$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


17 мая 2006, 08:15

Фальсификатор в судебной мантии и другие слуги коммерсанта

На пепелище мебельной фабрики в Улан-Удэ второй год не прекращаются споры о том, кто же именно виноват в случившемся грандиозном пожаре. Для возмещения своих многомиллионных убытков «обиженная» сторона сначала безуспешно обращалась за поддержкой к криминальным отморозкам, а затем, без крови, получила помощь в... республиканском арбитражном суде.

В Улан-Удэ в эти дни многие предприниматели с любопытством наблюдают за ходом событий вокруг мебельной фирмы «Интерьер Плюс», чей руководитель В. Серявин решением судьи Арбитражного суда Республики Бурятия С. Казанцева в середине марта нынешнего года был признан виновным в противоправной деятельности, создавшей повышенную опасность для окружающих (ст.1079 ГК РФ). Разумеется, все понимают, что данное решение вынесено незаконно и направлено оно на уничтожение известного в Улан-Удэ предприятия (цена иска - более 37 миллионов рублей!), однако предметом гаданий всех любопытствующих является:

1) Какой именно гонорар получит (или уже получил) судья С. Казанцев, откровенно выступивший с позиции одной из сторон процесса (предпринимателя К. Тугарина), за ту неординарную смелость, с коей данный судья смог, использовав сфальсифицированные документы, вынести заведомо незаконное решение? Выяснить данную информацию непосредственно у С. Казанцева мы не смогли: сразу после процесса данный гражданин отбыл в отпуск.

2) Будет ли В. Серявин защищаться (и как?) от судебного произвола, который, как известно, пострашнее любых накатов со стороны уголовников? В Улан-Удэ известно, что до начала судебного процесса фирма «Интерьер Плюс» подверглась определенному нажиму со стороны группировки некоего Г. Угрюмова. Подобному нажиму Серявин с помощью работников правоохранительных органов успешно противостоял, а теперь-то он имеет дело с судьей-оборотнем, который, вынеся незаконное решение, форсирует события по аресту имущества псевдо-правонарушителя.

3) Что все-таки связывает предпринимателя К. Тугарина (конкурента В. Серявина) с ранее судимым Гришей Угрюмовым и благопристойным по внешности и должности С. Казанцевым, если последние вынуждены беззаветно исполнять обязанности слуг коммерсанта?

Любопытствующих по указанным выше вопросам роднит день ото дня крепнущее убеждение в том, что улан-удэнская история, как образчик оригинального способа уничтожения предпринимателями конкурента (с помощью зависимой судебной власти!), должна стать достоянием всей страны. С этой целью они и обратились в редакцию нашей газеты, способной, на их взгляд, объективно оценить происходящее. Благодарные за доверие, мы приступаем к изложению старых и свежих улан-удэнских событий.

В республиканском центре мебельные предприятия - «Лидер» (рук. К. Тугарин), «Мебельный рай» (рук. А. Кашин) и «Интерьер Плюс» (рук. В. Серявин) - хорошо известны уже лет десять. Производимые этими фирмами и выставляемые в магазинах удобные мягкие уголки, столы, стулья, кресла, тумбы, прихожие и прочее, прочее, прочее, что в совокупности образует уют домашней обстановки, разумеется, всегда привлекали и привлекают внимание горожан. Убежден: вряд ли кто из поименованных выше коммерсантов еще три-пять лет назад мог пожаловаться на отсутствие спроса на произведенную их предприятиями продукцию, нерентабельность производства, отсутствие радужных перспектив - бизнес каждого из троих казался чрезвычайно устойчивым, прогнозируемым. Единственное, что, вероятно, могло не устраивать предпринимателей, так это то, что им приходилось соседствовать друг с другом в одном помещении.

