$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


4 декабря 2015, 22:48

Весь патриотизм, весь накал, он же сейчас там, в Турции (04.12.2015)

Listen Music Files - Embed Audio - Особое мнение Е...  

  4 декабря 2015 года

Редактор интернет-журнала "Республика" Евгения Балтатарова обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым инцидент с мэром Улан-Удэ и работниками федерального телеканала "Россия24", послание президента России Федеральному собранию, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и наш сегодняшний гость Евгения Балтатарова, редактор интернет-журнала «Республика». Добрый день, Евгения!

Е. Балтатарова

- Привет!

И. Озеров

- Обсуждать сегодня будем много новостей, начнём с позавчерашнего инцидента, который произошёл в мэрии Улан-Удэ, инцидента с участием мэра Улан-Удэ Александра Голкова и журналистов телеканала «Вести 24», которые прибыли к нам из Москвы по нескольким информационным поводам, как потом оказалось, и, в том числе, забежали, скажем так, к мэру…

Е. Балтатарова

- На огонёк (смеётся).

И. Озеров

- Как ты эту ситуацию оцениваешь? Соцсети бурлят, федералы что-то выражают, Госдума отметилась, ОНФ что-то сказал. Что это было – провокация со стороны журналистов, драка со стороны мэра, или что-то другое - промашка пресс-службы, промашка охраны, которая довела ситуацию до такого. Как ты считаешь?

Е. Балтатарова

- Всё вместе, наверное, всё вместе имеет место быть. За те два дня, которые прошли, уже успели всё разобрать по полочкам и выразить своё мнение. Кто только у нас не прокомментировал эти вещи. Я редко видела такие новостные поводы, которые живут по два дня, причём в одинаковой интенсивности, наши местные новости. Тут разбираться особо смысла нет, - есть факт драки, причём, запечатлённой на камеры, и есть две стороны, вернее, есть одна сторона, которая сейчас пытается оправдаться – это мэрия. Журналистам, в принципе, тут оправдываться и не зачем, это их хлеб, они так работают. Для меня, что самое интересное – для медийщика, для пиарщиков – эти все репутационные вещи, это я очень люблю (смеётся). Я сейчас смотрю, как технологически выстроена линия защиты медийной. Естественно, задействованы ресурсы основные, муниципальные – «Тивиком», некие сайты, которые существуют при поддержке мэрии негласной, они пытаются что-то, как-то, и, всё-таки, Голков и его пресс-секретарь, они вдруг обернулись лицом к журналистам. Все знают, что это очень закрытая структура для журналистов, и что не всех там привечают - даже крупные телеканалы, крупные газеты там не всегда вхожи. А тут Голков собирает на следующий день пресс-конференцию, экскурсию - он там показывает сломанный аквариум, показывает видеозаписи, то есть, понимаешь, у человека что-то в голове поменялось. Если раньше они существовали в сферическом вакууме в плане общения с журналистами - мы обойдёмся своими СМИ, вы нам не нужны. Не то, чтобы эксклюзив получить - комментарии было невозможно получить. Сейчас же они поняли, что не могут существовать одни. Когда получаются такие вещи, а они рано или поздно бы случились, и подумали, что нам нужно. Журналисты пришли, они написали и эту точку зрения, и другую точку зрения.

И. Озеров

- Ну, как и должно быть.

Е. Балтатарова

- Ну, да, в принципе, да. Просто, видишь, тут отношение самой мэрии. Если им это раньше не нужно было, в мирное время, так скажем – они плевали, просто, на остальные СМИ, а тут обратились, можно сказать, за помощью. Более того, комментарий Сергея Тучкова, пресс-секретаря бывшего мэра Айдаева, мне очень понравился. Он технично очень расписывает подоплёку этой реакции в СМИ, или, вообще, самого этого случая - это промах самой пресс-службы. Если бы пресс-служба не ругалась с журналистами, была бы в хороших отношениях, они сказали бы ему, что в город приехали журналисты с достаточно скандальной репутацией, методы которых всем известны. Тогда можно было бы что-то сделать, уладить, не доводя до этого, но, так как у нас мэрия ни с кем не общается, Сибиряков рассорился со всеми, то, естественно, кто бы их стал предупреждать? Наоборот, мне кажется, подумали – это будет клёво посмотреть, что будет, и как. А вообще, да, пресс-служба виновата, это их промах, но промах не последних дней, это промах последних двух лет, может, даже больше - сколько работает эта администрация, эта пресс-служба. Не выстроены были нормальные взаимоотношения с прессой, со СМИ. В принципе, не только со СМИ, вообще, вся голковская политика, она направлена на это - мне плевать на всех, хочу премию в 300 тысяч, я её получу, хочу зарплату в пять миллионов в год – я её получу, и мне на всех по фигу. Естественно, это раздражает, поэтому, это всё копилось-копилось, а тут, раз, и бомбануло!

