$ 63.92
67.77
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


11 декабря 2004, 16:06

«Автор статьи постоянно передергивает факты». Ответ Татьяны Думновой газете "Номер один"

3 ноября 2004 года в № 44 газеты “Номер один” вышла статья Максима Соколова “Экономика Бурятии в стагнации”. Уже один заголовок говорит о ее явно тенденциозном и скандальном характере.

Об этом же свидетельствует и официальный ответ на данную статью министра экономического развития и внешних связей Республики Бурятия Т.Г. Думновой, который мы приводим ниже.

Статья в газете “Номер один” “Экономика Бурятии в стагнации” подготовлена по материалам заседания Правительства республики, состоявшегося 26 октября 2004 года, где рассматривались итоги социально-экономического развития Бурятии в январе – сентябре 2004 года.

Автор статьи, видимо, не понимает, что при рассмотрении итогов социально-экономического развития, как правило, отмечаются отрицательные тенденции в отдельных отраслях экономики, но это не означает стагнации всей экономики.

Замедление темпов экономического роста в промышленности действительно имеет место, и не только в Бурятии, но и в целом в Российской Федерации, и это вызвано отнюдь не стагнационными процессами, а выходом большинства промышленных предприятий на дореформенный уровень, усилением конкуренции на внутреннем рынке и мобилизацией внутренних ресурсов на модернизацию производства.

Сегодня, как никогда ранее, финансовое состояние большинства предприятий устойчивое. Об этом свидетельствуют результаты обследования деловой активности промышленных предприятий, проведенного Комитетом Государственной статистики РБ.

Автор статьи постоянно передергивает факты, смешивая результаты мониторинга социально-экономического развития республики с собственными домыслами и вольными рассуждениями.

Правительство Бурятии никогда не стремилось “подстегнуть промышленный рост”, но всегда стремилось создать необходимые организационные и правовые условия для динамичного развития промышленности.

Ибо промышленность является основной отраслью экономики республики, обеспечивает занятость 74 тысяч человек, формирует до 40 процентов налоговых доходов.

Государственная поддержка промышленности осуществляется в силу ее социальной значимости для всех граждан республики. Промышленность – это строительная индустрия, без которой невозможно жилищное строительство; промышленность – это энергетика и угольная отрасли, дающие свет и тепло в каждом доме; промышленность – это пищевая промышленность, обеспечивающая граждан необходимыми продуктами; промышленность – это и золотодобыча, являющаяся основой пополнения национального богатства.

Можно не любить Правительство Республики Бурятия и можно его конструктивно критиковать, но нужно понимать, что уже 12 лет как нет командной экономики, и органы власти не управляют ни отраслями, ни предприятиями.

Все стратегические решения принимают собственники и менеджеры предприятий. Управленцы в современной рыночной экономике работают на рынке факторов производства, выбирая, что им выгодно: нанимать рабочую силу или приобретать основные фонды.

Правительство Республики Бурятия допускает, что в отдельные годы возможен спад объемов, но это вовсе не будет закономерностью. Потому что, как уже было отмечено выше, финансовое состояние нашей промышленности значительно окрепло, и управленцы имеют уже достаточный опыт.

Сегодня руководители предприятий работают в условиях жесткой конкуренции и, естественно, не всегда ее выигрывают. Правительство республики понимает, что условия хозяйственной деятельности в Бурятии в чем-то менее выгодны, чем в других регионах в связи с экологическими ограничениями, высокими тарифами и транспортными издержками. И государственная поддержка местных предприятий частично компенсировала эту несправедливость.

В связи с разграничением полномочий у Республики Бурятия, как известно, теперь появляются новые расходные полномочия, в том числе – содержание учреждений среднего и начального профессионального образования; расходы, связанные с монетизацией льгот, переходом на четырехуровневую бюджетную систему, повышение оплаты труда в бюджетной сфере.

Одновременно идет процесс снижения налоговой нагрузки на реальный сектор экономики за счет снижения ставки НДС с 20 до 18 процентов, снижение ставки единого социального налога с 35,6 до 26 процентов.

Это значительное снижение налогового бремени, и суммарно по республике оно составит более 1 млрд. руб. в 2005 году и свыше 1,5 млрд. руб. в 2006 году.
Это даст основание значительно снизить масштабы государственной поддержки. Ведь устойчиво работающим предприятиям, где менеджеры смогли адаптироваться к новым условиям и занять свою нишу в рынке, государственная поддержка не нужна.

В отношении малого бизнеса Правительством Бурятии всегда проводилась взвешенная политика. Сегодня нет никаких различий между крупными, средними и малыми предприятиями в отношении форм государственной поддержки.

Крупные и средние предприятия, подписывая соглашение с Правительством республики, берут обязательства по занятости, по уплате налогов и обеспечению прозрачности финансового состояния.

К этому пока не готово ни одно малое предприятие. Незначительные размеры финансовой поддержки малого предпринимательства во многом обусловлены закрытостью последнего, а поддерживать малое предприятие, не зная, как оплачивается здесь труд наемного персонала, как оплачиваются налоги, недопустимо.

Правительство республики проводит политику поддержки малого бизнеса через смягчение административных барьеров, обеспечение доступности кредитов и информационную поддержку.

