$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


12 ноября 2015, 21:00

Самаринов ещё порадует всех журналистов своими прямыми речами (12.11.2015)

Podcast Hosting - Listen Audio - Особое мнение В... 12 ноября 2015 года

Основатель новостного интернет-портала "Байкал Дэйли", руководитель еженедельника "Номер Один" Виктор Золотарёв обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым назначение Алексея Мишенина министром промышленности и торговли Бурятии, последние заявления депутата Госдумы Михаила Слипенчука, арт-выставку графических карикатур "Без фильтров", отставку главы Тункинского района Бурятии Андрея Самаринова, ситуацию вокруг предстоящих выборов главы Бурятии, акцию протеста российских дальнобойщиков, и другие вопросы.

12 ноября 2015 года

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и сегодня наш гость – Виктор Золотарёв, основатель информационного портала «Байкал Дэйли», руководитель еженедельника «Номер Один». Я тебя приветствую, Вить!

В. Золотарёв

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Министерство промышленности и торговли Бурятии возглавил Алексей Мишенин – мы с тобой уже обсуждали этот вопрос. С 16 ноября он приступает к своим обязанностям, глава Республики Бурятия подписал указ соответствующий. Чего, на твой взгляд, следует ожидать от нового министра, и, как быстро станет ясно, на своём ли месте человек?

В. Золотарёв

- Вообще ничего не надо ожидать.

И. Озеров

(смеётся) – Министров не для этого назначают, чтобы от них чего-то ждать.

В. Золотарёв

- Человек-загадка – раз. Во-вторых, у нас в Бурятии, видимо, от недостатка новостей, в том числе, деловых, политических, я не знаю, как в других регионах, у нас чрезмерное внимание к подобным вещам. Министр же – функция, человек-функция, поэтому, чем будет заниматься новый министр – вообще, непонятно. Наверное, у него есть какой-то функционал, я не думаю, что моментально изменится промышленность Республики Бурятия. Более того, если вы выйдете на улицу, и спросите студента, пенсионера, даже, работника промышленного предприятия – как вам новый министр, - он сделает удивлённые глаза. Поэтому, для населения республики вообще ничего не поменяется, по крайней мере, в ближайшие годы, или месяцы. Может, конечно, к нам пришёл какой-то, чрезвычайно гениальный человек, который моментально перестроит промышленность и всем всё раздаст – плюшки, деньги, предприятия сразу заработают, но, мы же понимаем…

И. Озеров

- Эх, заживём!

В. Золотарёв

- Но, мы же понимаем, что этого не случиться. Поэтому, человек будет сидеть, что-то, там, делать…

И. Озеров

- Лоббировать.

В. Золотарёв

- Понятно, мы с тобой несколько передач назад говорили об этом – что, основная функция министерства промышленности при отсутствии таковой (смеётся), в смысле, промышленности нет в собственности Республики Бурятия…

И. Озеров

- Ещё, торговля.

В. Золотарёв

- …или она очень минимальная, мы, всё-таки, про промышленность сейчас говорим, она, всё-таки, минимальная, поэтому, управлять ей невозможно, с точки зрения министерства. Поэтому, остаётся только лоббизм – коммуникативные связи, защита интересов республики, защита отдельных предприятий в федеральных органах власти, оборонные заказы, госконтракты, и весь, вот этот, пакет. Хождение по коридорам, по мукам, по московским, по государственным холдингам – «Ростех» и прочие дела, «Вертолёты России»…

И. Озеров

- Понятно, а как ты считаешь, вопрос в эту строку. Если так рассуждать – лоббистская функция, промышленности нет, есть там свой руководитель…

В. Золотарёв

- Она есть, но, она не в управлении республики, она, немножечко, у других собственников.

И. Озеров

- Лоббистская функция, она, как мы картину нарисовали, выглядит логично. А, вообще, с точки зрения, нормальной экономической ситуации, нормальной экономической модели – это абсурд? Нужен ли, вообще, министр промышленности и торговли в Бурятии?

В. Золотарёв

- В том виде, в котором преподнесён его функционал сейчас, он нужен, потому что, там… если отойти от промышленности, с которой всё сложно, там начинается другой функционал. Торговля – опять же, это, больше, контрольная и вспомогательная функция, то есть, у нас есть достаточно серьёзный местный ритейл – не только продуктовый, но и строительный, и прочее – это раз. Во-вторых, это малый и средний бизнес. Мы понимаем, что в рамках федеральных инициатив по недопущению, я сейчас в кавычках, по недопущению среднего класса в России, потому что, налоги…

И. Озеров

- Это не декларируется, но…

В. Золотарёв

- Это подразумевается – средний класс здесь никому не нужен, в стране, на сегодняшний политический момент, то функция министерства в части помощи местному – республиканскому, сельскому, городскому малому и среднему бизнесу, она достаточно ограничена. Это распределение каких-то грантов, это распределение каких-то субсидиарных вещей – процентная ставка, и так далее. То есть, помощь государства, помощь правительства в како-то из мер. Ну, вот, он этим тоже будет заниматься.
Ну, и, затем, декларирование, какой-то, промышленной политики, политики, связанной с малым и средним бизнесом, с торговлей. То есть, это ещё и декларация государственных и местных государственных инициатив - что они собираются делать, куда они собираются идти – вот, такие, ещё, и представительские функции, в том числе. Там у тебя был второй вопрос с этим связан – насколько мы увидим, насколько он…

И. Озеров

- На месте ли он?

В. Золотарёв

- Ну, компетентен.

И. Озеров

- Да. 



В. Золотарёв: Средний класс здесь никому не нужен, в стране, на сегодняшний политический момент


    

В. Золотарёв

- Как обычно, это бывает, год-два, если человек, сначала, заявляет, а потом не делает, и объясняет, почему так получилось – это одна история. Когда человек что-то обещает, что-то декларирует, - и, вообще, потом ничего не обещает – есть же и такое – то это другая степень ответственности. Я не ожидаю сенсационных прорывов, в силу того, что не единым министром тут всё это делается. Кризис не в министре, кризис, немножечко, более всеобъемлющ. Поэтому, прорывных вещей не жду, но, как персонаж внешний приедет - прикольно будет на него посмотреть.

