$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


17 декабря 2015, 10:12

Наговицын сказал, что мы давно не депрессивный регион. Я с ним не согласна (16.12.2015)

Upload Music Files - Podcast Hosting - Особое мнение Е... 16 декабря 2015 года

Редактор интернет-журнала "Республика" Евгения Балтатарова обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым трагическую гибель пожарного из Улан-Удэ, возможность строительства ГРЭС в Монголии на реках, впадающих в Байкал, создание в Бурятии одноимённого общественного движения, плюсы и минусы возможного объединения Бурятии с Иркутской областью, интервью руководителя группы компаний "Титан" Вадима Бредний, в котором задета проблема ухода предпринимателей в другие регионы, и  другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и мы сегодня будем общаться с Евгенией Балтатаровой, редактором интернет-журнала «Республика». Добрый день, Жень!

Е. Балтатарова

- Привет!

И. Озеров

- Начнём с новости трагической. 15-го декабря около полуночи, во время тушения пожара в частном доме на Верхней Берёзовке героически погиб командир отделения пожарно-спасательной части № 56, 28-летний Владимир Сергеев. Зашли они с ещё одним пожарным в дом, в котором находился хозяин, и, к сожалению, затем выйти не смогли, как сообщается в новости. Их оттуда вытащили, но Владимира Сергеева, к сожалению, спасти не удалось, второй пожарный находится в больнице и хозяин дома тоже, к сожалению, погиб. Мы выражаем соболезнования родственникам.

Е. Балтатарова

- Я присоединяюсь.

И. Озеров

- И, конечно, герои в нашей жизни появляются, мы будем чтить их память несомненно. Конечно, ещё надо будет разбираться, как это получилось? Почему не сработала защита?

Е. Балтатарова

- На бытовых пожарах, мне кажется, очень редко бывают такие жертвы среди пожарных, потому что те приспособления, та амуниция, которая у них есть, она подразумевает такие условия, в которых находились ребята. И, если пожар не крупный и не на производстве, то это бывает достаточно редко. Поэтому тут, конечно, надо выяснить почему.

И. Озеров

-Как и любой такой инцидент, тем более, трагический он будет расследоваться, разбираться. Решение по строительству гидротехнических сооружений на участке Селенги и главного её притока в Монголии пока не принято, об этом сообщил один из наших чиновников. Речь идёт о трёх ГРЭС, проектно-сметной документации по каким-то вопросам ещё нет, кем-то ещё, видимо, финансирование не открыто. Эта новость расценивается так, что, возможно, этого и не будет. Как ты считаешь, всё-таки? Или это пока какая-то бюрократия монгольская и проект всё равно будет воплощён?

Е. Балтатарова

- Ну, тут трудно сказать, потому что за последние годы было очень много и спекуляций, и какого-то шантажа, информации по поводу будет там ГРЭС, не будет, какую нагрузку на Байкал это принесёт, то есть, какие будут последствия для экологии Байкала. Наверное, нужно смотреть на то, что говорят эксперты, вообще, об энергетике Монголии, о структуре энергетической: как развивается добыча угля, планируется ли снижение объёмов? Может запасы закончатся? То есть, есть ли данные о разработке нефтяных месторождений? Ну, мало ли! Нефть где обычно находят -там, где много-много миллионов лет назад стояли тропические леса, животные и листва... перегной весь шёл под землю и если есть уголь, то, логично предположить, что есть и нефть и газ. Другой вопрос, идёт ли разработка, на какой стадии, какими методами? А, если же ничего этого не предвидится и по углю идёт снижение, то, конечно, можно предположить, что монголы будут использовать имеющиеся у них ресурсы, то есть гидроэнергетику. И, если есть достаточно серьёзные планы вообще по строительству гидроэлектростанции, то это вполне возможно. Может не в таком близком будущем. А пока, вот эти истории - будет, не будет, вот такое гадание, которое, мне кажется, просто, чисто в политических целях делается. То есть, может они захотели подержать в тонусе Россию, мировому сообществу показать: мы - монголы, мы можем, если что, мы там вам весь Байкал сейчас перекроем! (смеётся). Ну и также, это давление, вообще, на мировое сообщество, потому что Байкал - это не просто озеро, а всемирное наследие. Поэтому в этом плане сейчас пока трудно без какой-то аналитики экономической так говорить. 
 
И. Озеров

- С нашей стороны говорят, что пока это не решено. Что можно предлагать монголам - поставки электроэнергии уже готовой из России увеличить, чтобы мотивацию их строительства собственных гидротехнических сооружений снизить.

