$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


25 ноября 2015, 13:17

Можно было бы и без министерства экономики вполне прожить (25.11.2015)

Embed Music - Embed Audio Files - Особое мнение Б... 25 ноября 2015 года

Бывший депутат Народного Хурала Республики Бурятия Игорь Бобков обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым инцидент со сбитым Турцией российским бомбардировщиком Су-24, проблемы, поднятые в ходе "прямой линии" главы Бурятии Вячеслава Наговицына, заявление спикера Народного Хурала Бурятии по поводу Счётной палаты, акции протеста дальнобойщиков, проблемы с электричеством в Крыму, возможность отмены трудовых книжек, грядущий уход со своего поста министра экономики Бурятии, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я приветствую сегодняшнего гостя - Игорь Бобков, бывший депутат Народного Хурала. Добрый день, Игорь!

И. Бобков

- Здравствуйте, Игорь, здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

И. Озеров

- Вчера неожиданная новость о том, что Турция сбила российский бомбардировщик, который летел то ли над территорией Турции, то ли над территорией Сирии, как говорит наше минобороны. Судьба одного лётчика неизвестна, второй убит при спуске на парашюте после катапультирования. Президент Путин назвал эту катастрофу ударом в спину от пособников террористов. Как вы считаете, как Россия должна сейчас действовать? За 60 лет впервые страна НАТО сбила наш самолёт. С другой стороны, с Турцией нас очень много связывает - начиная с «Южного потока», и заканчивая нашими, российскими гражданами, которые там активно последние годы покупали недвижимость. Как из этой ситуации нам выходить, и что России делать?

И. Бобков

- Да, конечно, ситуация очень сложная, потому что, тут и встреча была президента Российской Федерации в Тегеране. А, это, конечно, то, что произошло - турецкие ВВС сбили российский Су-24, фронтовой бомбардировщик, - это была, естественно, в том числе, и целенаправленная провокация которая, всё-таки, имела место вбить подлый ржавый гвоздь турецкий как во взаимоотношения России с Ираном, так и, по крайней мере, попытку наладить взаимоотношения России с США. Многие политологи, многие политические эксперты, такие как Сатановский, как Багдасаров, они же много месяцев назад уже предупреждали - о каких взаимоотношениях, вообще, с Турцией может идти речь? Это стратегический противник на протяжении всей истории России, с которым Россия самое наибольшее количество раз воевала. Никогда, абсолютно, никаких… ну, был вот этот Кючук-Кайнарджийский мир (мирный договор между Россией и Османской империей, заключённый в 1774 году, завершил первую турецкую войну императрицы Екатерины II – ред.), и так далее, и, по сути дела, Россия постоянно находилась в состоянии войны с Турцией. И сейчас питать иллюзии, что взаимоотношения с Турцией… Я считаю, что никогда они не будут, и никогда они не наладятся. Естественно, я считаю, что, всё-таки, наши фронтовые бомбардировщики все, и другие бомбардировщики, и Ту, они, естественно, должны совершать свои боевые вылеты только в сопровождении наших истребителей.

И. Озеров

- Об этом уже минобороны заявило, что теперь уже будут под прикрытием летать.

И. Бобков

- По крайней мере, эта группировка, её нахождение на территории Сирии, и декларировалось так - что есть бомбардировщики, есть их сопровождение истребителями, есть вертолёты наши боевые, которые патрулируют и охраняют территорию нашей военной базы в Сирии.

И. Озеров

- В версию турецкой стороны о том, что нарушил он воздушное пространство, вы не верите?

И. Бобков

- Да ничего он не нарушал, по крайней мере, сегодня уже же чётко, достоверно показано, фактически, всему миру о том, что наш фронтовой бомбардировщик находился на территории Сирии. Ну, по крайней мере, один километр. Там, конечно, страны находятся, все в непосредственной близости – там и Ливан, и Палестина, и Израиль – государства, по своим размерам, они небольшие, и конечно, где-то можно крылом зацепить чужую территорию, но это ни о чём не говорит. По крайней мере, Турция, она постоянно сопротивлялась, и симптомы того, что, рано или поздно, Турция нанесёт этот подлый удар ножом в спину, он, всё равно, был предопределён. Она и беспилотник сбивала. С другой стороны, если посудить, проанализировать эту ситуацию – конечно, эта вереница бензовозов, которые везут нефть, и наши военные говорили - такая вереница, по сути дела, по своему внешнему виду из космоса, похожа, практически, на нефтепровод. Они идут, как говорится, один к одному, и вся эта вереница, она же идёт в Турцию.



И. Бобков: О каких взаимоотношениях, вообще, с Турцией может идти речь? Это стратегический противник на протяжении всей истории России, с которым Россия самое наибольшее количество раз воевала



И. Озеров

- Это вы по поводу обвинений в том, что Турция помогает ИГИЛ, запрещённой в России организации?