И. Озеров

- Конечно, интересно, с точки зрения, что это не рядовой случай, это, условный, варяг, человек, даже по внешнему виду – видно, что не местный.

В. Золотарёв

- Посмотрим. Понятно, что Мишенин ничего не сказал на публике, потому что, он не был назначен, и, естественно, ничего не мог говорить, и мы его не знаем, просто, с точки зрения, обывательского любопытства, что он из себя представляет. Но, я думаю, что, в ближайшее время, и интервью будет….

И. Озеров

- Я думаю, после 16 ноября уже что-то будет.

В. Золотарёв

- Ну, зайду я к нему – пообщаемся (смеётся).

И. Озеров

- Есть у нашей программы такой блат.

В. Золотарёв

- В том числе.

И. Озеров

- Хорошо, ловлю на слове, пообщаемся, обязательно, по этому поводу. Следующий вопрос - Михаил Слипенчук дал недавно интервью, уже неделю мы его обсуждаем в нашей программе с разными собеседниками, интересно и твоё мнение услышать. Заявил, он, в частности … много чего рассказал, но, в частности, заявил: «Для Бурятии будет правильно, чтобы я избрался на следующий срок». Заявление, такое, как бы сказать, - высокий уровень задаётся такой планкой. Как ты считаешь, достоин Михаил Слипенчук того, чтобы мы его избрали?

В. Золотарёв

- Я не буду отвечать на этот вопрос по одной простой причине.

И. Озеров

- Как избиратель, ответь.

В. Золотарёв

- Не буду отвечать, как избиратель, потому что, у меня в управлении есть некоторые медийные ресурсы, и, таким образом, - это моя позиция абсолютная, - я редко, практически никогда не высказываю свои симпатии, или антипатии к тому или иному политическому деятелю. Ну, потому что, это влечёт сразу разные, некие, иносказательные формы – ангажированность, и прочее, и прочие вещи. Я же сейчас представляюсь, как просто Виктор Золотарёв, и поэтому я уклонюсь от этой темы – в смысле, «за» или «против» и так далее. Там другая тема - депутатом Госдумы быть сложно, в кавычках, просто, на том основании, что, сама Госдума, она даёт мало шансов, и мало возможностей для депутатов действенно, фактурно, достаточно громко защищать интересы регионов. Там какой-то товарно-гнездовой способ, там партийный, там жёсткий диктат исполнительной власти – знаем, понятно, кого - и администрации Кремля, и правительства – жёсткий, достаточно, диктат исполнительной власти над законодательной, сейчас - это достаточно сложно. Оценивать Слипенчука по его заявлениям… в принципе, я вижу, что человек рвёт и мечет по поводу каких-то экологических вещей – водоохранная зона, мусоропереработка, всё, что связано с Байкалом…

И. Озеров

- «МИРы».

В. Золотарёв

- Ну, «МИРы» - это такая, уже, достаточно, старенькая тема.

И. Озеров

- Мы говорили, что, она, прежде всего, вспоминается, всё равно, для людей, которые не сильно в это погружены.

В. Золотарёв

- Ну, да…

И. Озеров

- Это была самая картиночная…

В. Золотарёв

- Там есть объективные трудности для выполнения своих обязанностей для жителей республики. Тем не менее, человек чем-то занимается, и видно, что он что-то бьётся. Это единственное, что я, наверное, по этому поводу скажу. Пойдёт – пусть, население избирает.

И. Озеров

- Я думаю, что, уже, пойдёт, несомненно.

В. Золотарёв

- Пойдёт, несомненно. Бога ради.

И. Озеров

- На прошлой неделе в БГУ открылась арт-выставка графических карикатур, которая называется «Без фильтров». Её организаторы - бурятское региональное отделение «Молодая Гвардия Единой России». Карикатуры, как они их называют, - тоже мы будет опираться на это слово, хотя, это, не вполне так, конечно, - посвящены политике, очень много российского президента в позитивном ключе, и иностранные лидеры - в ключе негативном, скажем так. Очень бурная реакция была в интернете - в основном, негативная, и в нашем эфире оценки высказывались. Ты видела эти карикатуры, смотрел эту новость?

В. Золотарёв

- Я видел их на уровне фотографий в средствах массовой информации.

И. Озеров

- Ну, как, в принципе, большинство из нас. И как впечатления?

В. Золотарёв

- Да, никак, впечатления. В смысле, к самой этой акции я отношусь спокойно, на том простом основании – если мы декларируем, хоть в какой-то степени, демократию… Нам же рассказывают…

И. Озеров

- Свободу самовыражения.

В. Золотарёв

- Нам же внушают, что мы живём в демократической стране? Мы, правда, это, не особо видим, но, тем не менее, они нам внушают. У нас на этой неделе, по-моему, в одном месте страны человек поджёг двери ФСБ, а в другом месте – в Бурятии, провели выставку – тоже, своего рода, арт-проект.

И. Озеров

- Два полюса.

В. Золотарёв

- Два полюса. Там это широко обсуждалось, здесь тоже, видимо, более локально, но, тоже. Нормально это всё. Выбор БГУ мне, тоже…

И. Озеров

- Это один из странных моментов.

В. Золотарёв

- …иронично понравился, потому что, с одной стороны – университет, студенчество, испокон веку там отличались свободомыслием…

И. Озеров

- Свободолюбием и свободомыслием.

В. Золотарёв

- Да, поэтому, в принципе, это уместно - молодежь трёт за политику, и, таким образом, что-то, там ещё выставляется, в принципе. А, учитывая, звание классического университета – это, уже, по-другому на это смотрится всё. Выставились – выставились, эмоций, каких-то, политических, нету. Я, например, не сторонник, ни «Молодой Гвардии», ни, тем более, сейчас активной информационно-пропагандистской кампании против, каких-то, западных ценностей, поэтому я плечами пожал на это. Ну, ребята развлекаются, оно им в кайф. Бога ради. 