Е. Балтатарова

- Такими методами нельзя остановить прогресс в Монголии (смеётся). Если для них это экономически выгодно, то они всё равно будут этим заниматься. Конечно, они примут помощь любую, которую им сейчас дадут. В принципе, может на это и расчёт, чтобы как-то слегка удешевить свою электроэнергию, пошантажировать. Но всё равно, в глобальном развитии… Для озера Байкал 50-100 лет - это, как одна секунда, поэтому посмотрим. Но все учёные сходятся в том, что Байкалу будет туго, потому что это природный наполнитель озера....

И. Озеров

- С учётом того, что мы обсуждали недавно тему - десятки, сотни рек за последнее время просто пересохли или стали очень маловодными, по сравнению с тем, что было в 70-ые, 80-ые годы. Водосбор Байкала и так уменьшается, плюс ещё такое напряжение.



Е. Балтатарова: Может они захотели подержать в тонусе Россию, мировому сообществу показать: мы - монголы, мы можем, если что, мы там вам весь Байкал сейчас перекроем!



Е. Балтатарова

- По поводу Байкала, если позволишь, немного порассуждать по поводу его судьбы и значения в мировой истории, и, вообще, в мировой цивилизации. Байкал 20-30 миллионов лет назад появился, и до сих пор идут споры об озере. О том, что вообще Байкал - это очень красивое место и пресная вода там присутствует в большом количестве, но, это ещё и архив ценнейшей информации о климате Земли, и для учёных, в первую очередь, он представляет большой интерес. Недавно прочитала, что в Муйской долине на севере Бурятии были найдены древние лиственницы, которым, возможно, около 40 тысяч лет. Сейчас спилы этих лиственниц исследуют в Швейцарии, в Цюрихе. По деревьям, как по горным породам, можно понять, какой был климат столько-то лет назад. Если были условия плохие, то кольца на спиле дерева очень тоненькие, если очень хорошие, то толще. Учёные сказали, что Муйская долина раз в тысячу лет полностью затапливается водой. И, возможно, под Байкалом есть места, где сохранились отложения, деревья. По этому поводу мне хотелось бы почаще говорить, чем о вещах - перекроют ли нам монголы Байкал (смеётся).

И. Озеров

- Но, не хочется нашему поколению стать могильщиками нашего великого озера. К Байкалу мы ещё вернёмся, немного в другом разрезе, при обсуждении другой новости. Геннадий Айдаев возглавил исполком нового общественного движения Бурятии. Оно было создано в республике на днях. В учредительной конференции приняли участие звёзды - Леонид Потапов, Геннадий Айдаев, Владимир Агалов, Николай Атанов, Валентина Дамбаин, представители ряда общественных организаций. Инициаторы создания движения говорят о том, что они намерены содействовать социально-экономическому развитию республики, то есть, практически всем заниматься по самому широчайшему спектру вопросов и, в частности, помогать писать «Стратегию-2030». Как тебе появление такой новой силы общественной? Не заточена ли она под политику, под какие-то выборные процессы?

Е. Балтатарова

- Ты замечаешь иронию, что прошлое поколение политиков будет помогать нам делать будущее? Не в плохом смысле (смеётся). Это, конечно, опыт, и он нам очень понадобится, но меня удивляет, что, вообще, такие структуры создаются постоянно. Это то же самое, что Совет старейшин, Совет ветеранов, но всегда они создавались при действующей администрации, как такие помощники с опытом, мудростью, к кому, якобы, должны обращаться. Но тут все участники достаточно молодые, несмотря на то, что многие из них вышли на пенсию.

И. Озеров

- Что ты имеешь в виду под молодостью? Буквально возраст?

Е. Балтатарова

- Нет, политически активные люди. Потому что никто из них, выйдя на пенсию, не прекратил активной работы на поприще политическом, общественном. Геннадий Айдаев, можно сказать, вообще юнец ещё в этой компании, потому что, кредит политического доверия у Айдаева ещё достаточно высок, его можно, вообще, сравнивать с действующими политиками. Ну, конечно, в первую очередь кажется, что, наверное, решили создать противовес какой-то. Вообще, мы на «Республике» интерпретировали эту новость очень иронично, написав, что устав от бездействия нынешних властей, аксакалы решили взять вновь всё в свои руки. Ну, это конечно всё прикольно, но, чисто репутационно, чисто медийно эти лица всем известны, и, конечно, в определённой среде они имеют вес, тем более, сейчас они политически никак не окрашены. Было бы понятно, если бы они пошли по коммунистической нише. 

И. Озеров

- В принципе красный окрас у них у всех присутствует по их советскому прошлому. Все выходцы из КПСС.

