$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


27 ноября 2015, 11:06

Очень мало остаётся у России друзей вокруг собственных же границ (26.11.2015)

Music Hosting - Free Audio - Особое мнение В... 26 ноября 2015 года

Основатель новостного интернет-портала "Байкал Дэйли", руководитель еженедельника "Номер Один" Виктор Золотарёв обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым сбитый Турцией российский бомбардировщик Су-24, уход крупных плательщиков налогов из Бурятии в Москву и Крым, "прямую линию" главы Бурятии, а также его встречу с блогерами и общественниками, возможные изменения схемы определения электротарифов, проблемы с электроснабжением Крыма в результате подрыва ЛЭП, возможное увольнение Татьяны Думновой с поста министра экономики, акции протеста дальнобойщиков, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в судьи Игорь Озеров, и мой сегодняшний собеседник - Виктор Золотарёв, отец-основатель информационного портала «Байкал Дэйли», и руководитель еженедельника «Номер Один». Я тебя приветствую, Вить!

В. Золотарёв

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Ночью сегодня произошла страшная трагедия в Иркутской области. Лобовое столкновение «Истаны» и Toyota Hiace, причём, последняя была зарегистрирована в Бурятии. Погибли семь человек – оба водителя и пассажиры одной из машин, два человека госпитализированы. Мы выражаем соболезнования всем семьям, близким погибших, страшная авария. Может быть, погодные условия - следствие разберётся, но, пользуясь этим трагичным, таким, поводом призываю всех быть осторожнее на дорогах. И ещё одна катастрофа - каждую неделю мы о них говорим, о федеральных новостях - Турция сбила российский бомбардировщик Су-24. Сейчас уже известно, что штурман спасся, катапультировался. Пилот погиб, и до сих пор его тело находится у тех, кто, собственно, его в воздухе, при спуске на парашюте расстрелял. Турция заявляет о том, что она сбила его над своей территорией, Россия говорит, что это произошло над территорией Сирии. Президент России заявил о том, что это удар в спину со стороны пособников террористов. Понятно, что ситуация очень сложная, можно сказать, взрывоопасная, хотя сейчас уже такие, примирительные заявления с обеих сторон пошли. Что нам делать, как нам быть в этой ситуации, потому что, помимо того, что Турция – страна-член НАТО, у нас ещё столько завязано всего, начиная с того, что туристов мы только-только перебазировали из запрещённого к полёту Египта. Как ты думаешь, к чему это всё приведёт, это обострение?

В. Золотарёв

- Ни к чему хорошему это привести не может, априори, потому что, если, страна объявляет о военных действиях в какой-нибудь точке земного шара, то, соответственно, повышаются риски, причём, риски объективные и субъективные. Вот этот риск субъективный, про что Путин говорит – удар в спину, и так далее. Там есть предыстория, связанная с небом, с границами Турции, с небом Турции. Всю осень новостные потоки шли, в том числе, с турецкой стороны, о том, что идут залёты авиации России в небо Турции…

И. Озеров

- Да, мы это помним.

В. Золотарёв

- Шли какие-то предупреждения, при этом специалисты говорили что да, залетать приходится, потому что, по-другому там невозможно. В общем, там конфликт тлел. Явилось ли следствием конфликта этого напряжение такое, или это была провокация со стороны Турции, что тоже вполне уместно - это сейчас пусть ребята разбираются. Понятно, разные оценки - Россия может потерять 20 миллиардов долларов, что Россия может потерять 44 миллиарда долларов совокупных потерь от экономического раздрая между Турцией и Россией. Это и туризм, это и импорт-экспорт одежды, это строительные вещи, это газопровод, - много чего они сейчас там будут делать, в этой связи. Потери, скорее всего, будут, потому что, в России есть традиция - как только дело касается внешней политики, - надо сразу надо резать, кромсать, запрещать и не пущать. Будем давить турецкую одежду бульдозерами - все эти дела мы, видимо, снова переживём. Турция объявлена врагом, и сейчас пропаганда информационная всё это нам впаривает. Достаточно печальная история, ещё вот какая - помимо частного случая, трагичного, смерти лётчика, я хотел бы обратить внимание - очень мало остаётся у России друзей вокруг собственных же границ.

И. Озеров

- Да, из 16-ти государств, с которыми мы граничим уже меньше, чем на пальцах одной руки осталось.

В. Золотарёв

- За последние годы, при всех разговорах о том, что мы демократическая страна, что мы готовы к внешнеполитическому диалогу какому-то, что мы являемся державной страной по логике развития, имперской страной. У нас идёт тренд – с Грузией мы повоевали, на Украине – разные версии идут…

И. Озеров

- Продолжаем, в процессе всё.

