$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


25 ноября 2015, 09:34

Мы лет на десять вперёд знаем, какая партия, и кто выиграет (24.11.2015)

Listen Music Files - Share Audio - Особое мнение Т... 24 ноября 2015 года

Главный редактор еженедельника "Информ Полис" Туяна Зондуева обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым материалы свежего номера газеты - историю семьи, вынужденной жить без отопления и печки в бараке, который власти не признают аварийным, встречу главы Бурятии с блогерами и общественниками, презентацию монгольского документального фильма "Судьба", посвящённого нашему репрессированному земляку, а также акцию протеста дальнобойщиков, предстоящие выборы главы Бурятии, отношение России и Монголии к своему социалистическому прошлому, и другие вопросы. 

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я с удовольствием представляю мою сегодняшнюю гостью, Туяну Зондуеву, главного редактора еженедельника «Информ Полис». Я тебя приветствую, Туяна!

Т. Зондуева

- Доброго времени суток всем!

И. Озеров

- Сегодня мы поговорим, прежде всего, о свежем номере газеты «Информ Полис» - можно сказать, старейшей независимой негосударственной газеты постсоветской России (оговорка – Бурятии). Чем порадуете, какими темами наших читателей?

Т. Зондуева

- Из тем, которые мы вынесли на обложку – это правила поведения при теракте, к сожалению, это печальные реалии сегодняшнего дня, и там будет интересная информация, о том, что сейчас опубликовали российских список террористов-экстремистов – среди них 11 жителей Бурятии. Не будет сразу пугать, это не значит, что они террористы, их квалифицируют, как экстремистов. И нашумевшее дело – вы знаете, что арестован начальник управления капитального строительства, это ведомство, которое уже обросло скандалами в последние годы. Вы знаете, что уже, до этого ушёл Шабалов Сергей, с этого поста, был скандал с поддельным дипломов, ВСГУТУ, будто бы. До него был Восканянц, мы уже многое забыли, и вот сейчас назначен исполняющий обязанности Хараев, и оказалось, что у него уже были нарушения. Тем не менее, вот такое у нас управление капитального строительства.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, по поводу людей-террористов из Бурятии, потенциальных – заинтриговала – этим людям, как им статус этот присвоен, на основании чего? Они осуждены, или под каким-то подозрением находятся?

Т. Зондуева

- Они, в основном, осуждены, почему в этот список и попали. Та, в основном, за размещение в интернете каких-то записей, оскорбляющих людей по национальному, религиозному признаку. Какая-то девушка, не помню её точно фамилию, там даже были, по-моему, материалы об организации, запрещённой в России – это ИГИЛ. Интересные были моменты – я сама не ожидала увидеть столько жителей Бурятии в этом списке.

И. Озеров

- Не дремлют наши спецслужбы, но, я думаю, с учётом нынешней, сложной ситуации это оправдано. Скажи, пожалуйста, мы о терроризме заговорили, вы публикуете, проводятся антитеррористические учения, бдительность повсеместно усилена. Как ты считаешь, воткнусь в наш обзор, пользуясь случаем – что делать Европе, возможно, это победить, каким образом действовать – как ты считаешь?

Т. Зондуева

- В ближайшее время, я боюсь, это пока победить невозможно. Европа, как видим, оказалась не готова к этому. Наверное, надо будет принимать крайне непопулярные меры, как в Китае, но, демократическая Европа на это не пойдёт. В Китае настолько ужесточили сейчас законы, что там, даже, при получении китайской визы, под подозрение попадают люди с мусульманскими именами, или, если у вас в паспорте очень много виз Турции, Египта, и других стран, где исповедуют ислам.

И. Озеров

- То есть, это китайцы начали делать в последнее время после истории с самолётом, с французскими событиями?

Т. Зондуева

- Да, и мы сами знаем, что у них очень хорошо поставлена система контроля всего этого. Я не думаю, что этот опыт подойдёт демократической Европе, поэтому я боюсь, что им ещё долго придётся жить с этим, и всем нам.



Т. Зондуева: В Китае настолько ужесточили сейчас законы, что там, даже, при получении китайской визы, под подозрение попадают люди с мусульманскими именами



И. Озеров

- С другой стороны, многие говорят, что эта расслабленность, радушие по приёму людей со всего мира, толерантность, которую уже многие стали бранным словом считать, - именно, она к этому привела. Выводы, по-моему, уже сделаны – начиная с ужесточения бомбардировок, и какого-то, частичного закрытия границ – Британия вообще из Евросоюза собралась на этом фоне. Ясно, проблема долгая, к сожалению мы…

Т. Зондуева

- Я пессимистично очень смотрю на это.

И. Озеров

- Пессимистично, да? То есть, кто-то уже говорит о закате Европы, о её развале…

Т. Зондуева

- Ну, о развале я не думаю, но, закат, скорее всего, да. Мы с тобой оба были в Европе, обратили внимание, какое огромное количество пожилых людей, как мало молодых людей. Это, прямо, бросается в глаза – в Польше, в Чехии, например, меня очень это удивляло. И очень много смешанных браков, женщины выходят замуж за… видно, что, лиц арабского происхождения.

И. Озеров

- Я, скажу, честно, не обратил внимания, что очень много пожилых, и мало молодых – не заметил, но, то, что очень много мусульман – причём, не таких, светских, как мы больше у нас привыкли видеть, а, именно, по полной программе - в одеждах, с очень, таким, заметным отношением к женщине, своеобразным, сложным, с нашей точки зрения. Это, да, это бросается в глаза. Как-то, я думаю, всё равно, пусть и жёсткими, но, будем надеяться, гуманными методами из этой ситуации Европа выйдет. О чём ещё «Информ Полис» пишет?

