$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


28 ноября 2015, 01:41

Меня бы устроило интервью с Вячеславом Владимировичем без согласования вопросов (27.11.2015)

Free Music - Listen Audio Files - Особое мнение Е... 27 ноября 2015 года

Редактор интернет-журнала "Республика" Евгения Балтатарова обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым юридический уход ряда крупных предпринимателей из Бурятии в Москву и Симферополь, повышение цен на проезд в общественном транспорте, встречу главы Бурятии с блогерами и общественниками, проблемы самоволок в Бурятии, отношения между Турцией и Россией после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я приветствую сегодня Евгению Балтатарову, блогера, редактора интернет-журнала «Республика». Женя, добрый день!

Е. Балтатарова

- Привет!

И. Озеров

- Начнём с местной новости - Бурятии покинули в сразу несколько крупных плательщиков налогов. Называются индивидуальные предприниматели, руководители «СМИТа», «Вегоса» и торговой группы «Абсолют». Первые два ушли в Москву, «Абсолют» обосновался в Крыму, в Симферополе. Как ты к этой новости относишься, и почему такое, как ты считаешь, произошло?

Е. Балтатарова

- Отношение, однозначно, негативное. Это печально, когда крупнейшие налогоплательщики уходят в другие регионы. Ну, если, в случае с ИП Шагдаровой, ТГ «Абсолют» понятно, потому что, в Крыму есть некие, так скажем, хорошие условия для уплаты налогов…

И. Озеров

- Оффшор некий.

Е. Балтатарова

- Да, там оффшор на 25 лет, я точно не знаю, от каких именно налогов, явно не от всех, но, какие-то, видимо, налоги там, всё-таки, списываются, и, возможно, в «Абсолюте» подумали, что для них это будет выгодно. В свете тех событий последних, которые у нас были – публикации в адрес налоговой службы, что она сильно зажимает наших предпринимателей, была критика в адрес относительно нового начальника налоговой нашей, бурятской. Поэтому, это вещи взаимосвязанные напрямую, есть некий конфликт, скрытый, может быть, который выдавливается в такие вещи. Я не знаю, насколько они, эти вещи, такие показные, и насколько они реальны. Действительно ли, это, просто, так скажем…

И. Озеров

- Конфликт, как ты думаешь, на чём основан - высокие налоги в Бурятии или излишнее рвение налоговиков?

Е. Балтатарова

- Налоги везде одинаковые, так скажем, (смеётся) – у нас в Бурятии ни больше, ни меньше, чем везде, но, когда у тебя очень крупный бизнес, ты становишься на особом счёту, и у тебя отношения с налоговой совершенно другие, нежели у мелких предпринимателей. Там же всё очень часто завязано на личных отношениях, как люди между собой договариваются, так скажем, потому что, многие штрафы, пени можно спаривать, можно договариваться, наверное, - я, просто, как вижу. Просто, был очень серьёзный конфликт, если ты помнишь, другой торговой группы с налоговой, при другом руководителе налоговой службы.

И. Озеров

- Это ты имеешь в виду «Титан»?

Е. Балтатарова

- «Титан», да, при Цыреторове, ты помнишь. Там же война была, там были суды, там, вообще, всё по-жёсткому было. Я думаю, это вещь закономерная, потому что, крупнейший налогоплательщик, крупнейший работодатель, плательщик НДФЛ, и так далее. Я не знаю, насколько это позиция, так скажем, шантажная (смеётся), ты понимаешь. Насколько она реальна, что всё, мы решили, всё, вообще – посмотрим, как будут развиваться события, конечно, пока печально, но, что касается «СМИТа», «Вегоса», то там ситуация немножко непонятная, потому что, в Москве налоговые ставки выше чем здесь. Есть некие виды налогов, местных, региональных, которые в субъекте федерации «Москва», они выше, и мне непонятно.

И. Озеров

- Там, насколько я знаю, опять же, этот резон, который ты привела, о том, что здесь они самые крупные и внимание к ним повышенное, грубо говоря, как самая большая дойная корова рассматривается. Там они будут далеко не самыми крупными, понятно, и внимание к ним пропорционально меньше будет – раз, плюс ещё есть льготы, насколько я знаю, по поводу того, что ты новый игрок на этом рынке, когда ты приходишь, то, в течение трёх лет, ты от чего-то там тоже освобождаешься.

Е. Балтатарова

- Всё это, конечно, завязано на кризисе, потому что у налоговой службы в кризис повышаются требования, - и с них требуют, и они начинают требовать больше. А у предпринимателей, соответственно, падают доходы, падает маржа, и, соответственно, они стараются как можно меньше налогов платить. Вне кризиса эта ситуация была более или менее, ещё сносная, её можно было терпеть, а сейчас изыскиваются различные пути - как удержаться на плаву, грубо говоря.

И. Озеров

- Как выжить элементарно, да?

Е. Балтатарова

- Все преследуют свои интересы, и ситуация, вообще, на самом деле, прогнозируемая была. Тут сейчас полетели камни в местные власти, в контексте той риторики, которая раньше звучала – развалили, варяги, сейчас все бегут, все титульные, причём (смеётся), все оказались вдруг титульные, все титульные бегут, и всё здесь тяжело. Ну, от местных (властей – ред.) здесь вообще ничего не зависит, это федеральная служба, кризис…

И. Озеров

- А как ты к тому, что двое из ушедших предпринимателей - это депутаты горсовета? Не повод ли это упрекнуть их, как народных избранников, в отсутствии патриотизма?

Е. Балтатарова

- До этого ты же у меня не спрашивал, это другая совсем тема.

И. Озеров

- Конечно.

Е. Балтатарова

- Тут же можно объективно рассматривать…

И. Озеров

- Мы развиваем историю.