И. Бобков

- Как она помогает? Она сегодня уже открытым текстом показала, что всё то, что предполагалось, что якобы, она помогает - есть предположение, что помогает Турция, что помогает Саудовская Аравия, что помогает Катар. Сегодня уже чётко понятно, что Турция, фактически, и стоит за ИГИЛом, что все бензовозы с нефтью, с ворованной в Сирии, идут в Турцию, что сегодня все ИГИЛовские боевики лечат свои раны и отдыхают в Турции. И туда едут наши граждане для того, чтобы отдыхать – где гарантия…

И. Озеров

- Вот, что нам со всем этим делать, мы же сейчас только-только из Египта перебазировали туристов всех туда, у нас…

И. Бобков

- Запрещать нужно, об этом же предупреждали видные политологи, политические обозреватели, что с Турцией не надо в эти игры играть. Что вся эта риторика по заигрыванию с Россией - давайте построим «Турецкий поток», «Южный поток». Евросоюз запретил, значит, строить, решили строить «Турецкий поток», опять же, по дну Чёрного моря, что Турция будет ещё дополнительно покупать 63 миллиарда кубометров природного российского газа, и так далее. Турция как-то промолчала на все эти события, на бомбардировки, и так далее. Она, конечно, сопротивлялась, Турция, она вечно выражала своё недовольство, но, там шли выборы. И сейчас избрался Эрдоган президентом Турции – фактически, чего он хотел. И всё, у него полностью развязаны руки. А то, что турецкие истребители залетают на территорию Армении…

И. Озеров

- Они-то тоже говорят, что уже устали считать нарушения своих границ.

И. Бобков

- Мы же тоже должны их сбивать, в таком случае, потому что в Армении находится наша военная база, российская, и, фактически, Армения - это единственный стратегический стабильный, на все века, и на все времена, союзник России. Это единственное государство, фактически, на которое можно положиться, которое скреплено с Россией историческими корнями, культурными, это такие же православные граждане – армяне, это же христиане, которые уничтожались и подвергались геноциду в 1915 году.

И. Озеров

- Да, в 1915 году, столетие недавно было.

И. Бобков

- В 1915 году свыше полутора миллиона армян, христиан было уничтожено…

И. Озеров

- Турция это не признаёт до сих пор, и геноцидом это не называет.

И. Бобков

- Не признаёт… А что ей больше делать?

И. Озеров

- Скажите, некоторые эксперты говорят о похожести Путина и Эрдогана - как вы к этой оценке относитесь – по манере поведения, по принимаемым, каким-то, решениям, что оба такие, энергичные, предприимчивые.

И. Бобков

- Я, честно сказать… Путин – он, в принципе, он аккуратный, осторожный, он предсказуемый, и он честный, в отличие от Эрдогана. А что, на сегодняшний день, получилось - как можно их сравнивать, я никогда бы в жизни сравнивать не стал. Путину, конечно, сейчас сложно, но, в любом случае, я полностью приветствую и разделяю его заявления на эту тему, что он старается не делать, таких, жёстких, скоропалительных заявлений, потому что, всегда оставляет за собой возможность для манёвра.

И. Озеров

- Он назвал Турцию пособником террористов – разве это аккуратное заявление?

И. Бобков

- Ну, пособник она террористов, но, я не имею в виду же то, что как вступает Жириновский и начинает кричать с высокой трибуны на всю Россию – давайте запретим «Поток» («Турецкий поток» - ред.) закроем газ, им продавать не будем, это закроем, всё закроем, всю торговлю прекратим, начнём сбивать, и так далее. Путин, как президент России, я считаю, выступает очень хладнокровно и взвешенно. Если, конечно, у тебя сорвалась с языка какая-то фраза, очень жёсткая, но, в любом случае, потом мировая общественность с тебя за эти вещи спросит, и обвинит – или, на каком основании ты делаешь такие заявления, или же тогда ты исполняй свои угрозы! А у него всегда есть возможность для манёвра, возможность подумать - а что сегодня сделать? Да, сегодня нужно подумать…

И. Озеров

- Какой-то ответ будет – военный, экономический – какой, вы считаете, или ничего не будет?



И. Бобков: Сегодня уже чётко понятно, что Турция, фактически, и стоит за ИГИЛом, что все бензовозы с нефтью, с ворованной в Сирии, идут в Турцию, что сегодня все ИГИЛовские боевики лечат свои раны и отдыхают в Турции



И. Бобков

- Я думаю, что, в любом случае, всё равно, такой жёсткой риторики, конечно, такой политической, допускать, наверное, не стоит, но, в любом случае, и на вашем эфире я уже неоднократно говорил, что это страна с повышенной террористической опасностью, что туристам там российским делать нечего. Это одно…

И. Озеров

- А гражданам России покупать там недвижимость – как вы думаете?

И. Бобков

- Граждане России, я не знаю, ну, хотят они покупать недвижимость - иностранные же граждане покупают недвижимость в России, в частности, в Крыму же турецкие подданные тоже очень много земли уже под виноградники себе купили. Здесь я что могу сказать – это такая, свободная экономическая деятельность. А вот в отношении туристов наших – фактически, нельзя туда допускать наших туристов. В отношении работы и службы наших бомбардировщиков - они просто обязаны вылетать на боевые вылеты в сопровождении истребителей. Истребители там должны их сопровождать, потому что фронтовой бомбардировщик, он весом 40 тонн, у него же нет возможности для такого манёвра и для ведения воздушного боя.