Т. Зондуева

- Мы нашли одну семью, давайте я чуть-чуть о ней остановлюсь, потому что, для нас было удивительно, что в XXI веке в этом знаменитом бараке на Бабушкина, на Прямой живёт одинокая мать с тремя детьми. И вы представляете, у них нет ни печки, ни батареи, отопление от электроплитки.

И. Озеров

- Кошмар.

Т. Зондуева

- Это единственное, получается, жильё, которое она смогла купить за материнский капитал. Там всё рушится, всё валится, дом не признаётся аварийным. И у нас вопрос – куда смотрит уполномоченный по правам ребёнка, депутаты этого округа, которые в своё время заливались соловьями.

И. Озеров

- Они вам что-то давали, какой-то ответ для материала?

Т. Зондуева

- Нет, мы позвонили оперуполно… ой, оговорилась, уполномоченному по правам ребёнка, там попросили сделать письменное обращение. Я думаю, завтра, после выхода статьи она вынуждена будет этим заняться.

И. Озеров

- Вы сами нашли эту героиню?

Т. Зондуева

- К нам обратился читатель, дедушка. Он, просто, увидел её, он к нам пришёл, говорит – если вы не поможете… Он не надеется на власти какие-то. Мы обратились в комитет по социальной политике в мэрии – в мэрии нам просто дали список льгот, которыми пользуется многодетная семья. Но, вы знаете, ей не до походов в театр. 

И. Озеров

- Она работает?

Т. Зондуева

- Она работает уборщицей, женщина.

И. Озеров

- А дети какого возраста?

Т. Зондуева

- Дети – двое школьников, и одна младшая – пять лет, она младшую девочку водит с собой на работу, пока старшие в школе. При этом, дома чистенько, старается она поддерживать уют, всё завешивает покрывалами, затянула оконную раму плёнкой, потому что, там единственная оконная рама.

И. Озеров

- Плюс ещё у нас такой ноябрь, не характерно морозный.

Т. Зондуева

- Просто, трудно в это поверить. А из положительного – мы съездили в село Усть-Эгита, такое, очень известное село Еравнинского района. Вы знаете, там люди живут, они надеются только на себя на свои силы. Это будет такой, очень положительный момент – люди, в принципе, они хотят сделать на основе своей школы детскую школу искусств, они полны жизненных сил, полны оптимизма, потому что, не хочется, чтобы у нас только плохое было. Показываем и хороший пример, как надо жить. 

И. Озеров

- Усть-Эгита – это, я не ошибаюсь, где недалеко Эгитуйский дацан?

Т. Зондуева

- Не то, что… да, недалеко, это на самом деле, недалеко от границы Еравнинского района – село знаменитое СПК «Победа».

И. Озеров

- Эгитуйский дацан – тоже большая достопримечательность, там Сандаловый Будда, и потенциально, туристическое место, но, далековато, конечно. Пытаются раскрутить этот вариант… Там, на границе Еравнинского района и Сад камней тоже – есть, что посмотреть. Твой родной район, по-моему?

Т. Зондуева

- Да, мой родной район, и к созданию Сада камней я тоже имела… участие. И Сандалового Будду привёз мой прадед из Китая.

И. Озеров

- Да ты что?

Т. Зондуева

- Да.

И. Озеров

- Участвовал в этой захватывающей спецоперации?

Т. Зондуева

- Да.

И. Озеров

- Здорово, пару слов, может быть, ты что-то знаешь? Самые разные слухи – что и за взятки, и что украли его оттуда в разгар Боксёрского восстания. Каким образом это происходило?

Т. Зондуева

- На самом деле, там больше, наверное, мифов, которые сохранились в рассказах старожилов. Он был ламой, соржо-ламой (ответственный за проведение ритуальной части церемоний – ред.), и ты буддист, наверное, понимаешь, что это такое – жодчи-лама, то есть, человек, который умеет работать со сверхъестественными силами. Смеялись и говорили, что только такой ненормальный человек мог поехать туда в разгар Боксёрского восстания. Это всё равно, что сейчас поехать в Сирию, допустим, и попробовать вывезти оттуда какую-нибудь святыню. Это было, конечно, для них геройство, но, на самом деле, говорят, воспользовались тем, что Боксёрское восстание, и Россия послала свои войска подавлять это восстание, помогать европейским державам. В том числе, бурятские наши казаки там оказались, и, возможно, я думаю, это не было воровством, статую они спасли, потому что, Пекин горел, разграбили его, очень много ценностей сгорело, было уничтожено – скорее всего, они его спасли. Другой вопрос – как они его обратно везли, для меня это тоже большая загадка. Есть такая легенда, что по дороге пытались перехватить, говорили – зачем им в России эта святыня, да ещё где, это же был тогда самый северный дацан. Где-то в глуши, куда-то везут, такую святыню, мировую. Это было забавно. И, более правдоподобная версия – о том, как его спасали, в 30-е годы, когда полностью уничтожили Эгитуйский дацан. Это рассказывала ветеран журналистики Цырендулма Дондогийн, наверное, помнишь эту бабушку. Она рассказывала сама, со слов стариков, что его ночью, на полуторку, на грузовик, оборачивали его войлоками, перевязывали хадаками, ночью его вывозили. Вслед плакали, кропили молоком, и знаменитый учитель Жабон, он вывез его в Одигитриевский собор, в антирелигиозный музей, потому что, понимал, что только так он может его спасти. При этом, он вёз его ночью, днём он прятался в лесу, потому что, если бы узнали, что он везёт такое…

