$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


5 ноября 2015, 21:02

Надо же признать, что Путин - это такой крутой перец (05.11.2015)

Share Music - Listen Audio - Особое мнение В... 5 ноября 2015 года

Основатель новостного интернет-портала "Байкал Дэйли", руководитель еженедельника "Номер Один" Виктор Золотарёв обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым заявление главы Бурятии в День народного единства, ситуацию с хищениями электричества в республике, возможный дефицит говядины, молока и сыра в Бурятии, неподтвердившуюся информацию об уходе со своего поста главы Тункинского района Бурятии, назначение экс-министра обороны России Анатолия Сердюкова куратором Улан-Удэнского авиазавода, признание Владимира Путина самым влиятельным в мире человеком по версии журнала Forbes, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я приветствую Виктора Золотарёва, основателя интернет-портала «Байкал Дэйли», руководителя еженедельника «Номер один». Добрый день, Виктор!

В. Золотарёв

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Вчера вся страна отгуляла сравнительно новый праздник - четвёртое ноября, День народного единства, и глава Бурятии в репортаже, одной из наших телекомпаний сказал буквально следующее: «Американцы буквально вчера выделили 83 миллиона долларов для развала России изнутри, госдеп США с радостью сообщил, что выделяет такие деньги для того, здесь, внутри создавать некие междоусобные войны». Не каждый день геополитика звучит в устах нашего главы. Как ты думаешь - это искреннее его мнение, или стремление, на всякий случай, вот, в федеральном нашем нынешнем, конфронтационном, таком, тренде держаться?

В. Золотарёв

- Мнение, наверное, искреннее, потому что ничего сенсационного или неожиданного или уж провокационного глава не сообщил, Любая страна, претендующая на звание, там, если не державы, то серьёзного игрока, занимается подобными вещами – мы инвестируем, то есть, Россия, инвестирует деньги тоже, примерно, в подобное же, наверняка, в том числе, и в пропаганду на территории других государств. Ну, и, американцы, видимо, тоже, занимаются этим же, ровно самым - и не при Наго.. не при…, не при…

И. Озеров

- Не при Наговицыне закончится.

В. Золотарёв

- Точно! (смеются). Интересно, это крамола, если нет возможности выговорить фамилию главы республики? (смеётся).

И. Озеров

- Надо тренироваться, тщательнее к эфирам готовиться.

В. Золотарёв

- Чаще пишем по формату. Нормальное заявление – видимо, всё-таки, есть некоторые федеральное установки по борьбе с внешним противником – мы это видим, исходя из позиций федеральных каналов, мы, как телезрители, и, как двигатели информации. Видимо, так произошло, и я спокойно к этому отношусь. У меня более спокойное отношение ко всей этой… к поиску внешнего врага.

И. Озеров

Так, не только внешний. Буквально вчера… вчера или сегодня, не помню, услышал, Патриарх Кирилл сказал: «Я обращаюсь к нашим внешним и внутренним врагам - оставьте нас в покое, над нами плащ Богородицы, православие пошло. Ну, я к тому, что ладно бы внешние, так внутренние враги ещё.

В. Золотарёв

- Ну понятно, когда, опять же, не Путин это придумал, не Наговицын, и не патриарх - когда всё плохо, когда начинается всё плохо, то, начинается поиск врагов, для того, чтобы отвлечь население от тех…

И. Озеров

- От того, как им плохо.

В. Золотарёв

- Ну, просто от проблем, от проблем, которые накатываются. Ничего необычного не происходит, с этим надо некоторое время жить, ну, и, дай бог, пережить, вот, эту всю информационную, насыщенную атаку, которые происходят.

И. Озеров

- Специалисты Бурятэнерго, вот, за 9 месяцев нынешнего года составили акты хищений электроэнергии на 36 миллионов киловатт-часов. Это на треть больше, чем в прошлом году – «Байкал Финанс» об этом сообщает со ссылкой на пресс-службу сетевой компании. И тот же «Байкал Финас» пишет, что каждый десятый житель республики занимается хищениями электричества, каждый третий платит за свет только по решению суда. Как ты думаешь, вот, как исправить эту безнадежную ситуацию? Мы с тобой говорили, что потребителей мало, сети у нас, там, длинные, просто, по дефолту, по умолчанию уже тяжело работать. И тут ещё и такое хищение, с которым боремся, боремся, ничего не получается. Может быть, как в Китае, выписывать свет только по предоплате, как у них это сделано в крупных городах или технически очень сложно у нас?

В. Золотарёв

- Ну, давай начнём с того, что я бы не стал энергетиков, вообще всех, включая не только лампочку Ильича, но, там, тепло и воду ещё, просто монополию, монополии - представлять в образах бедных, несчастных, которые… у сейчас всё своруют до конца, и, вот, они об этом тоже говорят. Я сейчас дам некоторые цифры. С цифрами, вообще, трудно работать, я думаю что они их опровергнут, но, тем не менее, по моей информации, Бурятэнерго – МРСК, Бурятэнерго одно и то же, в нашем, данном случае, прокачивают до потребителей, до населения, - я сейчас не имею в виду юридических лиц, - до населения миллиард киловатт-часов год. Миллиард. Они, говорю, попытаются более уточниться, и, возможно…

И. Озеров

- В какую сторону, думаешь, уточнятся?

В. Золотарёв

- Какая разница, неважно. Представляешь, миллиард? Теперь ещё раз озвучь сумму – хоть 24, хоть 36 миллионов киловатт-часов - они теряют порядка 0,3 процента.

И. Озеров

- Ну, может быть, я запутался в нулях.