И. Озеров

Да.

И. Бобков

- Поэтому, все эти вещи должны соблюдаться, а там посмотрим, куда эта кривая выведет. Но, события, конечно, начинают очень сильно ужесточаться, и начинают, действительно, попахивать каким-то… сложной политической обстановкой в мире.

И. Озеров

- Вернёмся от мировой обстановки к нашим республиканским новостям. В субботу утром жители республики и Улан-Удэ стали свидетелями «прямого эфира» с главой Республики Бурятия, в ходе которого он затронул самый широкий круг вопросов, о многом нам сообщил, давайте поговорим о ваших впечатлениях от «прямого эфира».

И. Бобков

- Да, я практически весь эфир выслушал. Честно сказать, будучи депутатом Народного Хурала, у меня зачастую брали журналисты интервью по посланиям, по каким-то брифингам, и так далее. На эту тему я могу сказать следующее - слово «народный» стало очень активно эксплуатироваться, и наводит на мысль о том, что все эти события, связанные, в том числе, и с началом предвыборной кампании главы республики, и «народный бюджет» - 168 миллионов давайте на всех разделим, и должность седьмого зампреда тоже «народная», что это не моё единоличное решение, а мы принимали всем миром. Я это слушаю - всё «народное». За формулировку, за риторику «народное», я думаю, не стоит так сильно ей прикрываться – вы же глава.

И. Озеров

- Вы же тоже очень часто в своих рассуждениях говорите – я, как рядовой гражданин, рядовым гражданам тяжело от повышения тарифов, и так далее. Чем это отличается?

И. Бобков

- Ну, если должность зампреда принимается – какая это народная должность? Хорошо, мы с вами рядовые граждане, и что? Каким боком мы с вами испытываем удовольствие от того, что зацепили слова «народное», «должность, которую принимали все миром». Никаким всем миром её не принимали - её приняла власть, правительство, глава Республики Бурятия - никакая она не народная должность. Надо так и говорить – нужен седьмой зампред для каких-то целей. Для (каких – ред.) целей непонятно - у этого зампреда, министра сельского хозяйства, даже нет сельскохозяйственного образования. У меня, хоть, оно есть, сельскохозяйственное образование, базовое, я работал в сельском хозяйстве - а у него нет. Это о чём говорит – это говорит о том, что… я не могу, конечно, сказать, насколько находится на своём месте, но, создаётся некое сомнение, всё-таки, в достаточно большой компетентности. 

И. Озеров

- Что ещё вас зацепило?

И. Бобков

- Можно сказать, что, Вячеслав Владимирович, может быть, я утрирую, задал вопросы самому себе, сам на них ответил, сам поблагодарил, и всё это выглядело очень позитивно, и в конце они с Атановым поговорили, были очень вдохновлены вопросами. А я вопросами нисколько не вдохновлён, потому что, я же вижу, что если вопрос задают в «прямую линию», на телесвязи, это о чём говорит? Надо было тогда поставить эту камеру прямо на улице, выйти на улицу, сказать, что на улице будет стоять прямой эфир, подходите все желающие, задавайте вопросы! Где вопрос, что город замерзает? У нас на Левом берегу - я порывался задать, позвонить порывался. Ну, я понимаю…

И. Озеров

- Порывались - не позвонили, или занято было?

И. Бобков

- Я порывался – невозможно дозвониться. Невозможно никогда дозвониться – телефон, он всегда стабильно занят.

И. Озеров

- Вот, много людей, неподготовленный эфир – звонят, спрашивают.

И. Бобков

- Разговоры о том, что дома, как-то, не утеплены. Да как они могут быть не утеплены, когда у нас, допустим, на Автотранспортной, на Левом берегу, на обратной системе отопления температура теплоносителя 23 градуса. Как он не утеплён – дом, да дом, как он ещё должен быть утеплён, что, его в шубу одевать, что ли? Обычный кирпичный дом с подъездами закрывающимися, и так далее. А подача идёт всего лишь 40 градусов, а на улице минус 30, минус 31, в квартире 15 градусов тепла. И это же, не только на одном Левом берегу. Поэтому, вопрос, в том числе, конечно, - кто за эти вещи должен отвечать?

И. Озеров

- Я хотел у вас…

И. Бобков

- Что на сегодняшний день основной поставщик теплоэнергии, в каком состоянии он находится, и кто за эти вещи… мы же будем ему задавать эти вопросы. Мы будем задавать эти вопросы властям, в первую очередь…

И. Озеров

- Я и хотел…

И. Бобков

- Если власти проявляют открытость, если они хотят, чтобы им задавали вопросы любые, жизненные… Сегодня далеко ходить не надо, я считаю, что частично город замерзает, граждане замерзают.