И. Озеров

- Главное, до музея добраться, до антирелигиозного… Абсурдная, и очень замечательная, с другой стороны, ситуация. Я-то слышал другую историю, совсем недавно, что в разгар гражданской войны, когда здесь были японские войска, какие-то люди среди японских граждан целенаправленно шли за ним – знали, что Сандаловый Будда есть в Эгитуйском дацане, и что, якобы, была изготовлена копия железная Сандалового Будды. Они приехали, постучали – железный, не тот. И уехали. Не знаю, правда или неправда – в то время копию такую сделать, железную особенно, было сложно. Но, то, что он несколько раз уже чудесным образом избегал сожжения за свою историю, пока он двигался из Индии в Бурятию – это очень интересно. Здорово, после нашего исторического отвлечения вернёмся к реальным событиям. Я знаю, что несколько тем вы взяли, «Информ Полис», со встречи главы Бурятии Вячеслава Наговицына с блогерами и общественниками республики. Эта встреча освещалась, что вы взяли, о чём вы пишете?

Т. Зондуева

- Мы практически взяли всё, что там было, единственное, встреча была очень долгой – почти три часа, очень много вопросов обсуждалось, поэтому, наш журналист Татьяна Родионова… Я была туда приглашена в качестве гостя, не как журналист, поэтому, я не писала – она написала сразу несколько тем потихонечку – например, о том, что закон об изучении бурятского языка могут отменить, этот скандальный закон. Спрашивали о его зарплате, спрашивали о домике в Сотниково. На самом деле, вопросы были очень острые, я не знаю, откуда появилось такое мнение, что блогеры ничего острого не задавали, их там заговорили. Нет, на самом деле, нет, блогеры задавали очень нелицеприятные вопросы.

И. Озеров

- У меня тоже такое впечатление сложилось – непривычно было читать эти вещи.

Т. Зондуева

- Мне самой это было непривычно слышать, потому что, одно дело журналистом – ты вынужден следить за своим языком, поскольку ты представляешь издание, за тобой стоит. А блогер, он человек свободный, и, поэтому там были такие выражения – Алдар Гунтупов, инициатор этой встречи ему дали право первого вопроса, и он задал вопрос – молодёжь уезжает у нас, самая талантливая молодёжь покидает республику, с чем мы потом останемся? Я за точность цитаты не ручаюсь, но, вопрос был такой. И когда Вячеслав Владимирович начал отвечать в привычной манере – у нас очень много программ реализуется, молодёжи предоставляется, и прочее. Алдар сказал сразу же – вы знаете, у меня такое ощущение, что мы плывём по океану на ржавом железном судне, всё протекает, всё трещит, а вы, как капитан, стоите и говорите – не тревожьтесь, не беспокойтесь, всё прекрасно. Это уже, у нас, у всех глаза на лоб полезли, потому что, это было, достаточно, непривычно. Вячеслав Владимирович, он молодец, он среагировал достаточно спокойно, потому что, я знаю пару политиков, которые в крик срываются от таких вопросов. И далее там пошли такие вопросы – какая у вас зарплата, почему в доме в Сотниково живёте, и так далее. Было очень много таких, вот, разных вопросов, и я даже не выдержала, задала парочку. 

И. Озеров

- Ты о чём спросила, если не секрет?

Т. Зондуева

- Нет, нисколько не секрет, я думаю, это опубликуют, и вчера на АТВ обсуждал мой вопрос, Бородин Андрей обсуждал с Банчиковым. Я задал вопрос… знаете, почему я его, кстати, задала, потому что, с Вячеславом Владимировичем пришёл заместитель главы его администрации, зам. Носкова, Станислав Тэлин, по-моему, бывший глава Баргузинского района. Он вмешался и начала говорить о том, что молодёжь сама виновата, что уезжает – тоже, точность цитаты не гарантирую, но, там смысл был такой примерно. И он забавную фразу произнёс, которую я, как журналист, быстро уловила. Он сказал что, у нас в сёлах как – зарежут последнюю корову, отдадут – учись, сынок, не возвращайся, зацепись в городе, уезжай. А вот, в Монголии по-другому, там много детей рожают, обязательно, один-два ребёнка остаются с родителями, они, вообще, не надеются на государство. Поэтому хорошо живут. Из уст госслужащего слышать, что не надеются на государство! Он очень долго говорил, и в результате мы довольно резко его прервали, сказали – мы, вообще, вас, что ли, слушать сюда пришли?

И. Озеров

(смеётся) – Помощник, выручал главу, как мог!

Т. Зондуева

- Мы пытались, как бы, экономить время, потому что, понимали… а тут ещё чиновник какой-то время занимает. И в результате я задала этот вопрос, первый вопрос, точнее, я задала – когда вы в первом сроке появились, конечно, вы не меняли правительство, которое вам досталось от Потапова, потому что, было понятно, что вы ещё никого не знаете, вы предпочли так работать. Но, почему вы не поменяли правительство, когда вас переназначили на второй срок, Кремль дал вам такой карт-бланш. То есть, вы считаете, что правительство очень эффективное, да? На что Вячеслав Владимирович спокойно ответил – ничего подобного, я поменял правительство, там многие… я говорю – я запомнила только Тимур Гомбожапович Цыбиков (министр культуры – ред.) и Алдар Валерьевич Дамдинов (министр образования – ред.). Остальные – Кожевников (министр здравоохранения – ред.), блогеры подключились, начали перечислять, Егоров (первый заместитель председателя правительства Бурятии - ред.) – большинство, что осталось на своих местах. Он сказал, что это не совсем так, и тогда я продолжила – вы знаете, вашу администрацию называют отстойником бывших глав, вы уж меня простите за резкость. Говорю, если глава района проиграл выборы, и народ ему больше не доверяет, какое он имеет право работать вашим советником, и, вообще, что-то советовать? На что он тоже спокойно ответил – это не так, он всё равно остаётся профессионалом, почему? То есть – не отстойник (смеётся).

