$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


29 октября 2015, 12:32

Работа над «Книгой памяти» - это исследовательский процесс (28.10.2015)

Upload Music Files - Embed Audio Files - Особое мнение С...

28 октября 2015 года

Доктор исторических наук, доцент БГУ Светлана Васильева обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым акцию "Возвращение имён", создание "Книги памяти жертв политических репрессий в Бурятии", работу по увековечиванию памятных мест, связанных с советскими репрессиями и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я с удовольствием представляю нашу сегодняшнюю гостью - Светлану Васильеву, доктора исторических наук, руководителя группы составителей «Книги памяти жертв политических репрессий в Бурятии», и, собственно, на вот эту тему, тему политических репрессий, о том, как сохраняется их память, что происходит в Бурятии сегодня, мы будем говорить. Добрый день, Светлана!

С. Васильева

- Здравствуйте!

И. Озеров

- 30-е октября - День памяти жертв политических репрессий отмечается каждый год. История этой даты - 30 октября 1974 года по инициативе диссидента Кронида Любарского и других узников мордовских и пермских лагерей, это ещё Советский Союз был, впервые отмечен День политзаключённого совместной голодовкой и зажиганием свечей в память о безвинно погибших. То есть, эти люди устроили, сидя в лагерях, устроили такую акцию. С 1991 года это официальный российский праздник. В этом году 30-е октября для Улан-Удэ день особенный, несколько слов о том, что будет происходить в этот день?

С. Васильева

- Да, действительно, особенность этого дня в том, что именно в этот день, впервые в нашем городе мы начнём новую акцию, которая носит название «Возвращение имён». Смысл её в том, что, кроме митинга и прозвучавших траурных речей, минуты молчания, в этот день ещё будут зачитаны гражданами нашего города, всеми желающими, студентами, преподавателями и просто всеми, кто интересуется этой темой, имена тех, кто вошли в семь томов «Книги памяти». Единственная проблема в том, что цифра сегодня достаточно велика – в семь томов вошли 12750 человек, и это не последняя точка, работа над восьмым томом продолжается. Поэтому, чтобы в один день прозвучала большая часть фамилий - физически, наверно, за восемь часов мы сможем прочитать 1200 фамилий. Я думаю, что это очень важная акция, почему, потому что… - насколько она трагична, мы можем видеть только спустя много лет, когда каждый день постоянно обращаешься к количеству тех страшных уголовных дел, когда видишь и работаешь над этими документами, когда начинаешь обрабатывать документы и выводить их в печать или делать доступными для общества, видишь, что, действительно, об этом не все знают. Именно прочтение имён - определённая информация там будет зачитана - номер уголовного дела, фамилия, имя, отчество человека, место ареста, дата ареста, затем, очень хотелось бы, чтобы была озвучена статья, по которой была предъявлена мера пресечения - что сделано, то есть, на сегодня, мы несколько имеем категорий…

И. Озеров

- Наказаний.

С. Васильева

- Наказаний, да, и, конечно, самое главное, чего ждут сегодня представители, дети жертв политических репрессий – это дата реабилитации, тот день, год, когда безвинно пострадавшие люди стали для всех известны, как действительно, невиновные.

И. Озеров

- Реабилитированными, оправданными.

С. Васильева

- Оправданными, это очень важно. Я думаю, что резонанс это должно получить.

И. Озеров

- Скажите, Вы сказали, что прочитаете около тысячи имён 30 октября, а всего их 12 тысяч, работа ведётся. Значит ли это, что, теперь акция «Возвращение имён» будет, на 12 лет, как минимум, пролонгирована, скажем так.

С. Васильева

- Будем стараться. Я думаю, что сегодняшний план наш получит резонанс среди журналистов, получит известность среди общественности города, и нас будут поддерживать каждый год, хотя бы в этот день, 30-го октября, мы сможем озвучивать следующие фамилии. Участниками этой акции будут не только взрослое население, сегодня готовы прийти и прочитать фамилии школьники, студенты, общественные деятели…

И. Озеров

- Чиновники, депутаты, я знаю.

С. Васильева

- Да, чиновники, министерство культуры, соцзащиты пожелали представить своих сотрудников – по желанию хотят прийти и почитать.

И. Озеров

- Скажите, эти данные, они основаны на «Книге памяти». Вы, я знаю, имеете отношение к этой книге, - расскажите, пожалуйста, с чего всё это началось, как эта работа ведётся, какими силами, какие-то сложности, может быть, возникают?