Вообще производственный особняк площадью, превышающей две тысячи кв. м., достался им в наследство от советских времен (раньше здесь располагалась автоколонна). В перестроечное время автомобилисты пережили известный кризис и здание из ведения исчезнувшей автоколонны ушло под мебельную фабрику. Это уже потом, в 90-ые годы, единое мебельное предприятие распалось, появились новые собственники, которые, выжив, создали самостоятельные фирмы. Огромное производственное помещение они просто разделили перегородками и таким образом почти мирно просуществовали вплоть до 2004 года. Выражение «мирно» в данном случае следует понимать как «без особых конфликтов, делающих сосуществование на одной территории просто невыносимым», «явных посягательств на чужую собственность» и прочее, прочее, хотя человеческие отношения между коммерсантами стали чрезвычайно напряженными. Это и понятно: рынок сделал их конкурентами, а в честной конкуренции самой удачливой оказалась «Интерьер Плюс», производившая более качественную и разумную по цене реализации продукцию. Именно в 2004 году, благодаря политике В. Серявина и его партнеров Е. Орлова и В. Панькова, «Интерьер Плюс» значительно расширила объем хозяйственной деятельности, фактически поставив конкурентов в положение аутсайдеров: основные клиенты «Мебельного рая» и «Лидера» ушли в «Интерьер Плюс», покинули Тугарина и Кашина и работавшие в их фирмах лучшие специалисты мебельного производства. Перспектива бизнеса конкурентов Серявина была, таким образом, поставлена под угрозу. Что-то непременно должно было произойти: в конце 2004 года со стороны это выглядело как очевидное. И ... случился пожар.

Из материалов специалистов Государственного комитета по делам ГО и ЧС Республики Бурятия следует, что 31 октября 2004 г. около 17 часов произошло возгорание в помещении склада готовой продукции мебельного цеха, принадлежащего В. Серявину и Е. Орлову. Прибывшая на место происшествия пожарная команда оперативно так и не смогла приступить к своим прямым обязанностям. Тушить огонь было невозможно: рядом в рабочем состоянии находилась подстанция высокого напряжения ВН-2502. Для информации: эта подстанция установлена на долевых началах Тугариным и Кашиным, а ответственность за ее эксплуатацию, согласно договора энергоснабжения, возложена на супругу Кашина - Эльвиру Михайловну; ни одного, ни другого, ни третьей, как ни странно, в момент ЧП на рабочих местах не оказалось. Таким образом, подача электроэнергии к подстанции, а от нее в цех, где произошло возгорание, продолжалась. И в течение еще около двух часов (I) пожарные могли лишь бессильно лицезреть, как пламя постепенно перекидывается на помещение выставочного зала и гараж «Мебельного рая» А. Кашина и производственные помещения «Лидера» К. Тугарина, находившиеся в этом же здании и отделенные друг от друга перегородками. В итоге огнем пожара было уничтожено все здание, а также несколько автомашин, производственное оборудование, готовая мебельная продукция, материальные ценности. В ЧП в разной степени пострадали все трое предпринимателей-конкурентов.

Любопытно, что в ходе возбужденного уголовного дела никто из предпринимателей не высказывал гипотез о возможном поджоге, других чьих-либо злонамеренных действиях. В Следственной части СУ при МВД Республики Бурятия, куда по подследственности было передано уголовное дело за №56-2004-239, тоже не усмотрели в произошедшем последствий чьей-либо злой воли, хотя и согласились с тем, что если бы ВН-2502 была владельцами (т.е. Кашиным и Тугариным) своевременно отключена, не было бы и подобного ущерба. Не усмотрели следователи и наличия состава преступления в действиях военнослужащих А. Машукова и А. Егорова, по указанию предпринимателя Е. Орлова производивших ремонтные работы снаружи производственного здания. Парни с помощью кувалд укрепляли входную дверь и знать не знали, что за опломбированной дверью в непосредственной ее близи может находиться электрический щит с рубильником, к которому подается электроэнергия напряжением в 380 В. Все потерпевшие от несчастного случая коммерсанты согласились с тем, что аварийный режим в сети мог быть вызван невиновными действиями солдат, которые не предвидели (да и не могли предвидеть), что от ударов их кувалд по стене при вбивании металлических клиньев может произойти «выход ножа предохранителя из губки рубильника» и возникнет «аварийный режим в электрической сети в виде однофазного короткого замыкания на фазе А корпуса электрического рубильника» («действие однофазного короткого замыкания не было прервано в результате отсутствия надлежащей защиты электросети на подстанции ТП-120, что привело к тому, что однофазное короткое замыкание перешло в трехфазное, которое вызвало воспламенение электрического кабеля на вводе в электрический щит с рубильником, и возник пожар»).