В. Золотарёв

- 0,3 процента. Поэтому, пафос, вот этот, да, пафос – что, всю энергетику своруют, и скоро все мы все умрём без света, он немножечко, переоценён. Я понимаю, пресс-служба, я понимаю, им надо вбрасывать информационные поводы для цитирования, чем мы сейчас здесь все и занимаемся. В том числе, это прошло, там, не только, наверное, в «Байкал Финансе», но, и в других СМИ. Это первое. Второе – большинство, большинство потребителей - именно населения у «Бурятэнерго», - это сельские жители. И вот теперь начинается интересная вещь – ворует, в основном, деревня, воруют, в основном, в сельских районах.

И. Озеров

- Или здесь, в частном секторе, в Улан-Удэ.

В. Золотарёв

- Но, здесь, надо понимать, что здесь есть и другие игроки на рынке – Улан-УдэЭнерго у нас, серьёзный игрок внутри города, у нас ещё есть другие игроки, которые здесь обслуживают. Но, «Бурятэнерго», исторически, в последнее время, работает с сельскими районами. Там запредельное воровство, там запредельные воровство! Ну, когда… ну, потому что там есть для этого возможности. И это вопрос теперь к «Бурятэнерго» - ребята, когда Вы сообщаете новость о 24 миллионах или 36 миллионах, было бы логично, если бы, последним абзацем было бы так - мы сейчас разработали инвестиционную программу, которая позволит нам, и готовы инвестировать в энергетику Бурятии энное количество десятков или, просто, миллионов рублей, для того, чтобы поставить учёт и контроль.

И. Озеров

- Ну, да, счётчики на столбах.

В. Золотарёв

- Это даже, не счётчики на столбах, это, немножко, другая темы, это система учёта. Вот, систему учёта у себя внедрили бы, и тогда бы мы решили капитально тему воровства, раз и навсегда. Это делается примерно так - когда ты бросаешь, условно говоря, в кавычках, естественно, ты бросаешь провод на линию и пытаешься своровать, вот, - на датчике компьютеров в Бурятэнерго загорается, и всё… 

И. Озеров

- С местоположением, да?

В. Золотарёв

- Конечно, и к тебе приезжают. К тебе приезжают, хоть сами они, хоть с милицией приезжают – всё, проблема решена. Это 21-й век, вполне нормально, даже на территории России. Это есть в Бурятии, я даже скажу. То есть, проблема хищений - это проблема, прежде всего, учёта, но, это внутреннее дела «Бурятэнерго».



 В. Золотарёв: Систему учёта у себя внедрили бы ("Бурятэнерго"), и тогда бы мы решили капитально тему воровства, раз и навсегда



И. Озеров

- Ну, по идее, да.

В. Золотарёв

- Если ребята сами не могут отследить собственных хищений - еще что? Ну, да, конечно, они пожурили через этот релиз, о том, что у них ворует. Ну, хорошо, мы соболезнуем, что тут ещё сказать? Другое дело, что тут надо ещё один абзац в этот релиз - инвестиционная программа никоим образом не приведёт к увеличению тарифа. То есть, за счёт того, что мы уменьшим долю хищений, вот эта доля по деньгам и будет являться инвестирующей составляющей. Вот это было бы по-честному – мы экономим у себя за счёт внутренних резервов инвестиционной составляющей, которую защитили в РСТ за счёт внутреннего содержания тарифа, а ни в коем случае не на нас повесить эту борьбу с хищениями. Вот тогда было бы по-честному, тогда мы бы хлопали в ладоши, что «Бурятэнерго» инвестирует деньги и борется с хищениями. Этого не было, была констатация факта - у нас воруют. Это печаль.

И. Озеров

- Ну, будем надеяться, что прислушаются в «Бурятэнерго», в МРСК к твоему квалифицированному, экспертному мнению.

В. Золотарёв

- Да, не буду я… пусть не прислушиваются!

И. Озеров

- Будем надеяться, что услышат и прислушаются. Это же, лучше всего, лучший выход?

В. Золотарёв

- Наверное.

И. Озеров

- В 2016 году в России не исключён рост цен на некоторые продовольственные товары, ну, это, как бы, понятно, а, также дефицит молока, мяса и сыров. Вот это как бы…

В. Золотарёв

- Это не понятно (смеётся).

И. Озеров

- Прозвучало. Мы забыли уже, что такое дефицит – четверть века не сталкивались. Это связывается с рисками политики импортозамещения, в условиях продолжения действий внешних санкций – об этом говорит счётная палата, заключение счётной палаты на проект федерального бюджета шестнадцатого года. Может ли, спустимся к нам, может ли Бурятия столкнуться с дефицитом этих продуктов, как ты считаешь, когда мы, в принципе, их производим, практически, весь ассортимент, может быть, не в полной мере себя обеспечивая, но всё-таки. Как ты считаешь?

В. Золотарёв

- Она уже столкнулась, я сейчас поясню мысль и расширю её. Да, действительно, как я пошутил на своей ленте «Фэйсбука», - внезапно, Москва узнала, что, у нас, значит, колбаса делается, преимущественно, из импортных продуктов в части говядины, - вся в стране. Ну, и с молоком у нас тоже - то сухое молоко, которое продаётся под видом натурального, в тетрапаках, оно тоже, немножечко, импортное всё сухое молоко, практически в стране, значительная доля. Естественно, мы попали под дефицит, созданный искусственно – в виде санкций. Это не экономическая система, это просто, вот, политика.

И. Озеров

- Санкции и контрсанкции.