В. Золотарёв

- …но, тоже как бы повоевали, что уж тут лукавить. С Турцией мы сейчас напрягаемся со страшной силой, страны Прибалтики – давным-давно было признано, что они не совсем нам друзья, Польша рядом - там тоже не всё хорошо. Китай – с Китаем невозможно дружить, потому что Китай сначала собственные интересы, а потом уже… это никак не друг, а, в лучшем случае, партнёр, и то непонятно, на какое время. Вокруг, собственно, достаточно оппозиционная по отношению к России ситуация. Это не может не напрягать, и обычных граждан тоже, потому что мы получаем… для обычных граждан сирийский кризис, украинский кризис, грузинский кризис, молдавский кризис, прибалтийский кризис – можно долго перечислять, чего тут набедокурили, внешнеполитический сектор. На обычных жителях это сказывается или отсутствием товара, или отсутствием туризма - некуда ехать - абсолютно такая ситуация. При этом всём, подавляющее число граждан России поддерживает внешнюю политику России, и считает, что Путин за пределами России гораздо эффективнее, чем внутри. Ну, так вот, у нас сейчас обстановка! 



В. Золотарёв: В России есть традиция - как только дело касается внешней политики, - надо сразу надо резать, кромсать, запрещать и не пущать. Будем давить турецкую одежду бульдозерами - все эти дела мы, видимо, снова переживём




И. Озеров

- Парадоксальная, ну, не в первый раз, это как в анекдоте: - Бабушка, ты куда поехала? – Да, в магазин, соль, спички покупать, говорят, не будет скоро ничего! – А за кого голосовать-то будешь? – Так, за коммунистов, сынок! То же самое, только названия другие - очень похоже. Скажи, пожалуйста, а не кажется ли тебе, что - это ещё многие аналитики говорят о том, что это произошло - то что наш самолёт был сбит, произошло потому, что Эрдоган тоже, такой же крутой перец, как Путин, которому тоже важны сейчас какие-то маленькие внешнеполитические успехи, чтобы отвлечь от внутренних проблем страны.

В. Золотарёв

- Помимо экономики с Турцией вообще надо аккуратно всегда играться по одной простой причине - у Турции свои взаимоотношения с теми людьми, с которыми мы сейчас воюем. У них есть там экономические взаимосвязи в отношении нефти, у них есть там ещё и ментальные, религиозные – масса там нюансов.

И. Озеров

- Полутонов, да.

В. Золотарёв

- Полутонов, в которых…

И. Озеров

- До которых нам всё ровно.

В. Золотарёв

- Мы слишком линейно… Политика государства в последние годы, она, вообще, достаточно, линейная - без нюансов, без полутонов, враги – друзья, хорошо – плохо, и так далее. И, поэтому, мы попали с Турции, потому что у неё свои интересы, и сейчас пишут, и НАТО заявляет о том, что Турция - это не совсем наши, что у Турции всегда были свои интересы с террористами, что Турцию, если и поддерживаем, то очень аккуратно. Турция – это отдельная игра в том районе, и связавшись теперь с этим, мы попали в достаточно двусмысленную ситуацию. Наверно, разрулится, но жизнь лётчика это не вернёт, и что там ещё будет, тоже не ясно.

И. Озеров

- Один из аргументов по поводу сложности и тонкости. Один из аргументов Турции – то, что именно наша авиация бомбила, в том числе, сирийских туркмен, группировку, которая, видимо, и убила нашего лётчика в итоге, которые выступали на стороне «Свободной сирийской армии», то есть оппозиции Асаду. Опять речь идёт не об ИГИЛ, запрещённой в России террористической организации, для Роскомнадзора говорю, а речь идёт о том, что мы в очередной раз помогали больше Асаду, чем боролись с ИГИЛ.

В. Золотарёв

- Я почти не понимаю, что ты говоришь, потому что я не так вовлечён в эти все взаимоотношения в Сирии. Реально - и времени не хватает, и как-то, всё-таки, больше по заголовкам. Ну, даже то, что ты мне сказал - я понимаю, что там очень сложная ситуация. Дипломатическая, военная, в том числе, с передвижением военных, с пролётами авиации, и так далее. Просто напоролись, не договорились, не дотянули ситуацию…

И. Озеров

- Не предусмотрели, не прикрыли тот же бомбардировщик истребителями, - как сейчас говорят, что, теперь-то, уже будем это делать.

В. Золотарёв

- Разные там истории, видимо, ещё будут сложности. Мы можем только сейчас восклицать - одна часть России - зачем мы туда полезли, вторая горячо поддерживает, что боремся с терроризмом, никто толком до сих пор не может объяснить, что там, на самом деле, происходит, и зачем мы там нужны. Наверное, допустим, что нужны – ну, вот, приходится с этим существовать.