Е. Балтатарова

- А можно субъективно. Естественно, если мы сейчас будем субъективно рассматривать, то эти предприниматели, эти бренды, они теряют фактор местных компании, и им больше нечем крыть, на самом деле, в своей пиар-кампании, в своих рекламных кампаниях, им нечего противопоставить федеральным сетям. Ну, чем теперь различаются, скажем, крымский «Абсолют» уже – от «Светофора»…

И. Озеров

- От «Пятёрочки».

Е. Балтатарова

- От «Пятёрочки», «Магнита», который сейчас хотят зайти. Теперь уже нечем, ну, конечно, они свои обязательства будут выполнять, как депутаты, с них не убудет. А по поводу фактора местных компаний, которые платят здесь налоги, основные налогоплательщики – в этом плане будут большие репутационные потери. Ну, они, наверное, всё просчитали.

И. Озеров

- Да, если они, в будущем, будут участвовать в выборах, то это очень сильный козырь в руки их противников.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, следующие выборы в 2019 году, и ещё всё может поменяться. Как быстро там прописаться, так и обратно здесь можно прописаться. Как только экономическая ситуация позволит, либо здесь сменится налоговик… хотя, от смены налоговика тоже, особо ничего…

И. Озеров

- Наверное, федеральное влияние…

Е. Балтатарова

- Да, от того, какой человек придёт… без разницы. Ну, местный будет, но, с него также будут спрашивать.

И. Озеров

- Как ты думаешь, тенденция эта продолжится, или на этом закончится - что ты полагаешь, скорее всего, будет?

Е. Балтатарова

- У нас, честно говоря, основных-то налогоплательщиков не так много. Массового исхода, не знаю, стоит ли ждать? Но, сейчас по неподтверждённым данным, или уже подтверждённым, 70 индивидуальных предпринимателей, по-моему, сменили прописку.

И. Озеров

- О нескольких десятках речь идёт.

Е. Балтатарова

- Да, почти о сотне. Ну, из 15-ти тысяч предприятий, у нас зарегистрированных, в республике, наверное, это не очень большой процент.

И. Озеров

- С одной стороны – да, а, с другой стороны, когда речь идёт о таких величинах весомых.

Е. Балтатарова

- Да, по суммарным оборотам и отчислениям в казну, это, конечно, существенно. Ну, посмотрим, в принципе, так как, они здесь ведут бизнес, есть некоторые виды налогов, которые…

И. Озеров

- Несомненно, речи об уходе всех налогов не идёт.

Е. Балтатарова

- Там прибыль, НДФЛ, наверное, что-то в этом плане.

И. Озеров

- На днях сессия горсовета заседала у нас, 15-ая, и приняла решение о том, что громко обсуждаемое повышение цен на проезд в общественном транспорте - в маршрутках, и в трамвае, будет отложено до 10-го декабря - будет решение тогда принято. Как ты думаешь, почему это сделано, и будет ли, всё равно, это повышение осуществлено?

Е. Балтатарова

- Повышение, наверное, будет, потому что, у нас обычно повышение всех тарифов приходится на два раза в год - это первое июля, и первое января, грубо говоря. Поэтому, если в декабре они примут, то, как раз, с первого числа у них и получится. Ну, что сказать-то - для властей, конечно, в кризис эта ситуация, конечно, не нужная, не нужно сейчас народ злить. А, тем более, выборный год, партия «Единая Россия» рискует очень сильно потерять свой электорат. Примут, скорее всего, примут, народ особо и не заметит. У нас, помнишь, «Истаны» тоже с первого числа отменяли, никто же не протестовал, когда шёл процесс принятия таких решений.

И. Озеров

- Маршрутчики-то протестовали сами.

Е. Балтатарова

- Маршрутчики протестовали, а люди протестовать начали после первого числа, когда приходилось стоя ездить на маршрутках…

И. Озеров

- И долго ждать.

Е. Балтатарова

- Да, долго ждать было очень неудобно. Почему это делается первого июля и первого января - потому что, июль - это время отпусков, люди на это очень сильно внимания не обращают, отдыхают, им не до этого. А зимой, на новогодние праздники люди… мы поймём реакцию общества только после новогодних праздников, числа 10-го, а до, я не думаю, что кто-то будет возмущаться, примут без всяких проблем. Другой вопрос - как это потом скажется на них.

И. Озеров

- Ещё одно решение, принятое на сессии, ты его наверняка читала. Два человека «против» голосовали, остальные – «за», депутаты горсовета назначили премию в размере двойной зарплаты, 332 тысячи Александр Михайлович Голков получит премию по итогам работы за 2015 год.

Е. Балтатарова

- Хорошо работал, значит (смеётся).

И. Озеров

- Депутаты почти все так решили. Как ты думаешь, стоило это сейчас таким образом делать, обсуждать. В принципе, это каждый год происходит, но, сейчас это, мне кажется, более заметно.

Е. Балтатарова

- Да, более заметно, но, я, вообще, за последние полтора года, сколько официально является мэром города Улан-Удэ, я, вообще, уже ничему не удивляюсь! Все решения, которые принимаются там, они принимаются без учёта общественного мнения. То есть, им вообще не важно, что об этом подумают, что об этом скажут. Там настолько уже потеряны все ориентиры, они живут в сферическом вакууме, это очень заметно. Вчера или позавчера в интернете у нас вышла статья, что улан-удэнская ярмарка торговая, для производителей - продавцы жалуются, что нет людей, не было рекламы в СМИ, не было освещения. Люди даже не знали, что там можно купить местную продукцию. В итоге они зря приехали из районов со своим мясом, колбасами, и так далее, и уехали в итоге ни с чем. Это о чём говорит - о том, что когда ты живёшь и работаешь, существуешь в сферическом вакууме, когда ты говоришь… плюёшь на все СМИ и на общественников, тебе никто не нужен, соответственно, все твои проекты…

И. Озеров

- Улан-удэнская ярмарка – это, по-моему, коммерческая организация…

Е. Балтатарова

- Нет, именно эта ярмарка была организована мэрией – эта коммерческая организация была оператором просто, организатором была республика и мэрия, мэрия в большинстве, потому что, она называлась - городская ярмарка. Это говорит о том, что… понимаешь, это прилетает, рано или поздно, такое отношение и к СМИ, и к общественникам, и, вообще, ко всем. Соответственно, сейчас они принимают, люди, где только уже ни написали про эту премию. А им, вообще, пофиг – никто не вышел, не рассказал, пресс-секретарь Сибиряков не обосновал, не сказал – да, действительно, Александр Михайлович хорошо поработал – вот, посмотрите, наши показатели за этот год. Как-то, я не знаю, с людьми надо же взаимодействовать. Нет, им пофиг, вообще, поэтому, тут оценивать смысла нет.