В. Золотарёв

- Ну, да, это всё-таки, политическое влияние, но, никак не экономическое. Бурятия с этим столкнулась, например, в части сырья для производства переработки мяса. С говядиной в стране, вообще, плохо, в принципе. Я Вам скажу так интересную вещь – например, на каждого жителя… каждый житель России в четырнадцатом году по Росстату 16 килограмм говядины, при норме, при норме, именно, российской – 25, есть же норма потребления.

И. Озеров

- 25 именно говядины?

В. Золотарёв

- Да, то есть, вот такая вот…

И. Озеров

- Не доедаем.

В. Золотарёв

- Да, если мы не доедаем, представляете, что происходит с переработкой – с бизнесом, и так далее, и тому подобное. Сейчас предприятия Бурятии столкнулись с тем, что, из-за санкций они вынуждены, правдами и неправдами, добывать говядину внутрироссийскую. Я точно знаю, я это констатирую - это привело к снижению качества колбас и качества других мясопродуктов, потому что, наши пути экологически чистые есть такое поверье, есть такая надежда, что российский продукт более экологически чистый, чем импортный, но, там вопрос - начинается вопрос, насколько это мясо пригодно для переработки и так далее. То есть, когда говорят, что колбаса стала хуже, колбаса стала невкусной, резко за последний год снизилось качество того или иного вида продукции – это надо иметь в виду. Об этом мне говорили специалисты внутри Бурятии – что, да, мы привозим говядину с Алтая, мы привозим с других регионов страны, и, она, к сожалению, не того качества, когда мы закупали в других странах. То же самое с сухим молоком, потому что, качество сухого молока, которое используется здесь для отдельных видов молочных продуктов, то есть, оно тоже, там, собственно говоря…там есть серьёзные проблемы с этим. Ну, и вообще, если оценить, там, какие-то вещи в глобальные - почему такое происходит, например, с дефицитом говядины в стране, в принципе? Нам, радиослушателям, диковинно это слышать, дефицит говядины – потому что, мы, всё-таки, мясная республика. 

И. Озеров

- Да.

В. Золотарёв

- Мы понимаем - на рынке это есть, и, как бы, в головах дефицита нет.



В. Золотарёв: Сейчас предприятия Бурятии столкнулись с тем, что, из-за санкций они вынуждены, правдами и неправдами, добывать говядину внутрироссийскую



И. Озеров

- И в магазинах, вроде, всё нормально, и со вкусом ещё что-то я не слышал претензий, честно говоря.

В. Золотарёв

- Я тебе говорю, что сами же производители жалуются на свой же вкус. Поэтому в других регионах народ начинает сталкиваться с отсутствием говядины нормальной, качественной. Потому что, для того, чтобы вырастить быка на забой - это полтора года, для того, чтобы свинью - это полгода, для того, чтобы курицу - это 40 дней. У нас, исторически, за последние 15 - 10 лет бизнес, большой бизнес, которым мог бы покрыть потребности в той же говядине в стране, он не идёт в говядину. Мы понастроили кучу курятников по всей стране, мы понастроили свинокомплексов, - в том числе, и у нас действуют, - и никто не идёт в говядину. Это, вот, проблема.

И. Озеров

- Плюс засуха, я тоже на днях разговаривал, - он говорит, стоимость сена равна примерно стоимости бычка этого, и, смысл покупать это сено?

В. Золотарёв

- Да, именно по говядине очень тяжёлая ситуация в стране. Импортозамещение… для того, чтобы раскачать бизнес с говядиной, вы понимаете, что надо делать - длинное плечо, бизнес-плечо длинное, отдача долгая, никто вкладываться при таких…

И. Озеров

- Вложения огромные.

В. Золотарёв

- … кредитах не хочет, просто, кредиты не дают – это длинный бизнес. Когда эта говядина отобьётся – это ж не курица - 40 дней. Поэтому, можно смело прогнозировать, если не для населения, то, для бизнеса, для переработки – точно. Будут видоизменяться продукты, будут добавлены… будет больше жира, меньше мяса, и качество, и так далее – за те же цены, если не выше.

И. Озеров

- Не радостно.

В. Золотарёв

- Ну, не мы ж придумали.



В. Золотарёв: Мы понастроили кучу курятников по всей стране, мы понастроили свинокомплексов, - в том числе, и у нас действуют, - и никто не идёт в говядину



И. Озеров

- Се ля ви, да. В республиканских СМИ появилась информация о том, по-моему, «Байкал Дэйли» это написал, да «Байкал Дэйли», что уходит с должности Андрей Самаринов, глава Тункинского района.

В. Золотарёв

- Не мы об этом написали.

И. Озеров

- Ну, я видел на «Дэйли». На место главы района прочат председателя райсовета Аламжи Сыренова, бывшего главу ГИБДД Бурятии. Значит, откомментировал Сыренов, что это не более, чем утка, и распоряжения никакого не было. Как ты думаешь, откуда дует ветер? Самаринов, это, на мой взгляд, самый известный глава районов Бурятии, да, его фамилия на слуху, но, он же, как-то, связан, постоянно, с какими-то скандалами, и глава Бурятии даже как-то комментировал ситуацию с ним. Как ты думаешь, кому это выгодно, что происходит?

В. Золотарёв

- Это очень нелюбимая для меня тема - события в Тунке, я сейчас объясню, почему. Но, прежде, я хочу сказать, что, я знаю, чем там закончится.

И. Озеров

- Расскажи?