И. Бобков: Вячеслав Владимирович (Наговицын), может быть, я утрирую, задал вопросы самому себе, сам на них ответил, сам поблагодарил, и всё это выглядело очень позитивно



И. Озеров

- Игорь, я хотел в связи с этим – ещё одну попыточку сделаю – вам задать, всё-таки, вопрос - как вы относитесь - вот у вас такой вопрос возник, были ещё вопросы про колодцы, про электричество, и так далее. У Путина много таких вопросов бывает, не соответствующих масштабу, скажем так, его должности. Не говорит ли наличие этих вопросов, что система очень плохо работает, что мы по любому, самому маленькому вопросу идём не туда, где это должно решаться, и, в принципе, глава региона и глава государства об этом и знать не должен, при нормально работающей системе. У нас всегда последняя надежда - обращаться к самому высокому должностному лицу, а иначе, почему-то, без его решения, без его участия ничего не работает. Не складывается такое впечатление?

И. Бобков

- Складывается впечатление того, что политическая обстановка, когда возникают подобные идеологии, когда граждане начинают апеллировать к самым высоким инстанциям, говорит о том, что определённая часть населения, может быть, даже большинство, фактически не верит в то, что, что-то уже можно изменить. Возникает некая безучастность, у общества возникает некое равнодушие. И это повсеместно, и это очень нехороший симптом для власти, потому что на выборы опять, практически, мало придёт граждан.

И. Озеров

- Для власти это же удобно всегда…

И. Бобков

- Для власти неудобно.

И. Озеров

- Власть сама сейчас делает всё, чтобы, по крайней мере, на федеральном уровне, чтобы люди как можно меньше внимания обращали на выборы…

И. Бобков

- Вы поймите правильно ну, чем это удобно? При такой легитимизации, с такой низкой явкой, с такой минимальной поддержкой населения, только благодаря тому, что порог явки отсутствует, фактически, говорить о полноценном руководстве, наверное, очень сложно. Рано или поздно это, всё равно, выльется в определённую политическую ситуацию. А, фактически, все главы регионов должны служить одной главной цели - укрепление вертикали власти. Они, как наместники, фактически, должны руководить регионом, и 99 (процентов – ред.) всех проблем региональных должны решать они, они всё должны решать! Это как в фирме – есть у вас фирма, в которой вы работаете – директор, он же отвечает за всё! Он отвечает за уборку, он отвечает за чистоту, он отвечает за то, чтобы вода была, за то, чтобы туалет был чистый, за то, чтобы вешалка была прибита, за то, чтобы дверь закрывалась. А как, каждый работник что, будет говорить - давай тому, давай тому, давай тому? Так же и руководитель…

И. Озеров

- Нет, ну, это, всё грамотное распределение функций – он же не сам, не убирает, двери не закрывает, вешалки не прибивает, правильно, он распределяет эти полномочия…

И. Бобков

- Пусть распределяет…

И. Озеров

- И всё это работает.

И. Бобков

- А к кому, на сегодняшний день, пойдёт работник? Он же не пойдёт к слесарю, не будет ему, непосредственно, звонить? Есть руководитель – так же, как хозяин в доме. Наверное, жена и дети, они что, будут каждый заниматься самодеятельностью? Наверное, они главу семьи, в первую очередь, будут информировать, и просить, чтобы он выполнил ту или иную работу…

И. Озеров

(смеётся) – В письменном виде.

И. Бобков

- А каким образом глава будет выполнять все поставленные задачи, это уже зависит от него. Если он человек малодушный, он будет всё это хватать и делать сам. Если он человек волевой и сильный, тогда он будет заставлять свой аппарат разворачиваться. А аппарат здоровенный, седьмого зампреда уже утвердили и приняли. Поэтому, количество нерешённых проблем существует, и я, всё-таки, считаю, что это выступление, оно больше походило на дань традиции. Я, честно сказать, не увидел и не услышал жёстких вопросов, и, соответственно, таких, жёстких ответов. Но, это всё в стиле Вячеслава Владимировича, в соответствии с его характером. У него такой, я считаю, добрый, компромиссный характер.

И. Озеров

- Эту тему мы продолжим после небольшого перерыва - оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем наш разговор с Игорем Бобковым. Мы закончили на том - вы сказали, что у Вячеслава Владимировича Наговицына добрый, компромиссный характер. Но, с другой стороны, 20-го числа, может быть, вы в курсе, прошла встреча главы Бурятии с общественниками и с блогерами. И там он отвечал на довольно нелицеприятные, жёсткие вопросы, касающиеся его зарплаты, касающиеся этого домика в Сотниково, в котором он живёт, и многие другие вопросы. Люди абсолютно не стеснялись, явно было, что это всё не подготовлено, и он отвечал, приветствовал это дело, и договорились, что встречи эти станут регулярными, так что, и в таком разрезе мы его тоже наблюдали. Не читали материалы этой встречи, не видели?

И. Бобков

- Нет, ещё пока не читал. Это была, такая, параллельная встреча?

И. Озеров

- Да, не параллельная, она в другое время проходила, понятно, по инициативе общественников и блогеров независимых.

И. Бобков

- Так сказать, носила некий альтернативный характер, да?

И. Озеров

- Ну…

И. Бобков

- Если те два часа эфира, там, в основном, я даже видел, кто из средств массовой информации находился - каких-то, принципиальных и жёстких журналистов я там, как обычно, никогда и не видел.

И. Озеров

- Ну, там, да, скучноватенько, немножко, было, согласен. Здесь всё было гораздо живее, интереснее - посмотрите на досуге, мы потом этот вопрос тоже обсудим.