 В. Золотарёв: В одном месте страны человек поджёг двери ФСБ, а в другом месте – в Бурятии, провели выставку – тоже, своего рода, арт-проект


 

И. Озеров

- Есть карикатуры здесь в БГУ, и есть карикатуры в журнале «Шарли Эбдо», который уже так прогремел, в том числе, и, трагическими, какими-то вещами, но, упорно отстаивает свою свободу, своё право это делать, освещать любые темы. Они говорят, что у нас нет другого инструмента, у нас только карикатуры, традиция давняя, культурная. Но, в России периодически возникают какие-то… то, горячая поддержка, когда погибла половина редакция, то, когда они осветили трагедию с российским самолётом, - сейчас опять сыплются проклятия, и так далее. Здесь они тоже имеют право на такое самовыражение?

В. Золотарёв

- Мне трудно сейчас французский журнал защищать, или его не защищать. Я сейчас поясню, в чём причина, и объясню, почему причина таких крайностей – то мы целуемся, извиняюсь, в дёсны, с этим журналом, учитывая ту скорбь, которая на Францию свалилась, то мы внезапно проклинаем.

И. Озеров

- Мнения-то разные есть - и такие, и такие.

В. Золотарёв

- Да, я объясню. Дело в том, что, с точки зрения информационных свобод, западная цивилизация, назовём её так – это, вообще, другой космос. Они там культивировали это всё - хорошо или плохо, это сейчас пусть…

И. Озеров

- За скобками.

В. Золотарёв

- Да, за скобками, но, там совершенно другая культура самовыражения и средств массовой информации. А, всё-таки, этот журнал французский - это средство массовой информации в том виде, потому что они дают какой-то контент, они пытаются что-то сказать, донести в том числе, политические, какие-то, мысли, повлиять на что-то, на мозги. И мы в России, исходя, как исторически складывалась история средств массовой информации - из советского периода, и до советского периода, - мы немножечко другие в этом смысле. Мы, просто, не понимаем степень… одни говорят – свободы, другие говорят – вседозволенности, нам это не понять. На сегодняшнем историческом отрезке граждане России, даже, и медийщики, просто не могут понять, насколько… как к этому относиться - поэтому, или кричат, или хвалят, или ещё что-то - на данном этапе, кричат. Это, вообще, другая планета, там надо, видимо, родиться, воспитываться, с детских лет потреблять столь разную палитру - средства массовой информации, в том числе, и политической точки зрения.

И. Озеров

- И разную палитру мнений.

В. Золотарёв

- И разную палитру мнений, и не впадать от этого в шок, воспринимать это нормально. Я не знаю, хорошо это, или плохо с точки зрения государственности, в том числе, российской. Но, это другая культура - культура средств массовой информации, поэтому, мы, так, в шоке, к этому относимся. И такой капитальный разброс мнений по каждому пустяку. Сейчас французский журнал, через полгода будет немецкая газета с какими-то, то ли разоблачительными, то ли, уничижительными. И мы опять схватимся – то ли хлопать в ладоши, то ли негодовать.

И. Озеров

- То ли кричать: «Кощунство, святотатство», и так далее.

В. Золотарёв

- Да, другая культура, в том числе, религиозная, по отношению, по обсуждению и по написанию на религиозные темы, на политические темы, на темы журналистских расследований, на карикатуры - на весь контент медийный – совершенно другая тема. Культуры космической разности. Я сейчас не говорю – хорошо это, или плохо, просто, это разные культуры.



В. Золотарёв: То мы целуемся, извиняюсь, в дёсны, с этим журналом, учитывая ту скорбь, которая на Францию свалилась, то мы внезапно проклинаем


     

И. Озеров

- Мы ещё отягощены советским багажом, на самом деле. Мы вспоминаем - карикатурная культура была на высоком уровне - КуКрыНикСы мы вспоминали, Бориса Ефимова, ряд других художников, на уровне, вполне, того же, датского Херлуфа Бидструпа, и так далее. Но, эти карикатуры все были либо направлены против других стран, проклятого капиталистического Запада, либо, против наших отдельных недостатков…

В. Золотарёв

- Тунеядцев, пьяниц.

И. Озеров

- Да, никогда, она не шла против власти, по понятным причинам, и это тоже ещё накладывается.

В. Золотарёв

- Я и говорю - другой мир, другой космос, и с этим приходится жить, надо спокойнее к этому относиться, просто.

И. Озеров

- Ещё пару слов добавлю. У меня был личный опыт в Бурятии. Во время работы в «Информ Полисе», много лет назад, ещё при Потапове, появился художник, который предложил рисовать карикатуры. И, как раз, была тема - изгоняли водку из павильонов, если ты помнишь эту историю. И мы нарисовали карикатуру…

В. Золотарёв

- Я тогда употреблял - я помню (смеются).

И. Озеров

- На заднем плане – павильон, и водка на коленях стоит перед Леонидом Васильевичем Потаповым, умоляет её не изгонять. Звонки раздались в день выхода газеты, на нас кричали, что не Потапов это решает, как вы можете, что такое! Мы сразу наелись, и вот, это ещё один аргумент в твою пользу, на самом деле. Это всё очень непривычно, когда у нас в карикатурном виде главу любого изображают. Глава Тункинского района ушёл в отставку, Андрей Самаринов по собственному желанию это сделал в начале недели. Туда целая делегация, от нас, парламентская уехала, и, из администрации главы. Это именно та новость, о которой ты предпочёл умолчать, это именно то событие, или ты имел в виду что-то другое, применительно к Андрею Самаринову?

В. Золотарёв

- Да это то событие, я сейчас, наверное, впервые поделюсь с широкой аудиторией, как это, вообще… ну, и подробностями, что там было перед отставкой, например, со мной лично, и, как это, вообще, иногда бывает. Я узнал об этом за неделю до, и меня попросили об этом не сообщать. Я умею держать слово…

И. Озеров

- Я подтверждаю.