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, вернусь к самому началу твоего ответа – ты говоришь о драке, но, судя по тем видео, которыми мы располагаем, там, конечно, части какой-то нету, до этого мы можем опираться только на… о драке, на мой взгляд, можно опираться только на слова Артёма Кола, представителя «России 24». Он говорит, что его избили, он пострадал, причём, в начале, когда я слышал эту информацию, ещё даже не видя его, «скорая помощь», всё остальное, - потом мы видим, в принципе, живых и здоровых людей, у которых царапина. И видим видео, где мэр не дерётся ни с кём, он просто пытается выйти из кабинета, и Артём активно этому противодействует. Ты считаешь поведение журналиста достойным в этом плане?



Е. Балтатарова: Если бы пресс-служба (мэрии) не ругалась с журналистами, была бы в хороших отношениях, они сказали бы ему, что в город приехали журналисты с достаточно скандальной репутацией, методы которых всем известны



Е. Балтатарова

- Про достоинство чуть попозже поговорим. Конечно, драка – это громко сказано, но ты понимаешь – заголовки, где-то писали - разбили голову, избили…

И. Озеров

- Допустим, даже, но, просто, видео по этому поводу нет.

И. Озеров

- Видео есть там, где происходит пихание.

Е. Балтатарова

- Попытки мэра выйти из тамбура, и активное противодействие журналиста.

Е. Балтатарова

- Это можно назвать потасовкой, это потасовка, но, в любом случае, принимая во внимание уровень человека, который там участвует, и уровень телеканала – я понимаю, был бы местный, наш телеканал, а, это, понимаешь, государственный канал. Как в некоторых заголовках написали «Мэр-единоросс избил путинского журналиста» (смеётся). Это, вообще, всё клево так! Естественно, это в жанре новостных бомб, оно всё развивается по этому сценарию. А по поводу того, кто как себя вёл, я всем говорю - недавно у нас был инцидент, практически, такой же, с Щербаковой аля Чирипова, с букетом, - в принципе, этот случай, он практически ничем не отличается. Почему - потому что, люди, когда сейчас оценивают это всё, говорят – ну, как же, Голков пихался и так далее, но, он был вообще-то, прав. Не только пихался, они же сломали им камеру – всё было показано, забрали у них мобильные телефоны.

И. Озеров

- На видео не сказать, что она сломана – целая камера, свет, который разъединяется точно так же, сложно сказать, я с телевидением более тесно общался в своё время.

Е. Балтатарова

- Там смотри, как - люди, которые оправдывают Голкова, их меньшинство, но, они есть. Они говорят – а как же, а как они себя вели, он был вынужден, то есть, это была ответная реакция, ответная реакция понятна. То же самое с Щербаковой – Чириповой - она же задала такой вопрос, неуместный - а она ответила, всё нормально. И в итоге, решение, которое приняли в министерстве спорта, оно говорит, что они с этим согласны, они Чирипову просто переводят, грубо говоря, увольняют с этой должности, а Щербакову никак не наказывают, хотя раньше говорилось о некоем дисциплинарном взыскании, пусть даже, о выговоре в рамках федерации самбо, в рамках министерства. Но, Ангуров говорит – она же у нас чемпионка, ничего не будем лишать, всё нормально. Понимаешь, это, вообще, ужасно – неважно, что сделала та сторона, важно, как себя вела эта сторона. В любом случае, и в той, и в этой ситуации не было… она не была безвыходной, у человека был выбор, как себя вести – и у Щербаковой, и у Голкова. Они выбрали то, что они выбрали – так получилось. Я писала в своих отзывах и комментариях по поводу этой ситуации – как это делается обычно? Если бы человек был государственником до мозга костей, и он бы знал на уровне инстинктов, как общаться с прессой, и как выходить из подобных ситуаций, конечно, её бы не произошло. Обычно как это делается – на НТВ, на федеральных каналах я часто видела, как они заходят к губернаторам, к мэрам городов. Буквально, пинком открывают дверь, микрофон под нос, и задают неприятный вопрос. И что делать? Умные, конечно, они себя в руки возьмут –давайте сядем, поговорим, есть какой-то разговор. Причём, чем скучнее ты будешь себя вести и не размахивать руками, и не повышать голос, тем меньше рейтингов будет у этого сюжета, и, авось, его никто и не посмотрит. А чем больше ты будешь возбуждаться и… Это неизбежно, всё, они приехали, они зашли к тебе в кабинет. Всё, ты уже на сцене, камера включена, ни шагу назад, ни вперёд ты не можешь сделать. При этом, начинается какой-то цирк, который на руку журналистам, потому что им нужно было трэш привезти. Они знают, уже все наслышаны, как себя ведёт Голков под камерами, как, вообще, ведёт себя с журналистами – то есть, он всегда убегает. Мы видели сто раз, когда оппозиционные… как оппозиционные, «Ариг Ус», допустим, Фишев Лёша задавал вопрос какой-то, и он, как спина удаляющаяся. АТВ-шники часто задавали вопрос. А Артём Кол, он приехал…