И. Озеров

- Кто однажды в обойму попал – тот, в любом случае…

Т. Зондуева

- Да, примерно так, и третий вопрос я ему задала, когда он про молодёжь продолжил – вы были в Японии, я знаю, встречались с молодёжью, которая там успешно работает, учится, предлагали им вернуться в Бурятию, но, не помню случая, чтобы кто-то вернулся, успешно. Я говорю – а почему бы их не приглашать на пост того же министра. Откуда, вообще, появился Мишенин (недавно назначенный министр промышленности и торговли Бурятии – ред.), непонятно, такая тёмная фигура. На что он сказал – Мишенин просто подал заявку, это может любой человек. Блогеры стали переспрашивать – из Японии они тоже могли подать заявку – я хочу стать министром? Он сказал – конечно, да, и пожалуйста, кадровая комиссия рассматривает.



Т. Зондуева: Если глава района проиграл выборы, и народ ему больше не доверяет, какое он имеет право работать вашим (главы Бурятии) советником, и, вообще, что-то советовать?



И. Озеров

- Заинтриговал.

Т. Зондуева 

- По бурятскому языку его спрашивал каждый второй блогер, конечно – и Олег Булутов, почти се подключились. Он сказал что, да, проблема есть. Мы начали озвучивать, что Бичурская школа пример подала, начали школы отказываться, пользуясь этим законом. На что глава сказал – я считаю, что в младших классах надо изучать обязательно, хотя бы, азы давать, никто же не требует, чтобы ты говорил идеально. Но, помочь сохранить надо, он сказал знаменательную фразу – если закон так отрицательно влияет, есть возможность этот закон изменить, отменить, пересмотреть, и так далее. Это было интересно.

И. Озеров

- Как ты думаешь, что с языком произойдет, будет он (закон – ред.) отменён или нет?

Т. Зондуева

- С нашим Хуралом, честно говоря.... Ты же помнишь, мы писали, что им, вообще, подсунули другой закон, оказывается, который они, вообще, не глядя, голосуют. Не знаю. Трудно мне это сказать. Там, видите, есть такие противники, которые говорят – кто вам не даёт изучать – изучайте дома. Извините, без учебника это тоже невозможно. Я разговаривала с учителями бурятского языка, я говорю - вас обвиняют в том, что вы плохо ведёте. Они говорят – а почему никто не говорит, что в 90-е годы, когда приняли этот закон, нас никто не учил работать с детьми как… Мы изучаем бурятский язык, как иностранный, - нас обучали преподавать носителям языка, и тут же переключили на не носителей – без учебника, без методичек, без ничего – мы на пальца, буквально, это объясняли. Они говорят – вы заставьте учителя математики, - мы с тобой учителя – без учебника свой предмет вести – мы тоже посмотрим, насколько у вас будут результаты.

И. Озеров

- На самом деле, об этом и не задумываешься, все мы здесь живём, а, на самом деле, как иностранный и получается.

Т. Зондуева

- Их этому не обучали, и в этом, я считаю, вина Калмыкова прямая, потому что, он тогда работал в Верховном Совете депутатом был, принимали закон о бурятском языке, но, он не обеспечил на факультете бурятской филологии БГУ, где мы с тобой учились, там не подготовили учителей, не разработали новых методик, очень долго всё это делалось. В результате, выросло целое поколение, которое считает, что бурятский язык – это очень скучно. 
 
И. Озеров

- Не говоря уж о том, что в советское время было полное, практически, забвение.

Т. Зондуева

- Ну… 
 
И. Озеров

- По школам, по крайней мере. В нашей школе не было ничего такого. Там, понятно, интернат, так далее.

Т. Зондуева

- В городских школах – да, в сельских школах были, я помню, я с первого по пятый класс училась в сельской школе, там был бурятский класс, и русский класс. Бурятский класс, они изучали и литературу, и язык. 

И. Озеров

- Прямо были поделены по национальностям классы, или по желанию?

Т. Зондуева

- Нет, нет, по желанию, конечно. Я, например, попала в русский класс, у нас большинство детей записали в русский класс, у нас был один класс – ни русский, ни бурятский, но, он был русский класс – то есть, мы не изучали бурятский. А обычно, везде две параллели было, «а» - русский, «б» - бурятский. Нет, в русском классе тоже очень много бурят училось, но, просто родители…

И. Озеров

- Это как английский изучают, и немецкий.

Т. Зондуева

- Да, примерно так, родители просто не хотели, например, чтобы ребёнок изучал бурятский. Было такое в советское время, и сейчас есть, к сожалению. 
 
И. Озеров

- Недавно я сталкивался с лицеем-интернатом бурятским, и там спортивная направленность, и меня удивило по-хорошему, что берут деток спортивных, одарённых, невзирая – бурят, не бурят – неважно, там чуть ли не чеченцы учатся, они изучают бурятский язык – главное, ты спортивный, мы тебя здесь поддержим, поможем, все счастливы и довольны.