В. Золотарёв

- Я не мог тебе ничего сообщить, и сидел тут, немножко, тупенько улыбался, извини, пожалуйста (смеётся).

И. Озеров

- Это было очень многозначительно.

В. Золотарёв 
 
- Что касается дальнейших событий – я сейчас, просто, профессиональной кухней поделюсь. У меня, например, создалось сложное положение, и неделю назад я тебе об этом сказал - мы стараемся ничего не давать про Тунку, учитывая перегретую атмосферу внутри района, и снаружи. И у меня встал вопрос, - как давать Самаринова, его уход с должности – достаточно, громкая новость, чтобы, просто, ограничиваться телеграфным стилем – ушёл, и точка. Поэтому, мы вышли на Самаринова, за несколько дней до понедельника, до его отставки добровольной, я с ним встретился. Я его первый раз видел, мы познакомились, буквально. Редкий медийщик ещё там не был, и не знаком с Самариновым (смеётся). Исходя из того, какие эшелоны, туда-сюда, журналистов…

И. Озеров

- Ты был последним в этой очереди за бесплатной похлёбкой.

В. Золотарёв

- Я, наверное, был, реально, последним. У меня была одна цель, и она была такова. Во-первых, мы уведомили тогда ещё главу района, о том, что наш журналист будет на сессии. Учитывая, что там нервная, всегда, обстановка, я хотел получить гарантию, что там всё спокойно, что журналисту не будут препятствовать, что он нормально сядет, отработает. Это первый момент – ну, всяко, бывает, в Тунке…

И. Озеров

- Да, у нас, хоть где, всяко бывает.

В. Золотарёв

-Да, и поэтому мне нужны были гарантии, что с журналистом всё будет нормально, в рамках цивилизации. Я их получил. Второй вопрос - мы хотели взять у него интервью, потому что, я думаю, что прямая речь Самаринова, - что бы он не говорил, - это был прекрасный выход из той информационной ситуации. Нам ничего не надо было объяснять, нам ничего не надо было говорить от собственного лица, и ставить какие-то прогнозы, кого-то, то ли оправдывать, то ли… Мы хотели нейтрально пройтись, и мы договорились. Это был первый, наверное, случай в современной истории Бурятии, когда чиновник немаленького уровня давал интервью, спустя час после своего ухода с должности. И мы получили этот эксклюзив, и мы его опубликовали, и, таким образом, тему Самаринова, для себя, такую, достаточно, сложную, мы закрыли. Мы ему дали, собственно говоря…. я предполагал, что это будет скучно, что я всех люблю, и я люблю свой народ…

И. Озеров

- Всем спасибо.

В. Золотарёв

- …я устал, я ухожу. Там были свои нюансы, мы с ним впервые виделись, и мы сразу пошли укладывать некоторые технические моменты – он хотел почитать текст. Почитать текст он хотел потому, что он, в качестве… и он, об этом объявил, в интервью, и не только, - причина, в том числе, семейная, в том числе, рождение маленькой дочки, и он хотел это прочитать. По закону о средствах массовой информации, когда берётся интервью, тем более, у должностного лица, мы просто обязаны ему, если он этого хочет, показать текст. Мы эти нюансы обговорили, я 30 минут с ним посидел. Прикольный дядька (смеётся), нормальный, он мне предложил виски, я ограничился кофе, 30-минутная беседа прошла. Мы, я думаю, блестяще отработали, мы получили интервью, мы единственные, кто дал оттуда репортаж, прямо, непосредственно, с Тунки, через онлайн гоняли это всё - далеко это.

И. Озеров

- Тоже интересный опыт.

В. Золотарёв

- Интересный опыт, да…

И. Озеров

- Как там интернет – ничего?

В. Золотарёв

- Нормально – SMS (смеются), SMS-мессенджеры, мы хорошо отработали, фотки получили, всё нормально. Там, всё-таки, нормальный район, в смысле, обеспечения интернета, на мой взгляд. Ну, я думаю, опять же, дам прогноз, что, в ближайшее время, Самаринов ещё порадует всех журналистов своими прямыми речами – я так, аккуратно, спрогнозирую.

И. Озеров

- То есть, он будет, каким-то образом, комментировать предвыборную кампанию?

В. Золотарёв

- Я не думаю, что он будет, каким-то образом, предвыборную кампанию комментировать, я думаю, что он, просто, видимо, пожелает ещё что-то сказать.

И. Озеров

- Заинтриговал, в очередной раз.

В. Золотарёв

- Ну, да, я же теперь прихожу сюда и мульки разбрасываю – посмотрим, что получится. Я знаю некоторые планы – посмотрим. Что касается, вообще, ситуации в Тункинском районе, то, я думаю, что дух Самаринова там будет жить до седьмого февраля, - тогда выборы?

И. Озеров

- Да, седьмого февраля 2016 года. Будут самаринские против антисамаринских, и вот, под этим, вот, соусом, всё это будет преподаваться... правильно сказал – преподаваться?

И. Озеров

- Да.

В. Золотарёв

- И все предвыборные страсти там будут, мы, в общем, получим много удовольствия. 



В. Золотарёв: Что касается, вообще, ситуации в Тункинском районе, то, я думаю, что дух Самаринова там будет жить до седьмого февраля


    

И. Озеров

- Какие-то, так называемые, иркутские депутаты (кандидаты – ред.), как ты думаешь, будут участвовать, ну, понятно, что, они…

В. Золотарёв

- Иркутская сторона будет активно влиять на выборный процесс, и на избрание. Ну, то есть, они, просто, видимо, впишутся за одного… впишутся, это я такое, сленговое слово сказал, - впишутся за одного из кандидатов. Естественно, будет прослеживаться, как их политические интересы, так и финансовые потоки на выборы, тоже, оттуда пойдут.