Е. Балтатарова

- У Наговицына есть скорее такое прошлое. Это у всех политиков нынешних. Всё наше политическое ядро - это бывшее ЦК КПСС. Сейчас они не приняли эту окраску. Что, с одной стороны, радует, а с другой стороны, ставит в тупик. Какую идеологию, какую концепцию они могут сейчас принести? Одного опыта мало! У каждого в своей сфере есть опыт, за плечами есть, как достижения, так и промахи существенные. Об этом можно уже сейчас говорить, анализировать - что у Потапова, что у Айдаева, что у Дамбаин, тем более, что у Агалова. Почему именно сейчас создались, мне тоже непонятно. На выборы в Госдуму как они могут успеть, если даже партия не зарегистрирована, и не выражаются политические амбиции пока. Посмотрим. Может быть это такая сила, которая готовится перед выборами главы. То есть, это не уровень Госдумы, не уровень федеральный - это местный уровень, попытка официально повлиять на местные процессы, создать коалицию. Но, если, допустим, выборы будут в 2016 году. Но сейчас такая странная пошла ситуация: возможно, в 2016 году и не будет выборов. Потому что очень странные пошли тенденции, не от нас зависящие, в том числе, в Кремле. Поэтому я так поняла, может быть у меня опыта мало, когда я говорю о политических вещах федерального уровня, кремлёвских аналитиков, но, мне кажется, ни одному аналитику, даже Костину, который является приближённым и всезнающим, доверять нельзя сегодня. Решения принимаются «ручным способом», нет никаких системообразующих понятий и правил, на которые можно ориентироваться и исходя из этого, делать какие-то прогнозы. Поэтому тот, кто днюет и ночует в Кремле и живёт возле главных лиц, может быть, они ещё могут какие-то вещи давать, ну, а так просто сложно анализировать ситуацию. Поэтому, даже если это делается к 2017 году, у меня такое опасение: не переругаются ли все эти звёзды, Dream Team, так называемый, внутри себя, потому что люди все амбициозные, опытные и всех есть статус. Они, правда, сейчас назначили Айдаева главным «паровозом». Но, посмотрим, посмотрим. 
 
И. Озеров

- Нынешняя республиканская власть, как ты думаешь, не имеет отношения к этому созданию? 

Е. Балтатарова

- Я думаю, нет, потому что, в этом плане я могу анализировать, потому что этих людей я знаю и, в принципе, знаю их планы, характер людей, как они могут действовать, какие у них взаимоотношения с нынешней властью. Если, грубо говоря, «рулит» Айдаев, то не думаю, что это какое-то соглашение с властью, потому что, они не могли договориться в самом начале, когда только он вышел, перестал быть мэром. То есть были же попытки, но, он занял такую позицию немножко обиженного человека (смеётся). Сейчас я пойду в «Гражданскую платформу», и всё. 
 
И. Озеров

- Он же сходил туда.

Е. Балтатарова

- Он сходил туда, но там тоже есть свои нюансы: почему он туда ходил, что там было и как он оттуда вышел. Но история такая, что Геннадий Архипович очень независимый человек, не стеснённый сейчас ни в финансах, ни во влиянии, ни в медийности. Он не является забытым политиком, он действующий, но пока не имеющий, так скажем, определённого статуса. Поэтому, не думаю, что получилось договориться, скорее всего, всё-таки, это вещь оппозиционная. Хотя, очень странно видеть там Потапова, допустим, потому что Потапов был доверенным лицом Путина, когда только пошёл в коммунисты, и вышел из коммунистов, не то, чтобы с позором, но с проклятиями в его адрес. Давай посмотрим. Но, всё-таки, какой-то оттенок оппозиционности будет, я думаю. Будут общественные движения, будут обсуждения, громкие заголовки в СМИ.



Е. Балтатарова: Если, грубо говоря, «рулит» Айдаев (в движении "Бурятия"), то не думаю, что это какое-то соглашение с властью, потому что, они не могли договориться в самом начале, когда только он вышел, перестал быть мэром



И. Озеров

- Пока, судя по тому, что мы узнали из новостей, никакой оппозиционности не заметил, наоборот, какой-то конструктив из уст того же Леонида Васильевича, который сказал - хорошо, что власть возвращается к стратегическому планированию. Он апеллирует куда-то в социализм наш, и говорит о том, что мы будем помогать и сотрудничать.