И. Озеров

- Но, никто не ловил его и не держал, скажем так.

Е. Балтатарова

- Да, у нас такого нет, ну, ушёл – да, ушёл, ну, и фиг с вами! А Артём Кол приехал на сутки буквально, он уже уехал следующим утром, командировка дорогостоящая, задание быстренько сделал. Ну, как профессиональный журналист может вернуться без сюжета? Тем более, журналист, который побывал в «горячих точках», и так далее. Понимаешь, есть некий диссонанс, он говорит – ну, как он себя по-хамски вёл! Сибиряков даже говорит – он не согласовал с нами, не было никаких переговоров. То есть, люди мыслят какими-то, местечковыми категориями, когда они считают, что у них всё в руках, всё под контролем, они контролируют, когда и с кем, и в какой форме будет общаться мэр, чтобы им было комфортно. А тут его вывели из зоны комфорта, потому что, в масштабах России, для московских журналистов, наш мэр - он обычный чиновник средней руки, к которому не может быть особых реверансов. Поэтому так и произошло, а Голков опешил – как с ним так можно, как со мной можно – я же мэр!



 Е. Балатарова: Как в некоторых заголовках написали «Мэр-единоросс избил путинского журналиста» (смеётся). Это, вообще, всё клево так!



И. Озеров

- Я думаю, вряд ли, опешил, потому что, на самом деле, те же ситуации – знаешь, тут картинка такая рисуется, что это в ответ всё публично и звучит – и получается, репутационных потерь вагон - это раз. Второе – моё замечание, довольно существенное, на мой взгляд. Ты сейчас нарисовала Кола таким бесстрашным журналистом, но, это было бы справедливо, если бы этот парень точно так же ходил к Путину, или ходил к Чайке, после того, как он прочитал расследование Навального, понимаешь? Человек ходит исключительно в тех местах, где ему…

Е. Балтатарова

- Это понятно, я не говорю о том, что он бесстрашен, я говорю о том, что для них региональные чиновники – они… они с ними не церемонятся, так скажем. Но, это не означает, что он пойдёт сейчас к Собянину, так же зайдёт. Это, просто, уровень разный, ты понимаешь? Я не говорю, что он… Был бы даже не Кол, был бы другой, с редакционным заданием – конечно, он бы попытался так зайти. Я на НТВ в своё время, когда там было «интриги, расследования», очень часто видела такие сюжеты, и меня особо не удивляло, что они так себя ведут, эти журналисты, я даже ещё не журналист тогда была. Поэтому, меня немножечко удивляет ситуация, когда говорят – он себя вёл по-хамски.

И. Озеров

- По-хамски – не по-хамски, но, препятствовать любому человеку куда-либо выйти – это уже выход за рамки профессии, мне кажется. Сродни тому, я уже проводил эту аналогию – когда журналист берёт в руки оружие, он перестаёт быть журналистом. Здесь, понятно, не так кроваво, не так трагично, но, тем не менее.

Е. Балтатарова

- У нас с этикой… Если рассматривать действия журналиста вне контекста Голкова – сейчас говорят – этика журналистская, это настолько такие, не то, что пустые слова, они вроде бы есть, на них и ориентируются, но, в реальной жизни с этим очень мало, кто сталкивается. Мало кто этому следует, потому что, если ты будешь им следовать, ты никогда не будешь хорошим журналистом в плане эксклюзива, синхронов, быстроты получения информации. Есть определённые требования к профессии, они объективны, они нигде не написаны, ни в каких СЖРах (СЖР – союз журналистов России – ред.) не закреплены, но, это понятие успеха и признания, хороших, интересных сюжетов.

И. Озеров

- Есть ещё такое понятие, как репутация. У Кола она уже определённая.

Е. Балтатарова

- Да, журналисты сами выбирают в начале своего пути, какая у них будет репутация. В принципе, в этом нет ничего плохого – есть мыслители, есть новостники. Тут не надо смешивать, у них разные, совершенно, требования к профессии, к их направлению. У мыслителей, да – у нас есть блогеры с репутацией – Белковский, Кашин, Кононенко, - конечно, они могут себе позволить. А такие, как Артём Кол, они берут совершенно другим, но, это не значит, что они чем-то хуже. Они делают свою работу.