И. Бобков

- Мы можем его на следующей встрече обсудить.

И. Озеров

- Хорошо…

И. Бобков

- Посвятить ему, так сказать, большую часть времени.

И. Озеров

- Ещё одно высокое должностное лицо – спикер Народного Хурала - недавно попросил о том, чтобы Счётная палата была более открытой, и больше работала по своему прямому назначению, перефразируя. Как вы к этому заявлению относитесь, и, вообще, о роли счётной палаты в нашей республике, несколько слов.

И. Бобков

- Вообще, роль Счётной палаты в республики, - она всегда считалась и считается таким независимым счётным органом, который, фактически, занимается учётом всех финансов, их эффективным и рациональным использованием и освоением. Когда Счётную палату возглавлял Иванов, там, конечно, были достаточно жёсткие стычки, потому что…

И. Озеров

- Стычки кого с кем?

И. Бобков

- Стычки были, в основном, с властью, а потом они начались активно у меня, потому что я создал и возглавил комиссию по противодействию коррупции, и, фактически, в деятельности комиссии не надо было изобретать колесо - нужно было, просто, вытаскивать и поднимать из-под сукна акты проверок Счётной палаты, и, естественно, давать им ход, и давать соответствующую оценку. Поэтому, я брал эти акты Счётной палаты по тем или иным финансовым нарушениям, и, просто-напросто, отправлял их в прокуратуру за своей подписью, и требовал рассмотреть, дать оценку, именно, с правовой точки зрения, и, если имелось место быть - требовал возбудить уголовное дело. Естественно, деятельность комиссии, она потом была пресечена, туда поставили другого депутата, уже в четвёртом созыве, и, фактически, меня оттуда выдавили. Счётную палату, естественно, тоже, за подобную деятельностью, когда Сергей Викторович Иванов ушёл с этой должности, туда поставили молодого заместителя министра экономики Пегасова Евгения. Конечно, хотели, бесспорно, хотели Счётную палату Республики Бурятии прикрыть, чтобы она была максимально закрытой, законспирированной, законсервированной, чтобы никто никуда ничего не вытащил, и, естественно, этот человек был делегирован из правительства. Сегодня, видимо, все уже давным-давно к этому привыкли, что вопросов никто не задаёт. А, в любом случае, без заключений Счётной палаты, её принципиальных заключений, вести работу с бюджетом очень сложно. Поэтому, видимо, спикер Народного Хурала так прореагировал, попросил Счётную палату быть более открытой, быть более принципиальной. И, в принципе, я, в свои последние годы в Народном Хурале, я понимал, что Счётная палата уже давным-давно не союзник принципиальности – вот в чём суть дела. И, конечно, спикер на эти вещи указал, и попросил её быть более открытой и доступной.

И. Озеров

- Вы поддерживаете его эту просьбу?

И. Бобков

- Да, его замечания в адрес Счётной палаты я поддерживаю. Счётная палата – это, как раз, тот финансовый орган, который должен давать оценку, принципиальную оценку, и докладывать на сессиях Народного Хурала, и на комитетах, особенно, на бюджетном, он обязан, она, вернее, обязана.



И. Бобков: В свои последние годы в Народном Хурале я понимал, что Счётная палата уже давным-давно не союзник принципиальности – вот в чём суть дела. И, конечно, спикер на эти вещи указал, и попросил её быть более открытой и доступной



И. Озеров

- В России хотят отменить трудовые книжки, и заменить их предлагается стандартными договорами с работодателем, в котором, если человек увольняется, будет производиться запись о дате и причинах расторжения этого. Договора. В пользу отмены приводят тот аргумент, что сейчас главный документ – это СНИЛС, так называемый, зелёная карточка, по которой производятся все пенсионные отчисления. С другой стороны, для советских людей, для многих из нас, это очень важный документ – трудовая книжка. Как вы к этой инициативе относитесь?

И. Бобков

- Трудовая книжка, она имеет место быть, всё-таки, это бумажный носитель, согласитесь. Если есть бумажный носитель, всё равно, уже…

И. Озеров

- Спокойнее с ним спится, да?

И. Бобков

- В отношении времени он, всё равно, более долговечен, чем какой-то, электронный носитель, и так далее. А, фактически, сегодня сведения в Пенсионный фонд работодатель же сам подаёт, и уплата пенсионных отчислений, и так далее. Поэтому, конечно, она, как атрибут, пенсионная книжка, уже начинает терять свою актуальность. Но, тем не менее, эти все атрибуты существуют параллельно, нет ничего страшного в том, что она будет существовать.

И. Озеров

- С другой стороны, там же ещё, не только сведения о том, где ты работаешь, но, и сведения о награждениях…

И. Бобков

- Ну, да. 

И. Озеров

- О каких-то присвоениях званий, и так далее, эти вещи где будут фиксироваться?

И. Бобков

- Награждения, какие-то медали, почётные грамоты - всё это имеет место быть, конечно, это атрибут Советского Союза, и тогда было всё намного проще. Это сейчас всё уже на электронные рельсы переводят, и так далее. Но, тем не менее, всё равно эти электронные рельсы, они, всё равно, рано или поздно, дают сбой, эти программы, что-то из памяти теряется, и я знаю, что граждане начинают психовать, переживать за все эти вещи. Конечно, трудовым книжкам доверия, на мой взгляд, намного больше. Пусть они будут, никому они не мешают.