Т. Зондуева

- В бурятском лицее, насколько я знаю, бурятский язык просто изучается более углублённо, все предметы изучаются на русском, они на переменах говорят между собой на русском языке – мы от этого никуда не денемся. Сейчас шэнэхэнские буряты, чтобы увезти детей на каникулы в Китай, они водят их на курсы китайского. Потому что, шэнэхэнские буряты сюда приезжают, их дети, они быстро становятся русскоязычными детьми. Они играют на улице, и, даже, приезжая в Шэнэхэн, они между собой говорят по-русски. Это такое веяние времени, это, мне кажется, какая-то, другая государственная политика нужна. Оттого, что я дома говорить буду с ребёнком, ну, конечно, он выучит на уровне разговорного, как я – читать-писать уже не сможет. Это что-то другое надо. 
 
И. Озеров

- Это вопрос практического применения, востребованности в реальной жизни языка. Это, конечно, всё очень сложно. Хорошо, мы прервёмся на пару минут – оставайтесь на «Эхе». 

(реклама) 

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем общаться с Туяной Зондуевой. Туяна, вернёмся к встрече блогеров с главой Бурятии – не каждый день бывает. Обещали какую-то периодичность на будущее?

Т. Зондуева 

- Да в конце он сказал, что мне очень понравилось. Несмотря ни на всё, ему очень понравилось, и он сказал - давайте встречаться чаще. Кто-то предложил – раз в год, он сказал – да, нет, можно раз в три месяца. А потом он сам предложил – вдруг какое-то событие произойдёт, которое надо обсудить – пожалуйста, я открыт, давайте встречаться. А Сергей Басаев, вообще, предложил сделать это в Skype…

И. Озеров

- В Skype-формате.

Т. Зондуева

- Да, чтобы большое интернет-сообщество помочь темами, вопросами.

И. Озеров

- С таким количеством народа, боюсь, будет виснуть – видео не получится, будет только аудио. Скажи, пожалуйста, а народ как отбирался, каким образом, кто этот список составлял, участников встречи?

Т. Зондуева

- Для меня самой загадка, потому что, список составлял инициатор встречи – Алдар Гунтупов, он вышел, видимо, на Ирину Владимировну Смоляк и договорился о встрече. Мне же он написал – будет ли от вас журналист? Мы позвонили, Таня Родионова записалась, и потом Таня пришла с круглыми глазами: «Вас тоже внесли в этот список», я очень удивилась. Потом, оказалось, там и Татьяна Баженова, которая сейчас работает над сайтом газеты «Бурятия», она сейчас в правительственном СМИ. Ну, видмо, Алдар составлял этот список, и он решил, что эти люди могут задать какие-то вопросы. Я засмеялась, когда зашёл Архинчеев, увидел Бородина и сказал: «А что он тут делает, его в списке не было?» (смеётся). Было довольно смешно. 

И. Озеров

- Ну, это уже хорошо, что общественники сами этот вопрос решают, и власть на это идёт – это тоже здорово. Скажи, пожалуйста, обсуждали вопросы о зарплате главы Бурятии, о знаменитом домике гостевом, пишите об этом?

Т. Зондуева

- Да, мы даже написали про зарплату, и взяли в заголовок, где он сказал, что я пашу как лошадь – на галерах, практически. 

И. Озеров

- Да, есть у нас уже один раб (смеётся).

Т. Зондуева 

- Да, у нас один раб есть. Он сказал, что, на самом деле, это я, кстати, задала вопрос, потому что мы в прошлом номере получили цифры бюджета предварительные. Конечно, мы пришли в ужас, и мы дали картинками прямо, рисовали. 
 
И. Озеров

- Инфографика.

Т. Зондуева

- Инфографика, даже, картиночная такая. Несчастный доктор с клизмой стоит, и сколько у него получается. Там поразила цифра, что полмиллиарда рублей уходит на содержание правительства, а 20 рублей в день – на питание ребёнку в школе. Это, конечно, поразительные цифры, я задала ему этот вопрос, и он сказал – у нас четыре года не индексировались зарплаты. Блогеры тут же зацепили – а какая у вас зарплата. Он сказал – где-то 390-400 тысяч, но, у меня же рабочий день не восьмичасовой, как у вас, у меня, примерно, 18-часовой – поделите на часы. Он говорит – многие директора компаний сейчас, заводов, они получают даже больше, чем я. Что касается дома в Сотниково, его Эрдэм Гомбоев задал, блогер очень известный, оппозиционный. Я первый раз его увидела, мне, стати, было интересно увидеть вживую многих блогеров. И вот, он ему вопрос по домику в Сотниково задал, и Вячеслав Владимирович ответил, что не он сам выбирал этот домик, что это всё решил Народный Хурал - это было удивительно. Но, он говорит – я же не могу жить на улице, если мне подберут другое жильё – я готов оттуда съехать. 
 
И. Озеров

- Ну, всё равно, я считаю, факт открытости власти в наших условиях очень похвальный, будем надеяться, что эти встречи будут более регулярными.



Т. Зондуева: Поразила цифра, что полмиллиарда рублей уходит на содержание правительства, а 20 рублей в день – на питание ребёнку в школе



Т. Зондуева 

- Надо, надо ценить, потому что, приезжали коллеги из Читы, из Забайкалья, они, просто, поразились, что у вас дико свободные СМИ – пишете, что хотите. Мы говорим – есть рамки, всё равно.

И. Озеров

- Ну, эту тенденцию последних месяцев, можно сказать, в Бурятии не первый раз наблюдаем – мне это живо напомнило начало 90-х, когда у нас тоже были волнения какие-то, с национальным вопросом связанные, экономические дела, и Байкал – экология, всё очень сильно повторяется, когда деньги кончаются, и у всех такое возбуждение. И СМИ, пользуясь случаем, становятся гораздо более свободными – это хорошо, это свобода слова, это развитие её. Знаю я, что известный журналист Дмитрий Родионов, очень известный в республике, давно работает, в том числе, и в «Информ Полисе» когда-то работал, сейчас опять с вами стал сотрудничать, пишет аналитику, о чём он вэ том номере написал? 
 
