$ 63.87
68.69
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


15 декабря 2015, 20:38

Если бы Путин был авторитарен, я думаю, мы не беседовали бы в этой студии (15.12.2015)

Play Music - Share Audio - Особое мнение А... 15 декабря 2015 года

Главный редактор информационного агентства "Байкал Финанс" Алексей Субботин обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым возможную отмену решения строительства ГРЭС на притоках Селенги в Монголии, создание нового общественного движения "Бурятия", проблемы экологии Байкала, право запрета на использование иностранной рабочей силы в регионах, распродажа имущества фабрики "АМТА", взаимоотношения России и Турции, и другие вопросы. 

И. Озеров

- Здравствуйте в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я рад представить сегодня главного редактора информационного портала, информационного агентства «Байкал Финанс» Алексея Субботина. Добрый день, Алексей!

А. Субботин

- Добрый день!

И. Озеров

- Опираться будем, как обычно, с тобой, как с дежурным редактором, на новости твоего ресурса – «Байкал Финанс». Новостей много, в том числе были, в последнее время, буквально, совсем недавно, эксклюзивные, информационная волна с вас пошла по этому поводу. Но, об этом позже, а сейчас остановимся на новости о том, что строительство гидротехнических сооружений, так называемых, монгольских ГРЭС на Селенге, и её притоках, которые, в итоге, в Байкал попадают, приостановлено. Об этом заявил начальник территориального отдела водных ресурсов по Бурятии Валерий Молотов. Речь идёт о том, что документация где-то не готова, где-то ещё финансов нет. Как ты считаешь, это просто монголы нерасторопные, и позже будут воплощать эти идеи в жизни, эти проекты, либо это наша совместная работа с ними привела к тому, что они откажутся от этих проектов?

А. Субботин

- Там ситуация до сих пор неясная, потому что, о начале строительства, как таковом не сообщалось, а говорилось о том, что монгольское правительство дало отмашку, дало добро, разрешение на строительство ГЭС на реке Эгийн-Гол. Больше ни о Шурэнской ГЭС, ни о других не говорилось, а об Эгийн-Гол говорилось как о решённом вопросе. Более того, там должна стоить китайская корпорация, не буду сейчас точно перевирать её название - точно не помню, и, более того, указывались сроки - 18 месяцев. Но, это, получается, ещё довольно далеко от Селенги, и там можно говорить только, наверное, о каком-то экологическом влиянии в самой Монголии прежде всего, на Хубсугул (крупнейшее озеро Монголии – ред.), а вот новость относительно того, что, вообще, всё приостановлено, это пока нужно ещё ждать подтверждения, я думаю - там далеко не всё однозначно.

И. Озеров

- То есть, ты считаешь, это слишком далеко от Байкала для того, чтобы как-то негативно на него влиять?

А. Субботин

- Нет, если говорить об Эгийн-Гол, то да, может быть, это в районе Хубсугула, а тот каскад, по которому подразумевается строительство ближе к нам – это ГЭС «Шурэн», и другие, там может быть серьёзное влияние на Селенгу, как говорят эксперты.

И. Озеров

- И на Селенгу, и, соответственно, на Байкал…

А. Субботин

- Само собой.

И. Озеров

- Тем более, мы слышим последние новости - прогнозы на 2016 год ещё понижение чуть ли не на 40 сантиметров уровня Байкала. Когда ты это сам - приезжаешь и воочию видишь, что пляж стал немножко больше – это реально заметно, и вызывает беспокойство.

А. Субботин

- На сайте Росводресурсов отслеживается уровень Байкала. Последнее, что я видел, по состоянию, по-моему, на пятницу, свежие данные не смотрел - там до критически минимального уровня осталось шесть сантиметров - до 456-ти метров над тихоокеанской отметкой. То есть, как только этот уровень будет пройден, повторится картина предыдущей зимы, причём, она начинается раньше, чем было тогда.

И. Озеров

- То есть, ситуация усугубляется, плюс ещё у нас есть новости о том, что китайцы, вы тоже об этом писали, давай о китайском проекте поговорим. Китайцы в Выдрино планируют, как они говорят, разливать и выкачивать из Байкала ежегодно тот объём, который за сутки вылетает через иркутский каскад. Чиновники говорят о том, что это не катастрофично, получается, по крайней мере, в сотни раз меньше, чем за год сливается с иркутской стороны.