И. Озеров

- «Номер Один» сегодня написал о том, что министр экономики Татьяна Думнова находится на грани увольнения, такое предположение сделал. Можете оценить нашего министра экономики многолетнего, одного из старых, кто долго работает на этом посту? Пересекались ли вы с ней каким-то образом, будучи депутатом Народного Хурала?

И. Бобков

Ну, конечно, пересекался, министром экономики она была в мою бытность, и участником неких коррупционных скандалов - фирма «Кримсон», после этого какое-то чаепитие, или день рождения…

И. Озеров

- Да, знаменитое.

И. Бобков

- Знаменитое, было организовано за счёт средств республиканского бюджета. Запомнилось, конечно, это всё. Что я могу сказать – ну, увольняется – увольняется. Само по себе министерство экономики, она всегда меня наводило на некие размышления. Какой экономики - республиканской экономики?

И. Озеров

- Понятно, республиканской.

И. Бобков

- По сути дела, функции министерства, они размыты, они дублируются другими министерствами, ничего такого, принципиального, именно, по своей сути, и по своей деятельности оно не несёт. С чем связано увольнение, я не знаю, может быть, с предпенсионным возрастом.

И. Озеров

- Там сказали, что предложат ей другую работу.

И. Бобков

- Не могу сказать.

И. Озеров

- То есть, вы считаете, что и без министерства экономики было бы неплохо Бурятии?

И. Бобков

- Да, я считаю, что можно было бы и без министерства экономики вполне прожить, и никаких проблем нет. Если его и не будет, всего этого министерства, ничего Республика Бурятия не потеряет. Игорь, а можно мне задать один вопрос?

И. Озеров

- Пожалуйста.

И. Бобков 

- Ну, не то, чтобы вам задать вопрос.

И. Озеров

- Давайте обсудим.

И. Бобков 

- Обсудить один вопрос, который я, всё-таки, тоже бы хотел привлечь ваше внимание. И ваше внимание, и внимание наших радиослушателей - в отношении, так называемого, закона о самоволках. Мне ситуация, конечно, крайне…

И. Озеров

- Вы в прошлом эфире своё однозначное мнение высказали.

И. Бобков 

- Да, мнение однозначное. Если до 2001 года самоволки приняли решение узаконить, ну хорошо, события очень давние - приняли решение. Зачем-то сейчас узаконивают самоволки до 2010 года. Фактически, дают карт-бланш всем самовольщикам - продолжайте дальше строиться, можете подтвердить легитимность земельного участка только оплатой земельного налога. Это, вообще, какой-то беспредел, мы, вообще, куда катимся, в какое средневековье?

И. Озеров

- Глава Бурятии, по-моему, об этом высказался, да?

И. Бобков 

- А глава Бурятии так, достаточно интересно, на эту тему высказался. Говорит - я подпишу этот закон, и сам обращусь прокуратуру, чтобы она подала иск в суд об его отмене. И мы пройдём все судебные инстанции, вплоть до Верховного суда России - нам нужно, чтобы Верховный Суд России утвердил это решение. Если закон устоит, то начнём его реализацию. Я так ничего и не понял с витиеватой фразой. Что, он должен принять решение, а суд должен его отменить? А зачем тогда глава республики, вообще, хочет его подписывать, этот закон? У него же есть право воспользоваться наложением вето. Ну, наложите вето на этот закон, скажите, что он антиконституционный, что он создаёт нехорошую питательную среду для самовольщиков, что фактическим он им развязывает руки - захватывайте дальше землю, стройте на ней что хотите, а мы вам будем её каждый год узаконивать. Налогов никто никаких не увидит, средства в городские и муниципальные бюджеты от продажи земельных участков тоже никто не увидит, и мы будем дальше ходить, клянчить эти копейки, жаловаться на одни и те же проблемы, что средств в бюджете нет, и, фактически, ситуация замкнутая. Поэтому, нужно воспользоваться главе республики правом вето, и пусть депутаты, после этого, вето преодолевают. Они его никогда не преодолеют, потому что, там нужно три четверти голосов на преодоление вето. А я считаю, что закон, всё-таки, был разработан и принят в Народном Хурале, и носил чисто популистский характер, что это, в основном, постарались депутаты из районов - потому что кто является самовольщиками - выходцы из районов. Вон, поглядите, на Левом берегу все сопки уже позастроили! Ну, куда это годится? Это никуда не годится – это же средства муниципального бюджета. Муниципальный район должен продавать эти земельные участки, и получать в свой бюджет финансовые средства от продажи этой земли. Это единственная роскошь, которая осталась у местных властей - только земля, и, фактически, только в трёх районах - это город Улан-Удэ, Заиграевский район, Тарбагатайский район, Иволгинский район…

И. Озеров

- Окружающие Улан-Удэ.