И. Озеров

- Мы сможем вычислить, кто эти депутаты… кандидаты?

В. Золотарёв

- Кандидаты, ты имеешь в виду, на пост?

И. Озеров

- Иркутские.

В. Золотарёв

- Иркутские, я не знаю, мы это всё увидим…

И. Озеров

- То есть, это будет видно?

В. Золотарёв

- Я думаю, что не будет никаких неожиданностей, будет кто-то из тункинской политической тусовки – раз, и будет кто-то из республиканской политической тусовки – два. Все склоняют имя и фамилию Аламжи Сыренова…

И. Озеров

- Это логично, да.

В. Золотарёв

- Я не готов это пока комментировать – посмотрим, чем это закончится.

И. Озеров

- Хорошо. Мы вернёмся в нашу студию через пару минут, оставайтесь на «Эхе».

(реклама).

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем разговор с Виктором Золотарёвым. Поговорим о предстоящих выборах главы Республики Бурятия. Тема неувядающая, ещё, видимо, не один год.

В. Золотарёв

- У меня скоро мысли по этому поводу кончатся.

И. Озеров

- Мы будем подкидывать дровишек в эту топку, не переживай, Вить, тем более, аж федеральные СМИ нам дают такие поводы. Выборы главы, о которых так много говорят в республике, могут быть отменены, написало одно из наших изданий. Ссылается оно на газету «Известия», которая пишет о том, что в Кремле склоняются к тому, чтобы запретить главам регионов досрочные выборы, и объясняют это тем, что, сейчас рейтинг у президента высокий, и делают они это для того, чтобы, каким-то образом, на этом рейтинге выехать и победить. Другая, противоположная точка зрения по этому поводу, до этого она звучала – наоборот, им будут разрешать досрочничать, скажем так, для того, чтобы максимально отодвинуть губернаторов от 2018 года и высокий имидж президента с ними не ассоциировать, и его имя не пачкать, так скажем. Что ты думаешь по этому поводу? Получается, у нас же, соц. опрос, который мы ждём в начале 2016 года. Что, он покажет теперь, что надо в 2017-м всё-таки?

В. Золотарёв

- Нет, ну, соц. опрос был вброшен для того, чтобы зафиксировать, просто, некие, демократические устремления республиканской – мы вас слышим, мы посмотрим, вы скажете, мы увидим, и так далее. Учитывая, что соц. опросы делаются два раза в год, и не только республиканской властью, но, и массой других, мы об этом тоже с тобой разговаривали, массой других организаций, в том числе, федеральных, то соц. опрос… Ну, проведут его в 2016 году, потом проведут в 2017 году, и на него сошлются, в 2017 году – абсолютно, соц. опросы, как функционал, не имеют отношения к этим, политическим… попытке нагнать политические страсти. Я не знаю мотивов федеральной власти. Они сначала всех пинками загоняют в досрочку, не далее, как в этом, ещё в прошлом году, потом, внезапно, врубают ручник, и говорят – всё, больше никаких досрочек. Это, вот, такие метания…

И. Озеров

- Это, может, зондаж, некий?

В. Золотарёв

- Это их, какая-то, головная боль, и связанная, отнюдь, не с регионами, а связанная – с выборами в Госдуму… возможно, они хотят разделить… возможно, у них голова болит, вообще, не про Путина, а, голова болит про «Единую Россию», они пытаются разделить, например, выборы губернаторов и выборы «Единой России», чем-то там пугают сами себя, чем-то мотивируют, наверное. Может, они хотят сделать приятное во многих регионах и провести дважды выборы – сначала «Единую Россию», потом ещё губернаторов в 2017 году в куче регионов избрать и подарить счастье избирательного процесса демократического. Не знаю. По отношению к Бурятии я на всё это продолжаю смотреть достаточно спокойно, потому что, когда всех пинками гнали на досрочку в этом году, ну, и, соответственно, мы, как бы, по инерции, тоже туда бежали.

И. Озеров

- Записались в эту очередь.

В. Золотарёв

- Да, потому что, это логично было. 2013 год досрочки, 2014 год досрочки, 2015-й досрочки, мы тоже пойдём – пошли на 2016-й, и, вдруг, сказали – так, стоп, погодите, мы сейчас разберёмся – надо - не надо. Потому что, утвердительно… там же, тоже, в «Известиях» я читал – там, тоже, такой аккуратный вброс непонятно кого, и непонятно зачем, и без прямых речей – такой инсайдик, в стиле - мы думаем, и вам об этом сообщаем, что мы думаем. Ну, в данное время, например, насколько я понимаю, глава Бурятии находится в Москве, у него там плановая встреча с Медведевым, она там будет, прежде всего, на мой взгляд, учитывая, что по статусу, председатель правительства - это больше, хозяйственные вопросы, экономические, финансовые, региона решаться, я так предполагаю, я не знаю. Ну, наверное, что-нибудь глава привезёт оттуда, весточку. Потом, очень завуалировано, для тех, кто сможет это разгадать, расскажет что-нибудь на пресс- конференции (смеётся).

И. Озеров

- Ну, видишь, наша-то озабоченность, и интерес, тоже, понятен – я тут вспоминал, если я не ошибаюсь, в последний раз мы главу региона выбирали в 2002 году ещё – Леонида Васильевича, по-моему. Вот, так что, уже десять лет кряду точно не было.

В. Золотарёв

- Я скажу так, если… я тебе скажу то, что будет очевидным. В 2016 году будет масса выборов. У нас будет, мы ещё забываем про такую веселуху, как выборы глав районов, а их будет несколько. Так вот, у нас на единый день голосования – Самаринов – это отдельный космос, это, вообще, отдельная история – февраль. А, там ещё будут же выборы в сельских районах глав администраций, и это выборы, это реальное рубилово идёт со всеми атрибутами выборного процесса, смешными, и не очень. Затем, там будет Госдума по спискам, там будет Госдума по округу единому, там будет ещё глава, как версия. И там у всех разбегутся глаза. Но, может случиться так, как говорят и пишут «Известия», что 2017 год пройдёт под знаком единственных в Бурятии больших выборов – и, это будут выборы главы. И, вот, то, о чём ты говоришь, мы тут давно не избирали, мы так ждём, мы так верим, мы, как, наизбираемся тут, до соплей!