Т. Зондуева

- В этом номере у нас будет аналитика, конечно же, политическая, фирменная аналитика от Дмитрия Родионова. Я не буду раскрывать всю интригу, но, вам стоит почитать, и узнать, кто, всё-таки, собирается идти на главу республики, когда будут эти выборы, почему вдруг таким смелым стад мэр Улан-Удэ Голков. Я думаю, Дима в своём стиле – очень интересно будет.
 
И. Озеров

- Интрига, интрига. Димины секреты раскрывать не будем, ты как думаешь – когда выборы у нас будут – в 2016 или в 2017 году? 

Т. Зондуева

- Я насколько поняла – в 2017-м, если только сейчас, из-за терактов не введут назначение губернаторов, то, скорее всего, будет в 2017 году. 

И. Озеров

- На мой-то взгляд, по активности, по «прямым линиям», и новости хорошие, ощущение такое, что всё как-то поближе. Ну, посмотрим, и с тобой обязательно… 
 
Т. Зондуева

- Ну, и 2017-й не за горами, в принципе. 

И. Озеров

- …эту тему ещё обсудим. Пишете вы, насколько я знаю, о повышении проезда на маршрутку – больная тема, особенно, все сейчас с Иркутском сравнивают, где дешевле, даже, дешевле того, что у нас сейчас есть. Какие у нас прогнозы?



Т. Зондуева: Приезжали коллеги из Читы, из Забайкалья, они, просто, поразились, что у вас дико свободные СМИ – пишете, что хотите



Т. Зондуева

- Это репортаж с брифинга мэрии, там ругались, как я поняла, представители маршрутчиков и представители комитета по транспорту, предъявляли друг другу претензии, Маршрутчики, всё-таки, настаивают, что надо повышать до 20-ти рублей за проезд в маршрутном такси, а на трамвай – до 15-ти рублей. Обосновывают это тем, что горючее, и так далее, и прочее, на что чиновники мэрии, надо сказать, справедливо, сетуют на то, что вы нерегулярно ходите, дисциплина такая-то, те пытаются оправдываться. Я думаю, стоит почитать, но, очень многие уже, даже наш верстальщик Николай очень возмущался, когда верстал.

И. Озеров

- Николай возмущался чему?

Т. Зондуева 
 
- То, что он живёт в сотых кварталах, и он говорит – они очень плохо ходя, эти маршрутчики, почему они должны повышать проезд, если у них не организован пассажирский сервис.
 
И. Озеров

- Надо, пользуясь случаем, мэрии…. Но, они постоянно, и пытаются какие-то встречные претензии выдвигать – по сервису, по движению.

Т. Зондуева

- Здесь они молодцы, надо сказать.
 
И. Озеров

- Людям, всё равно, понятно, любое повышение цен, оно, конечно, очень болезненно воспринимается, реально бьёт по карманам. Скажи, пожалуйста, про акцию дальнобойщиков вы писали, может быть, в прошлом номере, или нынче?

Т. Зондуева 
 
- Мы писали на сайте, и дали в этом номере тоже, про акцию дальнобойщиков, у нас есть это в рубрике «Самокат», репортаж будет, с акции дальнобойщиков. 

И. Озеров

- Именно, местные?

Т. Зондуева 

- Именно, местную. Наши съездили, сфотографировали, пообщались с дальнобойщиками.
 
И. Озеров

- Эта акция, она, ещё не раз будете писать, потому что, не заканчивается, сегодня новости о том, что с новых городов – видимо, реально, нашу водительскую касту зацепили все эти попытки нововведений. Хотел спросить, «Информ Полис» в головах большинства читателей Бурятии, Улан-Удэ – это вначале была газета, потом, спустя некоторое время, появился ещё сайт. 

Т. Зондуева

- Это при тебе, прямо. 
 
И. Озеров

- Да, ещё имел я отношение к этому, очень приятно вспомнить. Но, тогда, когда я работал, сайт существовал в таком, подчинённом статусе был – мы только раз в неделю выкладывали материалы, которые вышли в газете – в среду вышли – в четверг выкладываем. Сейчас сайт каким образом существует – ты распространяешь своё влияние на него, или это отдельное СМИ, которое живёт своей жизнью?

Т. Зондуева

- Нет, это абсолютно отдельное СМИ, со своей, отдельной лицензией. Почему я говорю отдельное СМИ – мы в своё время забыли включить в лицензию бурятский язык, и нам пришлось обращаться в Москву, лицензию на сайт получают в Москве – сайт вещает не на территории…

И. Озеров

- На весь мир.

Т. Зондуева

- Да, а вот лицензию на газету – уже здесь, в республике. Конечно, это немного разные аудитории, разные, сам понимаешь, и стили написания. На сайте надо коротко, чтобы человек быстро зашёл, прочитал, а газета – это для вдумчивого, скажем так, чтения, к которому можно вернуться. 

И. Озеров

- Больше анализа.

Т. Зондуева

- Да. Больше анализа, больше героев, которые понятны, скажем так, зрелому человеку – понятно, что, допустим, наши дети читают в «Твиттере» новости – я очень удивилась. 
 
И. Озеров

- В «Твиттере» - это то, что вы транслируете тоже?

Т. Зондуева 

- Да. 

И. Озеров

- Ваш аккаунт.

Т. Зондуева

- Да, я очень удивилась, что им хочется читать короткими сообщениями, в то время как, наше поколение, может, старше, всё равно, мы предпочитаем обстоятельно почитать, не спеша.