С. Васильева: Самое главное, чего ждут сегодня... дети жертв политических репрессий – это дата реабилитации, тот день, год, когда безвинно пострадавшие люди стали для всех известны, как действительно, невиновные




С. Васильева

- Для нас, прежде всего, работа над «Книгой памяти» - это исследовательский процесс, это процесс, который нужно правильно показать, потому что для любого историка основа всех заключений - это исторический источник, так, как там указано, действительно, должно звучать на бумаге, также должно озвучиваться устно. Поэтому, этот проект не зря был представлен именно студентам и доверен историческому факультету, нашей кафедре. Это начиналось в 2005 году, когда, впервые в республике, обсуждался проект об издании первого тома «Книги памяти». Он немного отличается от других тем, что состоит из трёх букв - «А», «Б», и «В». Затем концепция «Книги памяти» была изменена для того, чтобы в каждом томе прозвучали фамилии на все буквы алфавита. Мы поменяли ракурс работы, в редакционную коллегию вошли, прежде всего, представители, наверное, сегодня правильнее сказать, заказчики, кто финансирует этот проект – правительство, администрация президента, комитет по делам национальностей. Большую роль сыграли сотрудники работники архива - это управление федеральной службы, работники архива прокуратуры Республики Бурятия. Консультации мы получали у сотрудников государственного национального архива Республики Бурятия. Но, самое главное, наверное, самую, такую, сложную работу мы проводили вместе со студентами. Это лучшие студенты факультета, это те ребята, которые заинтересованы в этой теме, потому что работа в архиве, работа с таким важным источником, прикасаться к этому источнику, видеть этот документ воочию, наверное, вызывает особое уважение к профессии. Для нас это высший пилотаж - работать с прямым источником, это первое. Потом, ребята, которые стали работать, стали писать на основе этих документов курсовые работы, дипломные, сегодня это целое научное направление нашей кафедры. Это несколько серьёзных докладов, которые стали победителями конкурса России, это диссертации, которые сегодня готовится к защите. Я думаю, что для ребят-участников этого проекта, - это, прежде всего, исследовательские поиск. И все, кто работали с нами, это уже не одно поколение, каждый год…

И. Озеров

- Не один выпуск, да?

С. Васильева

- Ну, наверное, уже три выпуска. Я сейчас вспоминаю 2005 год, те ребята уже совершенно взрослые, работают, и помнят, и знают, как это важно - работать в архиве. Потом состояние чувств, такой ответственности - листать дела 1937 года, в которых очень сложно было сразу найти ту или иную информацию. Представьте, фамилии некоторые попадались - на него уголовное дело составляло несколько томов, а бывало так, что 16 томов на одну фамилию. Что предстояло нам сделать? Во-первых, редколлегией были приняты критерии, по которым мы выбираем информацию. Информация небольшая, места ареста, дата ареста, мера пресечения, дата реабилитации. Эта информация, надо сказать, не сразу доступна - справку о том, где был арестован, находишь во втором томе, меру пресечения - в четвёртом, нужно всё пролистать, внимательно посмотреть, не ошибиться. Интересный материал был изъят нами в том плане, что, когда начинаешь сравнивать, особенно, анкеты заключённых, то убеждаешься в том, какие неграмотные были следователи, столько ошибок! И сегодня для нас это выявляется. Для нас, историков, очень важно было правильное написание фамилий, поэтому было принято решение писать фамилию, - если она идёт под сомнением, или она идёт с ошибкой. Особенно фамилии бурятские - здесь нужно было очень чётко подойти, внимательно к этому вопросу написания. Мы делали тот и другой вариант, оставляли сегодня тот и другой вариант. И, самое главное, документ, который, наверное, сегодня очень важен - если это высшая мера наказания, то надо искать справку - место расстрела, время расстрела. Её было иногда очень сложно, с таким трепетом, потому что это судьба, это ответственность перед родственниками, которые будут убеждаться, действительно ли это так. Ну, и та главная информация, ради которой мы всё это делаем, после выхода томов «Книги памяти» - это родственники, это дети всех тех, кто попали в «Книгу памяти», начинают писать заявления, искать, попытаться встретить документы, найти документы…

И. Озеров

- Что-то узнать дополнительно.