И. Озеров

- Хорошо. «Номер Один»… Нет, к другому вопросу сейчас перейдём - глава Бурятии в конце прошлой недели провёл «прямую линию» на БГТРК и «России 24», которая стала может быть, менее заметна в СМИ, в освещении, хотя, она была в прямом эфире, и также встретился с блогерами и с общественниками - трёхчасовая встреча, которая, в тех же блогах, в соцсетях оживлённо обсуждается, и вынесены разные самые мнения. Ты, как блогер, была ли приглашена, присутствовала там?

Е. Балтатарова

- Нет, я не была приглашена, там была инициативная группа, я так поняла, блогеров, общественников, которые сами формировали, это не зависело от администрации главы, они сами формировали пул тех людей, которые придут, и администрация, видимо, тоже кого-то позвала. Я блогер, может быть, только по старой памяти. Чисто технически я не являюсь ни блогером, ни журналистом…

И. Озеров

- То есть, тебя в начале когда анонсировать, можно не называть блогером?

Е. Балтатарова

- Да, потому что, «блогер» принял сейчас такую окраску - как говорит мой хороший друг – за блогера теперь бьют в лицо (смеётся). Поэтому, чисто технически, мы все блогеры, те, у кого есть социальные сети, и так далее. Свой блог я уже давно не веду, потому что, у меня есть целое издание своё, поэтому, мне это не нужно. Всё, что мне надо, я могу высказать через своё издание. Тем не менее, эта тема мне очень близка, и из этой встречи можно сделать хороший выводы - впервые власти на таком уровне готовы разговаривать с общественниками. Почему трёхчасовой разговор, во-первых? Потому что общественники - люди малоуправляемые…

И. Озеров

- Не сотрудники пресс-службы, так скажем.

Е. Балтатарова

- Не то, чтобы малокоординированны, но, понимаешь, они, немножко, в этом плане, недисциплинированные. Если, мы, профессиональные журналисты, очень чётко знаем, что такое регламент, вопросы по теме, чётко, конкретно, и так далее, то есть, специфику своей работы знаем. А эти люди – это, просто, люди, можно сказать, это обычный срез наших пользователей в интернете. Поэтому, естественно, у них вопросы были, наверное… меня не было там, но, я просто чувствую, что вопросы были очень расплывчатые, неконкретные…

И. Озеров

- Эмоциональные, пережёвывания старого, и так далее. Непонимание законов…

И. Озеров

- Что-то ты совсем блогеров – по всем статьям (смеются).

Е. Балтатарова

- Понимаешь, можно быть блогером-журналистом, то есть, применять свои профессиональные навыки, умение анализировать ситуацию, ответы те же самые, и как-то их потом в блогах… А тут, понимаешь… Я не знаю, в чём заключалось желание того же Алдара Гунтупова, который являлся организатором этой встречи - просто он напросился, можно сказать, на эту встречу, он сказал Ирине Владимировне Смоляк, которая активно представлена в сетях…

И. Озеров

- Почему напросился – попросил о такой встрече.

Е. Балтатарова

- Там был очень серьёзный наезд, что вы с общественниками… только прикормленных, в общем, держите, что вы не общаетесь, и получилось вот так. И потом, уже где-то в анонсе этой встречи он говорил - я не знаю, в каком формате будет встреча, будут ли это переговоры, диалог, и так далее – ты же понимаешь (смеётся).

И. Озеров

- Переговоры - о чём переговоры?

Е. Балтатарова

- Это, немножко, амбиции некоторых людей, которые хотят… Алдар, он, можно сказать, политик, потому что, он баллотировался по голковскому округу во время выборов в горсовет, если я не ошибаюсь, с округом если не ошибаюсь, поэтому можно сказать что этот человек не просто так, не с улицы пришёл, поэтому, может быть, была какая-то политическая окраска этого всего, но, я не вижу особого конструктива, который вышел для блогеров, для общества. Если бы это была встреча с журналистами, конечно, она, может быть, была более продуктивной, но, так получилось, что в плюсе оказалась, как раз-таки, администрация главы (смеётся), потому что, лишний раз бесплатно они получили пиар, ответили, якобы, на серьёзные вопросы, и сейчас уже, при каких-то обвинениях, которые звучат в интернете, уже есть готовый – вот, он ответил, он сказал что… по разным вопросам - по дому в Сотниково, и так далее. А какой вопрос - такой был ответ, очень простые, аллегорические, не то чтобы аллегорические – метафорические, такие, шутливые, острые, поэтому, в этом плане, блогеры помогли Наговицыну раскрыться, немножко, с другой стороны. Это, не знаю, 3 : 0 в одни ворота, просто было, и никакой победы за блогерами в этом всём не вижу.

И. Озеров

- А какой бы ты конструктив ждала - ты сказала, что не было, что должно было, если бы всё было организовано более профессионально?

Е. Балтатарова

- Люди пришли туда спрашивать Наговицына за прошлые, какие-то, дела, понимаешь, они начали наезжать, а что у вас…

И. Озеров

- Логично, в будущем он ещё не насовершал.

Е. Балтатарова

- Я бы, наверное, спросила о планах, и насколько они выполнимы… Я не хочу сказать, что я лучше бы что-то… это была встреча форматная, совершенно, не моего формата, но, она была форматная, и все, кто там был, что-то получили. Блогеры получили свою долю известности, они получили некое приятное ощущение равенства с крупным чиновником, а администрация получила свой пиар необходимый, - совершенно, вообще, на пустом месте, они даже этого сами не хотели, а их заставили. Ну, всё было отлично, прекрасно.