И. Озеров

- Ещё одна внешнеполитическая сложность, которая у России возникла, хотя, вроде бы, речь идёт о российском регионе - отключение электричества в Крыму, большей части, практически, каждый житель, в той или иной степени, страдает в результате того, что ЛЭП, подающие электричество на полуостров с украинской стороны были подорваны, и восстановление идёт… в связи с тем, что идёт сопротивление активистов, общественников, которые не дают это восстанавливать, говорят, что не надо им туда поставлять. Как ты думаешь, решится проблема со строительством энергомоста, который сейчас ведётся со стороны России, или договоримся мы, всё-таки, с Украиной, они вернут, построят, восстановят эту ЛЭП?

В. Золотарёв

- История выглядит так - идёт война, в Крыму тоже идёт война, но, только экономическая, со всем набором инструментов для экономической войны. От этого страдает население, и институты какие-то государственные, бизнес – в общем, весь набор субъектов. Сколько она продлится - никто сказать не может. Понятно, что когда Украина сама себя отрезает от рынка энергетики Крыма, она заведомо громадное…

И. Озеров

- Замминистра энергетики Украины говорил об этом.

В. Золотарёв

- …недополучение доходов на ближайшие годы, если не десятилетия, то есть, рынок они взяли и потеряли – и всё. Это экономическая война - пленных не оставлять, деньги не важны, у нас другие хотелки, это, как раз, военная экономика - без танков, без самолётов, но тоже как-то развлекаются…

И. Озеров

- Полноценная холодная война.

В. Золотарёв

- И не только холодная. Холодная – это когда угрозы, когда сдерживание, противовесы, и так далее. Здесь по полной программе – мы отключим газ – а мы отключим электричество, и прочее. Что касается… понятно, что на дворе XXI век, а Крым находится не в Антарктиде неотрезанной, и когда-то им свет дадут, в том числе, скорее всего, полноценный. Здесь уже надо с энергетиками разговаривать федерального уровня – то есть, эксперты, которые подскажут - что мы туда будем вести, за счёт чего, за счёт каких мощностей. Потому что, сейчас уже я по заголовкам вижу, что и Краснодарский край начинает напрягаться, потому что, даже, если построить сеть электрическую, мост энергетический…

И. Озеров

- Мощностей-то больше не станет.

В. Золотарёв

- Да, потому что, мощности, извините, строятся годами и десятилетиями - это провода легко тянуть…

И. Озеров

- Это удлинитель мы кидаем сейчас.

В. Золотарёв

- Да, удлинитель кинуть можно, за счёт чего она будет питаться? Краснодарский край напрягается, наверное, - это надо федерального уровня энергетиков, которые, вообще, понимают, что происходит в энергосистеме страны, и в частности, юго-запада страны. Свет там будет, когда – непонятно. Это часть теперь России, и нам приходится за неё платить, в том числе, как жителям Краснодарского края, так и жителям Бурятии. Это было неизбежно – Крым наш, покричали – теперь будем платить, достаточно долгое время.

И. Озеров

- Со всеми его плюсами и минусами. Не зря я про Крым заговорил, на днях появилась в том числе, и в твоих средствах массовой информации, новость о том, что Бурятию покинули крупные плательщики налогов. Ушёл СМИТ, ушёл «Вегос» - эти предприятия известные в Москву перебрались, ну, как ИП, собственно, их отцов-основателей, и «Абсолют» прописался, торговая группа «Абсолют», прописался в Симферополе. Двое из этих бизнесменов, известных, являются депутатами горсовета. Информация дана, как факт, вы не пробовали связаться с ними, взять комментарий, с этими героями материала?



В. Золотарёв: Это часть теперь России, и нам приходится за неё платить, в том числе, как жителям Краснодарского края, так и жителям Бурятии. Это было неизбежно – Крым наш, покричали – теперь будем платить, достаточно долгое время




В. Золотарёв

- Пробовали, не со всеми, но, пробовали. Вчера это неслось в режиме он-лайн, репортёры работали. Всегда в таких случаях встаёт вопрос – мы, или кидаем то, что есть, или…

И. Озеров

- Или углубляемся, и можем опоздать.

В. Золотарёв

- Или углубляемся, и теряем время, и становимся неконкурентноспособными именно в этот день. Поэтому, все телеграфно выдавали всё, что смогли нарыть, комментариев, по моей информации, стороны, которые покинули Бурятию - именно в таком виде покинули, юридически, - отказываются комментировать ситуацию. Ну, и особо комментировать нечего, потому что, ничего хорошего они сказать не могут в отношении действующих федеральных властей, прежде всего – я имею в виду налоговиков.

И. Озеров

- А причина-то в чём, на твой взгляд, я просто не копал эту новость. Что - лишние налоги, несправедливые налоги? В чём проблема?