В. Золотарёв

- Не расскажу, меня попросили об этом не говорить. Вот, но, я сейчас хотел бы даже не на персонах остановиться – Самаринов, Аламжи Сыренов и так далее. Я хочу объяснить, почему эта тема для меня нелюбимая, и, в том числе, ты поймёшь, что там происходит. Редко какую тему в Бурятии – я не имею в виду персоны, не имею в виду жителей, а само географическое название – Тунуинский район. Редко какую тему изнасиловали в информационном плане, так сильно, как тему Тункинского района и конкретных персон. Сначала на эту тему… воспринимали, и она была закручена уже порядком, уже год как, можно сказать, как тему контроля бизнеса, бизнес-группировок над районом. Я знаю, как туда отправлялись эшелоны информационные, люди, за какие деньги, кто платил, кому платил. И вот, таким образом, началась чистая бизнес-разборка, попытка контроля за районом, за бизнесом, да, вот это всё так начиналось. Затем туда добавилась ещё, в относительно недавние времена, ещё и попытка политического… попытки снять политически сливки, политический ангажемент с этой темы. Мы вспоминаем ОНФ, вспоминаем критичные заявления политических деятелей, мы вспоминаем информационные кампании, вот. То есть, затем, после этого, тема перегрета оказалась настолько, что, добавились ещё личные взаимоотношения фигурантов, которые, там, работали. Это журналисты – Самаринов, это бизнес и Самаринов. И вот, это такой клубок ангажированный, как, с точки зрения денег, так и с точки зрения политических очков, ангажированная абсолютно тема. В неё, в неё влазить, её комментировать с точки зрения размышлений – это сразу подставляться.

И. Озеров

- Сразу становиться на одну из сторон.

В. Золотарёв

- Незамедлительно, бесполезно потом оправдываться, тебя обязательно перечислят к какому-нибудь клану, обвинят в продажности, и ты с этим будешь жить, и бесполезно будет оправдываться. Вот поэтому, я и говорю - я не хочу ничего говорить по персоналиям, потому что, это бесполезно будет. И рассуждать на тему – плохой Самаринов, хороший Самаринов, что там будет после Самаринова, когда это произойдёт - даже размышлять и прогнозировать – это, вот, репутационные риски.

И. Озеров

- Понятно.

В. Золотарёв

- Хотя, в тоже время, это и репутационные риски для тех СМИ, кто, вообще, там, булькался. Я уже несколько месяцев назад, даже, если не год, мы – вот, что «Номер Один», что «Бйкал Дэйли, перешли на режим телеграфных сообщений оттуда – цитата, или там что произошло – точка, ни грамма собственных субъективных оценок. Иначе мы постоянно рискуем попасть в какой-то из лагерей, и потом, чтобы, бегали через соцсети, всё это полоскали. Вот, тема изнасилована, подчеркиваю, потому что, писать теперь… Ещё долгое время пройдёт, когда можно будет, то ли, с точки зрения политического обозревателя, то ли экономического обозревателя, спокойно, взвешенно, и не быть обвинённым в чём попало.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, а почему именно Тунка стала вот таким местом? Это курорт, политика?

В. Золотарёв

- Это вопрос геополитики внутри субъектовых разборки между Иркутской областью и Бурятией.

И. Озеров

- Тут и Иркутская область задействована?

В. Золотарёв

- Безусловно, потому что, мы прекрасно понимаем, но, я, по крайней мере, точно знаю долю бизнеса, долю бизнес-активов, которые есть у иркутян в том районе. Я примерно знаю, как там «Радио ФМ» в Иркутске, да, там много, что потеряно с точки зрения…

И. Озеров

- Баз много иркутских там…

В. Золотарёв

- Там серьёзный интерес Иркутского бизнеса – раз, там серьёзные интересы бизнес-группировок – два. Кроме того, мы не забываем, что это ещё и для Бурятии, ещё Тункинский район в составе Бурятии, интересы, естественно, правительства, интересы, собственно говоря, экономического блока правительства. Вообще, клубок противоречий, и вот, тут, вот так получилось. Ситуация оказалась настолько запущенной, что её, в принципе, трудно комментировать. Я думаю, что у тебя ещё не раз будут вопросы по Тунке.



 В. Золотарёв: Редко какую тему изнасиловали в информационном плане, так сильно, как тему Тункинского района и конкретных персон



И. Озеров

- Хорошо, скажи, когда это разрешится, если не хочешь говорить, что?

В. Золотарёв

- Не скажу.

И. Озеров

- (смеётся) Хорошо, мы вернёмся в нашу студию через пару минут.

(реклама)

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение» мы продолжаем разговор с Виктором Золотарёвым. Экс-министр обороны России Сердюков будет курировать Улан-Удэнский авиазавод - такая новость пришла. Госкорпорация «Ростех» сообщила, что экс-министр назначен индустриальном директором компании, и, в эту госкорпорацию, как мы все знаем, входит холдинг «Вертолёты России», в состав которого, соответственно, входит наш авиазавод. Сердюков – фигура очень, одно время, известная, больше в негативном ключе. Как ты считаешь, вот, мы с тобой недавно говорили о кандидатуре министра нового, который может лоббировать интересы авиазавода. Вот здесь, это назначение - плюс или минус это для нашего предприятия?

