$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


26 марта 2012, 17:44

ulan.mk.ru

В Бурятии пытаются обанкротить процветающий угольный разрез Баин-Зурхе

Завтра в Бурятии состоится заседание по иску ряда московских коммерческих структур о признании банкротом одной из крупнейших и перспективных угледобывающих компаний «Баин-Зурхе» (г. Гусиноозерск). По мнению участников процесса, речь идет о попытке преднамеренного банкротства и вывода активов, в связи с чем в правоохранительные органы подано заявление с целью возбуждения уголовного дела в отношении одного из учредителей компании.

На прошлой неделе пресс-служба правительства РБ распространила заявление о том, что в 2011 году ООО «Угольная компания Баин-Зурхе» «увеличило объем добычи угля на 169 тыс. тонн».

Каким образом процветающая угольная компания вдруг может объявляется банкротом, что ставит под угрозу благосостояние около 350 работников предприятия? Мы провели журналистское расследование, которое показало – попытка банкротства представляет собой желание одного из учредителей компании вывести активы предприятия под контроль своих структур вопреки интересам другого учредителя. И не только его.

Немного истории. Освоение угольного разреза началось в середине «нулевых» годов, когда выяснилось, что на территории закрытого Холбольджинского угольного разреза имеются богатые запасы бурого и каменного угля, проектная мощность которого составляет 72 млн. тонн. С такими запасами месторождение можно эксплуатировать 35-40 лет. Тогда же, в 2005 году, разработку месторождения начало ООО «Баин-Зурхе», компания, созданная на средства московских инвесторов. Одно время компанию представлял Игорь Елизов, который избрался в мэры Гусиноозерска. Затем учредители поменялись, к руководству компании пришли представители республики Северная Осетия. Первое время учредители жили мирно, однако затем выяснилось, что один из них прибрал к рукам всю власть в компании, хотя имел 50% доли, так же, как и его партнер. Но когда возникло предложение о совместной работе в области оперативного управления предприятием, то компаньона на разрез перестали пускать.

Далее начались странные вещи. Например, в 2009-2010 гг. на разрезе компания ООО «Северная территория» выполнила большой объем вскрышных работ на месторождении, обнажив качественные пласты каменного угля. Однако ООО «Угольная компания Баин-Зурхе» не стало оплачивать за уже выполненные работы. Компания ушла из Гусиноозерска, а затем подала в суд и выиграла во всех инстанциях. Но денег хозяева разреза не платят, хотя они у них есть, и немалые, учитывая работающий как часы угольный бизнес.

В это же время серьезно осложнились отношения между учредителями ООО «Угольная компания Баин-Зурхе». Один учредитель как продавал, так и продает уголь Гусиноозерской ГРЭС, а второй, вложивший в предприятия десятки миллионов рублей, остается не у дел. Более того, не может даже добиться собрания учредителей ООО, чтобы элементарно ознакомиться с документами. В конце 2011 года учредитель, контролирующий 50% доли в ООО и сидящий на денежных потоках, вдруг решил инициировать банкротство, используя ряд московских фирм. Для чего это делается?

В российской экономической практике такие вещи делаются с одной целью – вывести активы и «простить» долги, причем при помощи «своих» кредиторов искусственно формируется дополнительная кредиторская задолженность, позволяющая на совете кредиторов контролировать процесс переброски активов.

Многомиллионные иски подали ООО «Омега», ООО «Инвестиционно-строительная компания МОНОЛИТ», ООО «Я.Н.С.-Консалт», ООО «МЦАН-недвижимость», ООО «ТЭК Инвест», все — московские структуры с профилем работы, весьма далеким от угля. У которых вдруг неожиданно образовалась огромная дебиторская задолженность перед несчастным «Баин-Зурхе». Одна только компания «Омега» подала иск на 88 млн. рублей, за… предоставленную в субаренду грузового транспорта.

— Когда один из «кредиторов» подал заявление о банкротстве с претензией на 3 млн. рублей, на счетах ООО «Баин-Зурхе» находились средства, достаточные для решения проблемы, однако этого сделано не было, — говорит представитель пострадавшей стороны юрист Максим Кулаков. — Мы будем добиваться возбуждения уголовного дела, поскольку считаем, что имеются признаки преднамеренного банкротства с целью вывода активов на другие коммерческие структуры.

Максим Кулаков сообщил, что все попытки связаться с одним из учредителей ООО «Баин-Зурхе», который фактически захватил управление денежными потоками компании в свои руки, не представляется возможным. Он дважды приезжал в Гусиноозерск, однако представители другого учредителя проигнорировали предложение о назначении собрания ООО «Угольная компания Баин-Зурхе».