В. Золотарёв

- Местный бизнес, большой крупный, по местным меркам, крупный бизнес, он считает, что в последний год действия налоговой службы, федеральной, были излишне репрессивны, излишне 
выматывающими для этих игроков. Помимо, просто, оптимизации, просто, налоговой оптимизации, уехав в другой регион, потерявшись там среди других средних, или устроив себе некие налоговые преференции у «Абсолюта», - это был ещё режим конфликта, что если вы нас продолжите, извиняюсь за сленг, мочить в таком режиме, и столь долгое время, и, просто, репрессивно, по их мнению, - то мы, просто, уйдём. Это было заявлено, это было обещано, ответной реакции не поступило, диалог, видимо, не задался, и ребята выполнили то обещание, которое сделали, к общему разочарованию остальных, кто наблюдал, в том числе, и республиканской власти, видимо тоже.

И. Озеров

- Как ты думаешь, будут ли какие-то попытки вернуть их там, не знаю, давление на патриотизм, и так далее, двое из них - депутаты горсовета.

В. Золотарёв

- Депутат горсовета – это ещё не признак патриотизма.

И. Озеров

(смеётся) – Не такой огромный патриот – вот, депутат Народного Хурала – тот патриот!

В. Золотарёв

- Я имею в виду, что должность, статус народного избранника, я сейчас, к примеру, говорю, никоим образом не означает повышенный уровень патриотизма, в принципе.

И. Озеров

- Я думаю, что многие по-другому считают.

В. Золотарёв

- Я думаю, одно с другим не связано. Тем более, что «Абсолют» никуда не делся, также как и «Вегос».

И. Озеров

- Для народа ничего не изменилось.



В. Золотарёв: Местный бизнес, большой крупный, по местным меркам, крупный бизнес, он считает, что в последний год действия налоговой службы, федеральной, были излишне репрессивны, излишне выматывающими для этих игроков



В. Золотарёв

- Конечно, и в принципе, у народных избранников остаются все возможности для защиты интересов своих избирателей. Теперь, надо успокоить всех жителей республики, что никто никуда не уехал чисто фигурально – «Абсолют» на доски не заколачивается, ставни не закрываются, также как «Вегос», так же, как кто ещё уехал или кто ещё собирается. Предприятия остаются здесь, речь идёт всего лишь о том, что часть налогов…

И. Озеров

- Всего лишь - закавычим.

В. Золотарёв

- Там, действительно, часть, здесь остаются фонд заработной платы и налоги с зарплат, потому что, люди остаются здесь. По месту жительства будут платиться налоги в местные бюджеты, в республиканский тоже. Часть налогов будет платиться по месту регистрации юридической. Это значительно, это серьёзно, и это серьёзный удар по бюджету Бурятии. Никто сейчас не будет готов… они знают, скорее всего, цифру, но, они постараются не говорить цифру потерь.

И. Озеров

- Кто, ты имеешь в виду – власти?

В. Золотарёв

- Налоговики, потому что, они спровоцировали, на взгляд бизнеса, этот конфликт. Власть тоже постесняется говорить об убытках для бюджета, я думаю, что мы долго не догоним ещё эту цифру, они будут стесняться её сказать. Но, это не значит, что они встали и вышли совсем, то есть, физически. Речь идёт, просто о деньгах, части денег, части налогов. Возможно, конечно, будет какое-то свёртывание бизнеса, не развитие. Ну, например, мы знаем, что «Абсолют» больше сконцентрирован на развитии в Иркутской области, потому что, здесь уже и места не очень много для платёжеспособной аудитории - город весь в торговых сетях, в республике заходит ритэйл - не только «Абсолют», но, очень аккуратно, потому что, всё-таки, там платёжеспособность населения низкая, и попробуй ещё отбей тот торговый комплекс, который строят - неважно, «Абсолют», «Титан», «Николаевский», и прочие. Здесь развитие приостановилось ещё и в связи с кризисом, и средний чек у нас победнее, чем в других регионах. Но, это уже другая история. Но, на самом деле, у нас достаточно сильный ритэйл, я не думаю, что у нас катастрофа, я думаю что республиканская власть недооценила в своё время конфликт между бизнесом и федералами, вовремя не вмешалась, или вмешалась, но, к сожалению, ничего не смогла сделать. В результате, на автопилоте, ситуация дошла до кардинальной, и мы потеряли кое-что - это надо честно признать - не дожали, не дорассмотрели, упустили.

И. Озеров

- Будут пытаться вернуть власти, как ты думаешь?