И. Озеров

- И, вроде, себя тоже считаешь современным. Недавно столкнулся с молодыми работниками. Я спрашиваю – так, у всех аська есть? Какая аська, на меня посмотрели, как будто я про букву «ять» спрашиваю, - сейчас уже другие, совершенно, способы общения, и со своей аськой я выгляжу, как дедок, совершенно, старый (смеётся).

Т. Зондуева

- Да, сейчас через мессенджеры все общаются. Ну, и сама технология работы для сайтовских журналистов, я, как бывший телевизионщик, смотрю, что они, как телевизионщики, работают очень быстро – там же надо уметь. На прошлой неделе был забавный случай – пришёл один политик, мы с ним разбирались. И он сказал – скажите, пожалуйста, а это кто сдаёт наши тайны мадридского двора журналистам. Говорю – а что такое? Да, иногда мы ещё сидим на заседании – у вас уже на сайте появляется информация (смеётся). 
 
И. Озеров

- Неназванный источник в правительстве, заслуживающий доверия (смеётся).

Т. Зондуева

- Он говорит – мы начинаем переглядываться. 
 
И. Озеров

- Кто сдал?

Т. Зондуева

- В этом, наверное, прелесть сайта. А прелести газеты ты и сам знаешь. 
 
И. Озеров

- У вас редакция, она, пересекающаяся – журналисты пишут и туда, и туда, или это строгое разграничение по журналистским коллективам, или нет?

Т. Зондуева

- Нет, у нас, так называемая, мультимедийная редакция, я ездила, как раз, в Чехию, постажировалась, посмотрела. Редактора все сидят в одном кабинете, обсуждают одну новость. Я знаю, возьму я эту новость в газету, или не возьму. Если я её возьму, - как я её оформлю, что мне ещё нужно. А сайтовики быстро – это сделает тот журналист, этот позвонит туда-то, туда-то. Это очень удобно – заранее мы знаем, что пойдёт в газету, что не пойдёт в газету, какой будет отклик. Очень удобно делать опросы – какая-то проблема, мы делаем опрос на сайте, например, по повышению пенсионного возраста сделали, мы знаем, что нас с тобой, Игорь, ждёт, видимо, выход на пенсию в 70 лет (смеётся). 
 
И. Озеров

- Будем наперегонки с жизнью нестись к пенсии – догоним, не догоним.

Т. Зондуева

- Мы сделали опрос на сайте, и эти итоги публикуешь потом в газете, в этом смысле очень удобно. 
 
И. Озеров

- Друг дружку поддерживаете.

Т. Зондуева

- Читателями. 
 
И. Озеров

- А в Чехии, что за стажировка была? Сейчас, я насколько знаю, все международные программы у нас активно свёртываются, и занавес вот-вот опустится. 

Т. Зондуева

- Нет, это, абсолютно, российская программа, это АНРИ - ассоциация независимых региональных издателей. 
 
И. Озеров

- Она существует ещё?

Т. Зондуева

- Она существует, потому что, она российская программа, но, она договаривается с зарубежными коллегами, что мы к ним ездим. Они тоже ездят к нам. Я раньше думала, что у них всё на передовой – оказалось, те же самые проблемы, с принтом, контентом, видео, аудио. Очень многие открывают радио при редакциях? 
 
И. Озеров

- У вас в планах нет – у вас, по-моему, только радио и нет ещё?

Т. Зондуева

- Мечтается, я бы поработала.
 
И. Озеров

- Нашим радиослушателям я напоминаю, что нашу программу можно не только слушать в эфире радиостанции «Эхо Москвы», но, и читать, и слушать, в том числе, на сайте baikal-media.ru, и там же можно комментировать наши программы, и задавать вопросы героям интервью. Ну, а мы продолжим. О каком-то фильме вы написали, расскажи, пожалуйста, что за фильм, что за судьба за ним стоит? 

Т. Зондуева

- Вчера совершенно случайно я провела презентацию, случайно, потому что, я узнала, буквально, в воскресенье. Приехала съёмочная группа, привезла на презентацию документальный фильм об уникальной судьбе нашего земляка, соплеменника, который в 30-е годы, спасаясь от репрессий, ушёл в Монголию, Ванчик. Но, там, в Монголии его выдали, в 1934 году арестовали прямо с сенокоса, выдали в СССР, что для меня было очень удивительным, потому что, я читала, что монгольских бурят прямо расстреливали на месте, каждого пятого бурята там расстреляли. 
 
И. Озеров

- В смысле – ты имеешь в виду, в красной Монголии пойманных бурят расстреливали на месте? А почему такая жестокость была?

Т. Зондуева

- А потому что, считали, что раз ты сбегаешь из Советского Союза – это антисоветский элемент. Что им не нравится в СССР, почему они убежали – кулаки, контрреволюционеры, и так далее. Шпионаж в пользу Японии – что только там не придумывали, но, я была в музее репрессий – каждый пятый бурят там репрессирован. 
 
И. Озеров

- В музее репрессий, ты имеешь в виду, в Улан-Баторе? Есть музей?