В. Золотарёв

- Вообще никакого значения фигура Сердюкова в прямую, вот, оперативного контроля или, как ты сказал, курирования, это не имеет значения, потому что, слишком длинная цепочка от авиазавода до Сердюкова. Ну, вообще, сначала идёт авиазавод, потом идут «Вертолёты России», потом идёт «Ростех» и где-то вверху «Ростеха» идёт кабинет Сердюкова. У Сердюкова, если он уже назначен, я не слежу за его судьбой вплотную, то, у него таких авиазаводов по всей стране будет выше крыши, включая не только военные, но, и гражданская авиация так или иначе, тоже связана, в какой-то мере. Поэтому, ну, я не думаю, что просто, будет – здесь, сейчас приехал Сердюков, и начал раздавать команды или, там, Белых Сердюкову. Есть там куча ещё людей, от которых авиазавод зависит гораздо жёстче и плотнее, чем от Сердюкова. К самому Сердюкову я отношусь… Да, спокойно я к этому отношусь, вот, в силу опыта. Постоянно кого-то ловят, и постоянно звучат астрономические суммы, потом внезапно оказывается, что не того поймали, и не так поймали, потом оказывается, что там и сумм особых не было. Что там, на самом деле, украдено, никто понять не может, в упор, но, суммы астрономические. Я думаю, что никто из простых жителей, что России, что Бурятии, что работников авиазавода, никто до сих пор, и не вкурил, что он украл, насколько, и украл ли вообще, потому что такая пропаганда, которая пронеслась, и которые мы сейчас говорим, что всё украдено - она была слишком агрессивной, что бы, вот, просто взять и в неё поверить. Там что-то было не совсем так, и, опять же, политические факторы, кто-то кого сожрал…

И. Озеров

- Ну, абсолютное-то большинство считает, что… и офицеры в армии исключительно отрицательно, выступают любые, ни одного положительного отклика о Сердюкове не слышал – ни от военных, ни от гражданских.

В. Золотарёв

- Офицерам российской советской армии свойственно ругать своих собственных министров, ровно, как и остальным работникам всех отраслей, свойственно ругать своих начальников.

И. Озеров

- Но, вот, не скажи, вот, Шойгу же не ругают? Шойгу, говорят, молодец, восстановил армию, а Сердюков развалил, на корню продал и вынес.

В. Золотарёв

- Шойгу так мало на своём посту находится, в историческом отрезке, что он ничего не мог сделать с российской армией, кроме того, что он Шойгу. Он вызывает уважение, прежде всего, за МЧС, потому что, человек сделал целую отрасль, министерство с нуля - надо отдать ему должное. Что касается реформаторских успехов на службе в армии – ты съезди в Сосновый Бор, в Звёздный, спроси, что они думают о Шойгу, особенно, где-нибудь, в январе, в районе котельной – они тебе всё расскажут (смеётся), что они думают про Шойгу, и не только про Шойгу, в каких выражениях они тебе всё расскажут.

И. Озеров

- Возможно. Два крупных проекта планируют реализовать на территории Бурятии китайские компании. На российско-китайском «Экспо-2015» протоколы о намерениях были подписаны с руководством Бурятии. Речь идёт о нашей любимой с тобой «Байкальской Гавани». Там логистический международный центр, это, вот, по-моему… да, это не гавань, это логистический центр на семь миллиардов рублей, и строительство международного туристического развлекательного центра в особой экономической зоне «Байкальская Гавань» и «Гора Бычья» - там на миллиард рублей. Проекты будут находиться на сопровождении у фонда регионального развития Бурятии. Вот, с учётом твоего пессимизма, насколько это реально, насколько это хорошо, или, это, опять, по- твоему, с большой долей вероятности, не закончится ничем. Вот, мы же потеряли инвестора – вот, у нас два новых нарисовалось!



В. Золотарёв: Ты съезди в Сосновый Бор, в Звёздный, спроси, что они думают о Шойгу, особенно, где-нибудь, в январе, в районе котельной – они тебе всё расскажут



В. Золотарёв

- Я же тебе говорил недели две-три назад, о том, что правительство достаточно оптимистично сейчас смотрит на это, когда я разговаривал тет-а-тет, они мне не сказали, почему они смотрят. Видимо, по этому поводу, видимо, у них уже что-то было в кармане, они с улыбкой говорили, что всё будет нормально. Они в это верят, я к этому… ну, мы же с тобой люди много видевшие, в том числе, в информационном плане, мы знаем, какие миллиарды всегда фигурируют – и, нормально. Я к этому отношусь спокойно и сдержанно - не пессимистично, но, сдержанно, вот, по какой причине. У нас отсутствует, ну, практически, отсутствует, деловая журналистика, как жанр и деловые издания, как жанр, я так издалека…

И. Озеров

- Ты имеешь в виду Бурятию?

В. Золотарёв

- Да, и поэтому, просто намерения о возможных инвестициях… То есть, может быть, при хороших условиях, если всё будет нормально, то мы придём. То есть, это подаётся, нашими журналистами, - потому что деловых СМИ нет, - как обещание – раз, и потом через два года, через три, если, этого не случится, напомнят, - а вот, они обещали! Так вот - это не обещание, и это не план правительства, за которые можно было потом что правительство, что китайцев – этих, тех, всех – потом в новостях это припоминать. Это, всего лишь, намерения и договор о намерениях – соглашение, или там, что у них подписано.

И. Озеров

- Протокол о намерениях.

В. Золотарёв

- Протокол, то есть, никто никуда ничего не инвестирует, и люди вприглядку, особенно китайцы, с их тысячелетней осторожностью, они смотрят на это всё. Если будет все нормально, то, возможно, эти деньги придут. Для «Байкальской гавани» это будет, абсолютно, спасительным вариантом, потому что, и турпоток китайский и это всё, да – о чём все говорят, и что мы здесь, с тобой обсуждали. Ну вот, мы будем надеяться на здравомыслие наших, и на, всё-таки, оптимизм китайской стороны. В принципе, если у них двинется дальше протокола – ну, да, действительно, получим, достаточно, прорывные вещи, не в экономике, если, Бурятии, то, в том географическом пятаке, про который столько разговоров.

