β
$ 59.46
69.82
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


20 декабря 2006, 05:55

В Бурятии после допроса арестованный скончался в БСМП

В причинах смерти подозреваемого в разбойных нападениях на магазины расставлены точки над i. 4 декабря МВД Бурятии распространило информацию об успешном раскрытии мощной преступной группировки, на счету которой свыше 11 разбойных нападений и грабежей магазинов, совершенных в Улан-Удэ в октябре-ноябре этого года. Первый замминистра МВД РБ Петр Мордовской (в это время министр был в отпуске) сообщил, что подозреваемые уже сознались в совершении преступления, а одним из главных разбойников был определен “ранее судимый житель Железнодорожного района”.

Но тогда еще никто не знал, что столь победная реляция будет перечеркнута в одночасье смертью этого самого “главного разбойника” - 27-летнего жителя Железнодорожного района Андрея Харалгина, который неожиданно скончался в реанимации БСМП в результате множественных побоев и заражения крови.

За сутки с небольшим Харалгин был допрошен в качестве подозреваемого, а на вскрытии вдруг оказалось, что над ним поработали мастера заплечных дел.

“В милицию его забрали прямо из нашего дома 3-го ноября. Андрей не был сильно расстроен, просто удивлен. Нормальный был, здоровый. А тело с морга получили 9-го, - рассказывает сестра погибшего Ирина Матвеева. - Он выглядел так, словно по нему проехал грузовик. Нам сказали, что он якобы умер от сепсиса”. И показала сделанные ею собственноручно снимки изуродованного пытками тела брата. Такое публиковать нельзя. Особенно ужасающе выглядела огромная красно-бордовая гематома в его промежности. У погибшего Андрея Харалгина остались двое детей - мальчик и девочка. Адвокат Владимир Ушаков сообщил, что сотрудниками милиции Харалгин был привезен в ИВС около четырех часов ночи 5-го декабря. Однако там его принимать отказались и сразу же вызвали “скорую”, которая доставила его в реанимацию БСМП. Почему не приняли?

“Да в ИВС не идиоты же работают, сразу увидели, что на Харалгине нет живого места, что он не жилец, а вешать на свое ведомство труп дураков нет”, - убежден адвокат Ушаков. И 6 декабря в 11.20, когда уже вышли почти все республиканские газеты с победными материалами о раскрытии разбоев, главный подозреваемый некстати скончался в реанимации БСМП. “От сепсиса”.

Владимир Ушаков утверждает, что в данном деле он впервые столкнулся с новой тенденцией “получения доказательной базы”: “Если раньше били подозреваемых, то теперь стали пытать и свидетелей”.

24-летняя улан-удэнка Оксана (фамилию ее не называю по этическим мотивам) на собственном примере столкнулась с “суровыми буднями” бурятской милиции. Она рассказала, что ее привезли в милицию в ночь с 3-е на 4-е декабря, где оперативники добивались от нее, чтобы она свидетельствовала против ее друга Андрея Харалгина. По ее словам, после отказа подписать бумаги ей между ног затолкали электрошок и включили разряд. От сильнейшей боли она чуть не потеряла сознание. “Потом меня раздели до трусов и бюстгальтера, открыли окно и выставили на подоконник, - рассказывает Оксана. - Тот, кто меня допрашивал, сказал: видишь вон те турники во дворе? Хочешь, мы раздетой тебя пристегнем наручниками, посидишь на морозе часа два и расскажешь все, что знаешь и не знаешь?”. Оксане угрожали тем, что ей введут внутривенно какую-то сыворотку, от которой, по словам оперативников, Андрей Харалгин несколько раз “обоср..я”.

Действительно, милиционеры на следующий день предложили родственникам привезти Харалгину новые штаны. Несмотря на то, что “работа на земле” пахнет не розами, опера, тем не менее, физически не могли долго работать в кабинете, где так сильно несло человеческими испражнениями. Девушка была психологически подавлена. Она рассказала, что была вынуждена подписать все, что от нее хотели. Что она видела у Харалгина маски и игрушечный пистолет. Разумеется, в тот же день после выезда на обыски никаких масок и игрушек не нашли, но 4-го вечером ее выпускают на свободу. Сейчас девушка очень боится милиции и почти не выходит из дома. После того как скончался Харалгин, оперативники, допрашивавшие Оксану, приезжали к ней домой, но она не открыла дверь. Ей есть чего бояться - она ценный свидетель в предстоящем “деле оборотней”, которое, как убежден адвокат Владимир Ушаков, обязательно будет возбуждено и расследовано. Адвокат также рассказал о двухчасовом ралли, которое он устроил за сотрудниками милиции в ночь с 4-го на 5-е, когда оперативники прятали от него другого “подозреваемого” - 18-летнего Павла Матвеева. Гонка “Нивы” адвоката за милицейским “уазиком” закончилась тем, что милиционеры все-таки ушли от преследования настырного Ушакова, дав по газам по Тарбагатайскому тракту. Адвокат не стал их преследовать. Он помнит, как два месяца назад в этих местах ночью сотрудниками линейного отделения милиции был застрелен в упор и брошен на трассе 22-летний улан-удэнец Дмитрий Антипов. Прятать от адвоката подозреваемого Матвеева у оперов был резон - малец только что был “обработан” и нес полную чушь. Он не мог показать место, где лежат игрушечные стволы, с которым они якобы шли на разбои, путался в показаниях, оговорил кучу народу, в том числе своего родного дядю - погибшего Андрея Харалгина.