Уголовное дело за отсутствием состава преступления (а по делу основным подозреваемым проходил Е. Орлов) в итоге было прекращено, а В. Серявин и Е. Орлов, это общеизвестно, движимые чувством сострадания к К. Тугарину (имущество Кирилла Кирилловича пострадало от ЧП более всего), попытались даже каким-то образом помочь собрату по несчастью. Пригласили Кашина, попробовали Андрея Леонидовича уговорить в равных частях скинуться на погорельца. Рассуждения коммерсантов сводились к тому, что виноваты в пожаре, по сути, все. Если бы не было парней с кувалдой, не было б вибрации стены и короткого замыкания на рубильнике в цехе Орлова, но если бы Э. Кашина правильно эксплуатировала подстанцию (т.е. там было бы организовано оперативное диспетчерское управление, в чью задачу в том числе входит и аварийное отключение электроэнергии во время возникновения пожара), огонь бы не распространился на помещение Тугарина, а если бы сам Кирилл Кириллович соблюдал правила пожарной безопасности (согласно им, крышу своего здания он обязан был отделить противопожарной стеной), распространение огня, шедшее по крыше, не сожрало бы с такой скоростью значительное его имущество. Плодотворного разговора с Кашиным, к сожалению, не получилось - то ли сыграли свою роль натянутые отношения конкурентов (Серявин с Орловым не могли простить Кашину определенных эпизодов в ранее совместной деятельности) и эти отношения как бы снижали уровень доверия к их предложению, то ли у Кашина были свои соображения по поводу оценки произошедшего ЧП.

Расстались предприниматели холодно, подозревая, что находятся теперь на пороге войны. Предчувствие надвигающейся беды не обмануло ожиданий. Начало войны материализовалось в виде скорого появления на пороге мебельной фирмы Серявина известного в криминальных кругах Г. Угрюмова с группой кавказцев. «Война началась с угона моей автомашины, - уточняет во время беседы Е. Орлов, - Они нам попытались показать, что могут действовать решительно. Это уже потом появились Кашин с недавно освободившимся Угрюмовым в окружении кавказцев (вероятно, в качестве подкрепления-устрашения). По сути, выступая от имени Тугарина, они неоднократно советовали нам «делиться», говорили, что Тугарина спасут... 10 миллионов рублей (!), убеждали нас именно в такой сумме «спонсировать» конкурента. Ненавязчиво объясняли, что если подобного не произойдет, то ... жизнь все расставит по своим местам, а они, Угрюмов сотоварищи, «своего не упустят», такова, мол, «наша работа». Только обращение в правоохранительные органы помешало этим вымогателям осуществить свои преступные устремления», А потом на горизонте появился судья Арбитражного суда Республики Бурятия С. Казанцев с иском К. Тугарина, обвиняющего конкурентов в причинении ему многомиллионного ущерба...

Давно замечено: судьи, прокуроры, отдельные генералы МВД и ФСБ РФ не особенно стремятся распространяться о собственной персоне, своих интересах, наклонностях и тому подобном (тем более на страницах газет) и это понятно - не киноактеры же они в конце концов! Поэтому мы пока мало что знаем о судье Казанцеве как профессионале, его судебной практике после того, как из рядового работника арбитражного суда этот человек год назад вдруг дорос наконец до штатного судьи, способного вершить людские судьбы. Нам известно лишь, что это целеустремленный и предприимчивый молодой человек, стремящийся к самодостаточности. И не вслух, мы могли бы, конечно, сегодня о чем-либо поразмышлять, предполагая, что неординарное дело (хотя бы по многомиллионной цене надуманного иска) было отписано к рассмотрению именно этому молодому судье по чьему-то недосмотру или, напротив, благодаря чьей-то воли. Вслух определенно мы можем сегодня говорить лишь об одном: факт удовлетворения заявленного К. Тугариным иска далеко не случаен. Казанцев, по сути, довершил то дело, с которым не справились криминальные структуры г. Улан-Удэ: своей тактикой ведения судебных заседаний этот человек убедительно доказал, что однозначно выступает на стороне предпринимателя К. Тугарина и лично заинтересован в уничтожении мебельной фирмы «Интерьер Плюс».