И. Озеров

- Да, здесь, конечно.

Е. Балтатарова

- Я журналист, я не могу их не защищать – они делают свою работу. И действия, Кола, и действия Голкова нужно рассматривать, вообще, отдельно, потому что, это неправильно – один сделал так, а второй сделал так, значит, мы его оправдываем.

И. Озеров

- Нет, мы никого не оправдываем, не защищаем, мы просто даём, как положено профессионалам, максимум информации нашим радиослушателям, и пытаемся разобраться в том, что происходит.

Е. Балтатарова

- Это пища для размышлений.

И. Озеров

- Ещё обратило на себя внимание сообщение – заявления было подано, как мы знаем, два, со стороны мэрии, и со стороны журналиста. Следственный комитет заявил о том, что рассматривается, - по крайней мере, сообщение такое, - заявление только от журналистов, и довольно жёсткие, на федеральном уровне, заявления. Может быть, это в копилку мэра, как раз, идёт – он говорит, на меня провокации, на меня заказ, мы знаем, кто эти люди, правда, не называя. Как ты считаешь, возможна такая ситуация, что это часть какой-то… Раз уж у нас так всё в стране бесчестно, беспринципно, а сейчас кризис, и все против всех.

Е. Балтатарова

- Конечно, нужно учитывать этот фактор, потому что, в любом случае, федеральные журналисты не приезжают просто так. Я не скажу точно, что они приехали по душу Голкова, но, просто, уже в российском информационном поле Улан-Удэ, Бурятия и Голков уже дали о себе хорошо знать - про зарплаты, это было озвучено у Путина. Я думаю, тут смешанная система была – и интерес чисто редакционный к самой проблеме и к засветившемуся региону, потому что, он и в Хурале был, с кем-то, может быть, с Наговицыным разговаривал, а к Голкову заскочили, может быть, имея ещё какие-то дополнительные интересы. Я не могу точно говорить, но, все мы знаем, что федералы приезжают только по двум причинам – интересный новостной повод и проплаченный новостной повод, тоже иногда, интересный (смеётся).

И. Озеров

- Печально всё это звучит, как ты считаешь, чем эта история закончится?

Е. Балтатарова

- Эта история с подачей заявлений, конечно, я думаю, она ничем не закончится. Она уже закончилась, на мой взгляд, уже всё, что могло произойти интересного, в этой истории всё произошло. Засняли скандал, скандал прокатился, его обсосали, обсудили – всё. А всё остальное уже неинтересно, это та корова, которая один раз молоко даст, и всё, в дальнейшем, чисто, по моему опыту, такие вещи не выстреливают так же сильно несколько раз. Там, недавно, если ты читал, появилась фейковая новость о том, что на допросе…

И. Озеров

- Да, оторвал рукав пиджака следователю (смеются).

Е. Балтатарова

- Вот это было бы, понимаешь, повторная такая волна. Там очень интересно было в конце написано – возможно, следователь рискнул задать те же вопросы, что и Артём Кол.

И. Озеров

- Нескучно, повеселила на пару дней Улан-Удэ…

Е. Балтатарова

- Не только, всю Россию.

И. Озеров

- Мы прервёмся на пару минут – оставайтесь на «Эхе»!

(реклама)

И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение», мы продолжаем разговор с Евгенией Балтатаровой. Ещё одно большое событие – ежегодное послание президента России Федеральному собранию, традиционное – уже, по-моему, в 14-ый раз Путин за свою длинную-длинную политическую карьеру это делает. Какое впечатление на тебя произвело, потому что, событий за год произошло столько, и одно на другое наслаивается, и кризис, и всё остальное. Может быть, чего-то ждала, что услышала, и чего не услышала?

Е. Балтатарова

- Конечно, мне было интересно узнать… на подобных мероприятиях всегда есть некие послания, может быть, зашифрованные, определённым людям, и касающихся последних, очень важных событий для страны. Я ждала, как он прокомментирует, завуалированно, историю с Чайкой, фильмом Навального о коррупционности в семье.

И. Озеров

- Сыновей генерального прокурора.

Е. Балтатарова

- По Турции, конечно, я думала, что он что-то скажет, но, он себя, по-моему, превзошёл в цитатах, упомянув аллаха.

И. Озеров

- Это было…

Е. Балтатарова

- Это была жесть!

И. Озеров

- Гораздо органичнее звучало бы из уст Рамзана Кадырова, или, вообще, имама во время проповеди.