А. Субботин

- Об этом проекте стало известно ещё, по-моему, в прошлом году. Вроде бы, он прошёл, как говорят чиновники, все экспертизы экологические, и, к слову, это будет не первый завод по розливу байкальской воды…

И. Озеров

- Ну, да.

А. Субботин

- Этих заводов уже и с нашей, и с иркутской стороны, по-моему, дело к пятёрке идёт. Нет, я не думаю, что здесь… и Байкальский лимнологический институт давал данные, что это несущественно отражается, поэтому здесь-то, как раз, гораздо меньшие опасения, чем со строительством монгольских ГЭС.

И. Озеров

- Почему Байкал меня тревожит, новости эти все приходит, плюс вчера у меня была встреча с неравнодушным, скажем так, жителем Бурятии – Геннадием Климовым. Он очень хорошо знает районы с нашей, с байкальской стороны, с района родом. Он уже пенсионер, если я не ошибаюсь, или около того. Он говорит – я за свою жизнь наблюдаю десятки, если не сотни речек, речушек, ручейков, ключей, которые были, и их сейчас нет. А это всё водосбор Байкала. Говорит – куда бежать, куда кричать - я точно знаю и вижу, что лес вырубается, и потом исчезают (реки – ред.). Он дошёл до «Иркутскэнерго», сказал - ребята, давайте, вы тоже об этом думайте, потому что, это же ваша вода, которая вами для электроэнергии используется, что-то надо делать. Он считает, что у нас здесь не обращают, в этом плане, на ситуацию внимания, и перед фактом встают, что Байкал у нас мелеет.

А. Субботин

- Да, о том, что речки пересыхают маленькие, говорится давно, ради это прекратилась вырубка, вроде бы, в прибрежной зоне, но, не хватает, видимо. Я не эколог, давать какие-то оценки не могу, хотя, часть этих речек и речушек, они же не постоянные, а мерцающие, это тоже надо учитывать - они появляются в период дождей или многоводья. Сегодня, к сожалению, уже длится более 10-ти лет маловодье катастрофическое, и тоже, говорят, не первое, потому что, уже наши учёные нашли записки декабристов, которые свидетельствуют о том, что это было ещё и…

И. Озеров

- Середина XIX века, 12 лет очень засушливых.

А. Субботин

- Середина XIX века, ближе к концу, тоже было ужасно. Ну, а что касается рек, речушек - наверное, их надо беречь, а стучаться надо уж тогда не в «Иркутскэнерго», а к господину Дерипаске, который сегодня, фактически, хозяин байкальской воды.

И. Озеров

- В каком смысле, ты имеешь в виду?

А. Субботин

- «Иркутскэнерго» принадлежит Дерипаске, заводы алюминиевые принадлежат Дерипаске, и, собственно говоря, поскольку экспорт алюминия, производство алюминия, и, фактически, экспорт электроэнергии, а значит, воды - спрашивать надо, видимо, у него.

И. Озеров

- Я думаю, что спрашивать надо у самого главного нашего человека, без которого, по большому счёту, ничего не решается.

А. Субботин

- Тогда тебе надо стучаться в ОНФ.

И. Озеров

- Да (смеётся). ОНФ, ты думаешь, поможет решить… Ну, да, возможно, они сейчас на самой короткой ноге с ним.

А. Субботин

- Кстати, на последней конференции ОНФ, нашей, республиканской, байкальский вопрос был в центре, одним из ключевых, и, вроде бы, даже будет специальная конференция в Москве, посвящённая всему комплексу байкальских проблем, так что…

И. Озеров

- Будем, со своей стороны, и мнение общественников доносить, потому что, он говорит - я не знаю, куда мне бежать, я сказал, что в эфире мы обязательно с кем-то из гостей это обсудим. Ещё одна новость, которая заметно прозвучала, и вы были её источником, первоисточником «Байкал Финанс», о том, что в Бурятии создано общественное движение, так оно и называется - «Бурятия». Геннадий Айдаев, бывший мэр Улан-Удэ, возглавил его. В учредительной конференции приняли участие такие люди, как Леонид Потапов, Геннадий Айдаев, Владимир Агалов, Николай Атанов, Валентина Дамбаин, представителей общественных организаций. Расскажи подробнее, может быть, что-то не вошло в публикацию, какие перспективы, задачи? Неужели, они созданы только для того, чтобы участвовать в «Стратегии-2030», или какие-то, политические амбиции у них есть?