В. Золотарёв

- Невозможно, просто, прыгать, таким крупным игрокам – сегодня там, а завтра здесь. Я думаю, что речь пойдёт о переговорах со всеми ушедшими игроками в части открытия здесь каких-то филиалов, каких-то дочерних предприятий, в том числе связанных с производством. Объявлялось, что у «Абсолюта» есть желание построить птицефабрику, у других игроков ещё что-то, возможно, появится. Поэтому, закрепить здесь как можно больше активов с юридическими адресами - я предполагаю, я не знаю, это не инсайд, но, из логики вещей, я думаю что, в принципе, переговоры будут – о том, что здесь регистрировать юридические адреса будущих активов. Всё равно что-то здесь будет появляться рано или поздно, кризис не вечный, ребята тоже все молодые, все остаются. Ну, сменили юр. адрес, ну, бывает.

И. Озеров

- Понятно, мы вернёмся к нашему разговору через пару минут - оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение», мы продолжаем беседовать с Виктором Золотарёвым. Следующий вопрос касается главы Бурятии, он конец прошлой недели провёл очень активно, 20-го ноября встретился с блогерами и с общественниками, встреча продолжалась три часа, о ней потом вышли какие-то письменные отчёты. И утром 21-го ноября, в субботу, он провёл «прямую линию», на государственных каналах она была показана. Довольно необычно для многих, несмотря на анонс, это выглядело, с утра пораньше, в выходной, «прямая линия». Интересно твоё мнение, с точки зрения посмотреть на эти два формата, потому что, они отличались. С блогерами и общественниками всё было, на мой взгляд, гораздо жёстче, резче, но, глава держал удар. «Прямая линия» - то, что увидели большинство телезрителей республики, была в традиционном, больше, формате - исключительно позитивном, - есть трудности, но, мы преодолеем, в принципе, всё в порядке, мы прорвёмся.

В. Золотарёв

- Я понял, о чём ты говоришь. Учитывая, что два больших мероприятия проходили в течение полсуток, соответственно, какое-то из них не было запланировано изначально, просто, по логике вещей. Поэтому, - я не знаю, открою я секрет или нет, но, «прямая линия», которая утрешняя, она планировалась давно, и стояла в графике. Встреча с блогерами, она не планировалась за месяц, за два назад, и организовывалась более спонтанным образом…

И. Озеров

- И была инициативой самих блогеров.

В. Золотарёв

- Там, я не знаю - не все слушатели «Эха Москвы» в «Фейсбуке» находятся, но, эта история, в принципе, достаточно прозрачна. Есть, имеют право быть, оппозиционные журналисты, оппозиционные блогеры, оппозиционные пользователи соцсетей. С ними вступила в диалог, ответив на очередную критику, зам. руководителя администрации главы Ирина Смоляк, у них завязался диалог, достаточно жёсткий. В результате, было принято обоюдное решение – давайте встретимся с главой, если у вас есть конкретные вопросы. Видимо, конкретные вопросы нашлись, так же, как и круг сформирован, и они туда зашли. Я так понимаю, недели две прошло между вещами. Недели две – это, достаточно, форс-мажорное событие для графика главы, в таком, трёхчасовом формате. Это раз. Второе - изначально это не планировалось, как медийное…

И. Озеров

- Событие.

В. Золотарёв

- Событие. Просто, так как блогеры, которые пошли туда, объявила об этом - мы туда пойдём, естественно, за ними потянулись средства массовой информации, и, опять же, в режиме импровизации, это всё ещё и медийный характер приняло. Должна была быть встреча - у вас есть вопросы - давайте встретимся, обсудим, не особо приглашая СМИ. Получилось то, что получилось – были там некоторые средства массовой информации, были оппозиционно настроенные люди, и они, достаточно откровенно, поговорили с Наговицыным о том, что их беспокоит. На мой взгляд, как специалиста медиа, трёхчасовой формат был утомителен для обоих сторон. Я думаю то, что появилось в медиа, зарегистрированных больших СМИ - это проехались по ошибкам. Я думаю, Наговицын был взят измором, и, те ошибки, которые были, они и стали информационными поводами для больших СМИ. Потому что, транслировать трёхчасовую… Я слушал аудиозапись, что там было, там был достаточно жёсткий, но, всё-таки, достаточно мирный диалог. И информационные поводы были лишь там, где Наговицын, или неудачно выразился, или неудачно понял собеседников – и про домик, и про бурятский язык, - это ошибки риторики. У нас была возможность сделать хоть репортаж, хоть бить на информационные поводы отдельными новостями. Мы, по-моему, даже не стали этого делать, потому что, трёхчасовое событие достаточно трудно выдавать. Тем более, что через несколько часов, у нас свалилось два часа «прямого эфира». Тем более, что это изначально не было запланировано, как медийное мероприятие, нас туда не приглашали, по большому счёту, мы прорвались туда сами, послушали. Я понял, что будут отчёты, как от блогеров, так и от соседних СМИ. В принципе, я оцениваю это нормально - когда люди стучатся в дверь к Наговицыну, и он изъявляет желание их принять и поговорить на эту тему – да бога ради!