Пресс-служба Президента и Правительства Республики Бурятия, «Бурятия», 11.12.2004


Оригинал материала в газете «Номер один» от 03.11.2004


Экономика Бурятии вошла в стагнацию. Да здравствует экономика!

26 октября состоялось заседание Правительства Республики Бурятия, на котором члены Правительства обсудили итоги социально-экономического развития в январе-сентябре 2004 года. Результаты, можно сказать, не радуют. Как отмечается в информационном вестнике Правительства Бурятии, “при сложившейся с начала года в промышленности ситуации ожидаемый объем производства останется на уровне 2003 года”. Снижение темпов роста экономики обусловлено замедлением развития в таких отраслях как машиностроение, цветная металлургия, лесная, деревообрабатывающая и целлюлознобумажная промышленность. Замедлился и рост доходов населения Бурятии.

Складывающаяся на протяжении последних пяти лет в России экономическая и политическая система оставляет местным властям совсем небольшое пространство для экономической политики. Как бы ни хотелось Правительству Бурятии, например, подстегнуть промышленный рост в республике, сделать все равно ничего не получится: не осталось ни одного весомого рычага воздействия на ситуацию. Вся промышленность Бурятии целиком зависит от общероссийских тенденций, федеральной экономической, налоговой и таможенной политики, а также коньюктуры мировых рынков.

И если раньше Правительство Бурятии пыталось помогать местной промышленности путем выдачи кредитов, то нынче и от этой практики по объективным обстоятельствам оно вынуждено отказаться. Во-первых, эффективность госкредитования промышленности невероятно низка, и об этом говорит весь неудавшийся опыт подобной политики в Бурятии. Во-вторых, сама промышленность в большинстве случае перешла под контроль крупных общероссийских холдингов и как-то совсем глупо из нищего бюджета республики выдавать деньги московским олигархам. Ну, а в-третьих, просто неоткуда брать деньги: бюджет Бурятии и без этого трещит по швам.

В целом же замедление темпов роста или даже вовсе сокращение выпуска продукции в промышленности Бурятии в каждом конкретном случае связано с обстоятельствами, на которые Правительство Бурятии повлиять может едва ли. Так, например, причиной плохих результатов ЦКК является внутренняя корпоративная политика перераспределения прибыли. ТСМ терпит бедствие из-за засилья дешевой продукции из КНР. А машиностроение требует полного переоборудования, а значит, и масштабных инвестиций, которые не под силу не только бюджету Бурятии, но и, пожалуй, в целом российскому. И в Правительстве Бурятии все отчетливее понимает, что проблемы промышленности на нашем уровне не решить.

В этой связи пока только наметившаяся тенденция на замедление темпов развития может произвести на Правительство Бурятии оздоровляющий эффект. От победной риторики последних нескольких лет насчет “правильности курса” и надевания розовых очков необоснованно оптимистических программ развития, можно наконец перейти к реальным делам. Тем более, что уже ясно: “правильный курс” никак от нас не зависел, да и не таким уж правильным он был. Российское правительство тоже забило тревогу: при невероятно благоприятной мировой коньюктуре на сырьевых рынках прогресс в экономике страны практически затормозился.

Единственно разумным для Бурятии поступком сейчас стало бы провозглашение рабочим тезиса “Цезарю — цезарево, кесарю — кесарево” и дальнейшие действия в этом русле. Раз уж состояние промышленности — основы экономики Бурятии — уже не зависит от республики, необходимо по мере сил поддерживать создание новой основы и оставить все, даже теоретические усилия возродить то, что мы поднять все равно не сможем.

На разного рода совещаниях правительства многократно говорилось о необходимости развития малого предпринимательства. Однако республиканские власти тратят гораздо больше усилий на работу с промышленностью, чем с малым бизнесом. Начать хотя бы с того, что проблемами промышленности занимается целое министерство, тогда как малым бизнесом — несколько небольших внутриминистреских ведомств.

Между тем именно малый бизнес показывает наиболее высокие показатели роста. С начала 2004 года малый бизнес произвел товаров и услуг на 4,1 миллиарда рублей, темп роста составил 144 процента. В сфере малого бизнеса занято 99,1 тысячи человек, это 23 процента от числа занятых в экономике республики. В бюджеты всех уровней и внебюджетные социальные фонды к 1 сентября от субъектов малого предпринимательства поступило налогов в объеме 502 миллиона рублей, или 10 процентов от общего поступления налогов. Малый бизнес — уже неотъемлемая часть экономики Бурятии. В силах правительства увеличить его долю, просто повернувшись к малому бизнесу лицом. Можно начать с переименования Министерства промышленности в Министерство малого предпринимательства с соответствующим изменением целей существования этого органа.

Старой, доставшейся нам с советских времен, промышленной экономикой мы управлять, очевидно, не можем, и результаты неверной политики Москвы плачевно сказываются на социальном положении жителей Бурятии. Это сейчас становится громадной проблемой. В противовес следовало бы строить новую экономическую политику, основанную на частной инициативе жителей Бурятии, поддерживать малый местный бизнес, который по определению патриотичен. Теперь у Правительства Бурятии не остается иного выхода. Да здравствует новая экономика?

Максим Соколов

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^