А. Субботин

- Я не был на самой конференции, делал новость журналист. Суть конференции он изложил максимально полно. Одновременно, мне кажется, вполне естественно предположить, что движение создаётся и в политических, выборных целях, а не только участвовать в «Стратегии-2030». В каких выборах, как, что это будет - я думаю, что это надо будет посмотреть на всё это. Само по себе, мне кажется, создание этого движения, причём, во главе которого встали ветераны, или, как принято говорить, тяжеловесы республиканской политики – оно говорит достаточно о многом - появляются силы, которые готовы оппонировать действующей власти по-серьёзному уже.

И. Озеров

- Ты это расцениваешь, как оппозицию?

А. Субботин

- Я говорю, что они готовы оппонировать, я не знаю, сложится ли там какая-то оппозиция, но, то, что они готовы спорить, предлагать свои варианты этой стратегии, поправки - это вполне очевидно, и я не думаю, что это создано для того, чтобы говорить комплименты кому-то.

И. Озеров

- Как ты думаешь, это стало сюрпризом для нынешней власти, для Вячеслава Владимировича, или в курсе он был, или как-то, может быть, тоже соучаствовал, потому что, как правило, у нас такие вещи, состоящие из бывших чиновников, они всегда под контролем, или, по крайней мере, с внимания, с участием власти создаются.

А. Субботин

- Известно это было Вячеславу Владимировичу или нет – пригласи его, спроси - я не знаю (смеётся).

И. Озеров

- Хорошо.

А. Субботин

- А, вообще, в нашем небольшом городе трудно что-то уж так скрыть глобально, сделать некое политическое подполье. Я думаю, какая-то информация о намерении создать такое движение наверняка появлялась и в коридорах власти.

И. Озеров

- Как оно всё развернётся – будем посмотреть, что называется, тем более, я думаю, в наше неспокойное время, поводов проявить им себя, как-то поучаствовать в жизни республики будет более чем достаточно.

А. Субботин

- Я думаю, уже будет интереснее, тем более, смотри – сегодня тот же глава республики говорит о необходимости снизить тарифы на электроэнергию, то есть, пробивать это через ОНФ, о необходимости ставить во главу угла то, что нам приходится много заниматься тем же Байкалом, а это очень сильно сказывается на промышленности. Фактически, вновь признаётся актуальность байкальского фактора, о котором много говорил тот же Потапов, за что его ругали.

И. Озеров

- Видимо, нет худа без добра, видимо. На самом деле, позиция Наговицына выглядит достаточно сильной – да, ребята, вы заботились на уровне Путина Байкалом - мы те люди, от которых очень во многом зависит Байкал, и терпим мы из-за этого – давайте, помогайте и с газификацией…

А. Субботин

- Мы вообще, в предыдущий раз с тобой говорили, что власть стала более активна. Скажем, вчерашняя информация о том, что будет готовится законопроект о единообразии зарплат муниципальным чиновникам…

И. Озеров

- Это следующий вопрос, который я хотел тебе задать, давай сразу перейдём.

А. Субботин

(смеётся) – Это тоже о многом говорит.

И. Озеров

- И тут тоже, нет худа без добра, этот инцидент в мэрии, мы его не обсуждали с тобой, он привёл к тому, что прогремели федерально, и премии, вроде бы, нет, и зарплаты будут проверяться у наших муниципальных глав по всей России, как было объявлено. Давай пару слов скажем, потому что событие громкое было - на чьей ты стороне, кто был там прав - мэр или журналисты?