И. Озеров

- То есть, обе встречи мы можем записать в плюс, в актив?

В. Золотарёв

- Та встреча, вообще, была плановой, это нормально когда садится человек в «прямой эфир», и как глава региона, общается на всю Бурятию через БГТРК с жителями. Абсолютно нормально, ничего там сенсационного не произошло. Человек поговорил - от засыхающих колодцев до каких-то, стратегических - макроэкономики, бюджет, и так далее. Рядовое событие информационное, никоим образом, не пятичасовое шоу Путина – просто, раз в год, раз в полгода - это обычный формат для главы региона - нечего сказать особо. Что касается – в актив – не в актив… Конечно, учитывая странность события - три часа с оппозицией посидеть, оппозицией, которая публичная, которая постоянно пишет о недостатках власти - для него это событие не рядовое, наверное, для общественности тоже. С точки зрения медиа, учитывая достаточную закрытость мероприятия, - для меня это прошло достаточно мимо.



В. Золотарёв: Я думаю, Наговицын был взят измором, и, те ошибки, которые были, они и стали информационными поводами для больших СМИ




И. Озеров

- На той же «прямой линии», о которой мы упоминали, президент сказал о возможном включении Бурятии в перечень ценовых зон оптового рынка по аналогии с Тывой, речь идёт об электроэнергии опять, что обеспечит снижение тарифов для предприятий в среднем на 32 процента, может быть, - все за эту цифру зацепились, ну, а дальше, для населения - на 5 процентов. Об этой возможности глава Бурятии, ещё раз повторю, сказал на «прямой линии». Как ты думаешь - на мой взгляд, все ждут, если снижения, то гораздо большего, а не на 5 процентов.

В. Золотарёв

- Я думаю, что никакого снижения не будет, потому что, в то время как там пытаются на уровне стратегическом что-то сделать, здесь будут руки выворачивать республиканской службе по тарифам, и просить повышенного тарифа, потому что, энергетика в Бурятии, ровно, как и другая отрасль, немножко, в кризисе находится. Поэтому, я не знаю, что там будет. В принципе, для меня все инициативы власти в последнее время, в моей голове, свелись вот к чему – ребята, планировать, просить что-то делать, можно сколько угодно, но, давайте, вы сначала сделайте, подпишите то ли указ, то ли постановление, и вы нам скажете – у нас уже упало!

И. Озеров

- А то мы бесконечно обсуждаем гипотетические возможности, какие-то.

В. Золотарёв

- Семь-восемь лет мы вместе с властью, потому что, мы ведёмся на их планы по снижению. Они предлагали одно, второе, пятое, десятое, естественно, работали искренне. Они пытаются, до сих пор, в закрытую бетонную стену долбятся головами, и другими частями тела, пытаются нас информировать, но вестись за ними я бесконечно не могу. Потому что, опять верим, опять путаем их надежды с их планами, потому что, это разные вещи. Сейчас то, что ты мне сказал - это надежды, что вдруг прокатит? Это, ни в коем случае, не планы, и не обещания. И поэтому, я смотрю на их надежды, и как любой житель Бурятии жду – случится – отлично, аплодисменты, переходящие в овацию. Не случится – значит, ребята, продолжайте процесс, не останавливайтесь. Всерьёз обсуждать бессмысленно - давай дождёмся чего-нибудь. Сейчас дождемся - или здесь надежды не оправдаются, и мы получим повышение тарифов – три, пять, шесть процентов - кто как сработает. Лоббистские усилия крупнейших энергетиков, республиканской службы по тарифам на 2016 год сейчас тарифную сессию проходят. Скоро мы узнаем цифры тарифа, и нам что-то скажут - будут - не будут повышения, и так далее. Подождём, поговорим потом.

И. Озеров

- Хорошо, я напоминаю нашим радиослушателям, что программы «Особое мнение» можно не только слышать в эфире радиостанции «Эхо Москвы», но, и читать, и также слушать в разделе «Эхо Москвы интервью», и там же вы можете оставлять комментарии по поводу наших программ, и задавать вопросы героям интервью. Ещё одна тема, которую освещал «Номер Один» - Татьяна Думнова, министр экономики Бурятии, находится на грани увольнения. Газета в этом материале намекает на то, что могут быть и другие перестановки в стане наших министров, но, фамилии не называются. Что тебе по этому поводу известно, и кто ещё может выйти из состава правительства?

В. Золотарёв

- Мне известно несколько лет уже одно - в любой непонятной ситуации все начинают говорить об увольнении Думновой (смеются).