Е. Балтатарова: Блогеры помогли Наговицыну раскрыться, немножко, с другой стороны. Это, не знаю, 3 : 0 в одни ворота, просто было, и никакой победы за блогерами в этом всём не вижу



И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, а тебя почему там не было, и пошла бы ты, если пригласили?

Е. Балтатарова

- Я же говорю, это встреча была форматная, поэтому я, немножко, в этот формат не вписываюсь. Для меня…

И. Озеров

- Журналисты там были, с того же «Информ Полиса».

Е. Балтатарова

- Туяна Зондуева была там, как позже она потом написала, она была там по приглашению Алдара Гунтупова, - она же ещё и общественник, она проводит курсы бурятского языка, что-то, связанное с дацаном иволгинским, - может быть, в этом плане её позвали, но, она была там не как журналист. Та были журналисты пишущие из того же «Информ Полиса». Для меня, мой формат – это, скажем, интервью, меня бы устроило интервью с Вячеславом Владимировичем без согласования вопросов заранее, - один на один. Не знаю, насколько это возможно, но, такое желание есть.

И. Озеров

- Стороны той встречи проявили, как бы… по крайней мере, выразили удовлетворение состоявшейся встречей, и договорились в дальнейшем тоже, с какой-то периодичностью, встречаться. Как ты думаешь, этот формат, может быть, будет от встречи к встрече, более профессиональным, нужны такие встречи, или нет?

Е. Балтатарова

- Наверное, нужны, чем больше будет освещения медийного, обсуждение вопросов – конечно. Тут не важно качество, главное что оно, вообще, есть, если у блогеров будет время на это, и силы, и желание – пожалуйста.

И. Озеров

- Ну, и, в принципе, можно, наверное, руководство республики в лице Наговицына, в этом плане, тоже, поблагодарить и отметить. Не говорить только, что у них бесплатный пиар состоялся – некое мужество-то всё равно тоже надо было.

Е. Балтатарова

- Знаешь, я не думаю, что этот разговор мог бы состояться в прошлом году, или в позапрошлом году.

И. Озеров

- Почему?

Е. Балтатарова

- Ну, выборный год. Знаешь, Наговицыну мужества не занимать, никогда было не занимать, так скажем, потому что, я плотно работаю с этим персонажем, с администрацией лет шесть, семь, может быть - за словом в карман никогда не лез. Я не думаю, что была бы какая-то проблема. Просто, вопрос был в том - а нужно ли это сейчас, нужно ли быть таким откровенным официально, нужно ли, грубо говоря, няньчиться со всеми этими людьми три часа (смеётся). Они понимали, что это будет очень долго – даже, фотографии посмотри - там он взял с собой Алдара Дамдинова, Харитонова, и они, вообще, с такими лицами сидели!

И. Озеров

- Утомлёнными.

Е. Балтатарова

- То есть, чиновнику республиканскому, топовому, который привык все дела… понимаешь, он десять минут не может выкроить из своего времени, а тут он сидит, и три часа чего-то говорит (смеются). 

И. Озеров

- Какое большое дело провернули наши блогеры и общественники!

Е. Балтатарова

- Посмотрим, насколько это будет…

И. Озеров

- Хорошо. Мы вернёмся к нашему разговору через пару минут – оставайтесь на «Эхе».



Е. Балтатарова: Наговицыну мужества не занимать, никогда было не занимать, так скажем, потому что я плотно работаю с этим персонажем, с администрацией лет шесть, семь, может быть - за словом в карман никогда не лез



(реклама)

И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы», мы продолжаем разговор с Евгенией Балтатаровой. В очередной раз Татьяну Думнову, министра экономики, отправляют в отставку, и газета «Номер Один» намекает на другие возможные перестановки в правительстве. Как ты думаешь, с чем это связано, и состоится ли отставка в ближайшее время?

Е. Балтатарова

- Я думаю, что и без отставки у Татьяны Гавриловны критический срок… там, по-моему, выход на пенсию у неё скоро. Поэтому, я думаю, сейчас смысла нет её отправлять в отставку, потому что, серьёзных косяков со стороны министерства экономики лично я не вижу, - таких прямо, чтобы... Министерство экономики не является, так скажем, ключевым ведомством на сегодняшний день, грубо говоря. Сейчас, в момент кризиса, это, больше, министерство финансов, потому что, они планируют бюджет. А что, министерство экономики – кризис, что они могут поделать, закрываются предприятия, уезжают, но это не вина министерства, и Татьяна Гавриловна, она показала себя долгожителем, она же и при старой администрации работала, и при новой. Сколько её уже, лет десять, пытаются отправить в отставку, но, всё никак. Поэтому, я думаю, она спокойно доработает до пенсии, и всё будет нормально. Надо уточнить, когда у неё день рождения…

И. Озеров

- Если я не ошибаюсь, по-моему, она уже перешла этот возраст.