И. Бобков 
 
- Которые наиболее динамично застраиваются. Ничего хорошего с этого нет – посмотрите, какие пробки, посмотрите, какая загазованность, какое количество ДТП, какая точечная застройка - машину поставить некуда, какая нагрузка на школы, какая нагрузка на поликлиники. В восьмой школе десять уже в первых классов.

И. Озеров

- Есть и по одиннадцать.

И. Бобков 

- В три смены уже учат детей, и о чем мы говорим?

И. Озеров

- Через три года, говорят, будут все в одну смену учиться, но, что-то, верится мне с трудом. Хорошо, ваша позиция…

И. Бобков 

- Поэтому, я считаю, что глава республики в этом вопросе должен поступить более принципиально – наложить вето на этот закон. А если он его подпишет, как он будет потом в прокуратуру обращаться, с каким мнением, как он будет потом в суде апеллировать, всё-таки, к тому, чтобы этот закон не устоял? Раз ты его подписал, как ты будешь ходатайствовать об его отмене-то?

И. Озеров

- Да, но, может быть, Вячеслав Владимирович вас услышит, и объяснит логику свою…

И. Бобков 

- Ваши слова, да богу в уши.



И. Бобков: Фактически, дают карт-бланш всем самовольщикам - продолжайте дальше строиться, можете подтвердить легитимность земельного участка только оплатой земельного налога



И. Озеров

- …слова, которые он заявил. В Бурятии свои проблемы, мы их, более или менее, успешно решаем, живём, но, вот, в одном из новых, скажем так, российских регионов, в Крыму сейчас проблемы на порядок сложнее. Как мы знаем, в результате подрыва нескольких опор линий электропередач со стороны Украины, в Херсонской области электроснабжение со стороны Украины - там большая часть энергии приходит из Украины – было прекращено, сейчас активисты проукраинские блокируют место подрыва, не давая починить эту ЛЭП. Соответственно, крымчане, практически все, сейчас испытывают очень большие трудности. У меня эта ситуация, лично, вызывает такой вопрос, так же, как и с самолётом, погибшим над Синаем - начали операцию - не подстраховались. Сейчас сбитый бомбардировщик – опять, тоже, начали военные действия - не подстраховались. Здесь, тоже – знали отношение Украины к переходу, скажем так, мягко, Крыма из Украины в Россию и опять, как зимой - неожиданно выпал снег у нас. Нет у вас такого ощущения?

И. Бобков 

- Нет, такого ощущения нет. У меня есть ощущение того, что, всё-таки, украинские власти постоянно проявляют какую-то невменяемость, если честно, сказать, я уж выражусь таким языком. Может быть, кому-то это будет резать ухо…

И. Озеров

- Да, после того, что уже наслушались о себе украинские власти - я думаю, ничего не режет.

И. Бобков 

- Но, это, действительно, самая настоящая невменяемость, потому что, во-первых, украинская сторона за проданную электроэнергию, которую она продаёт по самой завышенной цене, она получает порядка 19 миллионов долларов в месяц. Согласитесь, что это бизнес, и для Украины это приличный бизнес, на котором она, просто, зарабатывает деньги. Второе – украинская сторона Российской Федерации должна свыше трёх миллиардов долларов только за полученный природный газ. Параллельным курсом идёт поставка российского угля на теплоэлектростанции Украины. Поэтому, конечно, такие, казалось бы, достаточно приличные и принципиальные связи, экономические, наверное, позволяют… ну, поставляешь электроэнергию – мы же тебе за неё регулярно платим. Тут приходит какой-то «Правый сектор», приходят какие-то бандиты, взрывают линии электропередач, и ещё туда никого не пускают. И украинская власть бездействует. Честно говорю - полный идиотизм! А российскую сторону чем упрекнуть?

И. Озеров

- В том, что она оперативно не сделала энергомост.

И. Бобков

- В том, что она вовремя не подсуетилась, и не сделала, чтоб с Кубани электроэнергия поставлялась? Ну, будут теперь делать. А что сделаешь-то?

И. Озеров

- Так люди уже сидят (без электричества – ред), и конца-края этому не видно. Что сделаешь - на то она и власть, чтобы она подстраховывалась, предусматривала эти вещи.

И. Бобков 

- Конечно, самая главная и основная задача - это нужно делать оперативнее. У нас есть министерства, ведомства, есть, в конце концов, бюджетные средства, и я, конечно, не хочу и не буду сравнивать события Великой Отечественной войны, когда под открытым небом эвакуировали целые заводы, и быстро их, оперативно, буквально, за считанные дни, ставили на производство, ставили на поток получения вооружения на Великую Отечественную войну.

И. Озеров

- Там экономическая структура в государстве совсем другая была, понятно. Плюс, военное время.

И. Бобков
 
- Какая разница - люди одни, и те же, заработную плату они получают приличную. Я, всё-таки, считаю, что эти задачи нужно выполнять как можно оперативнее, и добиваться поставленной задачи.

И. Озеров

- Как вы думаете, чем дело кончится – восстановят эту линию, украинскую, или, всё-таки, будет из России уже идти энергия?

И. Бобков 

- Я думаю, что, конечно, для российской стороны это будет уроком - в том, что заигрывать с подобными, невменяемыми правительствами и государствами – такими, как Турция, как Украина, смысла никакого нет. С этими людьми разговаривай, договаривайся, но, всё равно, делай своё! Делай своё, чтобы у тебя всё было надёжно, чтобы никто у тебя не замерзал, и самолёты не сбивал.