Т. Зондуева

- Да, в Улан-Баторе есть музей репрессий, там просто, комок в горле стоит. И я была всегда уверена, что их расстреливали там. А оказалось, что их ещё выдавали обратно в Советский Союз, и вот, этого мужчину оторвали от семьи, почему-то обратно сдали в Советский Союз, и его сослали аж в Архангельск. Потом, из этого Архангельска привезли в Красноярск, он работал на лесоповале много лет, и там он познакомился с женщиной-эстонкой, тоже репрессированные эстонцы, целое село. У них родилась дочь Марта, она родилась в 1944 году, по-моему, и после смерти Сталина, когда объявили амнистию, этот Ванчик, он знал, что болен, смертельно болен, он решил уйти на родину обратно. Даже не на родину, а в Монголию, где его первая семья. Он через Агинск добирался, пришёл, два года прожил в своей второй семье, и умер. И спустя очень много лет, в 70-х или 80-х годах, брат нашёл эту Марту, и эта героиня этого фильма, Марта, я с ней познакомилась, почему я согласилась вести презентацию – очень судьба уникальная. Она, оказывается, помнит, как она цеплялась за чемодан отца, говорила – не уезжай! После презентации она говорила, что я потом у своего брата спрашивала – почему вы раньше меня не нашли, я скучала по отцу. Он сказал – мои родственники, они все без образования, они живут в селе, я первый, кто получил образование, в СССР учился, и сумел найти Марту. И показана в фильме вся эта суть, эти кинематографисты съездили в Красноярский край, в это село – там до сих пор живут эстонцы – просто поразительно, она их свозила. Показывают, как внуки, уже, такого, нордического типа, она привезла их в Монголию, на родину отца. Просто пронзительный фильм, очень пронзительный! В зале собрались, в основном, люди старшего поколения, студенты БГУ – очень многие плакали. Потом вставали, говорили – мой дедушка погиб в Красноярском крае, отец погиб. У меня самой тоже дедушка по матери, он тоже там отбывал срок, в Красноярском крае. 
 
И. Озеров

- Страшно. Этот фильм – это разовый прокат?

Т. Зондуева

- Это была, просто, презентация, мы попросили дать нам фильм для проката на телеканалах Бурятии. Он на монгольском языке, субтитры идут на русском языке, причём, переводчк, тоже, потомок бурятских мигрантов, лучший переводчик с русского языка Монголии Хазбаатар Мэргэн – очень мой хороший друг. 
 
И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, Туяна, ты была в музее, посвящённом репрессированным в Монголии, Монголию неплохо знаешь, может быть, есть возможность у тебя сравнить. Как ты считаешь – отношение к советскому прошлому, применительно к Монголии тоже можно сказать – советское прошлое, у нас, когда очень многое подаётся в положительном свете, и там – тенденции, тренды, как это всё сейчас движется? Осудили они его, заклеймили, или, как наши, нынешние пожилые комсомольцы периодически отмечают юбилеи, считают всё это замечательным, и так далее? 
 
Т. Зондуева

- Нет, у них этого нет, они как-то гораздо более спокойно к этому относятся. Конечно, они сами признают, что был период, когда мы проклинали Цеденбала (многолетний руководитель Монгольской Народной Республики - ред.), и прочее, а, с другой стороны, мы же понимаем, что он сделал всё что мог. Его жена знаменитая, Филатова… 
 
И. Озеров

- Русская женщина.

Т. Зондуева

- Да, русская женщина. Они ей писали письма, они подарили мне книгу, и там было - кто пять долларов отправлял, кто двадцать долларов, когда она осталась одна. Нет,на самом деле, они гораздо спокойнее относятся к истории, без этих крайностей из одной стороны в другую. Это мне очень нравится, сейчас у них выборы в их Великий Хурал. Великий, не смысле важности, а в смысле – большой. У них парламентская республика, в отличие от нас. И каждый раз у них непонятно, какая партия выиграет.

И. Озеров

- Ну, так это нормальная ситуация, а нам она непривычна.

Т. Зондуева

- Да, нам она очень непривычна, я была в 2012 году на их выборах. Они говорили – а у вас кто выиграет? И я говорила – мы лет на десять вперёд знаем, какая партия, и кто выиграет.

И. Озеров 
 
(смеётся) – А вы какие-то близорукие, бестолковые, ничего понять не можете.

Т. Зондуева

- Я говорю – стабильность, хохотали. И вот, я хочу сейчас аккредитоваться летом, сейчас там будет саммит АСЕМ (Форум "Азия - Европа" - ред.)…

И. Озеров
 
- Безвизовый режим, по-моему, отменили для ряда стран.

Т. Зондуева

- Со многими странами, но, не для России. Для России они оставили. Монголия – это совсем другая страна, её даже не стоит сравнивать с нашей. Всё равно, они другая страна, политика «третьего соседа». Демократия со всеми её минусами, со всеми её плюсами.

И. Озеров

- Больше демократии там?

Т. Зондуева

- Конечно, больше демократии, но, опять же, я говорю – там есть свои минусы, там есть свои олигархи. Свобода слова там не имеет никаких границ, ну, просто, никаких. Мы сегодня восхищаемся, что у нас в Бурятии, но, там, просто, я… Иногда берёшь – там такие вопросы: «Вас видели в машине голой, с каким-то артистом»…

И. Озеров

- А, это в жёлтую сторону больше?

Т. Зондуева

- Да, ну, у нас же, этого нет, всё равно, пока ещё, и, может быть, слава богу, что нет (смеётся). У них очень критикуют президента, у них Элбэгдорж, он бывший журналист военный, он говорит – я никогда в жизни не подавал, и не подам в суд на прессу – пусть пишут, что хотят.

И. Озеров

- Очень похвально слышать такое от государственного деятеля. Ну что ж, спасибо огромное, Туяна, наша программа подходит к концу, сегодня мы беседовали с Туяной Зондуевой, главным редактором еженедельника «Информ Полис», до новых встреч, мы обязательно ещё побеседуем в нашем эфире. В студии работал Игорь Озеров, спасибо, до свиданья!

Т. Зондуева

- Спасибо! 

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^