Е. Балтатарова

- Тогда всё будет безболезненно и отлично, просто человек уйдёт на пенсию и всё.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, в связи с этим - вернёмся к тому вопросу об уходе предпринимателей – здесь чья прямая обязанность была, допустим, поучаствовать в диалоге между налоговой и предпринимателями уходящими, попытаться развернуть ситуацию, не допустить этого - или это министерство промышленности и торговли, или минэкономики, или глава, ещё кто-то - кто должен был какую-то инициативу проявить, потому что, вот это провал, на самом-то деле, если судить об уровне налоговых поступлений.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, сейчас, я так думаю, будет разговор идти, когда будут делать разбор полётов, налоговая сейчас уже выпускает пресс-релизы, какие-то комментарии дают СМИ, о том, что не их это вина. О том, что провал большой по налогам, они говорят - рано ещё говорить, но, я думаю, сейчас декларацию они подадут - за девять месяцев уже, получается, подали, - будет годовая в апреле, посмотрим. Там будет провал всего лишь по одному кварталу, наверное. А уже итоги 2016 года мы узнаем только в 2017 году. Понимаешь, разрывы очень большие - у меня есть ООО, мы сдаём раз в год декларацию. Не знаю, кто должен быть ответственным. Судя по тому, что администрация главы пока ничего не комментирует в этом плане, ни одно министерство пока на себя не берёт эту функцию, я так думаю, они будут исходить из той точки зрения, что кандидатуры в руководстве местной налоговой не согласовываются с местными чиновниками, хотя, раньше такая практика была, и местные власти не могут влиять на политику налоговой, то есь, вмешательство в политику налоговой – это прямое нарушение закона, в этом плане они правы. С точки зрения субъективной – выступить посредником, - тоже, достаточно тяжело за уши притягивать - что вы должны были. Я думаю, что работа местных властей, местных чиновников должна была бы заключаться в большей прибыльности этих предприятий, а не в том, какие налоги они платят, создании условий, и так далее. Хотя, сейчас они пытаются, помнишь скандал с оценкой земли, кадастровой стоимости земель?

И. Озеров

- Да.

Е. Балтатарова

- У нас сейчас предприниматели крупные, в том числе, перечисленные, они тоже об этом говорили - о том, что сейчас под их магазинами земля очень сильно подорожала, им это невыгодно, и так далее. И Наговицын очень быстро отреагировал, сказал – давайте, министерству имущественных отношений он дал задание - давайте попробуем пересмотреть, уменьшить. У меня такое, двоякое, мнение - с одной стороны, я считаю, что крупным предприятиям такие поблажки делать достаточно опасно, потому что, налог на землю, он полностью перечисляется в наш бюджет, мы можем его регулировать. Кто-то получит прибыль, а казна недополучит - это тоже, так нельзя. С другой стороны, если предприниматели не будут получать прибыль, они будут уходить, и мы, вообще, ничего не получим (смеётся).

И. Озеров

- Вечный поиск хрупкого компромисса.

Е. Балтатарова

- Да, тут нужен компромисс. Наверное, наши власти что-то в этом плане делают, но, пока не на виду. Они боятся взять на себя ответственность. Стоит кому-то сейчас прокомментировать от своего лица, даже, с сожалением, и тогда сразу на него все собаки будут спущены - да как вы могли, как вы допустили.

И. Озеров

- Со стороны федеральной, да.

Е. Балтатарова

- И федеральных. Там начнут писать наши предприниматели письма Путину, грубо говоря, - нам тут жизни не дают, а с кого спросят-то, в первую очередь?

И. Озеров

- Ты сказала, что должны власти наши помогать предпринимателям, с этой точки зрения – не за налоги печься. От предпринимателей-то чаще слышат - не мешайте нам, дайте работать!

Е. Балтатарова

- Не мешайте - это больше к надзорным органам, а они все федеральные – ФСС, налоговая, пенсионный, и так далее – это же всё федеральные структуры. А чем могут местные помешать-то? Местные, по-моему, только деньги им раздают - не знаю, всякие субсидии, госгарантии, и так далее. Ну, мер поддержки, их, вообще, очень много, другой вопрос, что меры эти стимулируют тот, бизнес, который достаточно устойчивый…

И. Озеров

- Который уже прорвался и состоялся.

Е. Балтатарова

- Да, он уже состоялся, и он работает на свою дальнейшую прибыль, на обогащение, так скажем, своих учредителей, и так далее. Очень редко бывает где-то социальная значимость…

И. Озеров

- Ну, почему, часто же они, всё равно, мне кажется, они все меценаты, крупные - прямо все.

Е. Балтатарова

- Я не о меценатстве сейчас говорю.

И. Озеров

- А о чём?

Е. Балтатарова

- Меценатство – это такой сегмент, в котором не крутятся огромные, заоблачные деньги, потому что, у нас традиции меценатства очень не развиты, я занимаюсь этим делом, сбором денег, поэтому я это прекрасно знаю. А тут социальное значение, какая-то значимость для экономики, социальной политики, вообще, республики. То есть, какие-то вещи, которые, не знаю, - трудоустройство инвалидов, поддержка беременных женщин и матерей. Очень много таких, знаешь, базовых несправедливости, которые все знают, но, об этом почему-то не говорят. Почему беременных женщин увольняют, почему ФСС не выплачивает пособия – там сейчас стараются – чем меньше ты дашь, тем лучше, у них, прямо, разнарядки приходят, и они придираются ко всему. Я, будучи бизнесменом, будучи предпринимателем, я с этим столкнулась, и очень много нарушаются права людей, и, естественно, предприниматели с этим не хотят связываться. Либо какая-то, инновационная составляющая должна быть в бизнесе, либо начинающий бизнес, который привлекает молодых специалистов. Люди, которые открывают бизнес, молодёжь – они же сами очень крутые специалисты, и их нужно поддерживать, а им особой поддержки в этом плане не даётся, потому что, никто взносы ПФР не отменял, никто взносы ФСС не отменял, НДФЛ 13 процентов, и так далее. А это иногда бывает, просто, губительно для малого бизнеса. Остальная поддержка очень незначительна.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, как ты относишься к такой схеме, когда люди бы сами платили налоги за себя? Сейчас это у нас делает работодатель…

Е. Балтатарова

- Как в США?

И. Озеров

Да, как в США. Не лучше ли это было, и не разгрузило, допустим, тех же предпринимателей от беготни за своих работников?

Е. Балтатарова

- Понимаешь, тогда бы люди узнали, сколько, на самом деле, они платят налогов (смеётся). У нас же как, на самом деле, принято считать – у нас самые низкие налоги в мире, что мы платим 13 процентов, и имеем, не знаю, социальное государство. Если посчитать, то мы платим больше 40-ка, около 50-ти процентов налогов, вместе с НДС если считать на товары. Нужно было начинать воспитывать, ещё, наверное, в советское время людей платить налоги самим…

И. Озеров

- Ты имеешь в виду – сейчас уже поздно нам окончательно? Никогда не поздно.