Е. Балтатарова

- Да, всё, что там говорил Путин, оно, всё равно, ляжет в некую символичность уходящего года, символичность, может быть, фигуры Путина, кем он себя считает, как он видит свою роль в истории России, в мировой истории. По Турции, про помидоры … (смеётся).

И. Озеров

- Помидорами не отделаются, по-моему.

Е. Балтатарова

- Да, это намёк на то, что будут какие-то ещё санкции. И в тот же день, по-моему, Лавров встречался с МИДом Турции, буквально, 40 минут они разговаривали, но, до сих пор неизвестно, какая была повестка, о чём они говорили, но, уже радует, что они встретились.

И. Озеров

- Встретились, он вышел оттуда, но, Лавров сказал, что ничего нового я не услышал, они там о чём-то договорились – я формулировки не помню, но, понятно, что статус-кво сохранён, никаких позитивных сдвигов, по большому счёту, нет.

Е. Балтатарова

- Посмотрим, понятно, что эту ситуацию никто не собирается отпускать, прощать никто не собирается, во-первых, а, вторых, каких-то жёстких действий, всё-таки, не предвидится, потому что, если бы намечалась реальная какая-то военная операция, я думаю, что её возможность была бы озвучена. Конечно, аллаха не притянешь туда – скорее всего, это некое придание эмоциональности своей речи, придание эмоциональности своему выступлению. Это, конечно, всё очень просчитывается.

И. Озеров

- Это в духе Путина, который любит ввернуть.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, это же показатель маскулинности, чтобы показать, что я могу жёстко говорить, а ещё я очень умный, я могу красивые метафоры придумывать. По Чайке мне понравилось, что, всё-таки, завуалированно, Чайке дали понять – вообще, генпрокуратуре дали понять, что не всё в их руках, и не всё коту масленница. По генпрокуратуре Чайка хотел расширения полномочий прокуратуры в… Ты же помнишь, у нас в 2007 году разделился следственный комитет…

И. Озеров

- Да, выделили, два конкурирующих ведомства появилось, фактически.

Е. Балтатарова

- И у них с Бастрыкиным не перестаёт уже скоро десять лет это противостояние, причём, это фильм, он напрямую связан с этим, насколько я понимаю.

И. Озеров

- То есть, ты думаешь. Что этот проект, он, именно, через эту призму и рассматривать надо, а не как самостоятельную общественную инициативу?

Е. Балтатарова

- Да, потому что ранее те конфликты, которые были… Навальный-то не первый про детей Чайки говорит, это было ещё в 2008 году, сразу после разделения, это было в 2011 году, это было совсем недавно, в 2014-м, в 2015-м, в начале года, когда про младшего сына говорили, о его госконтрактах миллиардных с РЖД, с другими фирмами, а человеку ещё 30-ти нет. Скорее всего, да, не могу точно утверждать, но, я так это вижу, и сейчас генпрокуратура в последнее время опять начала говорить о том, что надо бы следственные полномочия генпрокуратуре увеличить, потому что у них же сейчас только надзорное осталось, а все следственные мероприятия проводит комитет. Это, понимаешь, да, на чужую поляну заход (смеётся). Поэтому, там было сказано, что пока полномочия прокуратуры расширяться не будут – завуалированным образом, сейчас не помню точно цитату. И ещё в паре моментов – по Верховному суду хотели уменьшить, уменьшили, в принципе, количество присяжных заседателей, с семи до четырех…

И. Озеров

- Нет, с 12-ти до пяти-семи – предложение такое, пока это не факт.

Е. Балтатарова

- Ещё, насколько я помню, хотели они, чтобы судья присутствовал при решении, когда они совещаются, - это получается, вся концепция суда присяжных сразу… (смеётся). Якобы говорят – нужен профессионал, всё равно они, как бы… А тогда зачем вам суд присяжных? (смеётся).

И. Озеров

- Так же сидите тройками, как раньше.

Е. Балтатарова

- Да, а суд присяжных – это же требование европейских конвенций по правам человека, ООН, и тому подобное. Поэтому, совсем нельзя убрать, а охота туда ручки-то свои… Я поняла, что где-то будут послабления, где-то будет какая-то поддержка, где-то будут их урезать в их полномочиях и правах, но, всё равно, этот фильм повлиял.



Е. Балтатарова: Навальный-то не первый про детей Чайки говорит, это было ещё в 2008 году, это было в 2011 году, это было совсем недавно, в 2014-м, в 2015-м, в начале года, когда про младшего сына говорили, о его госконтрактах миллиардных с РЖД, с другими фирмами, а человеку ещё 30-ти нет



И. Озеров

- Журналисты обратили внимание – в момент, когда Путин говорил о коррупции, показывали Чайку.