И. Озеров

(смеётся) – А можно пять раз проголосовать одному человеку!

В. Золотарёв

- Да, вот, и, если, у тебя такие ожидания, то, это 2017 год. Если это кучное стадо всяких избирающихся куда-нибудь, и за что-нибудь, то, в 2016 году будет винегрет, такой, малопонятный, кстати, достаточно, избирателям.

И. Озеров

- Соскучиться не успеем, в общем. На днях, буквально, вчера, прошла по России волна акций протеста дальнобойщиков, которые протестуют против введения платы за большегрузный транспорт, за проезд на федеральных дорогах. Вначале 3,70 (рубля – ред.) речь шла за километр. В одном из эфиров мы выяснили, что это, фактически, равно зарплате одного дальнобойщика, 3,50 (рубля – ред.) за километр в Бурятии, по крайней мере, люди получают. Потом власть пошла на попятную, частично уменьшила до рубля с копейками, но, дальнобойщиков всё это не устроило – так, на грани перекрытия трасс по всей России пронеслось, и, как ни странно, власть дала отбой за исключением Московской области, где это, всё-таки, вводится. В остальных регионах это будет введено с 1 мая 2016 года (до первого мая 2016 года не будут взиматься штрафы за неоплату – ред.). Как ты считаешь, - для меня это было некоей неожиданностью, власть дала такую слабину, и, мне кажется - сейчас везде, не слава богу, люди могут сказать – ура, ну, тогда и мы тоже, чем мы хуже. Как ты думаешь, как это будет развиваться, почему это было сделано?

В. Золотарёв

- Я не знаю, почему, явно, это московская тема, московский сценарий, ну, потому что, мы же представляем себе, как сложно выйти с протестом, вообще, куда-либо и что-либо. Или, как-то, это, достаточно, жёстко пресекается, или начинаются какие-то компромиссные варианты. Здесь протест был по всей стране, по линейке, буквально, по географической линейке. Таким образом, я так полагаю, что протест сначала был сформирован и одобренный, и организован, буквально, федеральной властью, потому что, ну, по-другому не бывает - столь большая организация. Федеральная власть, я не имею в виду, вот, прямо, вот - там, скорее всего, какой-то конфликт на уровне федеральных ведомств, или на уровне федеральных структур, общественных организаций, и ведомств, и они все там дружненько живут, иногда не дружненько. И поэтому, что-то там произошло и быстренько развернули эту всю волну, чуть ли не до Владивостока, и, так же, быстренько её убрали. Я думаю, это была сценарная, московская тема…

И. Озеров

- Не веришь ты в инициативу народных масс?

В. Золотарёв

- Не верю, конечно, потому что…

И. Озеров

- Ну, а, если, допустить, то, что реально? Помнишь, монетизацию льгот, когда пенсионеры, тоже, по всей стране? Зачем это было организовывать по всей стране?

В. Золотарёв

- Там это была стихия.

И. Озеров

- Здесь это тоже очень похоже на стихию. То есть, это не похоже на митинги, которые власть организовывает, свозя с одинаковыми плакатами – все мирные, дружелюбные, разошлись и так далее. Здесь реально было противостояние ГИБДД, грубо говоря, и дальнобоев - это было видно. Мне кажется, здесь, всё-таки, какой-то профсоюз зарождается…

В. Золотарёв

- Может быть, может быть.

И. Озеров

- …водителей-дальнобойщиков, потому что, реально, для них это тяжело.

В. Золотарёв

- Ну, да, но, надо ещё иметь в виду, что, возможно, даже я с тобой соглашусь, но, дальнобойщики – это отдельная каста, вообще, в промышленности, и вообще, в народном хозяйстве России, потому что, они, всё-таки, мало от кого зависят - вот машина, вот рейс, - странно структурно это всё обстоит. Все остальные протесты, которые нам предстоит, мы можем это прогнозировать – учителя, врачи, бюджетники, которым обрезали зарплаты, и, неизвестно, когда им будут поднимать – они, всё-таки, подконтрольны. И это уже региональная тема. Потому что, недавно, помнишь, несколько месяцев тому назад по всей стране прокатились медицинские митинги, связанные с уровнем жизни медицинских работников, а, во-вторых, с бесконечной реформацией чего-либо. И, вот здесь, начинается вопрос управления регионом, потому что, в части регионов всё загорелось, и врачи бегали по площадям, ну, условно говоря, бегали, а в части регионов, как в Бурятии.. Я не думаю, что в Бурятии положение лучше, чем в соседних регионах, но, тем не менее, у нас это всё было тихо и мирно. Это вопрос управления регионом. Это управление регионом, не в смысле, людской массой, - вот, врачами, непосредственно, это, ещё, и управление в части финансовой дисциплины, чтобы у них была зарплата, несмотря на весь кризис – просто, управление регионом, в том виде, в котором мы понимаем – чтобы, у людей была, худо-бедно, зарплата…

И. Озеров

- Чтобы всё было тихо, хорошо.

В. Золотарёв

- Чтобы, если, и была задолженность, то она была не внушающей опасение, что люди, всё-таки, начнут пухнуть с голоду, и пойдут на улицы, и так далее. Финансовая дисциплина, уровень финансовой грамотности, министерств региональных финансов, в том числе, представительская власть, в том числе исполнительная власть. В Бурятии пока этого нет – я не говорю, что всё хорошо, но, по крайней мере, у нас, если есть задолженность, то, по крайней мере, она гасится, или есть, достаточно, хороший диалог между министерствами и врачами, между министерствами и учителями – как-то они находят общий язык. Я пока не вижу этого, а, вообще, да, будет нарастать, конечно. Потому что, понятно, - жить-то лучше не будем в ближайший год-другой, как минимум.