И. Озеров

- Который, да, настолько известен. Виктор, ещё один вопрос. Тема трагическая, в конце прошлой недели погиб… разбился самолёт с российскими гражданами и не только с российскими, возвращавшимися из Египта в Санкт-Петербург. Мы об этом уже несколько раз говорили, и я хочу спросить вот о чём - если в начале речь шла - просто разбился, выясняем, то, сейчас акценты сместились, ну, по крайней мере, в зарубежных СМИ, в сторону того что был какой-то взрыв – то ли, в двигателе, то ли, на борту и что, это, скорее всего, был теракт, как-то это связано, может быть, с ИГИЛ (запрещённая в России организация – ред.), может быть, с нашим вмешательством в Сирии, и так далее. Твои ощущения, ты за лентой следишь, как это тебе видится, в чём причина? Понятно, это дело неблагодарное, сейчас всё это расследуется, но, тем не менее.



В. Золотарёв: Если будет всё нормально, то, возможно, эти деньги придут. Для «Байкальской гавани» это будет, абсолютно, спасительным вариантом



В. Золотарёв

- Тяжело говорить об этом, трагедия большая. Ничего положительного в адрес действий властей у меня не вызывает, потому что… ну, есть же некоторые законы политики, или даже, физики - на каждое действие есть своё противодействие, и, даже, если, сама мысль возникает, что это, может быть, теракт в ответ на действия внешнеполитические – то, это, сама по себе, уже достаточно опасная ситуация. Даже, если этого не было, даже если это была не бомба, это был не теракт, это были не военные действия, то, всё равно, сама мысль, что мы тоже сидим и это обсуждаем всё, она мне не кажется правильной со стороны российских властей, наших властей. Потому что, подставлять даже, в информационном плане, так себя, чтобы потом, какая-то часть населения России думала, что вот, это мы сейчас можем пострадать, за счёт наших амбиций внешнеполитических в Сирии. Возможно, - мы же не работаем в министерстве иностранных дел, и во внешней разведке – возможно, мы туда правильно зашли, возможно, это было необходимо, возможно, там надо было усиливаться - не знаю, потому что, особо-то ничего не объясняют, но, фон создался не очень хороший. И, конечно, я не знаю, сейчас российская власть, наша власть находится, в достаточно, сложном положении, в том числе, информационном, потому что им надо или… - там же две версии - или экипаж и сам самолёт, а это живые люди, это живой бизнес – то есть, он виноват, это одна история. Или надо принимать версию теракта - это другая история, и оба варианта чрезвычайно плохие.

И. Озеров

- Да, недаром и Россия, и Египет сейчас очень.., наиболее последовательно, понятно, египтянам это тоже не выгодно со всех сторон - наиболее последовательно отрицают, говорят, - нет, подождите, пока разберёмся, какой теракт – никакого теракта, ещё ничего не понятно, но…

В. Золотарёв

- Трагичная, трагическая история, с одной стороны, и, на мой взгляд, не совсем красивая, - с другой.

И. Озеров

- Ну да, если мысли такие приходит в голову, их надо прорабатывать и закрывать.

В. Золотарёв

- Я и говорю, если даже такие мысли приходят, если мы с тобой обсуждаем, мы с тобой не с космоса, значит, люди тоже сами себе задают такие вопросы, и, думают - а как нас будут защищать? Ну, ладно, этот в Египет летел, а, если мы полетим в Иркутске, а, если, мы полетим в Москву, а что, это, вообще, тогда означает, а как дальше жить, на, что, теперь начинать бояться или нет?

И. Озеров

- Так, и есть уже такие примеры - одна знакомая собралась в первый раз в жизни полететь во Вьетнам, буквально месяц назад купила билет, вся в переживаниях, сейчас она просто не спит, она думает – отказываться мне – не отказываться….

В. Золотарёв

- Я бы, конечно, не стал бы нагонять паники…

И. Озеров

- Это реальная история жизни.

В. Золотарёв

- … и говорить, что вот, теперь мы тут все находимся под прицелом, но, я просто описал, как это я вижу, потому что, на мой взгляд, я уже сказал, да, - не очень красивая история.



В. Золотарёв: Ну, ладно, этот в Египет летел, а, если мы полетим в Иркутске, а, если, мы полетим в Москву, а что, это, вообще, тогда означает, а как дальше жить, на, что, теперь начинать бояться или нет?



И. Озеров

- Вчера американский Forbes, журнал, обнародовал ежегодный рейтинг самых влиятельных людей мира по версии издания. Рейтинг это такой, учитывая твоё отношение к рейтингам, субъективный, они сами об этом говорят, это плод такой, коллективный редакции. Этот список из 73 позиций в третий раз подряд возглавил президент России Владимир Путин. Как это откомментировано со стороны Ford - президент России продолжает показывать, что он один из немногих людей в мире, достаточно влиятельных, чтобы делать то, что они хотят. На втором месте Меркель, Германия, на третьем Обама, США. Вопрос в чём – вот, это возможность делать то, что он хочет для Путина - это признак силы или слабости, потому что, допустим, Обама и Меркель находится в условиях необходимости считаться с оппозицией, со своей, да, какие-то там у них игры – республиканцы, демократы, выборы, ещё что-то. Ощущение, что Путин, просто, то что хочет, на самом деле, Госдума голосует, те решения, которые нужны - без проблем, заходим в Крым, Сирия и так далее. Вот, это признак силы или слабости для тебя, такая оценка влиятельности, потому что, я думаю, что все прекрасно понимают, на чём она основывается?