Е. Балтатарова

- Да?

И. Озеров

- Прямая трансляция, в нашей конспирологической политике это вполне возможно.

Е. Балтатарова

- Я думаю, что этот формат, послания – он, как раз-таки, должен соответствовать - и в фразах, потом все же начали анализировать – он так сказал, он так обычно не говорит, ещё что-то, показали того-то, того-то – наверное, это имеет место быть. Если есть спрос – почему бы им не предложить это, не прямым текстом, а для умных. Он же не может прямым текстом сказать – вы нарушаете, и так далее.

И. Озеров

- Хотя, почему бы, казалось, и нет? Кобзон выступил по поводу того, что Чайку как-то надо привлечь к ответу, неожиданно, совершенно.

Е. Балтатарова

- Там много кто. Ну, да, Кобзон, в принципе, человек системный, это же было от него неожиданно, но, вообще, очень много кто говорил, что надо, наверное, уже уйти, и так далее. Опять, видишь, ты говоришь – можно было прямым текстом сказать. Если бы он сказал прямым текстом, Путин о человеке, его отставка должна была быть подписана за два дня до того, как он должен был сказать об этом. Это же всё так делается.

И. Озеров

- Путин обычно в этих случаях не очень торопится. Оставляет себе поле для манёвра.

Е. Балтатарова

- Продумываются все варианты, причём смотрится информационное поле, в том числе, смотрится, как люди на это реагируют, потому что, лучше избавиться от баласта, чем самому, вместе с ним пойти на дно. У меня большие сомнения в том, что Чайка уйдёт. Он, в принципе, в 2016 году будет переизбираться – просто, не переизберётся, и всё, чтобы не было скандала, потому что, если его сейчас за это дело уволят, это, получается, признание того, что…

И. Озеров

- Фильм Навального – правда.

Е. Балтатарова

- Да, правда, и что такой человек был во главе всей системы правоохранительной почти десять лет. Это же о чём говорит, режим чей, кто это допустил? (смеётся).

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, как ты относишься к тому, что ни слова наш президент не сказал про Украину, про Донбасс, и так далее, как будто нет там ничего.

Е. Балтатарова

- Наверное, чтобы не отягощать - озвучивать о том, что у тебя проблемы сразу по двум фронтам, это, немножко, не то. Нужно же акцентироваться на чём-то одном. Сейчас весь патриотизм, весь накал, он же сейчас там, в Турции, а Украина… По моему, чисто, по моим ощущениям там уже накал-то на Украине уже спал, там уже нет такого, пошли какие-то, просто, затяжные политические игры, а откровенные боевые действия, по-моему, прекратились.

И. Озеров

- Да, прекратились довольно давно уже. Скажи, пожалуйста, как ты считаешь, так называемая, Донецкая народная республика, Луганская народная республики, части, соответственно, Донецкой и Луганской областей Украины – какая судьба их ждёт? Вернутся потихоньку, или так же будут в замороженном, подвешенном состоянии находиться, в непонятном статусе, и будут, по-прежнему, поддерживаться Россией?

Е. Балтатарова

- Ну, знаешь, у нас же есть очень много примеров стран, где есть такие области сепаратистские, которые годами. Баски есть в Испании, они сколько там лет, веками, по-моему. Или же в Ирландии.

И. Озеров

- Здесь корректнее, может быть, сравнивать с какой-нибудь Южной Осетией и Абхазией.

Е. Балтатарова

- А что у нас с Осетией, кстати?

И. Озеров

- Тоже непонятный статус…

Е. Балтатарова

- До сих пор?

И. Озеров

- Да. Этот конфликта берёт начало в начале девяностых годов, когда грузино-абхазская война была. С Осетией тоже схоже, есть же Северная Осетия в составе России, и Южная. 

Е. Балтатарова

- Именно, с 2008-го они, как бы, хотели стать независимыми, когда был конфликт.

И. Озеров

- Они к тому времени, уже де-факто, можно сказать, и были независимы, это продолжение того конфликта. То есть, ты считаешь, что их в таком же, подвешенном статусе пока и оставят, Донецк и Луганск?

Е. Балтатарова

- Ну, да, потому что, я не помню – кроме, как с Крымом, если брать, я не помню, вообще, в нашей мировой политике за последние годы, сколько я живу, чтобы какие-то области, которые в подвешенном состоянии находятся годами, чтобы прямо там что-то обострилось. Да, обострения бывают, но, какие-то компромиссы достигаются. Понимаешь, может быть, в Украине, не всегда будет это правительство, пока они будут меняться, может быть, придёт адекватный человек, который поймёт, что нужно, просто, со своим народом в компромиссе жить?