И. Озеров

- Одной из превентивных мер, как раз, направленных на ликвидацию негативных последствий кризиса, можно назвать программу внедрения продовольственных карточек для малоимущих слоёв населения. По всей стране она заработает в семнадцатом году, однако, в Буряти, Мордовии, Ульяновской и Саратовской областях она будет введена уже на будущий год. Механизм – карточка, похожая на обычную банковскую карточку, на которую кладутся деньги, которые надо потратить в течение месяца, условно, на продукты. Их нельзя обналичить, если ты не потратил за этот месяц, деньги сгорают, такая, адресная помощь. Как ты считаешь - это признак совсем бедовой ситуации, или это, всё-таки, грамотные действия властей по преодолению кризиса?

В. Золотарёв

- Ну, это тот редкий случай, когда я поддержу федеральную власть, в этом отношении, потому что, до них, наконец-то, допёрло, что малоимущих надо кормить бесплатно. В каждой цивилизационной стране, даже в самой богатой – имеются в виду, всё-таки, не нефтяные восточные страны, - везде есть адресная, живая помощь, начиная от похлёбок для безработных, которые мы в кино наблюдаем, или в советское время наблюдали, и заканчивая адресной. То есть, если они будут раздавать живые деньги, которыми можно будет отовариться – бога ради. Конечно, у нас стойкое ощущение карточек, как беды.



В. Золотарёв: Понятно, - жить-то лучше не будем в ближайший год-другой, как минимум


     

И. Озеров

- Это, да.

В. Золотарёв

- Но, это, чисто, морально-психологическая тема. Мы понимаем – война, блокада, затем жуткие дефициты восьмидесятых. Я застал это - карточки на сигареты, на мебель, на машины, на пылесосы - на всё карточки. И это, конечно, психологически бьёт – вот, всё, мы докатились. Но, если отбросить, заставить себя не думать об этом, что, это, всё-таки, тяжело – карточки, что, мы это всё помним, то… Молодцы, что Бурятия вписалась в это, потому что, это же, просто, живые деньги, которые придут в регион, видимо, адресно, как ты мне объяснил...

И. Озеров

- Да.

В. Золотарёв

- …и это ещё создаст, ну, во-первых, улучшит, в какой-то мере, совсем обездоленным жизнь, - я не знаю – макароны, хлеб, крупа….

И. Озеров

- Да, там определённый набор, причём, алкоголь не входит туда…

В. Золотарёв

- А, с другой стороны, ну, и что, я тоже не вижу в этом ничего плохого, если они поддержат местный ритейл, или пошаговые магазины, - я не знаю, как это будет развиваться. То есть, в принципе, нормально – впрыгнули в пятёрку пилотных, - ну, и молодцы, деньги придут - тоже хорошо. Причём, если они придут адресно самым обездоленным, я не люблю слово «бедный», то, тем более, прекрасно. Молодцы, ребята, здорово попали. Конечно, скорее всего, оппозиция отыграет сейчас так – вот, Бурятия, самая бедная, в первых рядах карточки раздают, жрать-то нечего, власть всё съела. Это входит в правила игры, для этого оппозиция и нужна, чтоб что-нибудь заявлять об этом - бога ради.

И. Озеров

- Ты упомянул, что, у нас, правда, такая генетическая память, связанная с, вот, этими… И такой, трагикомический эпизод я вспоминаю - несколько лет назад, ещё всё хорошо, рабочий завода, мой знакомый – их всех перевели на карточки – он, значит, эту зарплатную карточку называл «хлебная карточка». Это было и смешно, и, как бы, отсылала, к нашим трудным временам, одновременно, то есть, это всё живо в памяти.

В. Золотарёв

- Сейчас это будет более цивилизованно.

И. Озеров

- И люди привыкли к этим карточкам.

В. Золотарёв

- Именно, да, похожесть на банковскую карту, хоть, не совсем, правда, с талонами.

И. Озеров

- Тебе дают банковскую карту – статус человека немножко приподнимется.

В. Золотарёв

- Хоть в какой-то степени, психологически, людям будет легче.

И. Озеров

- Ну, и, не только психологически, я думаю.

В. Золотарёв

- Это естественно.

И. Озеров

- В финале нашей программы рубрика «День в истории», наша, традиционная. 12 ноября 1943 года, в этот день, ЦК ВЛКСМ призвал комсомольцев на восстановление Донбасса, освобождённого от фашистов. История нам такие подарки преподносит, иронично-трагичные, можно сказать. Мой вопрос - кто сегодня должен заниматься восстановлением Донбасса, который у нас опять, можно сказать, частично, разрушен, довольно сильно.

В. Золотарёв

- Ну, про Донбасс, я ещё не выражался. Во-первых, Донбасс до сих пор остаётся частью Украины, поэтому, все вопросы отпадают, с 
точки зрения юридической…

И. Озеров

- Де-юре, да, с некоторыми оговорками, а де-факто?

В. Золотарёв

- Ну, давай, вот, вообще, про Украину. Называется – докатились. Мы просто живём в… Во-первых, территориальные войны, и претензии территориальные, они были всегда, мы это изучаем с четвёртого-пятого класса. Вся мировая история – это, конечно, войны за территории.

И. Озеров

- В том числе, между, и, прежде всего, между ближайшими соседями.

В. Золотарёв

- Естественно, это первое. Поэтому, в историческом отрезке, ничего удивительного, что мы на что-то претендуем, а Россия - это страна амбициозная, страна с претензией на геополитику, с претензией на контроль, политический контроль над близлежащими государствами, как большая страна. Поэтому нет ничего удивительного, что с Россией, как с большой страной, претендующей на роль державы, это иногда случается. Мы попали в этот исторический период, мы живем, мы это наблюдаем - это первое. Ничего удивительного, с точки зрения, истории, как науки. Ты историк профессиональный, ты это знаешь всё, мы просто в это время попали. Затем, Украина. Украина, исторически, она, очень, необычайно, задорно склеена, она формировалась, как государство, очень, таким, необычным способом.