С. Васильева

- …что-то узнать дополнительно. А, самое главное здесь, - нужно обратиться в архив ФСБ попросить ознакомиться с личным делом, но, для этого нужно указать родство. И, самое главное, что, это требовало, особых эмоциональных усилий - пережить это, прочитать это уголовное дело. На сегодняшний день эти дела закрыты, находятся под грифом секретности, и, не только в нашем регионе, поэтому полный доступ мы получим, наверное, не скоро…

И. Озеров

- Какой временной срок там обозначен, секретность насколько?

С. Васильева

- Там связано с тем, что комиссия по правам человека очень долго обсуждала этот вопрос, потом, это нужно было решить по месту хранения. Лично мое мнение, что эти дела можно передать в государственный архив. Единственное, что во многих делах остались протоколы доносов, где указаны фамилии людей. Когда родственники читают - это дополнительная информация (о доносчиках – ред.), дети которых тоже сегодня живы. Сотрудники архива это очень правильно охраняют, и, когда делаешь заявку на ту или иную фамилию, подают для информации только тот лист, который положен по родству, доказан по статусу родственника, который хотел бы прочитать. Все остальные листы с информацией другого или иного рода, она не должна сегодня быть открытой. Сегодня это ещё одна проблема.

И. Озеров

- Страшная проблема, спустя десятилетия, это прямо противоречивые чувства, совершенно, возникают.

С. Васильева

- Для тех, кто увидели эти дела уголовные, самое главное - там сохранились фотографии арестованных, не всех, но это есть, это сегодня, действительно, очень трогательные минуты сегодня - открытие этих страниц, наверное, очень важно.



С. Васильева: Во многих делах остались протоколы доносов, где указаны фамилии людей




И. Озеров

- Скажите, студенты, каких курсов сегодня работают, не приходится ли с каждым новым курсом начинать всё с нуля, или они как-то общаются, передают этот опыт, перед тем как закончить ВУЗ?

С. Васильева

- Студенты третьего курса. Почему, потому что, мне очень важно, чтобы ребята могли работать в архиве после сдачи курса архивоведения курса источниковедения. Эти курса я читаю сама, и навыки таких теоретических, простых азов они должны были закрепить. Это, наверное, самый лучший результат, - когда теоретический материал, который в течение семестра читаешь, объясняешь на слайдах, наверное, каким-то образом, помогаешь понять ту или иную эпоху, - здесь отработка теоретического материала идёт в самом архиве. Это третий, четвёртый курс, после третьего курса ребята, обычно, у нас получают специализацию, выбирают тему курсового проектирования, дипломного исследования. Ну, и, наверно, потом сегодня магистерские диссертации, и, конечно, это для них путь, от которого они уже не отказываются. Все те, кто один раз сходили, смогли посмотреть, поработали, сегодня они участники других полевых исследований, всё, что проходит в этой теме.

И. Озеров

- Скажите, пожалуйста, Вы сказали, что семь томов есть, порядка 12-ти тысяч человек, восьмой готовится. Сколько ещё томов может быть, о каком количестве репрессированных идёт речь в Бурятии?

С. Васильева

- Наверное, сложно сегодня мне назвать точную цифру. Здесь вопрос идёт о количестве граждан, которые очень часто повторяются по уголовным делам. В то количество, которое мы внесли в семь томов, входят граждане иностранных государств – это сегодня граждане Монголии, Китая, Вьетнама.

И. Озеров

- Они тоже есть в книге памяти?

С. Васильева

- Есть, их количество где-то в районе тысячи.

И. Озеров

- Они не граждане СССР?

С. Васильева

- Они были репрессированы здесь, это сегодня отдельная тема исследования, она очень интересная. Мы в этой области сотрудничаем с монгольским институтом исследований по политическим репрессиям - как раз, у них есть фамилии граждан из Советского Союза, репрессированных на территории Монголии. Вот в этом проекте мы хотим обменяться и увидеть, дополнить свои «Книги памяти» двух государств, которые сегодня очень нуждаются в этом. Что касается количества, я думаю, что общая цифра, на первый взгляд, казалось нам двадцать тысяч, но, когда начинаешь работать пофамильно, видишь повторы, видишь иностранных граждан. Я думаю, что на восьмой том две тысячи фамилий ещё можно набрать. И очень много сегодня фамилий, которые пострадали по другим статьям. В нашу книгу памяти вошли в основном политические статьи 58-10, 58-11, 58-14. Но, ещё процесс, который был в этот период параллельно -это период раскулачивания. Этот вид преступлений носит название «экономические преступления». Я думаю, что работа над уголовными делами по экономическим преступлениям, раскулачиванию, прежде всего, оно поможет нам дополнить. Но, это другой архив, это архив МВД, ведомства, которое достаточно сложно идёт на диалог. Мы несколько писем написали - пока сложно найти точки соприкосновения, поработать в этом архиве. Я думаю, что если откроют все архивы и передадут на государственное хранение, как все остальные дела, и снимется гриф секретности - это уже, наверное, тема будущего. Но, это стоит изучать.