И. Озеров

- Ты считаешь, Порошенко неадекватным человеком?

Е. Балтатарова

- Ой, не спрашивай меня про украинскую политику, я, вообще, ни о чём не знаю, я просто, применяю модели какие-то, какие у меня в голове есть, чисто, исходя из опыта, что я читала про другие страны. Я, просто, думаю, если у них сейчас не получается, как говорится, значит, в чём-то есть проблемы.

И. Озеров

- Я думаю, в ближайшие годы любой, тот, кто побеждает на выборах, он никогда не согласится не с отъёмом Крыма, ни с этими делами – Донецк, Луганск. Ну, ладно, это другой вопрос. Давай к посланию нашего президента вернёмся. Как тебе продление срока действия материнского капитала ещё на два года? Это одно из позитивных и понятных, чётких вещей. 

Е. Балтатарова

- Конечно, в 2018 году выборы, как же можно до выборов отменить материнский капитал?

И. Озеров

- Сказала циничный политолог Евгения Балтатарова (смеются). Всё тебе вот так вот надо – просто похвалить президента уже не можешь.

Е. Балтатарова

- Ничего не делается просто так – это же математика, просто посчитали… Вообще, по-моему, материнский капитал свою роль выполнил. Там конкретная цель – увеличение поголовья населения (смеётся).

И. Озеров

- Народонаселения.

Е. Балтатарова

- Это же будущие налогоплательщики, это же кирпичики в стране. Цель выполнена была уже давно, я помню, читала про материнский капитал, его идеологию. Его же продлевали уже, это же не первое…

И. Озеров

- И увеличивали, индексировали.

Е. Балтатарова

- Да, ну, индексация - это ладно, понятно, потому что, всё равно, инфляция, она съедает, но, продление срока действия. Сперва она выполнила свою роль, скажем, в году в тринадцатом уже, может быть, а дальше пошла политика - люди-то привыкли, причём, это же считается крупнейшим проектом и заслугой путинской администрации, «Единой России», и так далее, и получается, что просто так отказаться от этого стало сложно, потому что всё круто, народ хорошо воспринимает, народ привык, и сейчас, если от этого отказываться… Это какая-то ловушка для них, понимаешь? Денег-то нет, и вот они дают-дают-дают, уже всё, программа себя изжила…

И. Озеров

- Причём, есть оценки - не то, что задача выполнена, реально, да, людям помогли, о триллионах рублей, чуть ли, не речь идёт за эти годы, а демографическую яму сильно исправить нам не удалось.

Е. Балтатарова

- Ну, да, там ещё, понимаешь, заинтересованность каких слоёв населения, кто польститься на эти деньги, они не такие уж и большие, если так подумать – ребёнка-то вырастить…

И. Озеров

- По сравнению с тем, что было в советское время, там совершенно ничего не было - для многих это, прямо, свет в окошке. Ещё одно предложение, на мой взгляд, самое спорное, президент говорил о том, что надо задействовать в сельхозобороте земли, и что очень многие крупные землевладельцы их не используют, не обрабатывают, надо их вплоть до изъятия, изымать и отдавать более рачительным товарищам, которые…

Е. Балтатарова

- Китайцам!

И. Озеров

- …будут это задействовать – он этого не сказал. Как тебе эта акция, как это, вообще, в рамках уважения к частной собственности, и всему остальному выглядит?

Е. Балтатарова

- Знаешь, такие вещи, как частная собственность это же из словарного инструментария демократического словаря - свобода слова, частная собственность, и так далее.

И. Озеров

- Ты так говоришь, как будто к России это отношения, вообще, не имеет (смеются). 

Е. Балтатарова

- С этим у нас большие проблемы. Я наше государство воспринимаю, у меня, может быть, субъективное мнение, что мы недалеко ушли от Советского Союза в плане, именно, инструментария, и в плане, не то, чтобы идеологий, но, методики ведения хозяйства, грубо говоря. Это же всё проверено годами - мы говорим – у нас другое государство, на самом деле, ни фига. Это всё проверено годами, какие социальные вещи работают, что работает, и лучшее, в принципе, оттуда взято - социальная защищённость, пенсии, субсидии, и так далее. Поэтому, говорить что это угрожает частной собственности… посмотри, у нас есть крупный бизнес…

И. Озеров

- Представь, крупный бизнес, магазин он по каким-то причинам закрыл, он ему принадлежит, он его пытается сдать в аренду, он не задействован. Приходят люди и говорят – парень, нерачительно используешь, мы его забираем, и сейчас найдём, кому предложить. Представляешь, какое поле для коррупции, для всего остального – это же кошмар!