Е. Балтатарова

- Нет, в смысле, если бы мы сейчас перешли, то нужно было бы, хотя бы какое-то время, для воспитания, так скажем. В той же Америке это давно, эта история с личными бухгалтерами, аудиторами…

И. Озеров

- Налоговыми агентами.

Е. Балтатарова

- Да, налоговые агенты, и так далее. Когда люди знают, сколько они платят налогов, куда они идут, и готовы за это спрашивать – понимаешь, у нас бы государство сейчас другое было бы. У нас же люди ничего не знают, ничего не спрашивают - есть хлеб сегодня, и слава богу! Поэтому, ты сейчас о революционных вещах, вообще, говоришь. Если об этом начать говорить на уровне правительства, то это правительство недолго и проживёт.

И. Озеров

- То есть, для любого правительства это, какое-то, самоубийственное решение будет?

Е. Балтатарова

- Это очень откровенный шаг, шаг в сторону откровенности со своими гражданами. Всё по чесноку - давайте уберём! Но, понимаешь, с них же начнут и спрашивать - давайте нам и качество, как в Европе дороги, давайте нам медицину, как в Европе, Америке, и так далее. Еще недисциплинированность – у нас обычные-то налоги - на транспорт, на имущество, на недвижимость физических лица очень плохо платят, сами которые, не говоря уже про ежемесячные налоги – эти все отчисления – пенсию, и так далее. Тем более, у нас сейчас что-то с пенсионными фондами, эти НПФ (негосударственные пенсионные фонды – ред.) закрываются. С пенсионным фондом России тоже не всё так просто - с 2016 года будут заморожена накопительная часть пенсий…

И. Озеров

- В очередной раз, третий год подряд.

Е. Балтатарова

- В очередной раз, да, эти деньги будут изъяты в бюджет.



Е. Балтатарова: Когда люди знают, сколько они платят налогов, куда они идут, и готовы за это спрашивать – понимаешь, у нас бы государство сейчас другое было бы



И. Озеров

- То есть, сейчас эту систему очень сложно будет… Вообще, по большому счёту, это лучше, справедливее, эффективнее для страны, или нет? Или, всё-таки, лучше, Как сейчас?

Е. Балтатарова

- Слушай, я знаю только опыт Америки. Я не знаю как в Европе.

И. Озеров

- Не самый плохой опыт, если посмотреть в экономическом разрезе.

Е. Балтатарова

- Да, он не самый плохой, но, я думаю, что есть альтернативы, может, промежуточные, какие-то вещи, потому что мы любим в России – у нас не было, не было, - а тут, раз, и всё, - и как в лучших домах Европы! И что нам делать - в лаптях стоим на пороге (смеётся) – и что делать? Поэтому нужна какая-то программа, хотя бы, вектор на это, чтобы, немножко, откровенными быть, финансовую грамотность повышать. Конечно, у нас говорят, что у нас повышается финансовая грамотность населения. Где она повышается? Или посмотри – госуслуги, которые по интернету у нас, якобы, должны быть. Господи, вы попробуйте зарегистрироваться на сайте госуслуг.

И. Озеров

- Да, легче разведчиком профессиональным стать.

Е. Балтатарова

- Или вы попробуйте отчётность какую-то получить, или в Росреестре какие-то данные взять, - это же, вообще! Как устроен сайт Росреестра - это ужас! Не знаю, самая дешёвая платёжная система, разработанная на коленке в Рязани мальчиками, она будет гораздо проще, удобнее – usability (удобство использования (англ.) – ред.) будет классный, а у нас, не знаю, кто придумал, кто выигрывает эти тендеры огромные – миллионные, миллиардные, а потом делает, извини меня, унылое, там, да. Это, понимаешь, в базисе всего стоит коррупция в развитии. У нас не принято - без этого никуда не поедешь.

И. Озеров

- Системообразующее понятие государства.

Е. Балтатарова

- Её убери – всё, государство развалится, всё, не будет его. Поэтому, вообще, задача стоит очень сложная перед нашими властями, но, самое страшное, что её никто не хочет решать.



Е. Балтатарова: Как устроен сайт Росреестра - это ужас! Не знаю, самая дешёвая платёжная система, разработанная на коленке в Рязани мальчиками, она будет гораздо проще, удобнее



И. Озеров

- Даже не озвучивают, и не задумываются.

Е. Балтатарова

- Да, пытаются какими-то… У нас тут серьёзный, если метафорично говорить, перелом, а нас пытаются травками, припарочками лечить, даже не говорят, что у нас перелом. Тут разговор долгий…

И. Озеров

- Передач на пять, наверное.

Е. Балтатарова

- Да (смеётся).

И. Озеров

- Вернёмся к конкретным вопросам. В Улан-Удэ на месте снесённых самоволок в посёлке Таёжном в 2014 году, - драматические события происходили, по понятным причинам, - на месте снесённых самоволок появляются новые, опять огораживают забором, и так далее. И это на фоне того, что депутаты Народного Хурала недавно в двух учениях, несмотря на протесты прокуратуры, приняли закон о продлении срока узаконения самоволок с 2001 на 2010 год. Как ты к этому относишься, надо продолжать людям, как бы, вроде, помогать, раз уж построились, или встать жёстко – допустим, сейчас 2010 год будет последним?

Е. Балтатарова

Я думаю, что такие крупные проблемы, нестыковки во всех сферах нашей жизнедеятельности, они все идут от того, что нет точки опоры - откуда отталкиваться. У нас как пошла неразбериха с 90-х годов с этими законами, и нет какой-то программы, так скажем, чёткой, по развитию республики. Тут надо идти в какие-то основы - почему люди начали переезжать, посмотри, миграция какая. Мы про это пишем, не знаю, каждый месяц, наверное, но, в итоге, никаких существенных подвижек в нашем правительстве в эту сторону нет. Но, надо же смотреть - люди едут в единственный город в республике, у нас нет больше городов, грубо говоря.