Е. Балтатарова

- Возвращаясь к выборам главы – 2016, 2017 год – неважно. Последний раз, когда мы разговаривали с Геннадием Архиповичем, - как журналист и политик, - он говорил, что есть ещё силы и ему хочется ещё поработать, но, Хурал уже не является его уровнем. Он говорит – я был мэром, управлял большим городом, знаю все хозяйственные тонкости. Ну что я буду в Хурале сидеть, как пенсионер отставной! Я думаю, эти вещи создаются как раз-таки... Я думаю, Айдаев сейчас заявляет, может быть пока очень осторожно, что он пойдёт на выборы главы. Скорее всего так. Ну как обычно делается: он сейчас беспартийный, он ни в какую партию не входит, и не хочет ни с кем быть ассоциированным, поэтому, я думаю, выдвигаться он будет от этой общественной организации. И его доверенными лицами будут эти «аксакалы». То есть это некая новая сила, которая пока дремала. Я много раз говорила в своих аналитических статьях о том, что Айдаев даст о себе знать, в том числе, на этих выборах, потому что это, скорее всего, последний шанс занять место. Потому что это пик карьеры, который ещё возможен, потому что, буквально, через год, через два, наверное, ничего уже и не получится. И он реально сейчас имеет шансы, имеет тот кредит доверия, население его ещё помнит хорошо, лицо его знают все, тем более на фоне не очень благовидного поведения мэра Голкова (смеётся). Есть с чем сравнить, пошёл такой мем - при Айдаеве такого не было. 
 
И. Озеров

- Ну, когда Айдаев был мэром, его «полоскали» не меньше.

Е. Балтатарова

- Ну, конечно, всё забывается. На фоне Голкова он выглядит уже гораздо лучше. Поэтому, я думаю, свой процент голосов они возьмут. Уже можно сказать, что есть такие осторожные прогнозы, что он будет выдвигаться от этой партии. 

И. Озеров

- Своим впечатлением поделюсь. Необычно - мы уже отвыкли от того, что появляется какая-то сила, которая явно ни с кем не ассоциирована. Всё делается строго под контролем, все псевдо-оппозиционные парламентские партии согласны быть вечно вторыми и так далее.

Е. Балтатарова

- Мы, наверное, не тех оппозиционеров рассматривали на роль реальной оппозиции. То есть это не те, кто ходит на митинги, не те, кто больше всех возмущается и что-то говорит в пику властям, то есть такие откровенные оппозиционеры. В России у откровенных оппозиционеров судьба всегда не очень сладкая. Основную работу они сделают, а их результатами воспользуются более мягкие силы, при том, тоже, якобы, оппозиционные, но более респектабельные, у которых нет тяжёлых репутационных провалов. Поэтому, почему бы нет? Это новая вещь без политической окраски. На персоналиях, на лицах, на ностальгии реальной. У нас все просто друг друга уже... И коммунисты себя дискредитировали до нельзя, и единороссы себя дискредитировали по самое не хочу, и мэр. По Наговицыну ситуация, конечно, получше. Будет очень интересно. Сейчас почему-то рассматривают Мархаева, как основного оппонента Вячеслава Владимировича Наговицына, но Мархаев сейчас достаточно спорная фигура. А по поводу Айдаева, да, есть такие соображения очень интересные.

И. Озеров

- Посмотрим, это на самом деле интересно. Нашим радиослушателям я напоминаю, что программу «Особое мнение» вы можете не только слушать в эфире радиостанции «Эхо Москвы», но и читать, а также слушать на сайте www.baikal-media.ru в разделе «Радио Эхо Москвы. Интервью», там вы можете оставлять свои комментарии и задавать вопросы, в частности, Евгении Балтатаровой. 
 
Е. Балтатарова

- Обещаю ответить на всё!

И. Озеров

- Мы вернёмся к нашему разговору через пару минут. Оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение», мы продолжаем общаться с Евгенией Балтатаровой. Ещё одна новость, на этот раз из бизнес-сферы. Вадим Бредний, в связи с двадцатилетием своей компании «Титан» дал большое интервью, поговорил о планах, об истории, о перспективах компании. Но СМИ выделили один кусочек, где он сказал, что, если не изменится отношение проверяющих органов к бизнесу в Бурятии, то предприниматели перекочуют. И сказал, что нельзя осуждать тех, кто уходит, что есть проблемы, и про налоговые вещи говорил, про налоговые преференции, которые предлагают во Владивостоке и в Крыму. Сказал, что и туда, и туда его приглашали. Перед уходом «Абсолюта», «Вегоса» и «Смита» тоже была информация, что возможно кто-то уйдёт, и потом они уходили. Как ты считаешь, «Титан» последует за ними? Хотя Вадим Витальевич говорит, что будет держаться до конца, но сложно.