Е. Балтатарова

- Ну, да. Ну, смотри, я, просто, всегда, когда начинаю думать о нашей системе, куда мы движемся, какими инструментами мы пользуемся, какой методикой в своём развитии. Посмотри – госкорпорации, у нас получается, ВВП…

И. Озеров

- Внутренний валовый продукт.

Е. Балтатарова

- ВВП у нас приходится на крупнейшие госкорпорации, доля частного бизнеса, она совсем маленькая. И смотри - кому принадлежит всё? Это же и земли тоже касается. Всё принадлежит государству – какая частная собственность?

И. Озеров

- Ещё один шажок в сторону Советского Союза.

Е. Балтатарова

- Не то, чтобы шажок, это, просто, проверенные технологии, так скажем, они проверены, и эта простота управления государством, возможно, ничего нового за эти годы придумано не было.

И. Озеров

- Понимаешь, проверенные технологии, они привели к краху страны, в итоге, и мы на те же грабельки сейчас…

Е. Балтатарова

- Понимаешь, ничего не бывает вечного, а какой-то период времени они же очень хорошо работали. Просто, люди, которые выросли в той стране, они думают, что ничего лучше быть не может того самого. Поэтому то, что предлагает сейчас Запад – идеологию, систему управления государством - они очень боятся это всё использовать, очень осторожно к этому относятся – проверенное, оно гораздо лучше. Какая вам свобода слова, какой «Шарли Эбдо», какая частная собственность? Будем мирно жить, пахать, сеять. Даже посмотри на риторику Наговицына - мы много говорим о том, что нам нужны инновации, что у нас должны быть высокотехнологичные вещи в бизнесе, выращивать таких людей. А куда? В итоге, мы смотрим на производство, которое, может быть, на ладан дышит, но, всё равно, мы его поддерживаем – Селенгинский целлюлозно-…, вкладываем в мёртвое предприятие огромные деньги, не знаем, как будем расплачиваться, но, всё равно, какая-то надежда там на это есть. Эпоха индустриализации, по-моему… я, может быть, сейчас не о совсем таких вещах говорю, которые я знаю, но, есть некая внутренняя интуиция, такое ощущение, что мы смотрим не туда. Мы боимся чего-то, боимся придумывать что-то новое, боимся девяностых, возможного этого краха, поэтому мы обращаемся к тем вещам, которые проверены, которые в своё время в Советском Союзе хорошо работали. Мы не планируем надолго - пока хорошо - хорошо. И все кризисы, мне кажется, это очень хорошая возможность придумать что-то новое в государстве, чтобы как-то по-другому…

И. Озеров

- Ты думаешь, заставит это наше руководство что-то новое придумывать? Судя по посланию, просто, идёт консервация, и даже оценка экономической ситуации, в устах Путина, очень сглаженная, аккуратненькая, обтекаемая - ещё немножко, сейчас мы импортозаместимся, и всё будет хорошо.

Е. Балтатарова

- Консервация, она же невозможна надолго. Даже смотреть Советский Союз – сколько, 70 лет, сколько продержался?

И. Озеров

- Столько и продержался, по историческим меркам – ничтожный срок.

Е. Балтатарова

- Это ничтожно, конечно, на человеческий срок это ещё как хватит. Но, если посмотреть более масштабно, то, рано или поздно, вырастут, просто, те поколения, которые родились не в СССР, а после, которые хорошо ориентируются на западные ценности.

И. Озеров

- Их уже и так много. Я со своего поколения смотрю – вы уже совершенно другие, гораздо более адаптированные.

Е. Балтатарова

- Мы родились в СССР, всё-таки, хотя не всё застали и запомнили, но, в любом случае, даже эти ценности - я смотрю на те поколения, которые меня моложе лет на 15, на 17, со студентами сейчас работаю – у них совершенно всё по-другому. Когда они вырастут, и будут принимать решения, лет через 40, скажем так, тогда может быть…

И. Озеров

- То есть, не раньше, да?

Е. Балтатарова

- Нет, не раньше. Если не случится чудо, а чудо случится только, если будут какие-то глобальные изменения не только в нашей стране, а, вообще, во всём мире - от индустриализации к постиндустриализации, - если у нас в ближайшее время это намечается, то, возможно, мы воспользуемся этим шажком, и улетим куда-нибудь в космос, дальше (смеётся).

И. Озеров

- Спасибо огромное, Женя…

Е. Балтатарова

- Спасибо!

И. Озеров

- …это была программа «Особое мнение», мы беседовали с редактором интернет-журнала «Республика» Евгенией Балтатаровой, в студии работал Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!


Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^