И. Озеров

- По названию-то есть.

Е. Балтатарова

- По сути. Почему Улан-Удэ стал таким огромным, он, даже на фоне российских городов, считается крупным достаточно.

И. Озеров

- в 50 самых крупных городов из тысячи входит.

Е. Балтатарова

- Да, это ещё по официальной статистике – если по неофициальной смотреть, то, наверное, мы где-то…

И. Озеров

- Москву подпираем, что ли? (смеются)

Е. Балтатарова

- Ближе к Иркутску, наверное, подходим, всё равно. Почему это происходит - потому что нет альтернативы. В селе нет работы, и люди, экономически активное население, они все пытаются что-то, как-то, - в этой жизни получить какой-то шанс. Тем более, все эти родовые сертификаты… Сейчас второй ребёнок для сельчан стал билетом в жизнь…

И. Озеров

- Бизнес-проект.

Е. Балтатарова

- Почему многие заводят второго ребёнка – дали социальные льготы, субсидии, и так далее, и люди попёрли. Их тоже можно понять, но, надо было как-то заранее это продумать. Пусть даже озаботились этим, когда пришёл Наговицын в 2006 году, то уже сейчас можно было бы видеть подвижки, но их нет. Мы не стали развивать центры, которые были с советского времени для нас подготовлены – Северобайкальск, Закаменск, Гусиноозёрск…

И. Озеров

- Селенгинск.

Е. Балтатарова

- Селенгинск, Кабанск мог бы вырасти, но мы не начали взращивать, Таксимо, откуда я родом это посёлок городского типа, который, в принципе, мог бы вырасти до города - хотя бы, до уровня Северобайкальска - я видела эту миграцию. Южные районы – да, конечно, ты можешь сказать – там степь, там уже больше ничего не построишь. Миграция из южных районов в северные – в «Бурятзолоте» там есть работа, железная дорога - есть работа, я это чётко вижу – джидинцев там очень много, я сама из Джиды. Мы видим, что люди готовы ехать и не в Улан-Удэ. То есть, если в Улан-Удэ нет работы – тоже, очень многие переселенцы ничего не делают, перебиваются какими-то заработками, возят дрова, возят сено, маршрутчиками работают, и так далее. А специалисты, в принципе, готовы ехать, и, если бы мы закладывали бы какие-то, небольшие средства на развитие этих центров, сложившихся уже исторически, то, может быть, у людей была бы альтернатива, и город не был бы так загружен. И, естественно, фактор коррупции, как всегда. Если мы тогда это не решили, то нужно было бы сейчас задуматься, и начинать это решать - предлагать этим переселенцам, которые сейчас сюда приезжают самовольщиками, дать какие-то льготы, гарантии - если они уедут в другой город там, простить им штрафы с этой землёй. Опять, это очень сложно - обратная миграция, но, конечно, вновь прибывающим, потенциальным самовольщикам можно предложить что-то другое. В том же, Гусиноозёрске, я думаю, не проблема -найти участок земли, и построиться, в Закаменске. Нет базисных каких-то, от чего можно оттолкнуться.

И. Озеров

- Каких-то принципов, разработанных правил.

Е. Балтатарова

- Мы, как слепые котята, мечемся между популизмом, законом, прокуратурой и людьми. Понимаешь, это всё решается каждую минуту - сейчас мы так думаем, завтра не будем так думать, и всё это завязывается оттого, что люди смотрят все в разных направлениях. Все видят на год вперёд, максимум на два года вперёд, никто не видит на 10, 15, 20 лет вперёд - это страшно. Сейчас мы начали разрабатывать стратегии 2030, но, судя по тому, что там сейчас происходит - никакой конкретики, абсолютный популизм…

И. Озеров

- То есть, всё то же самое, несмотря на то, что было заявлено, что это теперь-то будет по-другому, с участием народа…

Е. Балтатарова

- Понимаешь, народ привлекать на такие вещи - тоже не всегда есть хорошо, потому что, народ тоже редко когда видит вперёд, причём, благо для всех, не только лично для себя. Поэтому, на это у нас существуют правительство, власти, которые заботятся о нас о всех, и должны смотреть не с точки зрения выгоды одного человека, чтобы это было системно. Ну, пока системы я не вижу. Нет системы - сегодня мы судимся с прокуратурой, Росреестром, завтра ещё что-то делаем. Люди довольны, вроде бы. Понимаешь, принцип - не злить людей перед выборами – это же не стратегия и не тактика внутренние.



Е. Балтатарова: Все видят на год вперёд, максимум на два года вперёд, никто не видит на 10, 15, 20 лет вперёд - это страшно. Сейчас мы начали разрабатывать стратегии 2030, но, судя по тому, что там сейчас происходит - никакой конкретики, абсолютный популизм



И. Озеров

- Это рефлексия. От наших, внутренних, в финале программы, проблем, перейдём к проблемам внешним, там у нас тоже не всё хорошо. После того, как был сбит наш российский бомбардировщик ВВС Турции, начались очень активные события – фактически, объявлена Турции торговая война, ограничен административно поток туристов туда - направление одно из популярнейших, тем более, после закрытого Египта. Правительство в двухдневный срок разрабатывает какие-то санкции против Турции. Плюс ещё, в военном плане поставлен туда зенитно-ракетный комплекс в Сирию, который может сбивать самолёты на довольно большом расстоянии, о чём уже некоторые военные эксперты сказали – для чего он там, ведь у ИГИЛ, запрещённой в России организации…

Е. Балтатарова

- А это обязательно надо говорить?

И. Озеров

- Обязательно – это каждый раз наш привет Роскомнадзору (смеются).

И. Озеров

- Ведь, у ИГИЛ нет… запрещённой в России организации, нет…

Е. Балтатарова

- Ещё раз скажи ИГИЛ (смеётся).