А. Субботин

- Ну, теперь пусть скажет следствие, кто там был прав. Правовые последствия до сих пор не ясны, а административные, как ты верно подметил, следуют одни за другими - Совет Федерации, решение главы единообразить зарплаты. Получается, что мы тут можем стать зачинателями общероссийского движения в этом направлении (смеётся), великий почин, о наведении порядка в этой сфере. А кто там прав, кто не прав - мы писали по этому поводу тоже, я думаю, что если бы мэр нормально переговорил с журналистом и сказал, что ещё никакая премия не начислена, а создана только комиссия, причём, создана комиссия впервые, как раз, для обсуждения, потому что, ранее (премия – ред.) назначалась априори, то, я думаю, всё бы было нормально, и ничего не было, даже при условии, что их послали специально провоцировать. Закрытость мэра от СМИ, которая не была секретом ни от кого, привычка его к подковёрной политической игре, а не к открытой, слабая готовность к публичности сыграли свою роль. Хотя, журналисты вели себя не очень привычно для наших масс-медиа…

И. Озеров

- Это да.

А. Субботин


- Но, ничего криминального там с их стороны я не увидел, там, по-моему, ничего криминального с обоих сторон нет.

И. Озеров

- Ещё одно последствие, которое увидели журналисты, обратили на это внимание - после очередной сессии горсовет вышел на подытоживающую пресс-конференцию, обсудил, и получил ещё раз порцию, может быть, неприятных для них вопросов по поводу премии, инцидента. Мы видим, что, может быть, и кризис так работает – когда у всех нервы не выдерживают, все становятся более открытыми, более раскрепощёнными – это хорошо. Прозвучала точка зрения на конфликт налоговиков с предпринимателями, которые ушли из Бурятии в другие регионы. Геннадий Доржиев привёл конкретные цифры, примеры, сказал - внимание налоговой слишком пристальное, мой бухгалтер вынуждена заниматься не будущим, а прошлым…

А. Субботин

- На этой же пресс-конференции.

И. Озеров

- Да, на этой же пресс-конференции это прозвучало. Это реальная причина, может быть, что-то ещё, и как этот уход предотвратить, а ушедших вернуть в Бурятию, на твой взгляд? 

А. Субботин

- Не на камеры и не на диктофон предприниматели все, в один голос, говорят именно об этом, условно говоря, о беспределе налоговой, если можно так назвать, и, вообще, об административном давлении. И говорят не только наши предприниматели - вспомни нашумевший в интернете и в прессе выступление Потапенко на Московском экономическом форуме…

И. Озеров

- Это было очень неожиданно.

А. Субботин

- Где он охарактеризовал диалог власти и бизнеса, как диалог мясника с коровой - молоко сегодня у нас будет, или говядина? Я думаю, что надо этот диалог открывать. Кстати, и глава республики, и Хурал инициировали создание комиссии, которая займётся этим вопросом. И налоговая, вроде бы, пошла на диалог, поскольку в торгово-промышленной палате Куриленко, начальник управления ФНС по Бурятии, провёл приём предпринимателей. Может быть, он не был столь широк, не столько много народу, но, насколько я знаю, его посетили Бредний тот же…

И. Озеров

- Человек, у которого не так давно была война, можно сказать, с налоговой.

А. Субботин

- Да, они тоже, вроде бы, готовы на диалог - нужно налаживать этот трёхсторонний диалог между бизнесом, властями республики и налоговой, которая является федеральной структурой, и с которой тоже что-то требуют, и мы даже знаем, что, и даже знаем, почему.

И. Озеров

- Да, всё это очень обострилось. Мы вернёмся к нашему разговору через пару минут –оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем разговор с Алексеем Субботиным. Алексей, ещё одна новость – в Улан-Удэ объявлен аукцион по распродаже имущества ОАО «Амта». Эту недвижимость не смогли продать с первого раза, сейчас на повторные торги выставлены здания, механизмы, аппараты. По поводу ухода налогоплательщиков мы говорили, мы теряем налоги не только на том, что уходят, - на том что предприятия закрываются, банкротятся, - «Байкалфарм», «Амта»… «Амта», вроде бы, бренд сейчас у «Каравая» - у другой фирмы из другого региона. Что с этими ситуациями делать, как ты их оцениваешь?