И. Озеров

- Скажите, а почему… Ну, я понимаю, 58-я статья, тяжкие такие статьи, особенно по тем временам, а здесь экономические преступления. Почему, или это просто какие-то бюрократические сложности в МВД?

С. Васильева

- Нет, наверное, здесь речь идёт о том, что ответственности хранения, и, для периода 30-х годов очень было важно, какая структура занимается тем или иным вопросом репрессий. Место хранения, например, многих наших земляков - на территории Монголии, на территории Иркутской области, Читинской области также попадало в ведомства другие, и политические статьи попали сегодня, допустим, в ФСБ тогда Читинской области, сегодня Забайкальского края. Это тоже совместный такой труд. Наши земляки Боханского района, наши земляки в Агинском районе - всё это нам позволяет сотрудничать сегодня с другими ведомствами и дополнять «Книгу памяти». Я думаю, что дополнение из субъектов соседних поможет нам не только восьмой том заполнить.

И. Озеров

- А с ФСБ вы работаете - всё нормально, продуктивно, или есть сложности?

С. Васильева

- Работа с архивом ФСБ сегодня носит больше всего официальный характер. Это, прежде всего, люди, которые выполняют инструкции, их понять можно. Время, которое ограничено у них всегда, это дополнительная для них работа - это просто желание оставаться, и, тоже, поднимать те или иные дела. Процедура, она, выглядит таким образом - мы пишем служебное письмо на имя генерала, потом уже идёт…

И. Озеров

- Согласование, утверждение.

С. Васильева

- Да, согласования, резолюция. По некоторым делам мы снимаем сразу вопросы, просто у нас есть уточнённые данные. Очень много мы работали с Владимиром Фёдоровичем Сухоруковым, когда он возглавлял…, наверное, отдел архива тогда, он назывался отдел архивов ФСБ. Затем, сейчас это Татьяна Анатольевна Сахновская, который тоже очень много сделано, и все сотрудники её отдела, с которыми приходится, как дополнительная нагрузка, как просьба сверху, через большое-большое пожалуйста - давайте ещё уточним, давайте ещё поделаем эту работу.



С. Васильева: Работа с архивом ФСБ сегодня носит больше всего официальный характер. Это, прежде всего, люди, которые выполняют инструкции, их понять можно



И. Озеров

- Мы вернёмся к нашему разговору через пару минут.

(реклама)

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем наш разговор со Светланой Васильевой, доктором исторических наук, доцентом БГУ, и говорим о памяти жертв политических репрессий, советских политических репрессий 30-50-х годов прошлого века. Скажите, пожалуйста, мы знаем, что мы поговорили о «Книге памяти», появилась акция «Возвращение имён», работает в Бурятии Ассоциация жертв политических репрессий очень активно. Что ещё, кроме «Книги памяти», какое увековечение памяти, может быть, какие-то проекты в районах республики, Улан-Удэ ещё есть, для того, чтобы память сохранилась?

С. Васильева

- Кроме «Книги памяти» сегодня параллельно мы проводим работу поисковую. Главная задача для представителей Ассоциации жертв политических репрессий - найти места, там, где произошли расстрелы. На сегодняшний день на территории Республики Бурятии, это более уже уточнённый материал - это территории, Иволгинский район, село Старые Шалуты, это Джидинский район, это Северобайкальский район. Но, названия районов сегодня нам мало, что дают, здесь требуется огромная поисковая, полевая работа, сегодня здесь требуется согласование с муниципалитетами, чтобы эти территории на ближайшее время были, каким-то образом, огорожены, хотя бы, затем, им придан статус кладбищ, наверное, и возможность посещать эти места. А, самое главное, надо правильно определить, что здесь, действительно, находился лагерь политический. Если это лагерь политзаключённых, то чем они занимались, почему именно здесь? Эта работа требует специальных знаний, специальных структур, которые должны в этот период помочь, прежде всего. Зайти найти все точки соприкосновения, компромисс, для того, чтобы эти места сегодня получили особый статус. Это полевая работа. Кроме этого, сегодня у каждого представителя семьи репрессированных есть огромное количество воспоминаний, и встречи с ними позволяют нам пойти ещё на один проект. Мы сегодня готовим к выпуску книгу воспоминаний детей жертв политических репрессий.