То, что банкротство идет по плану, также свидетельствует, что в деле о банкротстве участвует некоммерческое партнерство «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих центрального федерального округа» (г. Москва). Процесс, таким образом, под контролем.

Корреспондент «МК» побывал на карьере и лично убедился в том, что запланированное банкротство выглядит весьма подозрительно.

Дорога от Гусиноозерска до карьера занимает около 15 минут. Пока мы ехали туда, нам встретилось около десятка большегрузных китайских грузовиков, доверху наполненных черным как смоль углем. Машины, образуя клубы пыли, спешили доставить уголь до расположенной в нескольких километрах от разреза Гусиноозерской ГРЭС. Трудно найти более прибыльный бизнес — грузи уголь открытым способом на самосвалы и тут же продавай.

Транспортное плечо такое короткое, что можно не заморачиваться с вагонами и возить уголь напрямую. С такой круглосуточной работой, наличием гарантированного рынка сбыта говорить о банкротстве можно только, если сами хозяева компаний захотят себя обанкротить и «простить» кредиторов. Иного варианта я просто не вижу — слишком высокие доходы генерирует угольный разрез. Обанкротить такой бизнес это все равно, что обанкротить нефтяную скважину, качающую богатую нефть.

15 ноября 2011 года в отдел полиции по Селенгинскому району поступили материалы проверки по заявлению о фактах неправомерных действий руководства компании.

Однако в декабре того же года полиция отказала в возбуждении уголовного дела.

Далее проверка была продолжена и затем снова приостановлена, в связи с чем учредитель ООО «Угольная компания Баин-Зурхе» 20 марта 2012 года написал письмо о волоките прокурору республики Валерию Петрову и министру МВД по РБ генерал-майору полиции Александру Зайченко.

Корреспондент «МК» обратился в Гусиноозерскую межрайонную прокуратуру за разъяснением ситуации.

Межрайонный прокурор Иван Перелыгин подтвердил, что полиция отказала в возбуждении уголовного дела, однако прокуратура предприняла определенные действия для того, чтобы расследование заявления учредителя компании было самым тщательным образом исследовано.

— Прокуратура отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с недостаточно собранным объемом материалов и направила в райотдел полиции указание о необходимости совершения конкретных действий, — сообщил он. — Этот вопрос будет находиться на контроле в Гусиноозерской межрайонной прокуратуре.

Хотя понятно, что расследование данного дела сопряжено с трудностями. Так, нам стало известно, что на ООО «Угольная компания Баин-Зурхе» мало что числится, карьерная техника в аренде, основные документы находятся за пределами республики.

Фактически сегодня у ООО «Баин-Зурхе» есть только один самый главный актив — лицензия на добычу угля до 2026 года. Как отметил юрист Максим Кулаков, при запланированном искусственном банкротстве его участники, судя по всему, намерены перекинуть лицензию на фирму, где учредителями будут свои же люди. Однако долги, как реальные (небольшие), так и искусственно созданные (совершенно другого порядка), будут «прощены». При этом возникает ряд серьезных проблем, которые могут обрушиться на Селенгинский район. На предприятии работают 350 человек, и если разрез обанкротят, то люди будут брошены на произвол судьбы. По словам депутата райсовета Зоригто Намсараева, Селенгинский район в прошлом сталкивался с закрытием двух градообразующих предприятий — шахты Гусиноозерская и Холбольджинского угольного разреза, что вызвало массовую безработицу в районе. Даже если работников «Баин-Зурхе» уволят, а затем примут в другую структуру, то помимо нервов люди потеряют и непрерывный стаж работы. «Банкротства предприятия ни в коем случае допустить нельзя», — отметил депутат Намсараев.

Озабоченность предстоящим банкротством предприятия выразили и представители исполнительной власти района.

Как подчеркнул руководитель администрации Селенгинского района Вячеслав Цыбикжапов, «если предприятие будет остановлено, то это может самым неблагоприятным образом отразиться на социально-экономической обстановке в районе» и выразил надежду, что «противоречия между учредителями компании не отразятся на коллективе предприятия и на объемах добычи угля».