В жалобе на имя прокурора Бурятии Валерия Петрова и министра МВД Бурятии Виктора Сюсюры адвокат пишет: “Бить Матвеева старались аккуратно (все-таки молодой, вдруг не выдержит), но в результате остались видимые следы: три синяка по бокам (один с левой стороны и два с правой), один на шее, на позвоночнике, след от наручника на левом запястье”.

Матвеев подписал все, что от него требовали. Теперь давайте еще раз обратим внимание на даты. Итак, 4-го декабря сообщается об успешном раскрытии преступления. И между сообщениями о раскрытии сквозит, что, возможно, это будет не простой разбой, а... более громкое дело о бандитизме. Блеск в милицейской отчетности. В тот же день Оксана встречает в милиции в коридоре в наручниках Андрея Харалгина. Он не сразу ее узнал. На лице еще не было видно побоев, но “глаза у него были какие-то остекленевшие, как будто у него что-то лопнуло внутри”. Они поздоровались. Это была их последняя встреча. Но Харалгин, подписавшись под признательными показаниями о разбоях, вряд ли стремился навешать на себя организацию банды - более серьезного преступления. Адвокат Владимир Ушаков полагает, что именно в эту ночь с 4-е на 5-е арестованному Харалгину нанесли смертельные удары, видимым доказательством которых стала та ужасная, огромная (на всю внутреннюю поверхность правого бедра) кровавая гематома. Судебно-медицинское вскрытие трупа Харалгина от 8.12.2006 г., конечно же, показало побои: “Обнаружены следующие телесные повреждения: в лобной области, на левой брови, на верхней губе, в верхней трети правого плеча поверхностные ссадины. На верхнем веке левого и правого глаза кровоподтеки. На тыльной поверхности левой и правой кисти мягкие ткани припухшие, в области левого и правого запястья имеются опоясывающие ссадины (от наручников. - Авт.), а также в области левого локтевого сустава, правого предплечья, верхней трети левого бедра, левой голени. Летальный исход наступил от сепсиса вследствие посттравматической гематомы мягких тканей правого бедра с нагноением”.

Так кто же нанес погибшему молодому человеку удары между ног, кто забил его до смерти? Зампрокурора Октябрьского района Беломестнов, “расследуя” смерть Харалгина, выдвинул прелюбопытнейшую версию. Оказывается, арестованному Харалгину насмерть отбили мужское достоинство за... сутки до того, как его забрали в милицию! Кто же эти негодяи? Почему до сих пор не найдены? Беломестнов говорит о них как-то странно, дескать, “избили неизвестные”. Дальше - больше. Якобы “избитый неизвестными” Харалгин, не обращаясь к врачу, мужественно, превозмогая боль, идет на очередное дело. Грабит магазины и... падает. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела так и написано черным по белому: “Харалгин во время совершения последнего преступления, убегая, поскользнулся и, упав, ушиб спину, руки и бедро”. Вот так просто: бежал, споткнулся, упал, сам себе, извините, разбил мужское хозяйство, очнулся в милиции и - в гроб. Причем, отправляясь на тот свет, Харалгин не забыл подписать то, что нужно для милицейской отчетности. И для того, чтобы дело в отношении его истязателей было спущено на тормозах. 8 декабря районный зампрокурора Беломестнов почему-то очень спешит. Окончательных результатов судебно-медицинского вскрытия тела еще нет, а он уже строчит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Для чего такая спешка? Чтобы не портить коллегам замечательную статистику? Однако так считают далеко не все. И в руководстве республиканской прокуратуры, и в МВД Бурятии. Наверху есть четкое понимание того, что статистика это всего лишь цифры. За ними не должны скрываться совершенные преступления.

Дмитрий Родионов, "МК в Бурятии"

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^