И. Озеров

- Это фетиш такой, да, у нас?

В. Золотарёв

- Как только создаётся непонятная кадровая ситуация, или предпосылки для неё – давайте мы напишем, что увольняют Думнову. Это тренд - раньше увольняли Айдаева в этой ситуации, потом увольняли Наговицына, теперь увольняют Думнову. Это такая журналистская шутка. Что касается, в принципе. Предпосылки такие есть, в каком-то листе на отставку Татьяна Гавриловна находится достаточно длительное время. Я имею в виду – не у кого-то есть лист, и они там вычёркивают, а в смысле, что мы сами, вместе с тобой, - ты, я, другие средства массовой информации, постоянно об этом говорим. Кто-то об этом говорит не с пустого, высосанного пальца. Ну, раз СМИ об этом пишут, значит, наверное, об этом есть смысл, хотя бы, сейчас говорить. Затем, «Номер Один» всего лишь перевёл на обыкновенную новость сказанное Вячеславом Наговицыным на утреннем «прямом эфире». Там был вопрос про кадры, и он ответил что, в принципе, это всё возможно, что, в принципе, процессы кадровые идут, и мы, как бы, зацепились за это. Я думаю, что до конца года будут кадровые изменения – один-два человека.

И. Озеров

- Фамилии назвать не можешь?

В. Золотарёв

- Не буду, пусть «Номер Один» несёт за это ответственность (смеётся), я лично не буду. Затем, в следующем году они, естественно, будут тоже, потому что, опять же, целый год без отставок - это совсем скучно и неинтересно.

И. Озеров

- Ну, да. Два назначения у нас недавно состоялись.

В. Золотарёв

- А, во-вторых, если, всё-таки, они решат в Москве и здесь, проводить выборы главы региона в 2016 году, такая же вероятность есть?

И. Озеров

- Сохраняется, да.

В. Золотарёв

- Конечно, то нас ждёт отставка всего правительства, и там будет, совсем, весело всё.



В. Золотарёв: Мне известно несколько лет уже одно - в любой непонятной ситуации все начинают говорить об увольнении Думновой




И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, обсуждали мы такую гипотетическую возможность, как хороший, какой-то, вариант для Бурятии - появление должности премьер-министра, выделение – глава отдельно 
остаётся, законодатели отдельно, и, вот, премьер-министр. Как ты, вообще, к этой идее относишься?

В. Золотарёв

- Для населения не изменится вообще ничего. Сразу обрубаем население, потому что, практически, ничего не изменится. Это, чисто, реструктуризация, - те, кто за это голосует, кто склоняется к этому варианту. Это касается эффективности власти и политических раскладов - всем сёстрам по серьгам. Это внутриплощадные разборки, даже не разборки, а варианты. Что у нас будет, если будет премьер-министр? У нас, как бы, он уже есть в ранге первого зампреда, осталось только ему таблички поменять, по большому счёту. Это раз. Во-вторых, если даже и будет так, и они перепишут основополагающих несколько законов плюс Конституцию Бурятии, у нас сместятся акценты, потому что, тогда у Народного Хурала появится новая цель, потому что федеральная и республиканская исполнительная власть, и законодательная власть, они будут вступать в диалоги уже не с Наговицыным, который чуть-чуть над схваткой будет. Как вариант - может быть. Если останется всё, как есть – тоже вариант. Это такое внутреннее дело, интересное только упоротым политическим обозревателям, которые будут делать из этого революционные вещи, пытаться объяснить, какие у нас революции, и будут долго об этом писать. Это очень большие, сложные, бюрократические вещи, связанные с изменением закона, изменением вывесок, изменением функционала внутри, и так далее, и тому подобное. Для экономики, для социального положения Бурятии, я думаю, что это не сильно отразится. Ну, и, насколько я знаю, в ближайшие месяцы такого точно не будет.

И. Озеров

- В ближайшие месяцы, да, то есть…

В. Золотарёв

- Понимаешь, это на таком же уровне, как уменьшение количества депутатов Народного Хурала. Смысл в этом есть? Есть. Этим кто-нибудь занимается? Нет. Всё (смеётся).

И. Озеров

- Иногда об этом говорит Игорь Александрович Бобков с гневом в голосе.

В. Золотарёв

- Ну, он же в Народном Хурале был, и для него это по-прежнему всё близко. Я в Народном Хурале не был, и поэтому я смотрю как на витрину, где что-то происходит. Ну, вот, пусть они сократятся, или пусть они премьер-министра включат – оценим.