Е. Балтатарова: Сейчас почему-то рассматривают Мархаева, как основного оппонента Вячеслава Владимировича Наговицына, но Мархаев сейчас достаточно спорная фигура




 
Е. Балтатарова

- Да, сложно. Но, сейчас во всей стране тяжело. Тяжёлые условия, тяжёлая экономика. И, естественно, мы сейчас соперничаем не только с другими странами, но и регионы внутри России соперничают за инвестиции, за ресурсы, за предпринимателей, за предприятия, за налоги. И мы эту борьбу проигрываем. Мы поигрываем не потому, что Бурятия бедная, или же у нас налоговая жёсткая. Нет, условия везде одинаковые. Просто стартовые условия сейчас начали в тяжёлые времена проглядываться. Может, мы не успели зайти программы, как во Владивостоке созданная экономическая зона. Мы в своё время очень сильно увлеклись построением новых институтов, - туристический кластер начинали с нуля. Хотя было время, и необходимо было вносить средства и усилия лоббистские как раз-таки в улучшение действующего законодательства, в улучшение действующего поля. Я всё-таки думаю, что, несмотря на все заявления о том, что наше бурятское законодательство должно быть калькой с федерального, мы не можем ничего другого придумать. 
 
И. Озеров

- Но, это федералами всегда и диктовалось жёстко.

Е. Балтатарова

- Да. Но, я думаю, всё равно, статус республики даёт право на некоторые такие вещи. Это очень хорошо видно в кризис. Москва очень серьёзно урезала дотации. Забайкальский край в двух минутах от банкротства, они об этом открыто говорят. У нас всё это замалчивается. Говорят, что федералы урезают финансирование на 20-30 процентов, урезают субвенции, то есть деньги отправляются в Москву, потом обратно. Какая-то часть остаётся в Москве, уже бОльшая часть, чем раньше, в бюджет возвращается меньше. В общем и целом, федерация сказала: «Ребята, увеличивайте доходную базу, увеличивайте налоговую базу, выбирайтесь, как хотите, сейчас у нас нет возможности». Ты понимаешь да, - когда перестаёшь людей обеспечивать, тогда ты должен дать свободу действий. Нужно, чтобы регионы могли сами зарабатывать, они должны иметь такие законы, которые не всегда будут идти в ногу с федеральными. Например, увеличение полномочий, сохранение определённых налогов внутри регионов, меры поддержки внутри региона. То есть это история о некой независимости. Если раньше это было жёстко, это были деньги, деньги, деньги, то сейчас, когда денег нет, то региону стоит задуматься, что есть конкуренция жёсткая, федерация говорит: «Ребят, выплывайте сами», но, дайте нам возможность тогда это сделать. Конечно, поздновато, на самом деле. Но это уже хорошо, что идёт такой разговор, и, наверное, это самый положительный момент кризиса - некая региональная свобода. Но вопрос в том, как мы этим воспользуемся, если сейчас мы не удержим наших предпринимателей своими силами? Правительство это пытается сейчас на уровне федерации решить, но, федерация, я думаю, сильно не поможет, скажет: «Это ваша конкуренция. Мы не можем вам ничем помочь» вдруг, резко. Поэтому, нужно какие-то меры разрабатывать здесь, внутри республики. Понять поверить в свои силы. Понять, что мы тоже можем что-то сделать в конкурентной борьбе с другими регионами.

И. Озеров

- Ты сказала, что нигде налоговая сильнее или слабее не ведёт себя, примерно всё одинаково. Но предприниматель Геннадий Доржиев («Смит») привёл пример, что на примерно на то же количество налоговых инспекторов у нас, условно, 2500 предпринимателей, а в Москве – 50 тысяч. И, получается, что в нашем регионе сплошная хроническая налоговая проверка, и бухгалтер занимается прошлым, а не будущим. И здесь федералы вроде дают нам свободу, но проблемы возникают именно от федеральной налоговой составляющей. Все жалуются на федералов, которые выжимают все соки, проверяют и вынуждают уходить. 
 
Е. Балтатарова

- Всё в сравнении познаётся. Ну что поделаешь, Бурятия бедная: у нас мало предпринимателей, тем более, у нас мало успешных предпринимателей. Поэтому с каждого из них, чтобы достичь вот этих показателей, которые с них требует Москва, естественно, им нужно по капельке с последнего как-то, как-то. А уже эти истории, что будет дальше с предпринимателями, это уже не дело налоговой. Их дело собрать деньги и всё. Всё остальное относится к долгосрочному планированию экономики. Это всё в Москве делается, наши местные власти не могут на это повлиять. Они говорят: «вы нам сейчас всех распугаете, сейчас все закроются». Уже сейчас многие стали закрываться. Ну, что поделаешь! Я не думаю, что сейчас налоговая начнёт точечно ослаблять работу или понижать индикаторы. Конечно, можно Бурятию, как один из депрессивных регионов... Вячеслав Наговицын не любит это слово - депрессивный регион. И недавно сказал, что мы уже давно не являемся депрессивным регионом. Я с ним не согласна. Поэтому в таких регионах, как наш, как Забайкальский край, как Тыва, как Калмыкия, в основном, это почему-то национальные регионы... Может быть в тех регионах, которые плетутся в конце рейтингов по уровню жизни, следует сформировать особые экономические зоны, где налогов поменьше будет, где будут стимулы для развития бизнеса. Настоящие стимулы для развития бизнеса, для того, чтобы бизнесу было в таких регионах хорошо. Тот же крымский вариант. Ну, а почему бы нет! Чем мы хуже Крыма? У нас уровень жизни такой же, или ещё хуже. Поэтому на 25 лет если освободить, к нам побегут уже из других регионов. 