А. Субботин

- Печальная новость. На самом деле, если будет закрываться производство, хотя, вроде бы, «Каравай» обещал сохранить и бренд, и производство, не знаю. Вообще, история с «Амтой» довольно показательная. Фабрика начала испытывать трудности сразу после вступления России в ВТО, когда на местный рынок хлынули дешёвые импортные конфеты, и кстати, импортные конфеты «Рошен», прежде всего…

И. Озеров

- Украинский «Рошен» Петра Порошенко.

А. Субботин

- Производства Петра Порошенко по демпинговым ценам. И Сергей Иванович Пронин тогда об этом, буквально, предупреждал, кричал, условно говоря - плохо это всё кончится. В итоге, как мы знаем, никто сильно помогать не стал, по большому счету, за исключением мелкой государственной помощи. Его обвинили в плохом менеджменте, и, в итоге, он продал предприятие. Он продал, естественно, тем, кто хотел купить, но, как мы видим, иногородние, так называемые, инвесторы, они, видимо, не очень заинтересованы в развитии нашей промышленности, промышленности здесь, потому что, это точь-в-точь повторяет историю с «Макбуром». То же самое – возбуждалось уголовное дело, Козлова заподозрили в нецелевом использовании бюджетных средств. Четыре года ему потребовалось на то, чтобы доказать свою невиновность, но, фабрики-то нет, она тоже распродаётся, эти линии итальянские и швейцарские. А тут чуть-чуть наоборот – сначала, получается, продажа, банкротство, и, одновременно, дело ещё не закончено…

И. Озеров

- Да, оно ещё в процессе.

А. Субботин

- …в отношении Сергея Ивановича Пронина. Причём, мы выдавали информацию - в части невыплаты зарплаты следствию обвинение пришлось снять, что там был какой-то умысел. Сейчас ему инкриминируются, вообще, какие-то, непонятные вещи – об этом можно прочитать у нас, и «Информ Полис» публиковал, насколько я знаю, большое интервью с его адвокатом. В общем, это всё печально, потому что, эти предприятия, если исключить наших гигантов – авиазавод, ЛВРЗ, да, тот же ЦКК - эти предприятия, казалось бы, небольшие, ведь была очень востребована их продукция.

И. Озеров

- Это громкие, успешные, известные имена.

А. Субботин

- Это громкие, успешные, известные имена, и именно их продукция была востребована в той же Монголии, «Макбура», с «Амтой», сам знаешь, мы ездили в Москву, в Иркутск, -наши конфеты были вкуснее. Здесь, то, что наша власть, наше правительство в данном случае заняло позицию стороннего наблюдателя – это не красит его, по-моему.

И. Озеров

- А? скажи – как, с другой стороны, власти бы могли помочь - дотировать без конца? Другие скажут - а мы чем хуже, у нас ещё более успешное производство – нам на развитие тоже денег дайте? Если ВТО произошло, если глобальная рыночная ситуация изменилась. Так же как тонкосуконную мануфактуру вспомнить, стекольный завод - все они не устояли, именно, в период открытого рынка. Или, уж, идёт, как идёт, или пытаться спасать - за счёт чего, опять же?

А. Субботин

- Я думаю, если искались варианты, может, что-то и нашлось бы, потому что, мы говорим сейчас о предприятиях пищепрома двух, последних, здесь не последнюю роль играл тот же наш ритейл, который мог их выкладывать и рекламировать по-особому.

И. Озеров

- Товары, сделанные в Бурятии - во всех крупных сетях эти надписи висят.

А. Субботин

- А, если вспомнить, как красиво лежали конфетки «Рошен».

И. Озеров

- Думаешь?

А.Субботин

- А, что думать – я это видел.

И. Озеров

- Я, таким, мерчандайзерским, взглядом на это сильно не смотрел, но, обращал внимание на местное производство.

А.Субботин

- Они лежали, «Рошен», на уровне глаз, а «Амту» нужно было искать или сверху, или снизу. Так что, я думаю, что-то можно было сделать, хотя, конечно, здесь общая экономическая ситуация сказывается. Если так говорить, как ты, то, тогда надо перестать предъявлять претензии нашей, исполнительной, прежде всего, власти в том, что экономика съёживается, съёживается очень сильно.