Таким образом, сегодня правительство республики, администрация района обладают всеми рычагами воздействия на компанию, занимающуюся лицензированным видом деятельности. И власти заинтересованы в стабильности работы предприятия, в сохранении рабочих мест и выплаты налогов в бюджет. Однако имеющиеся планы по искусственному банкротству предприятия явно вступают в противоречие с интересами государства и общества. По моему мнению, сидеть сложа руки и глядеть, как будет искусственно обанкрочено угледобывающее предприятие со всеми возможными криминальными последствиями этой операции, нельзя. На этом фоне никого не должны вводить в заблуждение попытки инициаторов банкротства представить это дело так, будто они спасают предприятие от рейдеров. Было даже организовано соответствующее письмо ряда депутатов Госдумы в полицию Гусиноозерска, мол, на каком основании проводится проверка в отношении учредителя ООО «Угольная компания Баин-Зурхе»? Создается впечатление, что крики «держи рейдера» раздаются от тех, кто под прикрытием банкротства планирует «перебросить» лицензию на добычу угля на другие коммерческие структуры, оставив и учредителя, и других кредиторов с пустой вывеской «Баин-Зурхе». Очевидно, что угольные запасы Бурятии должны работать на благо Бурятии, а инвесторы — вкладываться в развитие предприятия, а не строить хитроумные схемы по перекачке денег из стабильно работающего и процветающего предприятия в адрес многочисленных московских структур. И сегодня все понимают — слишком опасно допускать повторения ситуации бандитских 90-х годов, когда на угольных предприятиях лилась кровь, а горняки обанкроченных разрезов бастовали, добиваясь выплаты заработной платы.

Источник:

Дмитрий Родионов, «МК в Бурятии»

Комментарии (7)

  • 26 марта 2012, 20:57

     

    автор грешит псевдонимами юриста то кулаков, то перелыгин, а по факту какой-нить козлов...

  • 27 марта 2012, 13:12

     

    Когда два кавказца-учредителя ООО "Баин-Зурхе" дерутся, у местного населения чубы трещат.

  • 27 марта 2012, 19:17

    реалист   Ответить

     

    Улыбнуло "забота" Намсараева и Цыбикжапова о народе, работающем на этом разрезе. В своё время (конце 90-х и начале 2000-х) именно Зоригто Намсараев в роли директора Гусиноозёрского центра занятости и Цыбикжапов как зам. главы Селенгинского района принимали участие в закрытии и Хольбоджинского разреза и Гусиноозёрской шахты. Именно через Центр занятости шли, НО ТАК И НЕ ДОШЛИ, огромные деньги на так называемое перепрофилирование и переобучение шахтёров на другие специальности. Именно администрация района готовила предложения по закрытию. Именно Намсараев и Цыбикжапов участвовали в обработке трудовых коллективов о пользе и выигрышности выплате долгов по заработанной плате и ликвидации предприятий. Хотя был второй вариант, по которому предприятия могли в течении 7-10 лет постепенно проходить шаги ликвидации. И в середине 2000-х развернуть эти процессы вспять. Когда изменилась экономическая обстановка. Что и подтвердило время. Хакасия как пример: там пошли по длинному варианту, и в результате оставили шахты живыми и на сегодняшний день работающими. А в Бурятии такие шакалята решили рубануть ликвидационных денег сразу. А потом побежали от проблем в Хурал, в Уланх-Удэ. В результате их там, после одного депутатского созыва, никто привечать не стал. И сейчас они вернулись в разорённый самими собой Гусиноозёрск.

  • 27 марта 2012, 19:24

    местный   Ответить

     

    Когда в Баинзурхе поехали первые машины, местные водители плакали от счастья.

  • 27 марта 2012, 20:06

    реалист   Ответить

     

    Всё в жизни относительно. Эти же водители голосовали за закрытие разреза. А потом радостно, за небольшие бабки возили рельсы с хольбоджинской однопутки на металлобазу. А потом голосовали опять и опять за Ниму Бадмаева, приговаривая "Ну, этот наворовался уже, а то другой придёт, заново начнёт. Пусть уж этот сидит."А потом, купив на расчёт по зарплате закрывшихся шахт машинёшки, ночевали на автовокзале Улан-Удэ в ожидании пассажиров.

    Думать башкой им надо было раньше.

    А не слушать "козлов", которые стадо на бойню повели, а потом сбежавших в хурал.

  • 28 марта 2012, 17:11

     

    Сегодня банкротство "Баин-Зурхе" приостановлено - Арбитраж отложил это дело.

  • 2 апреля 2012, 00:58

     

    вот вам реальность капитализма - так называемое бизнес-партнерство на деле ВСЕГДА оборачивается банальным кидаловом.

    А рабочие, которым надо семьи кормить, будут согласны работать за еду, хоть 12-часовой рабочий день. Пусть плачут, пока не поумнеют.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^