И. Озеров

- Пойдут на это федералы сейчас, как ты думаешь?

Е. Балтатарова

- Эти вопросы находятся в сфере интереса и лоббирования республиканских властей. Насколько Вячеславу Владимировичу удастся это пролоббировать, может быть, создать коалицию. Ну, а почему бы нет - коалицию депрессивных регионов (смеётся). Звучит, может быть, очень обидно, но, нужно смотреть правде в лицо, в глаза. Потому что, если у нас, действительно, очень плохо всё, то давайте с теми регионами, у которых тоже всё плохо, вместе выходить из этой ситуации. Потому что, мы привыкли себя сравнивать с Новосибирской областью, с Иркутской. Но это – лидеры, регионы-лидеры. Нужно себя сопоставлять с теми, у кого такие же проблемы, у которых дорогая электроэнергия, сельское хозяйство не приносит дохода. 



Е. Балтатарова: Ну, что поделаешь, Бурятия бедная: у нас мало предпринимателей, тем более, у нас мало успешных предпринимателей


 
И. Озеров

- Владимир Путин предложил изымать неиспользуемые земли.

Е. Балтатарова

- А смысл какой её изымать, что она потом начнёт от этого деньги приносить?

И. Озеров

- Да, и как это будет согласовываться, вообще, с понятем частной собственности.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, пока земля не приносит денег, и нет никакого интереса – она никому не нужна. Как только начнёт приносить –найдутся желающие, как всегда, государство придёт, и всех разгонит, и всё отберёт (смеётся). Потому что, это такой регулятор у на на рынке. 

И. Озеров

- Ещё одна новость, которая тесно стыкуется с нашими рассуждениями о судьбах Бурятии. На известном иркутском ресурсе Babr.ru, много лет уже существующем, заговорили о возможном объединении Иркутской области и Бурятии. Это объединение активно лоббируется несколькими влиятельными чиновниками. Ресурс называет зампреда правительства России Александра Хлопонина и главу «Ростеха» Сергея Чемезова, и что мотивации у них разные. Хлопонин лоббирует политическое влияние красноярской группировки, стремящейся занять соседние регионы: Иркутскую область и Бурятию. А Чемезова интересует исключительно бизнес. Цитата: «Организовать, который в объединённом регионе будет значительно проще». Бабр говорит, что у проекта объединения есть противники, и называются, в частности, коммунисты - пришедший к власти губернатор Сергей Левченко и сенатор, наш выходец Вячеслав Мархаев. Как тебе эта история? Как тебе эта новость? Скорее хорошо такое объединение или плохо? Давай порассуждаем? Тема интересная очень. 
 
Е. Балтатарова

- Объединение двух крупных регионов – вообще, такая вещь, невозможная, хотя бы до выборов Путина в 2018 году. Почему? Потому что ты помнишь, как объединяли округа в Забайкальском крае, в Иркутской области? Настолько это был мощный резонанс. По-моему, целый год гремели выступления. И до сих пор, мне кажется, никто не простил из этих ярых защитников. Опять же был чисто национальный фактор, потому что округа были национальные. Сейчас же не понятно, потому что в Бурятии живёт 70 процентов русского населения, буряты составляют 30 процентов, или чуть больше. А в Иркутской области бурятов ещё меньше. Все слухи об объединении не сейчас начались. Очень давно муссируется, что, якобы, Иркутская область могла бы стать таким паровозом, который экономически бы нас вёл, и мы получили бы долгожданные низкие тарифы и газификацию. Возможно это произойдёт со временем, но после 2018 года. Населению скажут: «Ребята, мы объединяемся. Вы потеряете некоторый суверенитет, но вам будет дана дешёвая электроэнергия, пойдёт экономика нормально». На самом деле, вещь резонная. Если смотреть чисто с экономической точки зрения, то это для Бурятии было бы очень хорошо. С другой стороны, у нас настолько разные менталитеты с Иркутской областью. Мы больше на Забайкальский край похожи по своим «тараканам». Потому что национальные регионы все с «тараканами», поэтому то очень сложно. Было бы легче, если бы мы объединились с Забайкальским краем, с Тывой, если бы были соседями. 
 