В. Золотарёв

- Действительно, можно любить Путина, можно не любить Путина, но, надо же признать, что Путин - это такой крутой перец. И, судя по тому, что мы слышим, что мы на выборах видим, и из соцопросов, это нравится значительной части населения - такая крутость, такая вот…

И. Озеров

- Брутальность.

В. Золотарёв

- Брутальность, да. Это всё говорит ещё и о том, что генетически Россия, всё-таки, склонна к самодержавию не только сверху, но и снизу, и вот, она эту сильную руку, уважает, не только боится, но и уважает, и вот идёт такой писк по этому поводу, и вот, мы тоже с тобой это обсуждаем. Это первое. Второе - для меня, лично, это не повод для гордости, что Путин в каком-то списке, на каком-то месте. Да, понятно, у Путина своё понимание, и он имеет на это право, он, всё-таки, избранный населением глава государства, и у него есть своё личное понимание, какой должна быть Россия, и, насколько, она должна быть сильной и в какой стране. И он это достаточно уверенно, претворяет в жизнь, несмотря на очень негромкие, в силу количественного соотношения - эх, куда ж ты нас ведешь, - при поддержке населения, молчаливой или не молчаливой. Ну, вот так продолжается, он куда-то нас ведёт, ему кажется, что это правильно. В силу сложившихся обстоятельств возразить тут нечего, остаётся внимательно наблюдать – кто-то поддерживает, кто-то не очень. И, конечно же, страны, которые, там тоже главы государств, которые в списке есть, они с большим недоумением на это всё смотрят. В силу политической ситуации, правильно ты сказал, в России, здесь сдерживающие тормоза, практически, отсутствуют, и там ребята, которые на это всё смотрят – Меркель, ещё кто-то, они с таким недоумением смотрят - до какого предела может дойти человек, у которого нет внутренней политики и нет тормозов. Украина. Сирия, ещё какие-то вещи, скрытые от информационных лент, ну, которые, там, происходят. Я говорю – Forbes для меня, список Forbes - не повод для гордости, но, мне тоже интересно, чем это всё закончится в среднесрочной и дальнесрочной перспективе. Для меня главным критерием хоть местных властей, хоть не местных властей, федеральных, - являются немножечко другие вещи, чем показать кузькину мать всему человечеству, или, там, врагам России, как сейчас принято говорить – а, уровень жизни населения, какие-то элементарные права, ну, и вообще, спокойствие, безопасность, то, что прописано в Конституции, в том числе. С этим у нас похуже, чем с кузькиной матерью, - люди декларируют, но, пока, может быть, руки не доходят, или, уже денег не хватает. Я смотрю за этим всем – возможно, когда-то и нам повезёт, в смысле, населению России.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, а президент России, как ты думаешь… мы всё ищем, национальную идею, всё никак не можем её найти после распада Советского Союза. У него… никто не скажет, что у него… у него стройная своя, какая-то система. Как она выглядит, какой он видит Россию?

В. Золотарёв

- Ну, очень стройная, очень линейная. Как я в таких, подобных случаях, шучу – у Путина есть мысль, и он её думает.

И. Озеров

- А мы все наблюдаем.



В. Золотарёв: генетически Россия, всё-таки, склонна к самодержавию не только сверху, но и снизу, и вот, она эту сильную руку, уважает, не только боится, но и уважает



В. Золотарёв

- Он видит Россию, практически, самодержавной страной, и, самое главное, он не считает, что это плохо. И бюрократическая часть российского общества - я так её назову в силу миллионного, просто, количества чиновников, бюрократов, клерков, которые привязаны, так или иначе, к власти – это не плохо и не хорошо, ну, просто так создано - они тоже думают, что самодержавие – это круто, вертикаль власти, отсутствие… имитация выборов, в какой-то части, имитация. Это отсутствие части демократических устоев, вот, которые, по мнению Путина, могут, просто, разнести страну в клочья. Об этом можно много рассуждать, но, человек так думает. Он думает, что некоторые вещи могут привести к распаду России, в том числе, чрезвычайная свобода слова, чрезвычайное, в понимании видимо, всё-таки, Кремля, это чрезвычайная многопартийность, - для них это чрезвычайные ситуации. И, они думают, что такая свободолюбивая атмосфера в стране может привести, просто, к раздраю. И постоянно кивает на 90-е годы, на конец распада Советского Союза, когда чуть ли не гласность стала первопричиной того, что мы потеряли страну. У него есть, на что опираться, в этом смысле, есть какие аргументы привести. Он так думает, он имеет право так думать, потому что…

И. Озеров

- Ну, несомненно.

В. Золотарёв

- Вот, и поэтому есть некоторые зажимание гаек, но, он искренне считает, что так правильно, потому что, он боится потерять страну, боится остаться правителем России, который потерял страну. Он успел захватить, в том числе, и как государственный служащий, Горбачёва, и он не хочет пережить эту ситуацию. И при этом, он человек абсолютно светский, абсолютно либеральный, абсолютно понимающий, там, больше нашего, как живут цивилизованные страны. Но, он думает, что для России подобная система ценностей, в какой-то мере, может, собственно, разнести страну в клочья. Он так думает - можно соглашаться, можно нет.

И. Озеров

- Интересно, как его самодержавная модель выглядит с точки зрения смены власти. Он не вечен - что дальше, как ты думаешь?

В. Золотарёв

- Всё зависит от того, насколько будет голоден народ в момент сноса башки у власти, я бы так сказал. Потому что все три революции в России последних там… и все бунты в России последних, там, столетий, они были, ведь, от голода.

И. Озеров

- Да.

В. Золотарёв

- Это голодные бунты. Конец восьмидесятых - начало девяностых голод смёл.