Вот подробности. 13 октября 2005 г. (т.е. спустя год после произошедшего ЧП) К. Тугарин отправляет в Арбитражный суд Республики Бурятия исковое заявление о возмещении ущерба, причиненного его предприятию в результате пожара. В качестве ответчиков указываются все предприниматели, чья хозяйственная деятельность так или иначе осуществлялась в сгоревшем здании (т.е. не только руководители «Интерьер Плюс», но и владелец «Мебельного рая» А. Кашин). Свои притязания Кирилл Кириллович обосновал статьей 1079 ГК РФ, согласно которой «обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, владеющего источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления» ...В ходе одного из судебных заседаний Тугарин снял свои претензии в отношении А. Кашина, к которому испытывает дружеские чувства, решением судьи из состава ответчиков были выведены также Е. Орлов и В. Паньков. А в вынесенном итоговом решении С. Казанцев возложил стопроцентное возмещение ущерба предприятию Тугарина (37197908 рублей!) на В. Серявина (именно у Серявина был временно действующий договор с МУП «Городские электрические сети» и потому он, мол, и в ответе за ситуацию электрощита с рубильником, в котором произошло замыкание). После получения судебного решения, подписанного Казанцевым, все так и ахнули!.. Наши улан-удэнские знакомые при встречах говорили лишь об одном - о необходимости немедленной постановки вопроса о возбуждении в отношении С. Казанцева уголовного дела по ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудного решения).

Надо сразу же отметить: направленное К. Тугариным в Арбитражный суд заявление вообще не должно было рассматриваться в судебной инстанции (а тем паче быть удовлетворенным в итоге в полном размере исковых требований) хотя бы потому, что этот коммерсант ни в своих письменных притязаниях, ни в ходе судебных заседаний так и не смог доказать ни факта причинения ему вреда «противоправной деятельностью владельца источника повышенной опасности», ни размера причиненного ему ущерба, что, разумеется, входит в противоречие со ст.65 АПК РФ. Однако в материалах судебного дела за №А10-11224/05 подшиты теперь лишь те документы, которые представил суду...сам заявитель (истец Тугарин), а протесты и ходатайства, которые заявлялись ответчиками, судья Казанцев просто игнорировал.

Суть судопроизводства, осуществляемого этим господином, была простой: под заранее подготовленное им решение судья-фальсификатор собирал лишь те бумаги, которые могли укрепить позиции истца (и только!). Одобрил Казанцев и статью, на основании, которой следовало уничтожить предприятие В. Серявина - 1079 ГК РФ. «Моя деятельность, - говорил однако же на суде Владимир Викторович, - напрямую не связана с источником электроэнергии - источником повышенной опасности. Мое дело производить и реализовывать для нужд население высококачественную мебель, и только!». И русским языком вместе со своим адвокатом пытался разъяснить С. Казанцеву, что электрический щит, являющийся электрораспределительным устройством, в котором возник известный аварийный режим, не может быть источником электроэнергии, а следовательно, и источником повышенной опасности для окружающих. Источником электрической энергии является подстанция, от которой производилось электропитание здания, таким образом, ущерб всем потерпевшим (в том числе и самому Серявину) был причинен, говорил он, электрической энергией, подаваемой потребителям от подстанции и вышедшей из-под контроля ее законного владельца, обязанного обеспечивать безопасность потребление этой энергии. Серявин, действительно (по смыслу статьи 1079 ГК РФ), не является владельцем источника повышенной опасности и таким образом не в состоянии был предотвратить всеми имеющимися средствами «воздействие вредоносных свойств электрической энергии из-за возникновения аварийного режима на вводе кабеля в электрощит» (т.е. отключить злосчастный электрощит). Такая возможность имелась только у МУП «Городские электрические сети» и владельцев подстанции. В своих выступлениях на суде Серявин ссылался на заключение экспертов Экспертно-криминалистического центра при УВД Читинской области, подтверждающее его позицию, однако объективной оценки высказываемых доводов судья просто не дал. Существенными и допустимыми доказательствами по делу С. Казанцев счел, напротив, переданные ему Тугариным материалы Забайкальской Лаборатории судебной экспертизы, присланные Кириллу Кирилловичу по его же заявке (судья на время как бы забывает, что подобные экспертизы назначаются на основании вынесенных судебных решений).