И. Озеров

- Мы ничуть не более «тараканисты», чем любой другой регион, просто мы обусловлены экономикой и деньгами. Выходцы из Бурятии уезжают в Москву, все «тараканы» куда-то пропадают, они прекрасно там живут, и прекрасно себя чувствуют.

Е. Балтатарова

- Когда человек внедряется в большую общность, естественно, он приспосабливается, это - психология. Что же касается регионов, то в национальных регионах «тараканов» больше. Потому что, я, с точки зрения этнографии, изучаю, что происходит в Якутии, у нас, в Калмыкии - мне это нравится. Азиатские регионы имеют определённую историю, традиции в политике, как люди решают вопросы. А в Бурятии эти вещи очень строго регламентированы и, если ты находишься в политике, даже если ты западник, как, допустим, Наговицын - он очень быстро научился, как, что и к чему. В Иркутске всё совершенно по-другому. Совершенно другой менталитет, вопросы по-другому решаются, и приоритеты совершенно другие в политике. В социальной сфере мы, более или менее одинаковые, а политический фактор будет основным в склеивании, если мы будем входить друг в друга. Естественно, центр будет в Иркутской области, мы потеряем свою долю суверенитета. Может быть автономия останется. Хотя, какой смысл делать одну автономию в одном регионе? Конечно, вещь очень интересная, если подумать, как это можно всё провернуть. Но, если это будет, то это будет самый крупный проект в России, как путинский проект, эксперимент по соединению не соединяемого. 

И. Озеров

- Давай обсудим некоторые факты и цифры. Во-первых, объединённый регион будет полностью владеть всем Байкалом, Байкал окажется внутри этого региона. И с точки зрения экологии, с точки зрения, когда один регион только потребляет, а другой спонсирует, дотирует своим водосбором, водосбросом - это уже более комплексно можно решать эту проблему. Затем, по численности населения Бурятия в России находится на 54-м месте, Иркутск - на 21-м. При слиянии мы становимся 11-ми, вслед за Челябинской областью, за Татарстаном, Башкортостаном. И этот регион будет самым крупным за Уралом. Плюс БАМ, Северобайкалск уже не будет «другой планетой» для нас. Плюсов много. Газета «Номер один» на своём сайте уже запустила опрос по поводу объединения с вариантами «за», «против», «за, если столицей будет Улан-Удэ». На момент начала нашего интервью вариант «за» набрал 59 процентов, «против» - 20 с лишним процентов, и совсем чуть-чуть последний вариант.

Е. Балтатарова

- То есть люди «за»?

И. Озеров

- Да, большинство, участвовавших в опросе на сайте «Номер один».

Е. Балтатарова

- Очень интересно. Буряты точно будут против, я сразу предупреждаю (смеётся).

И. Озеров

- Ведь ты рассуждаешь на эту тему, не говоришь сразу: «Нет и всё!».

Е. Балтатарова

- Может я как-то отличаюсь. Вообще, с точки зрения будущего наших регионов, это объединение было бы очень хорошим фактором. Но с точки зрения политических вещей, я не знаю. Это нужно быть настолько искусным… То есть, какой человек встанет во главе. Если встанет иркутянин, который не знает, что такое Бурятия и как здесь... Во-первых, это элита. Сейчас очень много, я читала что про политические процессы, что про общественные, везде огромную роль играет элита. Люди, они простые – был бы хлеб на столе, было бы что посмотреть, было бы детей как выучить, небольшие развлечения, один раз в год куда-нибудь съездить - всё. То есть людям очень редко бывает важно, кто у нас там во главе и так далее. А элиты, особенно в регионах, как государства маленькие в государствах. Это тоже самое, как Россию с Украиной объединить (смеётся). У каждого своя элита.

И. Озеров

- Ну, это уже совсем отдельные государства с опытом раздельного существования.

Е. Балтатарова

- У нас в Сибири, мне кажется, если ещё европейскую часть России можно как-то охарактеризовать, как некую общность, что у них единое поле, расстояния между регионами поменьше.

И, Озеров

- Там всё поплотнее, поближе.

Е. Балтатарова

- Это как Европа, единое культурное пространство. Потому что, формирование государственности происходило за Уралом. На Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке - это совершенно разные вещи. Кстати, на Дальнем Востоке регионы друг на друга более или менее похожи из-за того, что там до сих пор ещё не сформировались… культурные поля разные у регионов. Может, там население меньше, и все приезжие, и отток оттуда большой, и не сформировалось разных пространств. Можно, вообще, рассматривать Дальний Восток, как одно. можно рассматривать, как единое пространство.