И. Озеров

- …авиации. Это ты сейчас сказала.

Е. Балтатарова

- А мне надо сказать?

И. Озеров

- Конечно.

Е. Балтатарова

- А что мне будет, если я не скажу (смеётся). Запрещённая в России организация.

И. Озеров

- Молодец, так вот, у них нет самолётов, и против кого эта зенитно-ракетная… По- другому, по моим ощущениям, и не только по моим, запахло какой-то войной. Как ты к этому относишься, для тебя есть такое чувство, и как из этой ситуации нам сейчас выходить?

Е. Балтатарова

- Я, конечно, не великий военный эксперт, но, мне уже достаточно лет, чтобы наблюдать, хотя бы, в медийном плане, несколько крупных конфликтов в России, с участием Российской Федерации. Я смотрю на ситуацию со сбитым самолётом нашим, и, потом уже, вопросы возникают - почему не было истребителей, которые должны сопровождать и охранять этот бомбардировщик, почему это всё произошло, почему пошла спасательная операции, и, вдруг, вот так, с вертолётом случилось? Какой-то сумбур, и, какой-то, не то, что непрофессионализм, но, какое-то дилетантство началось. Я подумала, что, может быть, это из-за того, что мы очень давно не воевали? Может, мы, вообще, разучилась воевать? Я читала, что те лётчики, которые в Су-24 летали, они из Челябинска, из Липецка, в Джиде была база…

И. Озеров

- Возможно, да, именно они и здесь были, хотя, это точно не утверждается.

Е. Балтатарова

- И, причём, было написано, что для них это был первый боевой вылет, то есть, до Сирии они не принимали участие ни в каких военных действиях. Я посчитала, что последние крупные боевые действия с участием российской армии были в Чечне. Как мы помним, в начале двухтысячных годов у нас, якобы, там всё закончилось, тот же Путин, это была его, такая…

И. Озеров

- Предвыборная стратегия.

Е. Балтатарова

- Предвыборная кампания, стратегия – что он принес туда мир. С тех пор ничего не было…

И. Озеров

- И вот думай - хорошо ли это, или плохо, что мы нигде не воевали?

Е. Балтатарова

- Видишь, поддержание боевого опыта, я так считаю…

И. Озеров

- В последние годы, в связи с Крымом, у нас, на Дивизке всё прошлое лето такая канонада шла!

Е. Балтатарова

- Я не знаю, с чем это связано, но, смотри те же американцы… Я не хочу сказать, что надо было нам тоже этим заниматься, но, просто, объективно, - у них за это время, пока у нас была относительная тишина и спокойствие, они успели провести две крупные компании на Ближнем Востоке - в Афганистане, в Ираке, и, в принципе, по полной, и у них, достаточно, всё в такой готовности. Может быть, с этим связано, а может быть, и нет, может быть, какие-то, другие сыграли…

И. Озеров

- Может быть, сильный противник противостоит?

Е. Балтатарова

- Ну, а что тут сильного? Они выстрелили - не знаю, но, мне кажется, что ситуация была очень стандартная, боевая…

И. Озеров

- Это элементарный тогда регламент, а не отсутствие боевого опыта, а просто – летит бомбардировщик – должны сопровождать.

Е. Балтатарова

- Причём, летит над территорией, которая захвачена определёнными людьми, при этом ещё граница с Турцией, а до этого там наш беспилотник сбивали. То есть, какой-то, реально, сумбур. Я так думаю, что разучились наши воевать, в этом плане. А в плане последствий – политические, медийные, какие-то, последствия - там тоже всё не очень однозначно. Мы тоже давно – Крым, наверное, не считается, Украина - за полноценный, политический, военный конфликт. Хотя, там тоже всё было жёстко…

И. Озеров

- И несколько тысяч людей погибло.

Е. Балтатарова

- Да, но, я думаю, всё-таки, это не международный уровень - Украина – это почти… братья-славяне. А тут другая культура, другие, какие-то, идеологии…

И. Озеров

- Да, просто, НАТО.

Е. Балтатарова

- Мусульманская страна, НАТО, в той же Турции, они постоянно в боевой готовности, находясь рядом с Сирией - территория геополитически очень нестабильная. Поэтому, наверное, мы столкнулись с серьёзным противником, не ожидая того.

И. Озеров

- Нам быстро-быстро надо делать какие-то военные выводы?

Е. Балтатарова

- Да, какие-то должны быть выводы. Я не думаю, что надо делать какие-то алармические заявления, что наступает третья мировая, что Турция будет… Сирия будет являться зоной международного конфликта. Не знаю, мне кажется, американцы осудили, по-моему, турков.

И. Озеров

- Там сейчас примирительные интонации, с одной стороны, появляются, но, с другой стороны, Эрдоган и Путин обменялись заявлениями – Путин говорит – надо извиниться, Эрдоган – нам не за что – сами извиняйтесь. Там много взаимоисключающей информации идёт. Как ты считаешь, вообще, России стоило входить в Сирию таким образом, на твой взгляд?

Е. Балтатарова

- Я не помню всех событий, что, зачем шло. Не входить в Сирию после того, как теракт произошёл?

И. Озеров

- Нет, я имею в виду – вообще, появляться там с воздушной операцией по просьбе Асада? 

Е. Балтатарова

- Знаешь, я боюсь, что сейчас меня комментаторы опять начнут обвинять, что я, не будучи специалистом, начинаю на такие взрослые темы говорить. Давай это оставим им (смеётся).

И. Озеров

- Хорошо, ничего страшного в том, что сказать, что ты в чём-то не специалист, мы все не "Википедия", скажем так.

Е. Балтатарова

- Я же женщина.

И. Озеров

- Я думаю, что ты экспертно, хорошо на все предыдущие вопросы ответила. Это была программа «Особое мнение», в студии была Евгения Балтатарова, спасибо огромное, Женя.

Е. Балтатарова

- Спасибо тебе!

И. Озеров

- Все доброго, до свидания!



Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^