Дальше - больше. Судья отметает вообще все основанные на законе ходатайства В. Серявина - к примеру, о назначении полноценной пожаро-технической экспертизы, об истребовании имеющих важное значение по делу документов из прекращенного год назад уголовного дела за №56-2004-239, а также различных банковских платежных документов К. Тугарина, договора энергоснабжения между МУП «ГЭС» и тем же Тугариным и прочее. Ставит в том числе под сомнение информацию руководителя Главного управления МЧС России по Республике Бурятия полковника внутренней службы И. Шульгина, в целом поддерживающего позицию В. Серявина по причинам возникшего пожара. Судья сообщает, что как доказательство письмо за подписью Шульгина в суде использовано быть не может, поскольку (обратите внимание!) истребовано не судом, а адресовано В. Серявину. Приглашать же полковника в суд С. Казанцев не считает нужным. Не учтет Казанцев в ходе судебного заседания и довод Серявина о том, что потребление энергии напряжением 380 В не относится к повышенной опасности, поскольку не является энергией высокого напряжения (к электроэнергии высокого напряжения относит электроэнергию выше 1000 В). И так далее, и так далее, и так далее.

Участвующий в судебном фарсе, юрист мебельной фирмы «Интерьер Плюс» С. Гончаров, сначала безнадежно пытающийся доказать очевидное, в итоге недвусмысленно дает понять судье, что возможное вынесение Казанцевым решения, которое базируется на необъективных, недостоверных доказательствах, неразумно, что оно может вызывать даже ... смех. А судья его не слышит, он как бы пребывает в состоянии гипноза, навеянного личностью Тугарина, продолжает вести незаконное, пародирующее отечественное судопроизводство действо... А людям, читающим материалы дела, сейчас, действительно смешно. Кирилл Кирилович Тугарин с потолка рисует сумму мнимого многомиллионного ущерба, под него (для Лаборатории судебной экспертизы) готовит соответствующее Заявление со списком уничтоженного, в котором произвольно «наценяет» каждую единицу своей «бэушной» техники от ста тысяч до... 1,5-2 миллионов рублей. В Лаборатории даже не проверяют эти расчеты, в которых есть нелепые арифметические ошибки, а просто услужливо визируют их с глубокомысленной преамбулой: ущерб, нанесенный коммерсанту Тугарину определялся «на основании анализа рыночных (свободных) цен, сложившихся на потребительском рынке на аналогичные изделия». Да, велика гипнотическая сила Кирилла Кирилловича, превращающего всех людей, с кем он общается, в услужливых друзей. Между прочим, в одном из Заключений, подписанных экспертом Лаборатории В. Белошицким, стоимость отечественного котла (указан как ЗПЗ-100), эксплуатировавшегося семь лет, определена в 198 тыс. рублей. В этой же экспертной «работе» стоимость того же котла (без учета износа и пусконаладочных работ) определена в...22 тыс. рублей (обыкновенный ляп в изготовлении фальшивой бумаги увеличил цену тугаринского «ущерба» почти на 180 тыс. рублеи). Судья Казанцев, поскольку не изучал и не оценивал подобного «доказательства», а полагался, похоже, лишь на магические свойства характера коммерсанта Тугарина, оставил указанный ляп в силе (подложил, таким образом, очередную мину под вынесенное единолично решение). А если поизучать да должным образом оценить с уважением принятые С. Казанцевым расчеты Тугарина стоимости восстановительных работ на сгоревшем объекте, а еще (с помощью милиции) попробовать выяснить, в самом ли деле все оборудование, указанное коммерсантом как уничтоженное, действительно является погибшим. О-еей, могут в итоге выясниться такие подробности, которое способны реанимировать закрытое уголовное дело, а потом, глядишь, выявится и некий правонарушитель-злоумышленник...

Выше мимолетно было указано, что фирма «Интерьер Плюс» в лице ее руководителя В. Серявина для своей производственной деятельности пользовалась электроэнергией на основании временных документов - точнее, временного распоряжения МУП «Городские электрические сети», временного разрешения ФГУ «Управление Госэнергонадзора по РБ», временных технических условий на согласование мощности до 35 квт. и так далее. Работа на основании подобных документов, понятное дело, немыслима, поскольку не предусмотрена соответствующими нормативно-правовыми актами. Потому-то Серявин несколько раз и обращался в МУП «ГЭС для заключения полноценного договора, однако ситуации не разрешалась. Чтобы выдать Серявину нормальный (не временный!) договор, требовалось одно - МУП «ГЭС» должно было расторгнуть договор энергоснабжения за №361 «а», заключенный еще в 2001 г. с... Э. Кашиной. И так уж получилось, что на момент пожара, произошедшего 31 октября 2004 г. полноправным, законным собственником энергопринимающего устройства, в котором произошло замыкание (т.е. электрощита с рубильником) являлась непосредственно Эльвира Михайловна. Эта дама, следовательно, и должна нести юридическую и любую иную ответственность за техническое состояние своей собственности.