И. Озеров

- Не только в Бурятии, понятно, общероссийская проблема. Ещё одна новость недавняя - субъектам РФ дали возможность запрещать использовать у себя иностранных рабочих. «Ариг Ус», если я не ошибаюсь, делал по этому поводу сюжет, где он разговаривает с представителями строительных компаний, они говорят - с одной стороны, вроде бы, у нас безработица, и надо бы наших задействовать, но, китайцы работают, как заведённые, а наши до первого аванса, и потом половину их не догонишь две недели, пока они не пропьются, не отоспятся, и не вернутся на работу. Или, может быть, сейчас воспользоваться таким моментом, что всё замерзает, денег мало, сейчас строить мало будем - на самом деле, не пускать их, пусть наши, хоть как-то, пытаются работать?

А. Субботин

- У нас и так эта квота сведена до минимума, до тысячи человек, по-моему.

И. Озеров

- Да, тысяча человек.

А. Субботин

- Когда по инициативе правительства эта квота постепенно ужималась, строители, в первую голову, бунтовали публично против этого в силу тех причин, о которых ты говорил, ничего у них не получилось. Так что, это право регионам запрещать использование (иностранной рабочей силы – ред.), это право мы давно взяли и используем. Насколько это хорошо? Опять же, чисто идеалистически – да, а тем, кто строит, которые занимаются строительством…

И. Озеров

- Они большие интернационалисты, чем наши запретители (смеются).

А. Субботин

- Поневоле, в данном случае.

И. Озеров

- Строить-то надо, и надо было быстро и много.

А. Субботин

- Они не то, что… они меньшие патриоты в этом плане, менее патриотичны.

И. Озеров

- Ну, мы же декларировали открытую экономику, международное сотрудничество, людей стали выпускать, загранпаспорта им стали давать.

А. Субботин

- Нет, ну, это другое.

И. Озеров

- Оно всё, на всех уровнях, собственно, вот так вот, всё взаимосвязано очень сильно.

А. Субботин

- Квотирование приглашённой рабочей силы, оно, по-моему, во всём мире есть, даже в Евросоюзе.

И. Озеров

- Затрагиваем мы постоянно кризис, сейчас, помимо общего, люди чувствуют, настроение у всех, задержки с зарплатами, ещё какие-то проблемы происходят. Сейчас повторяется прошлый декабрь, может быть, не так информационно шумно, но, повторяется в том плане, что валюта наша ослабевает вслед за ценой на нефть, которая падает, доллар и евро растут. Как ты думаешь, к дну приближаемся мы, или ситуация ещё будет ухудшаться?

А. Субботин

- Прогнозировать - дело неблагодарное. Просто, дно, если по курсу брать, наверное, близко. Хотя если нефть упадёт ещё больше, до 30-ти долларов за баррель, конечно, наша валюта поползёт. Скорее всего, сейчас опять повторится сценарий, правильно говоришь, того декабря, прошлогоднего. Сейчас на ажиотаже это всё подрастёт, а когда праздники закончатся, мы останемся без денег - доллары покупать будет некому и не на что (смеётся).

И. Озеров

- Тогда ещё, мне кажется, жирок-то был, люди выносили магазины, а сейчас уже все улыбаются только, ходят.

А. Субботин

- Да, кстати, я не вижу большого ажиотажа вокруг тех же магазинов бытовой техники, один из которых здесь рядом, и раньше тут в декабре нельзя было мимо пройти из-за фур и людей, идущих с коробками. Сейчас, по-моему, такого не наблюдается.

И. Озеров

- Абсолютно, сейчас, по-моему, все сусеки повыскребли. Алексей, по этому поводу много анализа предыдущих наших, тучных, как теперь выяснилось, жирных нефтяных лет – скажи, пожалуйста, могли ли мы использовать эти богатые годы для того, чтобы зависимость уменьшить, чтобы у нас рубль, как собачка на поводке, не бегал за этой нефтью туда-сюда, или всё, что могли… мы максимально эффективно использовали ситуацию, как ты считаешь?