И. Озеров

- У вас в этом списке только Украина, или Турция, или ещё кто-то?

И. Бобков 

- Ну, по крайней мере, сегодняшняя обстановка говорит о том, что там самые жёсткие, натянутые отношения, фактически…

И. Озеров

- На данный момент?

И. Бобков 

- Да.

И. Озеров

- Ещё один вопрос российский, и республиканский тоже. Акции протеста дальнобойщиков продолжаются, мы говорили об этом в прошлой программе, вы в этом смысле, на стороне дальнобойщиков. Вчера была заявлена, правда, не до конца реализованная впечатляющая акция, с точки зрения, как она звучала - поход на Смольный шестисот фур планировался. Понятно, нарушать они, всё-таки, законы не стали, на фурах въезжать не стали, дальнобойщики питерские, доехали до городской администрации на легковых машинах, так никого и не дождались. Но, тем не менее, в Дагестане народ активно протестует. У меня такая мысль возникла - как руководитель недавно созданного филиала партии «Рождённые в СССР», может быть, вы возглавите этот протест и поддержите дальнобойщиков? Мне кажется, это очень мощное было бы вложение в политический капитал ваш.

И. Бобков

- Я, естественно, подобные сборы, я уже выступал на вашем эфире, я подобные сборы не одобряю, и не поддерживаю. Я свою принципиальную точку зрения сказал – сказал, что это бремя сборов налогов, регулярных собираний средств с большегрузных автомобилей, я считаю далеко неоправданным. По дорогам ездят все, но дело идёт не только о дальнобойщиках. Сюда же, под эту категорию попадают…

И. Озеров

- Все большие машины.

И. Бобков

- Все КамАЗы разрешённой максимальной массой свыше 12-ти тонн - не только дальнобойщики, так называемые.

И. Озеров

- Ну, КамАЗы, скажем так, они и не так далеко ездят, как правило, не так часто, и не по федеральным дорогам.

И. Бобков

- Почему не по федеральным дорогам ездят? Долго, что ли, на неё, на федеральную дорогу, выскочить?

И. Озеров

- Ну, это да.

И. Бобков

- Это же совсем недолго, и ты выскочил на неё, и тут же попался, и получил штраф в миллион рублей, допустим, юр. лицо. Поэтому я, естественно, не одобряю подобные сборы. В отношении возглавить или не возглавить – я пока, честно сказать, об этом не думал, но, я не хочу метаться от какой-то одной акции к другой. Я выразил свою точку зрения - если будет возможность, каким-то образом, заявить о себе, или, каким-то образом, выразить её - я всегда это сделаю, сделаю без сомнений, сделаю без, каких-то, опасений, потому что у меня есть она, своя точка зрения, я буду говорить правду. Я эти сборы не поддерживаю.



И. Бобков: Для российской стороны это будет уроком - в том, что заигрывать с подобными, невменяемыми правительствами и государствами – такими, как Турция, как Украина, смысла никакого нет



И. Озеров

- Хорошо. Ещё одна новость прошлой недели - Бурятия вошла в группу наиболее пьющих регионов в «Национальном рейтинге трезвости», есть такой. Все регионы были разделены на три группы, республика попала в наиболее подверженный алкоголизации – это первый аспект. Второй - сейчас на федеральном уровне идёт разговор о том, что совсем задавили у нас антиалкогольными инициативами производителей и продавцов спиртного в России, и хотят региональным властям запретить принимать меры по ограничению продажи, времени продажи спиртного, и так далее так. К этим двум новостям – как вы считаете, правильно ли регионы действуют, когда, как у нас в Бурятии, ограничили девяти часами вечера срок продажи алкоголя, или это надо запретить, потому что, у нас продавцы страдают, и бизнес не развивается из-за этого, из-за того, что недостаточно много алкоголя продается?

И. Бобков

- Бизнес страдает… Была бы моя воля, я бы, на месте высших руководителей, я бы, честно сказать, значительно бы ограничил и запретил. Я бы не стал водить какой-то «сухой закон», не нужно его вводить. Основные принципы алкоголизации - это легкодоступность и относительно невысокая цена. Когда начинают присутствовать подобные факторы, когда устраняется принцип лёгкой доступности, и официальная цена становится гораздо выше, начинает процветать бутлегерский рынок. Я понять не могу, почему наши правоохранительные органы, в том числе, законодатели, активно не берутся для того, чтобы пресечь подобное спаивание народа? Сейчас модной стала интернет-торговля этим фальсифицированным пойлом. Посмотрите, весь город завален этими бутылочками – это и «Росинкой», и каким-то боярышником. Продают его в киосках, и народ, фактически, он же продолжает спиваться.

И. Озеров

- Понятно, на этом наша программа, большая сегодня получилась, заканчивается, в студии работал Игорь Озеров, мы разговаривали с Игорем Бобковым, спасибо огромное, всего доброго!

И. Бобков

- Благодарю, Игорь, благодарю, уважаемые радиослушатели!

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^