И. Озеров

- Бурятии, да?

С. Васильева

- Бурятии, да, она выйдет до Нового года, этот сборник воспоминаний. Сегодня объёмы его составляет около двухсот страниц, это более 70-ти судеб. Самое главное, что трепет строк, которые видишь в каждой судьбе, говорит о том, что очень важно сегодня это сохранять, очень важно, чтобы молодое поколение занималось этими исследованиями, самое главное сегодня - эта информация нужна и для научных поисковых работ, я думаю, школьников, потому что, конференции, которые мы проводим среди школьников по этой тематике, они тоже имеют очень серьёзный такой резонанс. Ребята старших классов стараются это тему поддерживатьи идти с ней дальше. Наверное, самое главное, это моя мечта, чтобы сегодня поиск людей, которые попали в этот период репрессий, был упрощён. Сегодня найти семь томов - это только в библиотеке, или связаться с нами. Я думаю, что это будет возможно, если мы создадим свой информационный портал, где поисковая система будет упрощена. Сегодня мы работаем со студентами института математики и информатики, лаборатории программирования, которые с удовольствием согласились помочь в этом проекте, хотя бы в формировании первой площадки электронной, поиск по которой будет упрощён. Я думаю, если мы докажем необходимость и надобность такого сайта, который будет сопровождаться, который будет пополняться фамилиями. И будущие поколения это будут знать дольше, чем сама «Книга памяти».

И. Озеров

- Аналогичные сайты уже есть, касающиеся павших на полях Великой Отечественной войны.

С. Васильева

- Сегодня «Подвиг народа» - это очень хороший сайт, на который мы ориентируемся. Работа идёт, я думаю, это очень важно ещё почему, потому что, в августе этого года было принято распоряжение правительства о создании концепции по увековечению памяти жертв политических репрессий. Эта концепция подразумевает, прежде всего, ну, наверно, понимание субъектов Федерации, что это нужно делать, не откладывать в бюджетах на какие-то там следующие и следующие года. Наверное, это ещё и программа, целый план мероприятий, прежде всего. Сюда, наверно, должны войти и создание определённых документальных сборников, сюда можно включать теперь и создание сайта для сопровождения этой информации. Ну, и, прежде всего, поколения, которые сегодня составляют основную часть ассоциация жертв политических репрессий - это единственный нормативный документ сегодня, по которому они могут более легко добиваться своих вопросов, решать свои вопросы, социальных особенно, потому что сегодня ещё очень много проблем внутри.



С. Васильева: Главная задача для представителей Ассоциации жертв политических репрессий - найти места, там, где произошли расстрелы




И. Озеров

- Пик мероприятий, по-моему, придётся на 2017 год - год столетия Октябрьского переворота и 80-летия начала Большого террора, 1937- 1938 годы. Будем надеяться, что все вот эти планы правительства по увековечению памяти будут воплощены. Скажите, пожалуйста, а точное количество лагерей, которые были на территории Бурятии - известно их местоположение, или это ещё тоже надо исследовать?

С. Васильева

- Это всё условно. Сегодня, прежде всего, нужно увидеть, наверное, объекты тогда стратегического назначения, где, действительно, была необходима сила заключённых. Вот то, что касается Старых Шалут - это строительство железнодорожного моста, это понятие кордона...

И. Озеров

- То есть, при строительстве там, как бы…

С. Васильева

- Это сопоставление для нас, для исторического исследования путём сопоставления разного рода источников, свидетелей этого периода, документов, плана расположения на тот момент. Это, прежде всего, беседа с географами, геодезистами…

И. Озеров

- С краеведами.

С. Васильева

- … краеведами, все те, кто могли в этот период это сегодня оценить, и, действительно, подтвердить этот факт. Другие районы - что касается Северобайкальска, здесь большую роль сыграла поисковая группа школьников. Что касается Шалут – тоже опять школьники.

И. Озеров

- Что они нашли в Шалутах, в Северобайкальске?