А. Субботин

- Вот, если бы я знал, что ты этот вопрос задашь, я бы принёс статистику. На самом деле, мы использовали, что могли, и в структуре нашего экспорта, скажем, сегодня уже достаточно много высокотехнологичной продукции, но, речь идёт не о радиолах и утюгах, речь идёт об атомных станциях, о вооружении, о космосе - это тоже высокие технологии…

И. Озеров

- Конечно.

А. Субботин

- Причём, это гораздо выше, чем утюги, и их доля очень высока. И сегодня, как ни странно, становится очень высокой доля и экспорта продовольствия. Кстати, экспорт продовольствия уже где-то выходит по стоимости, по объёму, если мне не изменяет память, примерно, на уровень газового экспорта. Эта статистика есть, что могли использовали, ну, не всё использовали, и мне кажется, более того, может быть, даже не всё использовали не в плане экспортных дел и технологий, а не всё использовали с точки зрения оживления своего производства, отечественного и в отечественных целях, и внутреннего спроса.

И. Озеров

- Скажи, ты назвал вооружения, атомные вещи, космос - не кажется ли, что советская история повторяется? Говорят, признак западной модели - из гражданки какие-то интересные вещи уходят в оборонку, и там, и там всё это развивается и поддерживается. У нас всегда исключительно оборонка, наглухо закрытая, из которой, практически ничего в гражданку не воплощается, либо какими-то штучными товарами становится, которые невозможно на конкурентный рынок выпустить. Может быть, в этом тоже проблема?

А. Субботин

- Нет, почему, из оборонки всегда приходит, я говорю, что надо быть, просто, готовым к разговору, и смотреть эти вещи. Они приходят, но, в советское время нам не хватало, и очень мало было бытовой техники. Нельзя сказать, что утюги были плохие, или чайники очень плохие.

И. Озеров

- Приборы достаточно примитивные.

А. Субботин

- А что тебе надо от утюга? Чтобы он гладил.

И. Озеров

- В советское время был утюг, который ещё на углях у бабушки, я помню, был, или электрический, такой тяжёлый. Но, всё равно, когда появились какие-нибудь «Боши», который и парит, и так брызгает, и сяк брызгает…

А. Субботин

- У нас и с паром они были, и отключающиеся они были.

И. Озеров

- Но за советскими чайниками надо было следить – сколько их поперегорело и поплавилось, алюминиевых.

А. Субботин

- Были которые с отключалками, с автоматическими.

И. Озеров

- Всё равно…

А. Субботин

- Давай так скажем, другой пример – в советское время все мечтали о баночном пиве, а сегодня, если ты будешь выбирать между баночным и разливным, какое ты выберешь?

И. Озеров

- И колбасы мы иностранной попробовали, и вернулись к своей.

А. Субботин

- И «Кока-Колы», - собственно, наш «Буратино» не хуже, уж, не вреднее, точно (смеётся). 

И. Озеров

- Понятно. Одним из ярких примеров внешнеполитических кризисных отношений история с Турцией стала. Наши выдвинули три условия нормализации отношений с Турцией – извинения за сбитый самолёт, компенсацию материальную, и… вылетело у меня из головы третье условие, но турки уже дали понять, что они открыты к отношениям, но, ни одно из этих условий выполнять не будут – сами, мол, виноваты, нечего летать над чужой территорией. Как ты думаешь, эта ситуация, как она будет развиваться – так же, как с Украиной, в долгую, или заместится каким-то ещё конфликтом, который у нас в очередной раз на первый план выйдет?

А. Субботин

- Во-первых, очевидно, что обе стороны делают какие-то ходы, которые должны позволить что-то, как-то нормализовать, поскольку экономические интересы взаимные, безусловно, есть, и было бы, на самом деле, лучше, если бы экономические связи сохранялись – это вполне очевидно для всех. Здесь, мне кажется, не от нас зависит - больше от руководства Турции. А руководство Турции очень часто зависит от США, откровенно, (смеётся), в какую сторону повернёт, и когда мы говорим о Турции, мы всё время забываем, что партия Эрдогана, с которой он пришёл к власти, не помню, как она сейчас точно называется - это партия исламистская, это партия, которая вытеснила с политической сцены сторонников курса кемалистов, сторонников Кемаля Ататюрка…

И. Озеров

- Основателя современного турецкого государства.