Любопытно, что подобная доказательная информация, представленная в суд, вызвала определенную (и, кстати, понятную) реакцию представителей МУП «Городские электрические сети»; выступавших в процессе в качестве третьего лица. В зале судебного заседания вдруг выяснилось, что вышеуказанный договор был расторгнут по инициативе Э. Кашиной еще... в 2003 г. В качестве доказательства были представлены и соответствующие «документы», которые вызвали у В. Серявина законное возмущение: документы эти выглядели изготовленными «задним числом». Владимир Викторович подает заявление о фальсификации доказательств, требует проверить подобные «доказательства» на предмет их достоверности с использованием судебно-почерковедческой экспертизы, а суд «тихо сам с собою» (процесс, повторяем, единолично вел Казанцев) «изучает» это Заявление, а в вынесенном позднее судебном решении лихо сообщает: «Заявление было проверено судом, обстоятельства фальсификации в процессе проверки не подтвердились». И подобное издевательское отношение к самой сути судебного процесса, судебного следствия прослеживалось на протяжении всего февраля, пока длилось это бесстыдное действо. Позднее изучая протокол судебного заседания, В. Серявин найдет кучу несоответствий этого процессуального документа с фактическими обстоятельствами хода судебного заседания, напишет и отправит в Арбитражный суд соответствующие Замечания, а юрист С. Казанцев в виде Определения напишет очередной лихой документ, в котором заявит так: «В связи с тем, что по смыслу ст.155 АПК РФ, протокол судебного заседания не является стенографической записью хода судебного заседания, а содержание протокола отражает только сведения, указанные в ч.2 ст.155 АПК РФ, замечания на протокол не подлежат принятию».

Поймать судью-фальсификатора за руку, а тем паче привлечь подобного к уголовной или иной ответственности - это в наше время дело, почти невозможное. По крайней мере в материалах о деятельности квалификационных коллегий арбитражных судов Российской Федерации по привлечению судей, в соответствии с различными жалобами, к адекватной ответственности, редко встретишь строгое и неожиданное решение. Возможно, мы не правы, однако все же выскажем свою точку зрения: наказания за прегрешения в судейском сообществе сегодня достаточно мягки и связана подобная ситуация, скорее всего, с известной корпоративностью судей. В Российской Федерации в последнее время вообще существенно сократилось количество случаев прекращения полномочий судей за порочащие поступки, что, как нам сообщают, будто бы в значительной степени свидетельствует о повышении эффективности деятельности руководителей судов всех уровней в вопросах подбора судейских кадров и укреплении дисциплины в судейском сообществе. Но мы-то знаем, что подбор этих новых кадров иногда осуществляется по протекции или родственным симпатиям, и такие кадры к определенному моменту перестают чего-либо бояться, к часу икс у них вообще вызревает уверенность в том, что при различных «погрешностях», «ошибках» их всегда прикроют высокопоставленные друзья или родственники (т.е. «связи»). Ну, вот, интересно, к примеру: сможет ли объективно отнестись в «неординарной» деятельности своего зятя С. Казанцева ... заместитель председателя Верховного суда Республики Бурятия г-жа Киселева (а ведь и в ее компетенции содействовать прекращению полномочий Сергея Леонидовича в качестве судьи), или все же сработает другой механизм?..

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР, нам стало известно о том, что правоохранительными органами Республики Бурятия возобновлено уголовное дело за №56-2004-239 по факту пожара в производственном помещении по ул. Шаляпина, 14 г. Улан-Удэ, а руководитель мебельной фирмы «Интерьер Плюс» В. Серявин сообщил, что подготовил на вынесенное С. Казанцевым судебное решение апелляционную жалобу. Продолжение истории, таким образом, следует...

«МК в Бурятии»

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^