С. Васильева

- Это школьники, которые проживая на этой территории, стали видеть, что на этом месте, действительно, остались остатки каких-то землянок, даже что-то связанное с захаронением, очень похожи эти холмы, что касается Шалут – это, действительно, сегодня могилы, которые видно, что они не на одного человека, это скопом. И остатки от землянок, рвы, сегодня это помогает это сделать. Но, самое главное, школьники, которые несколько лет это делали, писали в это в своих докладах научных, ну, на своём уровне, как могли, они поставили крест сначала, потом сделали небольшие ограждения, чтобы администрация сельского поселения ничего не сделала. Всё равно, это огромная работа. Что касается школьников села Шалуты, большую роль сыграл учитель - Надежда Болонева, которая настаивала на том, чтобы экспедиция состоялась, чтобы действительно, экспедиция убедилась в том, что это то место. Наверно, благодаря вот таким патриотам на местах, краеведам и молодым, интересующимся историей, мы сегодня можем видеть этот процесс совершенно иначе.

И. Озеров

- А в Северобайкальске там, под городом, по-моему, лагерь целый.

С. Васильева

- Да, экспедиция сегодня туда планируется. На сегодняшний день мы, вместе с Ассоциацией жертв политических репрессий, написали письмо на главу республики с просьбой включить в план мероприятий все полевые исследования, но, они должны носить не общественный характер. Они требуют использования знаний специалистов в этой команде, - кроме историков, исследователей, здесь должны поработать все службы, заинтересованные в рамках этой концепции. Это должно получиться более продуктивно.

И. Озеров

- Мы не сказали о том, что акция 30-го октября, «Возвращение имён», пройдёт на улице Линховоина, в центре старого города, там, где установлен мемориал очень впечатляющий, на мой взгляд, мемориал жертвам политических репрессий около здания НКВД бывшего, где расстреливали, пытали людей. Этот памятник мы знаем в городе, какие-то ещё памятники есть в Бурятии, что-то в этом плане делается, по увековечению памяти?

С. Васильева

- Ну, наверное, здесь проще дать анализ работы самой Ассоциации жертв политических репрессий. Она у нас в республике объединяет несколько районов. В тех районах, где есть, наверное, прежде всего, активисты, те люди, которые заинтересованы, они стараются каждый в своём районе такой памятник создать, увековечить, добиться в администрации места, затем определить его статус. Я бы хотела назвать, прежде всего, сегодня районы города, это самостоятельные организации, которые активно участвуют, Октябрьского района, Железнодорожного, Советского. Большую роль играют здесь активисты посёлка Восточный. Я знаю, что у них свой памятник, они очень его чтят, и в отдельные памятные даты они отмечают чуть-чуть раньше, для того, чтобы не забыть попавших в эти списки в своём районе. Что касается республики, здесь надо отметить Хоринский район. Я знаю, село Хасурта имеет свой памятник, они сделали официальное открытие. Вчера и сегодня идут мероприятия по открытию памятника в Кяхте. Северобайкальск уже говорили, и все те ассоциации в районах, которые сегодня пытаются сделать это более открытым и доступным для всех, я думаю, о них нужно отдельно говорить. Вот, я знаю, очень много работы проведено в Заиграевском районе заиграевской Ассоциацией жертв политических репрессий, большую роль отводит и администрация района, отводит этой теме, естественно, статус памятников, и, даже тот порядок, которые видишь там, говорит о том, что население этой территории в этой теме очень заинтересовано, чтобы потомки знали о трагедии, которая произошла в этот период.

И. Озеров

- Ну что же, хочется пожелать, чтобы память об этих людях, незаконно репрессированных, расстрелянных, погибших в тюрьмах, мы поминали их, этих людей ничуть не меньше, чем павших на фронтах Великой Отечественной войны, потому что, это люди незаконно пострадавшие, совершенно невиновные. Вам низкий поклон за ту работу, которую вы делаете – Вам, студентам, всем, кто помогает - это просто бесценная вещь. Я думаю чем больше лет с тех страшных событий проходит, тем больше мы будем понимать, какое это значение, какая эта работа важная. Ну, а горожан я приглашаю поучаствовать в акции «Возвращение имён» 30 октября на улице Линховоина, у мемориала памяти жертв политических репрессий. Это была программа «Особое мнение», мы беседовали со Светланой Васильевой. Спасибо Вам огромное, ещё раз!

С. Васильева

- Благодарю за добрые слова!

И. Озеров

- В студии работал Игорь Озеров, всего доброго!

Комментарии и вопросы героям интервью (1)

  • 4 января, 20:32

    Евгений   Ответить

     

    книга памяти!?

    эту книгу можно делать постоянно... судебных ошибок в РФ куча! и каждый день новые...

    и виновных в ошибках не наказывают... преступный режим.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^