И. Озеров

- Продолжается история с дальнобойщиками, с протестами против платы за проезд по федеральным дорогам, сбора с большегрузов, против этой, пресловутой уже, системы «Платон». Буквально недавно эта ситуация получила развитие силами депутата Госдумы от «Единой России» Евгения Фёдорова. Пространная у него речь, но, если коротко, - дальнобойщики действуют по указке США и либерального блока правительства, которым тоже руководит США, и это всё в пику нашему президенту, и надо дальнобойщикам объяснять. Как тебе такая версия?

В. Золотарёв

- У известного клоуна Фёдорова, я вынужден на него иногда обращать внимание, потому что, он иногда через заголовки прорывается, и засоряет мой мозг, у него два человека, которыми не руководят США – это он сам и Путин. Я видел заголовки, я не знаю, правда это или нет, но, я склонен верить, что он, в том числе, и голосовал в Госдуме за эти вещи.

И. Озеров

- Он голосовал, да, документальное подтверждение того…

В. Золотарёв

- …что у человека не всё хорошо с головой.

И. Озеров

- У человека два или три человека в одной голове живут, видимо.

В. Золотарёв

- Да. Это первое. Второе - это замер общественного недовольства в обществе. Они замерили – получили. И второе - люди в большом количестве, сотнями тысяч, может даже, миллионами, включая дальнобойщиков вместе с семьями и родственниками, и так далее. В частном, конкретном случае, например, если мы говорим про «Платон» - они начинают понимать, что за всё приходится платить. Приходится платить за большие ассигнования бюджетные в Крым, приходится платить за санкции, приходится платить за военные действия, которые забирают много бюджетов, много бюджетных средств. Надо платить за кризис в экономике. Это же не с пустого им прибавляют платы, это означает, что в бюджете не хватает денег. Не хватает денег на зарплату учителей, врачей, социалку, армию, и весь набор. Вот сейчас, спустя месяцы или уже год, до людей начинает доходить, что вот так оно будет, и будет ещё хуже, потому что, политический форс-мажор рано или поздно, - длинное плечо у экономики, - но, рано или поздно, это доходит до экономики. Ребята, мы радовались за Крым, - ну, те, кто радовались, в том числе, дальнобойщики – получите! Мы с интересом, и даже любознательностью, и даже оптимизмом смотрим на военные действия в Сирии – и это плечо ещё не пришло, оно будет через полгода, через год. За всё в этой жизни приходится платить. И дальнобойщики тоже сейчас платят за политическую деятельность, за политический курс, в том числе такой. Это, конечно, связано ещё с экономическими вещами - мировой кризис, цены на нефть, ещё много чего можно нагородить….

И. Озеров

- Наложилось всё, да.

В. Золотарёв

- Но, абсолютно совершенно чётко – мы, в том числе, платим за субъективные решения федеральных властей.

И. Озеров

- Кто-то из федеральных СМИ привёл расшифровку разговора с дальнобойщиком, где он говорит - я тут Путина хотел на груди выколоть, я был «Крым наш», «Обама чмо», и тут…

В. Золотарёв

- Пусть он выколет Путина где угодно, но, за это надо будет платить не только, собственно говоря, своей кожей.

И. Озеров

- Он и говорит, что теперь выкалывать-то не хочет.



В. Золотарёв: Приходится платить за большие ассигнования бюджетные в Крым, приходится платить за санкции, приходится платить за военные действия, которые забирают много бюджетов, много бюджетных средств. Надо платить за кризис в экономике




В. Золотарёв

- Это, опять же, его выбор – хочу, не хочу, пусть голосует, или не голосует – что колоть-то, что зря и деньги и кожу портить? Ты иди, проголосуй туда или сюда - я не призываю сейчас, просто надо понимать, что происходит. Любое событие федерального масштаба впоследствии влияет на экономику, в том числе, на налоги, на платежи, на зарплаты, на выплаты, на задержки, не задержки, так далее – коснётся каждого. Это был выбор государства - оно решило, что Крым нужнее на данном историческом отрезке, что, может быть, ещё лет 200 не появится возможности взять себе кусок территории. Оно на это пошло, мы за это расхлёбываемся, ну, давайте - кто-то верит власти, что это правильно было. Ну, ребята, кроме веры, вам ещё надо будет расплачиваться.

И. Озеров

- Спасибо огромное, Виктор! Это было программа «Особое мнение», мы разговаривали с Виктором Золотарёвым, в студии работал Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

В. Золотарёв

- До свидания!


Комментарии и вопросы героям интервью (1)

  • 30 ноября 2015, 10:56

    Писатель   Ответить

     

    Послушал сегодня ..вот думаю, какой политик мирового уровня появился...)) Заэто надо платить. кожу портить.. НАДО ПОНИМАТЬ..это ОН оказывается понимает, наконец нашелся в УУ чникум, который ВСЕ понимает. А сам дурак дураком выглядит. Чем меньше чел понимает, тем белее он приспособен для гонору))

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^