И. Озеров

- Ну, собственно, и 1917 год.

В. Золотарёв

- И 1917 год, послевоенное, после Первой мировой войны, и дальше поехали – Пугачёв, и прочее, прочее. Что касается дворцовых переворотов… но, в тоже время власть менялась из-за голодных… народный голод был основанием для дворцовых переворотов. Потому что, на самом деле, народ никого не сносил в семнадцатом году, там были дворцовые интриги, дворцовые перевороты с узким количеством народа даже в семнадцатом году. И, вот это, может послужить основанием для того, чтобы - Акела устал, и так далее, и тому подобное. Посмотрим, это будет зависеть от экономической ситуации в стране, насколько народ оголодает, и в каком он будет, вообще, состоянии.



В. Золотарёв: Он боится потерять страну, боится остаться правителем России, который потерял страну



И. Озеров

- Ну, и на сладкое у нас рубрика, которую мы пытаемся сделать традиционной - День в истории, сегодня у нас пятое ноября. Именно в этот день, в 1967 году, 48 лет назад, была введена в строй Останкинская телебашня, как символ нашего российского, в том числе, телевидения, которое очень много сделало для сегодняшней власти, так сказать. Телевизор очень сильно влияет в последние годы на наш народ. Что ты, в связи с этой датой, хочешь сказать, может быть, про телевидение поговорим немножко?

В. Золотарёв

- Ну, на мой взгляд, телевидение так же, как и… Телевидение, вообще, хоронить рано, в том смысле, что сейчас придёт интернет и даст всем свободу слова и так далее. Телевидение прочно занимает свою нишу, достаточно большую, и никакой интернет не заменит. Также как, никто не смог заменить радио, а телевидение не смогло заменить театр. У телевидения разные были эпохи, и мы пережили эпоху беззаветной любви к свободе слова, да, вот, но правда, там она была…

И. Озеров

- Хорошо бы её, вернуть, беззаветную любовь к свободе слова.

В. Золотарёв

- … под чутким управлением большого бизнеса, я бы так сказал. Мы вспоминаем уникальные творческие коллективы – НТВ, когда, там, под маской свободы слова бизнес-процессы происходили, но, тем не менее. Да, было одно телевизионное время, сейчас другое телевизионное время - всё это приходяще и уходяще, на самом деле, когда… я не совсем согласен с тем, что власть виноватят в том, что у нас такое телевидение – пропаганда, тупые викторины, тупые шоу и так далее. Ребята, я по своим медиа знаю, и за другими смотрю, и, в том числе, за федеральными смотрю. Не только сам телевизор - я не смотрю его, практически, в таком объёме, как это принято у телезрителей, по вечерам сидеть. На сегодняшний день крупные топ-менеджеры телекомпаний столкнулись с тем, что общество просит от них определённый контент, и определённый продукт. Если они пищат от проекта «Голос» - кстати, высококачественного, на мой взгляд, или, любых ментовских сериалов - они будут кормить, ну, потому что, это ещё и бизнес. Вспомни, у нас два года назад вообще исчезла политика с федеральных каналов, её не было. Были викторины…

И. Озеров

- Пока не случился Крым.

В. Золотарёв

- Да, потом, внезапно народ захотел слушать – власть этим воспользовалась, и дала ту жвачку, которую необходимо было дать, и, вот теперь, собственно говоря, у нас есть доля политического контента. Возможно, через год, появятся какие-то другие вещи, это зависит от аудитории. Это то же самое, как, извините, в интернете - можно сколько угодно пытаться впаривать местным жителям Бурятии, это я, просто, говорю сейчас на уровне цифр - можно сколько угодно пытаться изображать сенсационные сведения с площади Советов - хоть кадры, хоть скандалы, хоть коррупция. Но, я вас чётко уверяю, что авария, ДТП в центре города, даже без жертв, - будет в пять-семь раз больше посетителей на эту новость, чем любая новость сногсшибательная с площади Советов. Вот, я говорю сейчас про…

И. Озеров

- Хлеб и зрелища, грубо говоря.

В. Золотарёв

- Да, всё-таки, телевидение отображает не только… не только учит, не только пропагандирует, не только впаривает ширпотреб телевизионный, в виде сериалов и прочих дел, но оно и отображает, что в мозгах у населения. И в интернете… когда говорят - мы пошли в интернет, - идите в интернет, но, там, примерно, то же самое, вот.

И. Озеров

- И телевидение туда уходит активно, тоже.

В. Золотарёв

- Там та же пропаганда, те же котята, вот…

И. Озеров

- Ну, может быть, поразнообразнее, даже, может быть, на порядок.

В. Золотарёв

- Единственное, что интернет даёт выбор, но, если общий срез взять, вы посмотрите десятку крупнейших сайтов, посещаемых сайтов страны. «Лента.ру», РБК, «Газета.Ру»...

И. Озеров

- «Newsru», да.

В. Золотарёв

- Какова доля контента не политического, какова, просто, на уровне фейкового, стёбового, ироничного. И, затем, если вы ещё посмотрите не только информационные в интернете, но, и в принципе, то, вы получите самый посещаемый сайт «ВКонтакте». После этого говорить о телевидении, - ой, там всё плохо, пошлите в интернет, там свобода. Сходите «В Контакте» - это самый посещаемый сайт страны, вы там получите гораздо более удручающую картину, чем, на Первом канале, ей богу!

И. Озеров

- Ну, что ж, это была программа «Особое мнение», спасибо, Виктор! Мы беседовали с Виктором Золотарёвым, в эфире работал Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

В. Золотарёв

- Всего доброго!


Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^