пытки?

    Как Кузнецов что-то лишнее брякнул - так это на первую полосу. А как попытаться изучить и осветить социальную проблему - так в кусты.

  • 21 февраля 2009, 12:53

    Москва   Ответить

     

    Собирайте доказательства, фото, видео, показания, письмо составьте подробное и в ста экземплярах по разным адресам: Генеральная прокуратура, Комитет, Общественная палата, СМИ. И фамилии конкретные по-чаще называйте, чтоб понмиание пришло, что закон двухстороннего действия. Заводите "угловное дело" на МВД, пусть ощутят общественный гнев.

    Не то эти дебилы точно невиновных накажут, ущербные. Видимо хорошо пистонов шавкам этим вставили, что полнейшая парализация мозга и совести произошла. А министр их покрывать будет, он сам на их месте был, даже истину установить не может, наоборот, поощрять и требовать будет. И Пикет устройте, совсем обнаглели оборотни!

  • 22 февраля 2009, 07:23

    akela   Ответить

     

    2 Москва: Спасибо, уже... А тем временем генерал в очередной раз предлагает покататься нам на снегурках.))

  • 22 февраля 2009, 17:25

    Вася   Ответить

     

    ps я бы после публикации в НО забил на эту тему)

    Вот и Ваша позиция, господин Гетманский Well Вернее то, что для вас есть журналистика.

    Опередил с материалом конкурент - значит писать не будем вообще.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^