И. Озеров

- Ты говоришь об отличиях европейской России от России за Уралом. Я увидел различия, когда был в Томске, в Барнауле, в Новосибирске - мне показалось, что эти территории по своей насыщенности, по небольшому расстоянию городов друг от друга, они больше Европа. А мы - Бурятия, как раз и есть Сибирь, а когда я туда приезжаю, мне кажется, что это больше уже Европа. 
 
Е. Балтатарова

- То есть, их отличие от нас, а не между собой? Да. Красноярск, Томск - это Западная Сибирь, в которую входит и Иркутск. Можно сказать, что Иркутск - это восточная оконечность культурной и экономической общности с Томском, с Новосибирском. А Бурятия, Тыва, Забайкальский край, Якутия - отдельная азиатская общность. 

И. Озеров

- И она уже где-то в Амурской области заканчивается.

Е. Балтатарова

- Да, как раз по Якутии, по Забайкальскому краю. Нельзя недооценивать фактор культуры, культурных традиций, менталитета. Поэтому склеивать не склеиваемое очень сложно. Наверное, Томску было бы удобнее с Омском, например, объединиться или с Хакасией, может быть, чем нам с Иркутском сейчас. 

И. Озеров

Главное, зачем это делается и с какой целью? Или это делается силами Хлопонина и Чемезова исключительно? 

Е. Балтатарова

- Так, а им зачем? Я очень редко читаю «Бабр», и очень редко доверяю том, что пишут на «Бабре», несмотря на то, что Стоевский - мой друг на «Фейсбуке», но, в любом случае, я считаю, что это не тот ресурс, на который стоит полагаться в таких вещах.

И. Озеров

- В данном случае, скажем «Бабру» спасибо за то, что подарил возможность проанализировать интересную ситуацию.

Е. Балтатарова

- Насколько я помню, в той статье говорилось о том, что Мархаев и Левченко выступают против объединения.

И. Озеров

А Ерощенко, если бы победил, он бы именно с этой инициативой, как губернатор, и выступил – там тоже об этом говорится.

Е. Балтатарова

- Я, вообще, слышала другой вариант этой истории. Сейчас тот же «Бабр» очень плотно работает по Бурятии. Можно почитать последние статьи, что там пишут – Наговицын плохой, Мархаев хороший. Это в очень облегчённой интерпретации. Ясно, что у «Бабра» есть определённый настрой, определённый интерес к Бурятии, к тем политическим процессам, которые здесь идут, и некая поддержка оппозиции.

И. Озеров

- Тут противоречие некое – если он говорит, что Наговицын плохой, а Мархаев хороший, и тут же выдвигает инициативу, против которой Мархаев.

Е. Балтатарова

- Тут же говорится, что Мархаев против, потому что, логично было бы предположить, что такие разговоры пошли после того, как Мархаев стал сенатором. Ему-то было бы выгоднее, чтобы был один большой регион, и он был бы там главный коммунист. Я слышала такую историю – объединение Иркутской области и Бурятии лоббирует, как раз-таки, Мархаев и Левченко.

И. Озеров

- Какая-то, совсем, Византия.

Е. Балтатарова

- Да, сложные ходы. Есть такое понятие, ещё с советских времён, может быть – наши старые местные коммунисты всегда были против объединения с Иркутском…

И. Озеров

- Мы всегда очень гордились нашей государственностью…

Е. Балтатарова

- Там же ещё исторически – у нас сейчас в правительстве 75 процентов чиновников – выходцы из Иркутской области. И бизнес тоже, в основном. Поэтому, восточные буряты в этом плане настроены очень воинственно. Это повелось не сейчас, как мне говорят мои иркутские друзья – мы, вообще, принесли вам государственность (смеётся). Первые ВКП (б), кто у нас был в верхушке – они все и Иркутска приехали, поэтому, извините, это будет формальный переход, так как мы здесь давно уже сидим.

И. Озеров

- Ну, нам с этим ещё разгребаться и разгребаться. Очень интересно.

Е. Балтатарова

- Можно об этом говорить очень долго.

И. Озеров

- Женя, спасибо огромное…

Е. Балтатарова

- Тебе спасибо!

И. Озеров

- Наша программа подошла к концу. В программе «Особое мнение» мы сегодня беседовали с Евгенией Балтатаровой, редактором интернет-журнала «Республика», в студии работал Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!



Комментарии и вопросы героям интервью (1)

  • 18 декабря 2015, 09:00

    эхо от эха   Ответить

     

    Геологи с радостью слушали гостя в студии, когда она с большим знанием дела рассуждала о происхождении нефти из перегноя. А как по доброму отозвалась женщина о Айдаеве и Потапове, при попустительстве и содействии которых Бурятия так много потеряла!

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^