И. Озеров

- Советский Союз в этом немало поучаствовал.

В. Золотарёв

- Ну, да, да там и до Советского Союза всё весело с границами и государственностью было, без уничижения, просто, как, история страны отдельной. И, поэтому, легко было предсказать, опять же, тебе, как историку, например, или мне, как человеку, увлекающемуся историей, о том, что, когда-нибудь, Россия, всё равно, схлестнётся с Украиной по территориальным делам. Это могло быть через пять лет после 1991 года, это могло быть через 50 лет. Ну, вот, так, вот, совпало.

И. Озеров

- Это холодному учёному уму можно представить, но, не нам, эмоционально.

В. Золотарёв

- Я менее эмоциональный, я нормально. И, вот, и всё, просто вот так случилось. Бывает – она страна предъявляет другой, и они что-то начинают бодаться. Мне очень жаль, что, где-то, я даже, не назову это пропагандой, учитывая информационный накал между Россией и Украиной, просто, информацию, и СМИ, и не только СМИ, и в школах сейчас это прогоняют, вон, ребята в БГУ что-то вешают, картины. К сожалению, я думаю, что одно-два поколения как минимум, перестанут видеть в Украине…

И. Озеров

- И в России, соответственно.

В. Золотарёв

- Нет, я говорю, местные жители России, Бурятии, одно-два поколения - это дети, это школьники, студенты - они перестанут видеть в Украине доброжелательного соседа. Нужно очень много лет, чтобы переменить, учитывая накал информации – украинцы то, украинцы сё.

И. Озеров

- То есть, это, как результат информационного накала или…

В. Золотарёв

- Нет, это результат территориальных разборок, которые были совершены. Я не буду сейчас комментировать - это плохо, или хорошо. Там сидит большой Путин, который думает, что было правильно. Кто-то думает иначе. Но, исторически, сейчас громыхнуло. Это всё равно бы громыхнуло, исходя из истории, и, из того, как это получилось после 1991 года. Это была мина замедленного действия, и она взорвалась здесь и сейчас. И мне просто жаль, вот так обстоит дело. В Бурятии, во время боевых действий, у меня в редакции, у журналистов родственники были там, они были здесь. Они пытались через соц. сети связаться - доходило до того, что родственники разрывали отношения с местными, только на том простом основании, у местных журналистов через телевизор, через интернет была одна точка зрения – я уж не буду говорить, государственная или нет, - а там, на Украине объяснялось, что… И разрывались связи, на моих глазах разрывались семейные связи, просто.

И. Озеров

- Это очень много случаев.

В. Золотарёв

- Вот, да, это на моих глазах, у меня в коллективе было. И я в шоке был, потому что, вот, так вот, было. Мне вот это жаль, что мы получили такую ситуацию. С самим Донбассом - это всё зависло на многие годы – 10, 20, 30 лет. Странная…

И. Озеров

- Буквально, сегодня заехала с нашей стороны очередная гуманитарная колонна.

В. Золотарёв

- Ну, теперь все кормят, всем миром – сначала набедовали там по самое не балуйся, а теперь всем миром пытаемся кормить это всё, и восстанавливать. Создана некая буферная зона, с точки зрения геополитики. Ну, придумали вот так.

И. Озеров

- Создана кем? Обеими сторонами, или…

В. Золотарёв

- Я думаю, все хороши там. Когда два государства не могут говориться за столом переговоров, и начинают некие агрессивные действия друг против друга, или, на уровне оружия, или на уровне заявлений - это значит, что-то идёт не так, это значит, они, как дипломаты, недоработали, это, реально, косяк, называется. То есть, не доработала дипломатия, и ситуация порвалась. И сейчас это будет 10, 20, 30 лет в таком состоянии находится, потому что, многим выгодно, - не только в России, но, и в мире, - выгодно, чтобы это была буферная зона, была, как можно больше, раздражающим фактором для многих сторон. Это моя точка зрения, из того, что я вижу, читаю, и так далее. И, поэтому, вопрос, вообще, не стоит, как ты там сказал… восстановление?

И. Озеров

- Восстановление, да.

В. Золотарёв

- Не стоит такой вопрос.

И. Озеров

- Понятно.

В. Золотарёв

- Для того, чтобы, там не умирали с голода, да – восстановление там мало кому нужно сейчас.

И. Озеров

- Напоследок, чтобы скрасить, немножко, наш…

В. Золотарёв

- Давай, скрась.

И. Озеров

- …наш пафос трагичный, ещё одна новость – сегодня, 12 ноября 1917 года большевики объявили Зимний дворец государственным музеем – теперь он Эрмитаж, самый посещаемый музей Европы. Это, едва ли, не единственное, где я могу с большевиков поддержать, хотя, конечно, обстоятельства были, такие, весьма, мягко говоря, противоречивые, но, тем не менее, это так. На этом наша программа сегодняшняя заканчивается, спасибо огромное, Виктор…

В. Золотарёв

- Я ничего не сказал про Эрмитаж (смеётся).

И. Озеров

- А, ну, давай, давай.

В. Золотарёв

- Да, нет, я шучу.

И. Озеров

- Ты был в Эрмитаже?

В. Золотарёв

- Я не был в Эрмитаже, я не был в Питере, я для себя держу эту мечту, это желание - я его придерживаю. Потом же будет послевкусие - я уже там был, и это, вот, всё. Я не был в Питере, много где был, но там не был, держу у себя в душе, что я там буду.

И. Озеров

- Это здорово, я был аж в 1982 году, подростком, запомнил всё - это замечательно! Желаю тебе в ближайшее время свою мечту осуществить.

В. Золотарёв

- Спасибо.

И. Озеров

- Мы беседовали с Виктором Золотарёвым, это была программа «Особое мнение», в студия работал Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

В. Золотарёв

- До свидания!

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^