А. Субботин

- Основатели светской Турции - это были военные, поэтому, дрейф Турции в сторону исламизма, он начался не сегодня, не вчера, и, даже, не позавчера. А к чему это приведёт? Конечно, нам хотелось бы отдыхать на турецких курортах, кому-то - носить турецкие дублёнки, но…

И. Озеров

- Но, с Бурятии не так много народу, справедливости ради, туда ездило. Как-то все в сторону Таиланда больше смотрели – поближе.

А. Субботин

- Кстати сказать, я слышал, не знаю, насколько правда - будем ездить в Таиланд, но, дело в том, что владельцы этих отелей в Таиланде, где всё включено, на самом деле, турки очень часто.

И. Озеров

- То есть, у них очень высокий уровень сервиса, они уже по всему миру его…

А. Субботин

- Там реально турецкий бизнес, я не знаю, как - по франшизе, или нет, и насколько это объёмно - так что, никуда не денешься (смеётся).

И. Озеров

- От глобализации, точно. А как тебе сравнение многих экспертов о том, что Эрдоган и Путин - политически близнецы-братья – оба авторитарные, харизматичные, привыкшие только своим решением доверять, и особо ни с кем не советующиеся?

А. Субботин

- Я не знаю, какой там Эрдоган, но, обвинять Путина в авторитаризме – по-моему, это слишком круто (смеётся).

И. Озеров

- То есть, Эрдоган более авторитарен?

И. Озеров

- То есть, Эрдоган более авторитарен, на твой взгляд?

А. Субботин

- Я не живу в Турции, я не знаю, насколько он там авторитарен, но, если бы Путин был авторитарен, я думаю, мы не беседовали бы в этой студии так весело и вольно.

И. Озеров

- Ещё одна местная новость - в Бурятии предприниматель, поверивший в поддержку бизнеса, хочет построить самую большую юрту в мире, это предприниматель из Баргузинского района. Меня зацепило то, что он сказал – ребята, что вы здесь мучаетесь, идите, пожалуйста, вот, господдержка! Сложно – да, немножко больше времени займёт, но, всё можно, пример успешный и хочет самую большую юрту в мире построить. Новость это ваша…

А. Субботин

- Это не наша новость, мы её первые взяли с сайта минпрома. Она меня зацепила тоже своим оптимизмом, хотя, оставила массу вопросов. У него с этой господдержкой называются такие цифры кредитной нагрузки на его бизнесы – насколько он справится с ней? И надо ли ему строить пока самую большую юрту – что есть сомнения (смеётся).

И. Озеров

- Но, тема интересная, и она потенциально туристическая…

А. Субботин

- Туда по-хорошему надо съездить, поговорить, посмотреть на человека, узнать мнение окружающих.

И. Озеров

- Там интересный бэкграунд - очень много и среднеазиатских стран соревнуются по части самых больших юрт.

А. Субботин

- Это уже наше сравнение - я полазил по интернету, если раньше считалось, вроде бы, мы строили самую большую юрту, здесь, в этнографическом музее…

И. Озеров

- Ещё называется юрта рядом с «Оранж Хаус»…

А. Субботин

- Да. Оказывается, где-то в Синдзянь-Уйгурском округе, я посмотрел её фотографию – это, просто, четырёхэтажный дом, а не юрта.

И. Озеров

- Собственно, в «Оранж Хаусе» тоже недалеко ушла – это чистая стилизация под юрту, не реальная юрта, на самом деле.

А. Субботин

- История интересная, в отличие от всеохватывающего пессимизма, есть пессимисты, которые работают, и что-то делают, и ждут в гости туристов из Индии зимой на Байкал.

И. Озеров

- Да, на наш холодный, заснеженный Байкал. Ну, что ж, замечательно, на этой оптимистичной новости мы наш разговор окончим. Это было программа «Особое мнение», спасибо огромное, в студии был Алексей Субботин, главный редактор сайта «Байкал Финанс», и Игорь Озеров. Всего доброго, до свидания!

А. Субботин

- До встречи в будущем году с моей стороны!

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^